Французская карусель




Скачать 476.12 Kb.
НазваниеФранцузская карусель
страница4/5
Дата публикации25.06.2014
Размер476.12 Kb.
ТипДокументы
www.lit-yaz.ru > Спорт > Документы
1   2   3   4   5

ТАМАРА. (Смущаясь.) Да, ладно!

^ НАТАХА. А ты расскажи, с чего ты эту моду французскую взяла и прям этим бредишь!

МАРИЯ ВАСИЛЬЕВНА. (Подаёт рюмки с коньяком.) А коньяк и, правда, ничего! (Берёт бутылку, передаёт Тамаре.)

^ ТАМАРА. (Шевелит губами, читает.) Настоящий, французский!

БАБА ВЕРА. Дорогой, наверное?

СОНЬКА. Да ладно вам! Мне клиенты подарили!

ЗИНА с ШУРОЙ. Ой, и нам охота! А то мы водочки намахнули… Но если это французский коньяк, то мы хоть дома похвастаемся, что его пробовали!

^ ИРИНА ПЕТРОВНА. Николай, наливай! Остаёшься за старшего! Мы с Соней того… На режиме? (Та согласно кивает.) На режиме!

Николай разливает, все пробуют коньяк на вкус, мало чего в нём понимая.

^ ШУРА. (С любопытством обращаясь к Тамаре.) А откуда у вас мода французская?

ТАМАРА. (Раздумывая, откровенничать или нет.) Ну-у-у, не знаю точно… Может быть, от отца, он фронтовик, участник военных действий в составе эскадрильи «Нормандия-Неман».

^ МАРИЯ ВАСИЛЬЕВНА. (Удивлённо.) Лётчик?

ТАМАРА. Нет, авиатехник… Но он был во Франции, в предместьях Парижа… (Восторженно.) И даже в самой столице! Он так описывал Париж! Бульвары! Дома! Башню! (Показывает на свою футболку.) Эйфелеву!

ЗИНА с ШУРОЙ. (Переглядываясь.) Ак, она уже была?

^ ТАМАРА. Была! Она с девятнадцатого века стоит! Чудо Парижской промышленной выставки! Шедевр инженерной мысли! (Пауза.) А мой отец привёз мамочке из Франции комбинацию и духи! Мама была молоденькая, тоненькая, когда она надевала комбинацию, отец любовался ею, брал на руки и танцевал… Она надевала её как праздничное платье, лёгкое и прозрачное, на тоненьких бретельках, и никогда не носила, как мы. Только для него надевала… Это было в конце сороковых и в пятидесятых годах… Духами она и вовсе пользовалась два раза в год: на Новый год и на Первомай… Берегла! (Смущаясь.) Флакончик я дома храню, мне кажется, что он всё еще пахнет… Именно из-за рассказов папы мы и полюбили всё французское, но скрывали, чтоб люди не сочли это блажью. Мамочка много читала, у нас полно книг Золя, Готье, Дюма, Франса, Гюго, Стендаля, Флобера… Она даже по самоучителю учила слова, но разобраться сложно было… И я около неё стала внимание обращать на историю, литературу, кино, музыку Франции… (Оправдываясь.) Мне даже Наполеон нравится!

МАРИЯ ВАСИЛЬЕВНА. (Поддерживая.) А что? Вполне! Незаурядная личность!

^ НИКОЛАЙ. Многие русские писатели им восхищались! Наполеон…

ШУРА. (Встревая.) А еще пироженки такие есь! Скусные!

ЗИНА. (Уточняя.) У нас в посёлке, в кулинарии…

^ ТАМАРА. (Не отвлекаясь.) А как-то в журнале «Наука и жизнь» я стихотворение Виктора Гюго нашла, «За баррикадами на улице пустой», два раза прочитала и выучила, так оно меня за душу взяло. Посейчас его помню!
^ ЗИНА. Хорошее, знать-то, стихотворение!

ШУРА. Помнишь, ак прочитай имениннице! А то все говорят: «Пенсионерки! Пенсионерки!» Вот и покажи имя класс!

^ ТАМАРА. (Воодушевлённо рассказывает стихотворение, трогательно вытянув руки по швам, как школьница.)

За баррикадами, на улице пустой,

Омытой кровью жертв, и грешной и святой,

Был схвачен мальчуган одиннадцатилетний!

«Ты тоже коммунар?» – «Да, сударь, не последний!»

«Что ж! – капитан решил. – Конец для всех – расстрел.

Жди, очередь дойдёт!» И мальчуган смотрел

На вспышки выстрелов, на смерть отцов и братьев.

Внезапно он сказал, отваги не утратив:

«Позвольте матери часы мне отнести!»

«Сбежишь?» – «Нет, возвращусь!» – «Ага, как ни верти,

Ты струсил, сорванец! Где дом твой?» – «У фонтана».

И возвратиться он поклялся капитану.

«Ну, живо, чёрт с тобой! Уловка не тонка!»

Расхохотался взвод над бегством паренька.

С хрипеньем гибнущих смешался смех победный.

Но смех умолк, когда внезапно мальчик бледный

Предстал им, гордости суровой не тая,

Сам подошёл к стене и крикнул: «Вот и я!»

И устыдилась смерть, и был отпущен пленный.

Дитя! Пусть ураган, бушуя во вселенной,

Смешал добро со злом, с героем подлеца, –

Что двинуло тебя сражаться до конца?

Невинная душа была душой прекрасной.

Два шага сделал ты над бездною ужасной:

Шаг к матери – один и на расстрел – второй.

Был взрослый посрамлён, а мальчик был герой.

К ответственности звать тебя никто не вправе.

Но утренним лучам, ребяческой забаве,

Всей жизни будущей, свободе и весне –

Ты предпочёл прийти к друзьям и встать к стене.

И слава вечная тебя поцеловала.

В античной Греции поклонники, бывало,

На меди резали героев имена

И прославляли их земные племена.

Парижский сорванец, и ты из той породы!

И там, где синие под солнцем плещут воды,

Ты мог бы отдохнуть средь каменных вершин.

И дева юная, свой отпустив кувшин

И мощных буйволов забыв у водопоя,

Смущённо издали следила б за тобою.

^ Все внимательно слушают, потом дружно хлопают.

НАТАХА. (Восхищённо.) Ну, даёшь, фиалка Монмартра! Я, главное, не знала, что у Гюго стихи есть. «Собор Парижской Богоматери» я лично читала, «Отверженные» там!

^ СОНЬКА. (Со стороны.) А я про Гавроша и про Козетту помню. (Смущаясь.) Мы в спортинтернате рассказы читали. Дисциплина! У нас тренер дневники проверял! (Оглядывается на Ирину Петровну.) У меня прям перед глазами стоит кукла Козетты! (Зажмуривается.) Кра-а-а-сивая!

^ МАРИЯ ВАСИЛЬЕВНА. Вот она! Сила художественного слова!

НАТАХА. А там еще в «Соборе Парижской богоматери» Квазимодо был! Помните? А мюзикл-то слышали? «Эсмеральда-а-а»… (Напевает мелодию.)

ТАМАРА. А имена, фамилии у французов какие! Жан, Поль, Дефорж, Лабордет, Эммануэль, Миньон, Мирей Матье, Патрисия Касс, Ив Сен Лоран…

^ ШУРА. (Встревая.) Д`Артаньян! Мне шибко глянется!

ЗИНА. (Подхватывает.) Бассенький!

БАБА ВЕРА. Мадам Бонасье…

НАТАХА. (Усмехается.) Ха! Да проститутки там все! Я читала! (Вспоминает, морщит лоб.) А-а-а… Золя «Нана»! От молодца! Все мужики её были! Весь блестящий Париж!

^ МАРИЯ ВАСИЛЬЕВНА. (Мечтательно.) Париж! Париж! Монмартр! Тракодеро!

ЗИНА. Чего-чего «деро»?

МАРИЯ ВАСИЛЬЕВНА. Да, площадь такая в Париже! Тракодеро! С неё Эйфелева башня как на ладони видна! (^ Вздохнув, обращаясь к Тамаре.) Как я вас понимаю! Я тоже влюбилась в Париж! В башню! (Прижав руки к груди.) Она та-а-а-а-кая красавица! Особенно ночью! Когда в огнях! Когда сверкает! Такая нежная! Как невеста!

^ ШУРА. (Любопытствуя.) В какой это передаче показывали? В «Путешественниках»?

МАРИЯ ВАСИЛЬЕВНА. (Вздохнув.) Да сама! Своими глазами видела!

ЗИНА. (Удивляясь.) За границу, что ли выпустили?

^ МАРИЯ ВАСИЛЬЕВНА. А чего меня не выпускать? Я не носитель секретов!

ТАМАРА. (Тихо.) А я…

МАРИЯ ВАСИЛЬЕВНА. А какая там Триумфальная арка! К ней идёт бульвар в огнях!

^ ТАМАРА. (Эхом.) Бульвар в огнях!

МАРИЯ ВАСИЛЬЕВНА. (Возбуждённо.) А давайте за Париж! Николай, за дело! (Кивает на бутылку коньяка.) Коньяк за Париж! Прекрасно!

^ Николай разливает коньяк, все понемногу пьянеют, голоса становятся громче, речи откровеннее. Сонька подливает Николаю, который явно любуется ею, а ей это льстит.

^ НИКОЛАЙ. (Ухарски.) Желаю вам, Соня, когда-нибудь побывать в Париже! (Целует ей руку, долго и преданно смотрит в глаза.)

СОНЬКА. И я бы не прочь! (Игриво.) В хорошей компании!

^ НАТАХА. «Увидеть Париж – и умереть»! Кино такое было! Мечта советских граждан!

ТАМАРА. (Тихо.) Это город моей мечты…

МАРИЯ ВАСИЛЬЕВНА. Не-е-ет! Увидеть Париж и не умереть, а жить! Жить, как там! И обязательно там побывать! Всем! (Горячо.) Всем!

^ ЗИНА с ШУРОЙ. (Между собой.) Ак, там одни проститутки! Мы в кино видали… Все голышом… Все друг с дружкой спят! Стыдобушка! Ноги задирают и хохочут! Весело имя!

^ МАРИЯ ВАСИЛЬЕВНА. (Отмахиваясь.) Да ну вас! Глупости! Вы знаете, нас всех дурачили! Болванили! Всё твердили, что Европа загнивает! Что там страшное мракобесие в средневековье было! А там ремёсла! А там культура! А там искусство! (Качает головой.) Кружева в Брюсселе! Дороги и замки в Германии! Сохранили Пантеон в Риме, лестницы, фонтаны! Фрески в соборе святого Петра! Башня в Пизе! Гондолы в Венеции! Кофейни и кондитерские на улочках Вены! Фонтаны и скверы в Барселоне! Набережные в Стокгольме и Хельсинки! А сейчас? Парки развлечений: «Порт Авентура» и «Диснейленд»! Для детей и взрослых! Мама моя! Города! Страны! Мир открыт! Распахнут! А нас так долго не пускали! Дурили! Ну, вот почему, спрашивается, не пускали?

^ ТАМАРА. (Горько.) Не пускали!

БАБА ВЕРА. (Разводит руки.) Так на что ехать? Дорого! Да и огород летом! От земельки-то не уедешь!

ЗИНА с ШУРОЙ. На пензии-то не разъездишься! Прижмёшь задницу и сидишь! Нам уж по семьдесят, а нигде не бывали…

^ МАРИЯ ВАСИЛЬЕВНА. (Горячась.) В том-то и дело… Не живём, а всю жизнь жить готовимся! Раньше копили все, на чёрный день готовили, а белого света не видели! Запасы у всех тюля, трусов, отрезов разных… У меня, у вас… У каждой… (Вздыхает.) Барахла всякого…

^ ШУРА. (Невпопад, гордо.) Ага, девки, всё запасалися! У меня чёрные нитки в катушках есть! Цельная коробка с-под обуви. Бочонки такие! Мно-о-о-го! Я вам, девки, раздам, пожалуй! Мне не жалко!

^ ЗИНА. А у меня спичек полно! Помните, пугали всё дефицитом, вот я и запасалася! Соль и спички!

НИКОЛАЙ. Стратегический запас!

ЗИНА. Соль-то ем помаленьку, а плитка электрическая сейчас… Куда с имя, со спичками-от? Ума не приложу! У меня их цельный чумадан!

НАТАХА. (Насмешливо.) Ну, бляха-муха, курить начинай!

^ МАРИЯ ВАСИЛЬЕВНА. А сломалась я вот на чём… Умерла знакомая, а после неё остались такие красивые японские тарелки! Из них почти никогда не ели, они в серванте стояли! В серванте… За стеклом… Годы и годы… И вот… Человека нет, а тарелки есть! Пережили тарелки человека! Тарелки несчастные… Как что-то меня переклинило тогда! Да плевать я хотела жить потом… Сейчас буду! Ничего не буду копить! И покупать на вырост детям давно перестала! Заработала – и в дорогу! Мир смотреть! И сыновьям ещё показать! Пока свобода! Пока! А то вдруг окно в Европу прихлопнут? Будем только в форточку голову высовывать! С одним сыном в Германии, Турции, Польше бывала! С другим в Италии была, в Австрии, слетала в Испанию, на море, проехалась по Франции, с остановкой в Париже, далее Брюссель… (Восторженно.) Я влюбилась в его площади! И даже писающий мальчик там такой трогательный! Как мои ребятишки, когда маленькие были! А Гамбург? Мне показалось, что это город-труженик: порты, фуры… Ведь весь товар произвести надо, а потом отправить куда-то… Вот они работают! Вжик-вжик! Вжик-вжик! (Показывает.) Туда-сюда! По всей Европе! И всем всего хватает! Мебели! Еды! Одежды!

^ ЗИНА. (Гордо.) Ак, и у нас одежды полно! (Показывает на своё платье.) Вот платье кримпленовое! Сносу ведь нет! Прелесть! (Поднимает подол, показывает всем.) Цвета все сохранились! (Оглядывает себя.) Раньше в облипочку было! Сейчас только болтаться стало! (Довольная собой, удовлетворённо.) Стирай не стирай, а всё, как новое!

^ МАРИЯ ВАСИЛЬЕВНА. (Сочувственно.) Вот и носим по тридцать лет одно платье и радуемся… Э-э-эх! Ничего-то мы не видели, ничего-то не носили, не нюхали! Там… (Кивает в сторону.) Одних парфюмерных фабрик – не счесть! Всюду – красота! Удобства! Они живут сегодня, сейчас! Ни у одной парижанки, я уверена, не стоят дома мешки с мукой и сахарным песком! Да ведь? (Смотрит на бабу Веру, та опустила глаза.) Нет у них и коробок с нитками на запас! (Смотрит на Шуру с Зиной.) Разве возводят они сами теплицы и парники, как мы? (Переводит взгляд на Ирину Петровну, та разводит руками.) Разве варят они по сто банок компота? (Смотрит на Натаху, которая разглядывает свои ладоши.) Разве моют майонезные баночки для рассады? Разве ловят в садах воров? Копают канавы, чтоб отвести воду от садового участка? Разве… (Машет рукой.) Хряпаемся, хряпаемся беспощадно! Есть женщины в русских селениях! Воспели поэты да писатели на нашу голову! А сами – в стороне! (Смотрит на Николая.) Хорошо ведь, сложить всё на женщину и любоваться, как она всё тащит! Ага, ведь? (Николай пожимает плечами.) Вот все здесь… (Показывает на всех женщин рукой.) В этом саду… В основном, женщины бьются! У всех – трудовые подвиги! У той – кабачки метровые! (Загибает пальцы.) У другой – заготовки, как на консервном заводике, только качество выше, а объёмы – те же! У третьей – цветочный ковёр! Да такой, что сами голландцы бы ахнули! Эти… (Кивает на Ирину Петровну и Соньку.) Сами супостатов задерживают! Господи! Да мужики-то где? Перевелись? Где мужское плечо? Может, работают где? Надёжный тыл нашим женщинам? Как бы не так! То из семей сбежали, то спились, то себя никак не найдут…

^ ТАМАРА. (Тихо.) Может, жизнь изучают, в творческом поиске…

МАРИЯ. (Ожесточаясь.) А женщине не хочется быть в творческом поиске?

НАТАХА. Ой, да мы всегда в пристяжных! Нет! (Подумав.) Мы всегда в коренниках! И дом тащим, и детей, и работу, и сад…

ЗИНА с ШУРОЙ. (Переглядываясь.) И мужиков-алкоголиков!

^ ИРИНА ПЕТРОВНА. И старух-свекровушек!

БАБА ВЕРА. И внуков!

ТАМАРА. Общественные нагрузки!

ЗИНА. Когда отдыхать? Некогда! Жизнь такая!

МАРИЯ ВАСИЛЬЕВНА. (Возбуждённо.) Так пусть всё изменится!

СОНЬКА. Давайте за это и выпьем!

Себе и Ирине Петровне наливает компот, остальным самодельные крепкие наливки, все выпивают, горячатся.

^ МАРИЯ ВАСИЛЬЕВНА. (Привлекая внимание.) А знаете? А знаете, что меня поразило больше всего, и чему я позавидовала? (Пауза.)

Все затихли, смотрят с интересом.

ШУРА. И что?

^ МАРИЯ ВАСИЛЬЕВНА. Французская карусель! (Пауза.) В Диснейленде! Она для всех! А не только для детей! Представляете: огромная красочная карусель в огнях! (Зажмуривается, вспоминает.) Огни сверкают, переливаются! Кони слоны, машинки, самолётики…

^ ЗИНА. (Перебивая.) Ак, у нас в посёлке тоже такая есь! Лет шешнадцать назад я с внуком была! Он катался, а я… Правда, давно сломалася!

ШУРА. (Толкая её в бок.) Дайкось людям сказать!

МАРИЯ ВАСИЛЬЕВНА. (Не обращая внимания, продолжает.) И подходит к этой карусели высокая старуха… Ей хорошо за семьдесят… Выбирает коня в рыцарских доспехах, садится на него. Руки-ноги вот так! (Показывает, как, растопырив ноги и руки, уселась французская бабушка.) И, раскачиваясь, едет по кругу! Музыка! Огни! А на карусели разного народу!!! Любых национальностей! Любого языка! Старые и малые! А залюбовалась я именно этой французской старухой! Как мне захотелось, чтоб и у меня в старости была бы такая французская карусель! Безмятежная спокойная старость! Ведь не меньше её мы этого заслужили!

ЗИНА. (Ни с того ни с сего.) Ой! Да, проститутки они все!
1   2   3   4   5

Похожие:

Французская карусель iconАнна Берсенева Французская жена Анна Берсенева Французская жена Часть первая Глава 1
«Дальше ехать некуда. Хотя почему? Здесь все таки квартира, кровать. А можно было не в кровати с незнакомым мужиком проснуться, а...

Французская карусель iconДиссертация Одеговой А. В. «Французская модель масс-медиа в начале XXI века» (2009)
Одегова А. В. «Французская модель масс-медиа в начале XXI века»// Дисс. Канд. Фил. Наук – М., 2009

Французская карусель iconФранцузская принцесса Розалина

Французская карусель iconПрограмма фестиваля
Попов Вася Чайковский «Старинная французская песенка» (кл преп. Шафикова О. П.)

Французская карусель iconВысшего музыкального образования
Буслаева Н. В. Русская и французская фортепианные школы: диалог исполнительских традиций

Французская карусель iconНовые поступления библиотеки колледжа культуры Васильева, Н. Шедевры...
Васильева, Н. Шедевры мировой живописи. Французская живопись 16 – 17 веков / Наталья Васильева; сост. А. Астахов. – М.: Ооо «Белый...

Французская карусель iconУрок по литературе «Японские хокку»
Технология ксо «Французская мастерская», учебник Н. А. Чураковой «Литературное чтение» 4 класс, часть 2

Французская карусель iconПрограмма дополнительного образования по театрализованной деятельности...
Муниципальное дошкольное образовательное учреждение детский сад «Родничок» с. Хохлома

Французская карусель iconКомпетенции, на развитие которых направлена учебная деятельность на уроке
Тип урока интегрированный: русская и французская литература, русский и французский язык

Французская карусель iconКакого числа французские войска вступили на территорию России?
Как по численному составу различались русская и французская армии в Бородинской битве?



Образовательный материал



При копировании материала укажите ссылку © 2013
контакты
www.lit-yaz.ru
главная страница