Высшего профессионального образования «российский государственный торгово-экономический университет» стенограмма круглого стола на тему




НазваниеВысшего профессионального образования «российский государственный торгово-экономический университет» стенограмма круглого стола на тему
страница1/3
Дата публикации28.06.2014
Размер0.69 Mb.
ТипДокументы
www.lit-yaz.ru > Право > Документы
  1   2   3


ГОСУДАРСТВЕННОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ

ВЫСШЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ

«РОССИЙСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ТОРГОВО-ЭКОНОМИЧЕСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ»

СТЕНОГРАММА

круглого стола на тему:

«Проблемы обеспечения международной безопасности

в связи с событиями вокруг Ирана»
14 сентября 2010 года


Круглый стол открывает ректор Российского государственного торгово-экономического университета доктор юридических наук, профессор Бабурин С.Н.

бабурин с.н.

Уважаемые коллеги!

Уважаемые участники круглого стола!

Многоуважаемые гости!

Сегодня мы собрались для рассмотрения вопроса о проблемах обеспечения международной безопасности в связи с событиями вокруг Ирана. В рамках Российского государственного торгово-экономического университета существует Исследовательский центр проблем Кавказа, Ближнего и Среднего Востока, который возглавляет доктор исторических наук, профессор Лысенко Николай Николаевич, присутствующий здесь. И мы серьезно занимаемся и исследованиями экономики, и исследованиями политики в этом регионе. И для России сегодня очень важно, чтобы мы, действительно, определились, что сделать для обеспечения международной безопасности и мировой стабильности.

Я не хочу, как ректор университета, предварять ход нашей дискуссии, я просто убежден, что мы должны с вами затронуть и проблемы прав и обязанностей Ирана перед мировым сообществам, прав и обязанностей мирового сообщества перед Ираном, мы должны проанализировать и, может быть, прийти к каким-то рекомендациям – что сделать, чтобы не было надуманных проблемы и чтобы не оставались незамеченными вещи, которые сегодня являются принципиально важными, иногда серьезно опасными для международной безопасности.

Я очень признателен и Министерству иностранных дел, руководителям дипломатических представительств, представителям посольств в Российской Федерации за то, что они откликнулись на наше приглашение, признателен ученым других университетов, Российской академии наук за то, что они нашли возможность принять участие в сегодняшнем разговоре и, конечно, я убежден, что только серьезное внимание общества позволит предотвратить нарастание кризисных явлений в мире.

И сегодня у нас продолжает литься кровь и в Ираке, и в Афганистане, и в ряде других регионов, но мы должны сделать все, чтобы конфликты сходили на нет, чтобы мир и безопасность обретали новые механизмы, чтобы Россия нашла свое место, вернее, укрепила, потому что Россия вернулась в мировую политику. К счастью, после 2000 года этот процесс идет серьезно, и Россия разделяет с другими членами Совета Безопасности ответственность за поддержание мира на всех континентах. Более того, для нас мир на наших границах – это просто условие выживания, условие благополучного развития.

Мы предлагаем следующий порядок работы. У вас есть список участников сегодняшнего круглого стола. Здесь у нас работает система аудиозаписи и система микрофонов, нас в прямом эфире слушают студенты, идет трансляция в Интернете, могут следить за ходом работы круглого стола, могут на сайте Университета видеть прямую трансляцию нашего заседания. Возможно, где-нибудь через час, может быть, чуть позже, мы не будем этим злоупотреблять, мы дадим возможность участникам из Казани, из Омска, из других филиалов или что-то высказать, или задать какие-то вопросы присутствующим здесь в зале Ученого совета.

Уважаемые коллеги!

Я предлагаю перерывов не делать. Я предложу, за исключением наших гостей из дипломатических представительств, им дать возможность говорить до 10 минут, а остальным участникам до 5-7, а лучше .... какой-то очередности докладов. Но мы надеялись, что тема у нас определена и будет логично, если мы, прежде всего, представим слово Временному Поверенному Ирана в Российской Федерации, чтобы он ознакомил нас .... Пожалуйста.

^ Мохаммед Хусейн Шоджаи

Оценка текущего состояния дел вокруг иранской ядерной проблемы

Вводная часть

Идея строительства ядерных электростанций в Иране возникла до Исламской революции в Иране. Более того, первый исследовательский реактор в Тегеране был введен в эксплуатацию США еще в 1967 году. В тот же период была поставлена задача разработки программы строительства в Иране нескольких атомных электростанций, и в этих целях были выполнены изыскательские работы. Первая АЭС должна был быть построена в Бушехре. Ее проектирование и строительство было начато Германией, и в целом строительные работы были выполнены более чем на 80%. Однако с началом исламской революции в Иране немцы остановили работы по ее строительству и монтажу. Позднее выполнение работ по достройке этой АЭС были переданы России, и в настоящее время осуществляется загрузка ядерного топлива в реактор станции. Ожидается, что примерно к середине января 2011 г. начнется эксплуатация АЭС, и станция будет выведена на мощность порядка 400 МВт. Интересно то, что планы проектирования и строительства АЭС в Бушехре силами США и европейских стран возникли в тот период, когда в стране было достаточно энергоресурсов, население страны было небольшим по сравнению с сегодняшним уровнем и Иран не испытывал проблем с энергией. Однако сегодня западноевропейские страны и США заявляют, что Иран не нуждается в мирной ядерной энергии, поскольку располагает достаточными ресурсами нефти и газа. Такая аргументация свидетельствует о том, что их подход к проблеме является исключительно политическим.

Правительство Исламской Республики Иран в соответствии с постановлением Меджлиса Исламского Совета обязано осуществить мероприятия, которые обеспечат в течение будущих двадцати лет создание атомных электростанций общей мощностью 20 тысяч МВт. С учетом увеличения спроса на энергию применительно к ежегодным темпам экономического роста в размере 6-7% в год и быстрому развитию промышленности предполагается, что ежегодно потребуется увеличивать мощности по производству электроэнергии на 4-6 тысяч МВт. Разумеется, что часть этих потребностей из-за ограниченности других источников энергии, а также ввиду преимуществ ядерной энергии и в связи необходимостью учитывать проблемы экологии должна быть обеспечена за счет атомных электростанций. С учетом важности и необходимости использования чистой и дешевой энергии главным образом развивающиеся страны обратились к строительству атомных электростанций для производства энергии. Исламская Республика Иран в период последних пятидесяти лет входила в число таких стран, и проявила интерес к использованию чистой и дешевой ядерной энергии для производства электроэнергии.

Сотрудничество с МАГАТЭ.

Мирная ядерная программа Исламской Республики Иран носит абсолютно мирный характер. Деятельность в этой области и отсутствие в ней отклонений в военную сторону подтверждено многочисленными докладами МАГАТЭ. Исламская Республика Иран в качестве члена МАГАТЭ и участника ДНЯО на сегодняшний день предприняла такие меры, которые далеко выходят за пределы ее обязательств перед МАГАТЭ. Объем сотрудничества Ирана с МАГАТЭ и количество проведенных Агентством инспекций ядерных объектов в Иране беспрецедентны в истории деятельности МАГАТЭ. Не говоря уже о том, что на ядерных объектах в Иране установлены работающие круглосуточно видеомониторы МАГАТЭ.

Незаконность резолюций Совета Безопасности.

Исламская Республика Иран убеждена, что в соответствии с положениями Соглашения о контроле и Устава МАГАТЭ резолюции Совета Безопасности, направленные против Ирана, являются незаконными и безосновательными. Вопрос о мирной ядерной деятельности Исламской Республики Иран был незаконно передан в Совет Безопасности незначительным числом членов Совета директоров МАГАТЭ. Совет Безопасности, исходя из политических побуждений, утвердил направленную против Ирана резолюцию, которая является незаконной и бездоказательной, и тем самым он проявил ошибочный подход. Поэтому любые требования МАГАТЭ, проистекающие из указанной резолюции, являются незаконными и, следовательно, не могут быть приняты.

Обмен топливом и Тегеранский исследовательский реактор.

Исламская Республика Иран, демонстрируя добрую волю и стремясь создать атмосферу доверия сделала три предложения для обеспечения топлива для Тегеранского исследовательского реактора, работа которого направлена на гуманитарные и медицинские цели: 1- закупка; 2 – обмен; 3- производство топлива. Исламская Республика Иран, стремясь проявить добрую волю, изъявила готовность проявить гибкость в вопросе обмена топливом, и согласилась с тем, чтобы обмен производился на территории Турции. В этой связи министры иностранных дел Ирана, Бразилии и Турции в присутствии глав трех государств 17 мая 2010 г. в Тегеране подписали Тегеранскую декларацию. Однако, вскоре после этого Совет Безопасности ООН по настоянию США принял новую резолюцию, направленную против Ирана. Фактически Совет Безопасности ООН принятием этой незаконной резолюции дал ответ на проявленную Ираном добрую волю, что свидетельствует о том, что США и другие западные страны заняты исключительно поисками нужных им поводов, тогда как решение иранской ядерной проблем не в их интересах.

Вместе с тем, после подписания Тегеранской декларации Исламская Республика Иран в письме в адрес МАГАТЭ заявила о готовности произвести обмен топлива, и выразила пожелание начать переговоры с Венской группой. Тем не менее, МАГАТЭ и Венская группа все еще не дали ответа на предложение Ирана. Поскольку топливо Тегеранского реактора скоро закончится, Иран принял решение для обеспечения топлива для этого реактора наряду с продолжением работы по вариантам закупки или обмена одновременно подготовить условия для производства топлива с 20% обогащением.

Исламская Республика Иран в целях использования своего права в качестве члена МАГАТЭ для обеспечения топлива для Тегеранского реактора, имея в виду получение радиоизотопов для 850 тысяч нуждающихся в них больных, заранее поставив в известность МАГАТЭ и в присутствии инспекторов Агентства приступила к обогащению урана до степени 20%. Решение Тегерана относительно производства топлива не является ответным шагом, но есть естественное действие в области мирной ядерной деятельности Ирана в качестве члена МАГАТЭ, которая осуществляется при предварительном извещении Агентства и под его наблюдением.

Готовность Ирана к продолжению переговоров.

Исламская Республика Иран объявила о своей готовности начать серьезные и имеющие смысл переговоры без каких-либо предварительных условий со странами групп 5+1 в рамках пакета, содержащего широкий круг вопросов, включая политические, международные, вопросы безопасности и экономические вопросы. При этом Иран убежден, что с учетом новой международной обстановки необходимо пересмотреть состав группы 5+1.

бабурин с.н.

Спасибо, г-н Шоджаи. Мы, действительно, еще не раз, я думаю, попросим Вас что-то сказать и какие-то акценты расставить. Я сейчас смотрю на эту карту Ирана и вспоминаю, что мне и во второй Государственной Думе, и в четвертой доводилось быть с визитом в этой стране по главе официальных парламентских делегаций, и побывать не только в столицах, и в Иране, и в Исфахане, и в Ширазе, но и на Бушерской атомной электростанции. И участвовать в форуме, где участвовали специалисты европейских государств; Соединенных Штатов Америки, по-моему, не было, а Евросоюз был широко представлен. И, конечно, я очень сожалею, что достройка Бушерской атомной электростанции затянулась. ... Как вы помните, ни Россия, и даже не Советский Союз, начинали строить эту станцию еще при шахе Мухаммеде Реза Пехлеви с участием тех же европейцев и американцев. Главной была Германия.

И в этом отношении Россия только доделала то, что не было сделано. И я помню сожаление российских специалистов. Они говорят: лучше бы мы снесли это все, мы бы быстрее построили с нуля, чем мы вынуждены были корпуса, которые были заложены по одним проектам немецким, переделывать под проекты, которые могла делать Россия. Поэтому для меня никогда не возникало вопросов, что атомный проект Бушерский – это, действительно, мирная атомная энергетика.

Я хотел бы сейчас попросить взять слово Николая Сергеевича Леонова – известного ученого и аналитика, депутата Государственной Думы четвертого созыва, но, прежде всего, одного из самых мудрых людей, которые были на моей памяти. Когда я впервые услышал Николая Сергеевича, это был конец зимы 1991 года, когда он, как начальник Аналитического управления КГБ СССР, выступая перед народными депутатами, сказал, что ситуация напоминает 1941 год – страна рушится, мы информируем руководство о проблемах, а руководство ничего не делает. И в этом отношении аналитика, которой сегодня Николай Сергеевич занимается, к сожалению, не всегда оптимистична, но всегда точна. Пожалуйста, Николай Сергеевич.

леонов н.с.

Спасибо большое. Если вышелушить ядро того комплекса проблем, которые вынесены на сегодняшний круглый стол, то мы должны признать, что всех нас беспокоит в рамках этого круглого стола и в мире, это – не просто проблема ядерных программ Ирана, а проблема создания ядерного оружия в Иране и опасности, связанные с этих фактором.

Должен сказать, что после Второй мировой войны США и СССР были озабочены именно проблемой нераспространения ядерного оружия. И как бы ни ссорились США и СССР по всем остальным проблемам, в вопросе о нераспространении у них было удивительное сердечное единство. Всегда СССР и США были едины в том, что нельзя допустить распространения ядерного оружия. Каждый по своим интересам действовал. Две великих державы были согласны, ну и что? Мировой тенденции к распространению ядерного оружия им переломить не удалось. За это время без их разрешения, может быть, и без их согласия, образовалось новых 5 держав, имеющих ядерное оружие. Появилась Китайская Народная Республика, потом Индия, потом Пакистан, потом публично об этом заявила КНДР. Что касается Израиля, вы знаете его позицию, не отрицать и не подтверждать, но по данным нашей советской, российской разведок у Израиля, конечно, ядерное оружие есть. Количество этих боеприпасов примерно определено. Так что здесь мы не можем говорить так – ни утверждаем, ни подтверждаем. Это – ядерная держава.

Что касается дальнейшего процесса расползания ядерного оружия по миру, на основании своего опыта могу сказать, что неудержим этот процесс, и он будет продолжаться, сколько бы ни старались те державы, которые имеют сейчас это ядерное оружие, потому что технология упрощается. Естественно, она практически известна всем странам. Речь только идет о наличии финансовых и промышленных, научных ресурсов для создания ядерного оружия. Прекрасно знаем, что и Бразилия, и Аргентина были на подходе к созданию своего ядерного оружия. Страны, которые имеют колоссальные бомбы, работают над тем, чтобы миниатюризировать оружие, миниюки, а эти вообще могут расползаться, как клопы, без особого контроля. Так что ситуация, в принципе, с расползанием ядерного оружия, сколько бы ни говорили о попытках сдержать ее, неудержима.

Теперь, что касается возможностей остановить это применительно только к Ирану. Как вы знаете, любое новое пополнение клуба ядерных держав не вызывало такой, я бы сказал, немножко истеричной реакции в мире, даже, когда КНДР заявила и провела некоторые эксперименты с ядерным оружием, никто не угрожал прямо новым членам ядерного клуба ни военными действиями, ни мощными санкциями. Терпели, потому что – что ж вы сделаете с КНДР, с Индией, с Пакистаном, в том числе с другими, с Израилем тем более, терпит международное сообщество. Стерпит и появление, когда возникнет вопрос о появлении еще одного члена. Еще хорошо, что Иран действует сейчас в рамках договорного процесса, что он вступил в Договор о нераспространении ядерного оружия, что он ведет постоянные консультации с МАГАТЭ, т.е., в общем-то, ведет себя, как держава цивилизованная. Обвинять его в том, что он сейчас создает ядерное оружие, для Запада не очень корректно, они только что великий ляпсус сотворили перед всем миром в Ираке, когда говорили, что там есть оружие массового уничтожения, начали военные действия, оккупировали Ирак и ничего не нашли. Повторение подобного камуфлета было бы трагично и для мира, естественно, и для самих участников этого конфликта.

Возникает вопрос, поскольку все время грозят Ирану именно военными санкциями, да еще говорят о ядерном ударе. С ядерным ударом, который иногда называют «ядерная кастрация» того или иного государства, в принципе с этим модулем в международной политике мы знакомы. Были отчаянные головы среди военных руководителей и Советского Союза, которые в свое время выходили с идеей атомной кастрации Китая, когда он только начинал свою ядерную программу, когда были известны его объекты, и по ним можно было нанесли удар, о котором сейчас иногда такие же отчаянные головы пишут в прессе. Отказались от этого и разумно сделали, потому что начинать военные действия против держав, которые сложились, как государства мощные, это крайне опасная авантюра, причем опасная по своим последствиям в мире.

Трудно себе представить, во что превратился бы мир, если бы вдруг эти угрозы, которые сейчас сыпятся в прессе, в основном в прессе, в адрес Ирана, вдруг бы стали реальностью. Уж если нынешний Президент Ирана на последних выборах выиграл все-таки не подавляющим большинством 90% с лишним процентов голосов, а это была предвыборная борьба с другими оппозиционными силами, которые, возможно, будут менее жестки в своих высказываниях, более склонны к тому, чтобы идти к компромиссам, то подобные вооруженные действия или даже угрозы в адрес Ирана сплачивают иранское общество, дают иранскому правительству новые аргументы для подтверждения своей позиции.

Безусловно, произошла бы в этом случае унификация и консолидация исламского мира всего. К чему бы это привело, сейчас трудно и сказать даже. Конечно, Иран бы вышел из всех договорных процессов, которыми сейчас регулируется и контролируется все-таки ситуация на Ближнем Востоке. То, что произошло бы с мировой экономикой, не поддается никакому описанию. Не забывайте, что все-таки Иран является четвертой нефтеэкспортирующей страной в мире. И такие страны, как китайская экономика, как японская экономика зависят жизненно от импорта иранской нефти. Я не говорю о других странах, то же самое и Германия там участвует серьезно. Конечно, это привело бы к такому резкому всплеску международного терроризма, о котором никакой агрессор сейчас даже и представить себе не может. Поэтому вооруженные действия какие-либо против страны с 75-миллионным населением, причем запомните, что у них удвоилось население после победы исламской революции, поэтому 60% населения Ирана – это люди моложе 30 лет. Можете представить – с какой силой может столкнуться любой агрессор.

Поэтому я исключаю по своему жизненному опыту, отделяю ту психологическую войну, которая идет, от реальных возможностей развязывания вооруженных действий против Ирана именно с этой целью – произвести ядерную кастрацию Ирана. А уж о ядерном ударе вообще, думаю, надо забыть. Уж на что крут был, пользуясь немножко вульгарным языком, Рейган, и то, когда в 1980-м году он, придя в Белый дом, столкнулся с ситуацией, когда в руках у иранцев оказались заложниками сотрудники американского посольства, для него это вообще нетерпимо, как вообще для менталитета американцев, чтобы их так унизили. И, тем не менее, он все стерпел, никто не пошел тогда на конфликт, когда была иранская армия изрядно покалечена, когда не было генералитета совсем в Иране. Не пошел Рейган на это, стал искать посредничества у Алжира, разменяться, разойтись мирным образом.

Прошло 30 лет. Способен ли теперь нынешней, скажем, Обама на подобную авантюру, да еще после опыта Афганистана, после опыта Ирака? Конечно, по-моему, нет. Холодная война, эта истерическая кампания будут продолжаться. Будут продолжаться очень долго, мы с вами знаем, свидетели холодной войны, которая может длиться бесконечно долго, пока что-то не произойдет, как говорил Насреддин, либо ишак помрет, либо шах помрет. Это будет институтом длительным, как и длительным будет процесс относительно обуздания Ирана, так скажем. Иран будет говорить свое, другая сторона будет говорить свое, шестерку могут раздвинуть, параметры еще включением пары, трех держав, чтобы размыть немножечко присутствие именно таких высокотехнологичных западных держав. Предлагают сейчас включить Бразилию, Турцию. Процесс будет идти, и, слава Богу, он должен идти. Это – единственная форма не допустить перерастания холодной войны в какую-либо форму горячего конфликта, который, на мой взгляд, абсолютно невероятен, если только не будет абсолютно сумасшедшего решения чьего-то спровоцировать, чтобы вспыхнул конфликт в своей острой форме.

Что делать для того, чтобы нормализовать эту ситуацию? Поскольку каждый разговор обязательно должен чем-то заканчиваться. Я бы предложил, например, рассмотреть такую альтернативу – создание безъядерной зоны на Ближнем Востоке, скажем, по образцу Договора Тлателолко в Латинской Америке. Было время, в Латинской Америке тоже, Бог знает, сколько, говорили о ядерном оружии. Наше ядерное оружие было на территории Кубы, все это знают, американское ядерное оружие было в зоне Панамского канала, Бразилия и Аргентина очень активно работали, чтобы завестись своими бомбочками, на всякий пожарный случай, но потом, в конце концов, все так посидели за круглым столом: а зачем все это? И решили подписать, по инициативе мексиканцев, Договор в Тлателолко, в котором они отказались от производства, хранения, транспортировки по своей территории атомного оружия во всех его вариациях и упаковках. По-моему, это здорово оздоровило ситуацию в Латинской Америке.

Если все страны ближневосточного региона возьмут на вооружение эту модель, я в данном случае говорю обязательно и об Израиле, представители которого, по-моему, участвуют здесь, поэтому нельзя исключать из этого процесса, нельзя искать односторонних преимуществ. Если Иран и Израиль, основные пункты этой ситуации, согласны будут с этим и подпишут такой договор прямо по образцу и подобию Тлателолко, я думаю, это сильно оздоровит ситуацию в регионе. Спасибо.

бабурин с.н.

Спасибо, Николай Сергеевич.

Я попрошу сейчас взять слово Владимира Анатольевича Левыкина – Министерство иностранных дел Российской Федерации.

левыкин в.а.

Спасибо, Сергей Николаевич.

Уважаемые коллеги!

У меня простая и непростая задача. Я, как представитель МИДа, обязан говорить то, что официально МИД сообщает, это правильно. И в данном случае как раз это самая легкая часть моей задачи. МИД экспертно готовит материалы, формулирует их Президент. Что касается места России в проблеме, которая сегодня обсуждается, она была достаточно четко и коротко сформулирована на минувшей неделе в рамках Ярославского политического совещания, я могу неточно воспроизвести название, но все понимают, о чем идет речь. Наш Президент сказал, что Россия будет сотрудничать с Ираном. Да, есть проблема, проблема международная, проблему сейчас в предыдущих выступлениях четко озвучили выступающие. Но я не буду этого касаться.

Эта проблема регулируется уже не первой Резолюцией ООН 1929, совсем свежей, этим летом она была выпущена, и в ней солидаризировались обычные противники этих резолюций, это – Россия и Китайская Народная республика, считая, что если есть у международного сообщества такие опасения, может быть, действительно, будет, поскольку нет точного ответа ни у кого, регулировать таким документом. Известно, что наша страна является одним из инициаторов создания ООН, так вот пусть ООН со всем ее мощным аппаратом и т.д. занимается этой проблемой. И это тоже правильно.

Теперь несколько слов о том, что для России есть Иран. Сергей Николаевич, что называется, с языка снял у меня хороший зачин. Взгляните на карту, это – Иран, красавец, это целый континент. Справа Афганистан, льется кровь, слева Ирак – льется кровь. Что, теперь и в Иране должна литься кровь? Наверно, нет, и все это понимают, причем трудно было бы впасть в ошибку, предположив, как и кто это может осуществить.

И взгляните теперь вверх карты – север, Каспийское море – это наша граница, поэтому Иран – наш сосед исторический. Что, у нас не было войн с Ираном? Были, они заканчивались, к удовлетворению или неудовлетворению сторон, договорами. Эти договоры действуют, это и Туркманчайский мир, совсем уж вроде дела давние, это и Договор 1921 года, Российская Советская Федеративная Республика с Ираном заключила этот Договор, причем много было Ирану подарено материальных средств, потому что царская Россия крепко сидела в Иране, там было много концессий нефтяных, и черная икра, у всех вызывающая улыбку тема, но эти концессии тоже принадлежали российским купцам.

Не буду удаляться от темы, скажу лишь, что товарооборот между Россией и Ираном за последние годы превысил 3 млрд. долларов. Это, с одной стороны, неплохая цифра, с другой стороны, стороны понимают, что она недостаточна, и мы бы хотели ее значительно увеличить. Тому есть причины и основания, но эти основания лежат лишь на одной платформе – это мирная жизнь в Иране. 74-76 млн. человек населения. Я думаю, это ошибка. По-моему, за 85 уже перехлестнуло. Страна молодая, более 50% населения – молодежь 35 лет. Все учатся, работают. Я люблю Иран, я в этом признаюсь, но я люблю и другие страны, а главное, я люблю Россию. Поэтому я прибавил к официальной точке зрения МИДа, озвученной руководством страны и Министерства, свои личные высказывания, экспертные. Надеюсь, это какой-то тон задаст. Спасибо.

бабурин с.н.

Спасибо, Владимир Анатольевич.

Уважаемые участники круглого стола! Хочу просто напомнить, что если кто-то желает задать вопрос, желает записаться на выступление, то прошу дать знать.

Я сейчас хотел бы акцентировать внимание на проблеме – все ли обязательства мировое сообщество выполняет перед другими государствами. Уже прозвучало в выступлениях то, что ситуация с Ираком ярко показывает, что мировое сообщество может допускать принципиальные ошибки. А Вы вспомните, как развивались параллельные ситуации Ирака и Северной Кореи, и почему вдруг Северная Корея выпала из-под прицела критиков со стороны Соединенных Штатов Америки? А потом, что Саддам Хусейн продолжал говорить, что у него ничего нет, оружия массового поражения у него нет, а Северная Корея сказала: а у меня хоть одна бомбочка ядерная, но найдется. И если она не долетит до Америки, но хоть до Японии, но она достанет, если меня тронут. И после этого от нее отступились, потому что, не дай Бог, опять, действительно, долетит.

Вот, как говорится, на наших с вами глазах, не когда-то в середине XX века, а в недавних годах мы видели, что ядерное оружие может быть реально предметом сдерживания. И сегодня мы понимаем, что это очень серьезный фактор, его надо аккуратно и осторожно использовать. Но что делать и как? Я прошу сейчас Анатолия Евгеньевича Карпова, как известного общественного деятеля и Президента Международной ассоциации фондов мира, мы только о мире сейчас говорим, сказать тоже несколько слов.

карпов а.е.

Благодарю, Сергей Николаевич, за инициативу организации такой очень важной дискуссии. Может быть, эта инициатива должна была родиться несколько раньше, поскольку обстановка начала накаляться уже давным-давно, но я считаю, что никогда не поздно, по крайней мере, до того, как началась война, не дай Бог, чтобы она началась. И это наводит меня на мысль поговорить о том, можно ли вообще военными действиями достичь своих целей? Таким образом, мы можем обратиться к истории нашей планеты второй половины прошлого века и начала этого, за нашими проблемами, нашим спокойствием или за нашей уверенностью или за нашей неуверенностью, мы не всегда обращали внимание на то, что происходило, нас всегда устраивало, не дай Бог, чтобы была мировая война. Мы без нее обходилось, но локальных конфликтов и достаточно серьезных по миру было очень много, с участием и великих держав. Это и Вьетнам, и Иракско-иранская война, кстати, тогда был проверен боевой дух и той, и другой страны, и выяснилось, что и та, и другая сторона могут воевать. Эта война привела к колоссальным и человеческим жертвам, и страданиям, но никакого успеха ни той, ни другой стороне не принесла.

На фоне подобных конфликтов вылазки в Гренаде или в Панаме кажутся детскими проказами, хотя это тоже очень серьезные конфликты были. Мы можем вспомнить и бесконечную Ангольскую войну, когда тоже великие державы противостояли друг другу, но война велась в одной стране. Мы можем вспомнить и Республику Заир, и Демократическую республику Конго, тоже многолетние конфликты, мы можем вспомнить Сомали, мы можем вспомнить Эритрею, Эфиопию. И, конечно, колоссальную европейскую трагедию, это – Балканскую войну. Я хорошо знаю этот регион, бывал и в старые времена, бывал и в новые, и сейчас постоянно езжу. Могу сказать, что военные действия привели к страшному ожесточению населения, я не говорю о потерях, я не говорю о страданиях. Но разумные политики, которую возглавили балканские страны, они все-таки нашли какие-то возможности договориться, и при всей ненависти, которая в какой-то момент проявилась и выросла на том участке нашей европейской территории. Сейчас, буквально совсем недавно я совершенно беспрепятственно без визы проезжал из Сербии в Хорватию, из Хорватии в Боснию. И участие и общественных организаций и, конечно, работа дипломатов и разумных руководителей привела к замечательным положительным результатам. Конечно, население вспоминает те тяжелые годы, но население желает жить в мире и желает жить в дружбе.

Регион Ирана – очень сложный регион, и мы сегодня уже говорили о том, что соседи – и Ирак, и Афганистан, с какими бы целями ни были развязаны войны или на военные действия в Афганистане или в Ираке, мы видим, что военными средствами вряд ли чего-нибудь можно достигнуть. Все равно надо приходить к какому-то пониманию ситуации, находить взаимопонимание.

Если говорить об Иране, то я тоже много раз за последние годы был в этой стране. При всей сложности социальной ситуации, внешнеполитической ситуации, могу сказать, что в Иране население неоднородно, и мы все знаем, что в Иране очень большая колония азербайджанцев. Может быть, меня поправят, если я ошибусь, но я думаю, что где-то около 12 млн. азербайджанцев, это больше, чем на территории Азербайджана. Это большое количество евреев, проживающих в Иране, большое количество армян, проживающих в Иране, и я встречался с представителями всех этих национальностей, в общем-то, они живут достаточно дружно. Там нет межнациональной розни.

Поэтому, мне думается, что все-таки вряд ли найдется такая отчаянная голова, которая начнет военные действия, потому что военные действия начать против Ирана, это – абсолютное безумие. Я согласен здесь с официальной позицией многих стран и с тем заявлением, которое сделал Фидель Кастро о том, что подобные действия могут вообще привести к мировой войне. Даже подумать об этом страшно, что могут возникнуть военные действия на территории Ирана, потому что тогда, конечно, соединится Афганистан, Иран, Ирак и вообще это никогда не потушить, это будет, может быть, на весь XXI век.

Так что мне думается, что роль общественных организаций, роль широкой общественности должна состоять, прежде всего, в том, чтобы остановить этот боевой пыл. Дипломаты будут заниматься своей работой, они будут искать какие-то тонкие, выверенные ходы, решения, а мировая общественность должна заявить о том, чтобы не допустить даже возможности любого военного вмешательства в дела Ирана ни с какой стороны. Спасибо.

бабурин с.н.

Спасибо, Анатолий Евгеньевич.

Я прошу взять слова Тараса Мироновича Шамбу – Президента Международной ассоциации абхазов и абазин, народного депутата СССР, члена Верховного Совета СССР.

шамба т.м.

Большое спасибо, Сергей Николаевич, спасибо всем организатором такого мероприятия. Мне кажется, что та проблема, которая сегодня обсуждается, имеет не только локальный, региональный характер, она имеет международное значение, поэтому мне очень приятно, что, действительно, в Университете, где рождаются многие идеи, эта проблема и обсуждается.

Я, как представитель Кавказа, поскольку я Сопредседатель Российского Конгресса народов Кавказа и, действительно, разные региональные и международные организации представляю, хочу сказать, что Кавказ как был, так и есть, притягательной силой для всех и вся. На сегодняшний день 30 региональных и международных государств заявили о своем интересе к Кавказу, поэтому история Кавказа, тем более, тех народов, которые проживают, дает основания сказать, что сегодня образование двух новых государств – Республики Абхазии и Южной Осетии имеет объективные закономерности. И мне было неприятно, когда посол Ирана, давая интервью пару месяцев тому назад, сказал: мы никогда не признаем Абхазию. Я думаю, что это либо незнание истории вообще, народов Кавказа, и Ирана, и Абхазии, и даже того, что абхазскую династию царей представлял перс Шерваш заде. Поэтому, я думаю, что такая ошибочная позиция должна быть изменена.

Что касается ядерной проблемы, я должен сказать, что я бывал в Америке, я знаю этот народ, это очень амбициозный, надменный, но не всегда проявляющий мужество тогда, когда дело доходит до реальной войны на контактной основе. Поэтому бряцать атомным оружием – это ведь элементарно, на высоте 12 км взорвать атомную бомбу – пол земного шара будет заражено радиацией, и ничто не остановит его распространения. Поэтому одно дело бряцать, а другое дело реально применять. Поэтому я и хотел бы сказать, что мы, действительно, переживаем за то, чтобы никакой войны не было нигде. Мы, действительно, хотим, чтобы все народы жили в мире, в благополучии, в согласии. И для того, чтобы это сделать, надо искать не меркантильные интересы, условно говоря, в Грузии, ради каких-то корыстных интересов, а ради безопасности, благополучия всех народов, проживающих на Кавказе.

Я желаю счастья, успехов, процветания великому Ирану в содружестве с народами Кавказа.

бабурин с.н.

Спасибо, Тарас Миронович.

Слово предоставляется Алексею Васильевич Пилько – Московский государственный университет.

пилько а.в.

Спасибо, Сергей Николаевич.

Сегодняшняя наша тема, касающаяся проблем обеспечения международной безопасности в связи с событиями вокруг Ирана, абсолютно четко делится на две части. Это – проблема Ирана и проблема ядерного оружия, собственно говоря. С проблемой ядерного оружия, как это ни странно произносить, несколько проще. Меры по сдерживанию распространения ядерного оружия – это, конечно, позитивный факт, они должны продолжаться, но я соглашусь с Николаем Сергеевичем, распространение ядерного оружия – неизбежный международный процесс, и нам придется в ближайшие 2-2,5 десятилетия жить в мире, где будет 20-25 и больше ядерных держав, это факт. Почему это имеет место, почему достаточно большой период, когда господствующей была биполярная модель международных отношений, не было такого распространения, а за какие-то два десятилетия после распада биполярной системы, ситуация поменялась?

Если раньше биполярность позволяла, путем лавирования, балансирования, средним и малым государствам хоть как-то отстаивать свои национальные интересы, но в условиях однополярного мира они были лишены такой возможности и, следовательно, единственным спасением, так называемым эквалайзером, уравнителем стало ядерное оружие. И надо, действительно, быть готовыми к тому, что ядерное оружие будет распространяться и что делать в этой связи? Не просто быть готовым. Действительно, надо делать какие-то шаги, направленные на формирование новой системы международных отношений, новой системы безопасности, которая бы учитывала и рост числа ядерных держав, в том числе, и какие-то новые реалии, т.е. создать некую систему, которая бы гарантировала всем равный доступ к безопасности. Это что касается ядерного оружия.

Что касается Ирана, здесь гораздо сложнее, чем с ядерным оружием. Помните, наверняка, большинство представителей, гостей круглого стола учились в советских школах, задачки по физике, на четыре части делили доску: дано – анализ – решение – ответ. Что мы имеем, если мы посмотрим даже на эту карту? Государство с населением, сопоставимым с Германией, но в отличие от немецкого, с молодым населением. Государство большое по территории и богатое ресурсом, причем стратегическими ресурсами – нефтью и газом. Государство с уникальным геополитическим положением, поскольку оно фактически контролирует Персидский залив, имеет выход на Каспий, Центральную Азию, в Пакистан, в Афганистан, в Закавказье, в Турцию, в Ирак, т.е. фактически таких государств на планете всего несколько с таким уникальным геополитическим положением.

И, конечно, такое место на карте не могло оказаться без внимания великих держав в прошлом, сверхдержав в недавнем прошлом, и последней сверхдержавой в нашем настоящем. Конечно же, давление на Иран сейчас идет по линии, связанной с ядерным оружием. Не было бы ядерного оружия, была бы другая линия. Факт-то не в ядерном оружии. Давление на Иран, конечно, инициировано Соединенными Штатами, но не потому, что Соединенные Штаты такие нехорошие, разбойники с большой дороги, а потому что их национальным интересам отвечает контроль этой важной стратегической точки. С точки зрения их национальных интересов это выгодно. Поэтому, конечно, американцы будут преследовать цель – либо вписать Иран в однополярный мир, взять его более подконтрольным, или хотя бы вписать его в ту стратегию, которую они пытаются реализовать на Ближнем и Среднем Востоке.

Теперь, чем это может закончиться? Есть, конечно, немалая вероятность военного конфликта с участием США и их союзников с Ираном, но, скорее всего, памятуя все сложности, связанные с военным конфликтом, ставка будет сделана на расшатывание внутренней ситуации в Иране, на использование так называемой «мягкой силы», на дестабилизацию и попытку того, что американцы называют «режим ченч», т.е. смена режима. И, скорее всего, к чему это может привести, не факт, что подобная стратегия приведет к успеху, скорее всего, к чему это может привести, что в условиях давления на Иран силового и учитывая, что ядерное оружие есть уже у трех стран в регионе Ближнего и Среднего Востока – у Израиля, и Пакистана, у Индии, скорее всего, Иран создаст ядерную бомбу, потому что это просто будет отвечать его национальным интересам. И далее ядерное оружие неизбежно появится в арабском мире.

Впрочем, есть и другой сценарий, когда американцы отойдут от стратегии такого сильного давления против Ирана, поскольку сейчас мы видим, что они начинают делать все больший акцент на внутренние дела, и постепенно не хватает уже сил и ресурсов присутствовать во всех регионах мира. Но в этом случае результат может быть еще более непредсказуем, это может привести, как к улучшению ситуации, так и, наоборот, к ухудшению, к спонтанной реакции появления ядерного оружия на Ближнем Востоке.

Да, возможным решением в этой ситуации, действительно, может стать уже озвученная идея создания безъядерной зоны на Ближнем Востоке. Такие прецеденты были. Есть, как уже Николай Сергеевич сказал, про Латинскую Америку, был «План Рапацкого» в 1950-е годы, сделать что-то подобное в Восточной и Центральной Европе. Если она реализуется, да, регион станет в какой-то степени стабильней, но я бы не преувеличил шанс на реализацию, в особенности из-за сложившейся на Ближнем Востоке системы увязок. Как сделать на Ближнем Востоке зону, свободную от ядерного оружия, не разоружив в ядерном плане Израиль? Израиль никогда не откажется от ядерного оружия, потому что тогда он просто будет раздавлен, образно говоря, тогда у него не будет никаких шансов выстоять в силовом противостоянии с окружающими соседями, которые менее сейчас вероятны, чем ранее, но с которыми скучать Израиль никогда не будет.

Возьмем другую часть региона. Как можно создать безъядерную зону на Ближнем Востоке, не разоружив Пакистан? А как можно разоружить в ядерном плане Пакистан, не разоружив Индию? Всё! Идея хорошая, и выход идеальный из ситуации, но шансы на ее реализацию, к сожалению, невысоки. Да, единственно правильный ход, но перспективы мрачные в регионе. Спасибо.

бабурин с.н.

Спасибо, Алексей Васильевич.

Слово предоставляется Зиновьевой Ольге Мироновне.

Я надеюсь, что вопросы, которые Алексей Васильевич затронул, может быть, в чем-то нам прояснит представитель Посольства Израиля, которого я прошу подготовиться к выступлению.

Пожалуйста.

зиновьева о.м.

Спасибо, Сергей Николаевич.

Я приветствую всех участников этой грандиозной конференции. Хочу отметить невероятную зрелость поставленной проблемы. Поразительно то, что наш Университет – РГТЭУ выступает зачинщиком такой смелой конференции.

Я хочу всколыхнуть какие-то слои нашей памяти. Масса присутствующих здесь людей прожило значительную часть своей жизни при Советском Союзе. Мы жили под идеологемой «лишь бы не было войны». И под эту музыку, под эту шарманку людям навязывались те системы принятия решений, которые противоречили и личному счастью, и политике безопасности, и экономические проблемы стояли под вопросом, т.е. под этот ригодон можно было вытворять все, что угодно. С другой стороны, существует поговорка, мы ее тоже прекрасно знаем и с уважением относимся, и древние латиняне еще к ней обращались: хочешь мира – будь готов в войне.

Конечно, любая мать, присутствующая здесь и слушающая меня, содрогнется, слыша такую фразу, но дело все в том, что, действительно, для того, чтобы противостоять войне, нужно быть готовой к ней. Желание Ирана, наряду с другими державами, разработать, иметь в своем распоряжении ядерное оружие, не вызывает никакого протеста у людей, которые понимают специфику сложившейся международной обстановки в мире, понимают, что мир, действительно, не однополярный все равно. И до тех пор, пока существует эта система – плюс-минус, плюс-минус, есть надежда на развитие.

Я хотела бы обратиться еще к одному моменту. Кроме того, что мы говорим, Иран, атомное оружие, мы забываем при этом, даже не забываем, а сейчас не очень акцентируем поведение самого Запада по отношению к Ирану. Для того, чтобы быть готовым к тому, что нас ожидает, что грядет со стороны Запада, Запад – это понятие не однородное, Запад включает и Соединенные Штаты Америки, и Германию, и Францию, и все те страны, которые считают себя бывшими советскими, скажем, кроме стран третьего мира. Я не считаю случайностью, что египетское книжное издательство приняло решение и подготовило уже к переводу книгу Александра Александровича Зиновьева, которая называется «Запад». У некоторых участников на столе лежит подборка. На нашем сайте есть арабская страничка, к сведению.

Я думаю, что мудрый арабский читатель неспроста обратился к этой книге. Они не стали публиковать книгу «Парабеллум», но они обратились к книге «Запад». Я полагаю, что, прочитав эту книгу, подготовившись к ней. Это большая заслуга нашего центра – Российско-Баварского исследовательского центра имени А.А.Зиновьева, Сергея Николаевича, который поддерживал нас в этом проекте. Издание этой книги будет означать следующее: Иран приобретет еще одно интеллектуальное оружие. У вас есть Бушер – атомная электростанция, у вас будет зиновьевская интеллектуальная белоярская атомная электростанция. Спасибо.

бабурин с.н.

Спасибо, Ольга Мироновна. Но Вы меня немножко обеспокоили, потому что пресса может сообщить, что мы обсуждали темы, как еще вооружить Иран.

зиновьева о.м.

Вооружим.

бабурин с.н.

Слово «интеллектуальная» они могут забыть. Спасибо за Ваше выступление. Я прошу взять слово г-на Рои Розенблита – Временного Поверенного в делах Посольства Государства Израиль. Пожалуйста

^ РОИ РОЗЕНБЛИТ

Я бы хотел поправить, что моя должность звучит немножко не так, я – Чрезвычайный Министр Посольства Государства Израиль. Благодарю всех собравшихся здесь – ректора, представителей различных государств, академическое сообщество Вашего Университета, г-жу Башину в том числе.

Мне бы хотелось в рамках тех вопросов, которые рассматриваются в рамках нашего круглого стола, рассматриваются в наших дискуссиях, поднять вопрос о взаимоотношениях между народом Израиля, народом Ирана, о ядерной военной программе Ирана, а также о предложениях, которые касаются потенциальных возможностей создания безъядерной зоны на Ближнем Востоке.

Как вы знаете, согласно Декларации о независимости, которая была подписана в 1948 году, мы заявляем о своем мирном сосуществовании с нашими соседями и развиваем с ними добрососедские отношения, но история наших взаимоотношений с Ираном началась не с 1948 года.

Нашим отношениям уже более 3000 лет, это отношения между израильским народом, народом Ирана, Персии. Стоит обратиться, я не буду об этом говорить очень подробно, описывать детально, стоит обратиться к библейским заветам, где подробно описываются взаимоотношения между царями Персии и евреями.

Современный этап наших взаимоотношений тоже говорит о том, что отношения развиваются очень хорошо. Такая ситуация была вплоть до 1979 года, когда произошла Исламская революция. Тем не менее, мы надеемся на то, что хорошие взаимоотношения между нашими народами будут и в будущем продолжаться.

Мне бы хотелось обратиться к двум основным проблемам, которые нас беспокоят, разделить их на две части. Это – иранская угроза по отношению к Израилю и ядерная иранская проблема.

Я бы хотел напомнить, что с начала революции Исламская республика угрожает Израилю, и отношения к Иерусалиму со стороны Ирана крайне негативные.

Это – уникальный случай, когда страна, будучи членом Организации Объединенных Наций, угрожает другому государству, в данном случае, нашему государству, которое также является членом Организации Объединенных Наций. Это уникальный случай.

Мы получили важный урок, что надо доверять тому, что говорят лидеры государств. Таким образом, иранский лидер продолжает нам угрожать. Что касается нашего государства, то мы, в свою очередь, никогда никому не угрожали.

Что касается иранской ядерной проблемы, то я бы хотел уверить представителей своих коллег из иранского посольства, что такая проблема все-таки существует.

Никто не может оспорить тот факт, что да, Иран имеет право на мирное использование ядерной энергии. Но речь идет о том, что Иран время от времени нарушает те нормы, те стандарты, которые выдвигаются Международным агентством по атомной энергии.

И вновь миру становятся известны совершенно необъяснимые, обнаруженные в Иране какие-то объекты, которые, кажется, вовсе не предназначены для мирного использования ядерной энергии. Я вспоминаю ряд объектов – Арак, Натанз, которые инспекторы не могут объяснить, как объекты для мирного использования атомной энергии, там есть необъяснимые случаи.

Я обращаюсь к недавнему отчету МАГАТЭ, который опубликован в декабре и в котором говорится, что, с одной стороны, Иран не допускает инспекторов для обследования ядерных объектов, а, с другой стороны, МАГАТЭ уверен в том, что энергия используется не для мирных целей.

Мои коллеги признают тот факт, что тегеранский реактор используется для медицинских целей, но встает следующий вопрос: почему 20% обогащения урана должно происходить в самом Иране?

Как Россия подтвердила еще в прошлом месяце, она возобновила свои работы по восстановлению атомной электростанции в Бушере. Но почему же Ирану нужны и другие, много других еще объектов ядерной энергетики? Почему же Ирану нужен полный топливный цикл?

Если я правильно понял, коллеги поднимали вопрос о том, почему Иран сопротивляется предложениям стран, например, Франции, России, поставлять топливо по своему усмотрению. Он считает, что эту проблему он должен обязательно сам решать.

Я бы хотел подчеркнуть, что сегодняшняя проблема состоит в том, что Иран все-таки до сих пор не смог объяснить то, что происходит и вызывает опасения стран, общественности, не мог ответить на многие вопросы.

Я не думаю, что обсуждаемая проблема должна ставиться – Иран и Израиль. Я думаю, что нужно ставить проблему – Иран и остальной мир, остальное мировое сообщество, ведь Израиль не является членом Совета Безопасности ООН, не является ни постоянным, ни временным членом Совета Безопасности ООН.

Предположим, что все-таки у Ирана есть бомба, есть все основания это предполагать, я считаю, это угроза для всех государств, которые поддерживают Договор о нераспространении ядерного вооружения.

Было упомянуто о том, что мир неоднократно преодолевал очень сложные военные конфликты, преодолел период «холодной войны», и ничего страшного из этого не произошло. Но мы должны вспомнить, что противостояли две великие державы во всех этих ситуациях, локальных и больших войнах. Это, с одной стороны, Советский Союз, с другой стороны, Соединенные Штаты Америки. И они были очень ответственными державами, совершенно верно.

Многие другие страны стоят на пороге создания атомной бомбы, но это ответственные страны. В тех странах, где ведется создание атомной бомбы, в той же Саудовской Аравии, в Египте, мы говорим о том, что правительство, руководство этих стран безответственное.

Конечно, я не могу согласиться с той информацией, которая была изложена г-ном Леоновым, что Иран – это, конечно, огромная страна, имеющая мощные энергетические ресурсы, что в этой стране огромное количество населения – более 70 млн. человек, что это мощная держава, у которой большой товарооборот, о котором говорили, более 200 млрд. долларов составляет ВВП. Но, тем не менее, наша страна, площадь которой не более 30 с лишним тысяч кв. километров, не имеющая собственных стратегических ресурсов, газа, например, и т.д., мы тоже имеем право на существование.

И такие общие основания международного существования говорят о том, что и большие, и малые страны имеют право на существование, на свое успешное развитие.

Но существует некий дисбаланс, неотрегулированные взаимоотношения между Ираном и Израилем, я бы хотел остановиться на этой проблеме далее, дисбаланс отношений между двумя государствами существует.

Всему миру известно, и я еще раз это напоминаю, что Израиль с самого своего основания никогда не угрожал другим государствам, и если он принимал участие в войнах, то только в войнах для своего сохранения, для защиты от нападения других государств.

Израиль всегда успешно тесно сотрудничал с МАГАТЭ. Да, действительно, мы не являемся, мы не подписали Договор о нераспространении ядерного вооружения. Инспекторы, которые приехали из МАГАТЭ, остались удовлетворенными своей проверкой в Израиле.

Почему мы не присоединились, не подписали с другими государствами Договор о нераспространении ядерного вооружения? Всем известна та непростая ситуация, которая сложилась в нашем регионе в течение 70 лет, и, обращусь к тому рефрену, который прозвучал в выступлении г-жи Зиновьевой о том, что для того, чтобы избежать войны, надо хорошо к ней подготовиться.

Как известно, в последние десятилетия, в послевоенный период дважды в нашем регионе было использовано химическое оружие и ни один раз по вине Израиля этого не произошло. Ракеты дальнего стратегического использования также были использованы и вновь не Израилем.

Наше государство всячески поддерживает создание безъядерной зоны на Ближнем Востоке. Но этот процесс должен быть постепенным, мы не можем поставить телегу перед лошадью. Я хочу вам напомнить европейскую историю. Европе понадобилось более 64 лет для того, чтобы объединиться и прекратить войну друг с другом.

бабурин с.н.

Мы историю будем завершать, мы регламента выбрали уже три, а европейская история очень большая.

^ РОИ РОЗЕНБЛИТ

Самое основное – постепенно шаг за шагом показывать свою добрую волю по отношению к другим странам. Мы хотели, чтобы нас воспринимали как равноправного члена нашего региона и не было угрозы ни со стороны исламских республик, ни со стороны террористических организаций, таких как «Хамаз». И только после того, как мы обеспечиваем длительный мир и будем понимать, что не существует больше угрозы, мы готовы будем подписать такой Договор о создании безъядерной зоны в нашем регионе.

Большое спасибо за предоставленную возможность.

бабурин с.н.

Спасибо, г-н Розенблит. Я обращаю внимание участников круглого стола, что мой либерализм, как председательствующего, относился только к этому одному нашему гостю, потому что как Израиль в трудном арабском окружении, так и наш гость в трудном арабо-ирано-российском окружении, и ему одному пришлось сейчас выступать. Но всех остальных прошу соблюдать регламент.

Я не могу удержаться, г-н Розенблит. Когда Вы говорите, что, действительно, Иран угрожает, а Израиль никогда не угрожал, я, наверное, почти соглашусь, но не могу не вспомнить, что, не угрожая и без предупреждения, если мне память не изменяет, Израиль разбомбил в Ираке строящуюся атомную электростанцию. Без угроз, просто разбомбил и все. Это тоже исторический факт.

^ РОИ РОЗЕНБЛИТ

Я хотел бы ответить. Я еще раз подчеркиваю, что все, что делает Израиль, он делает для собственной защиты, для защиты региона, все это для самообороны. Именно то, о чем Вы говорите, то, что случилось в 1981 году, если бы этого не сделали, то весь бы регион подвергся, были очень серьезные последствия от подобного объекта.

бабурин с.н.

Спасибо. Г-н Шоджаи просит возможность для реплики.

^ Мохаммед Хусейн Шоджаи

Я хотел бы просто тут отметить. С учетом того, что мы не признаем государства Израиль, то, что я здесь говорю, это никому не адресовано, или какому-то представителю дипломатической миссии. Просто я хотел бы заметить по поводу того, что было здесь сказано.

Я хочу сказать, что наша тема была одной, а совсем вылилась в другую. Но здесь говорили об угрозах, мы находимся в кругу преподавателей и студентов, не хочу здесь вести пропагандистскую речь.

Если вы сейчас каждый день откроете какую-то газету или Интернет-сайт, вы увидите, что там написано. Да, Израиль завтра нападет, в какой-то час нападет на Иран, с помощью Соединенных Штатов нападет, без помощи Соединенных Штатов нападет на Иран. Я не думаю, что такие высказывания могут нас напугать. Наша страна имеет 8 тыс. лет истории, мы претерпели и прошли даже монгольское нападение.

Даже, когда мы воевали с Саддамом Хусейном, Саддам неоднократно подвергал наши города химической атаке, но с учетом наших религиозных убеждений мы не пошли на ответные меры. Вы прекрасно знаете нашу историю, мы за последние 400 лет просто защищали свою страну. Но я здесь хотел бы привести один пример по поводу агрессоров и тех, которые подвергаются агрессии.

Давайте посмотрим на карту Ирана. Если вернуться к 150-летней давности, все то, что вокруг находилось, это было в составе Ирана. Наши северные границы даже шли до города Отра в Казахстане, даже до Кавказа, и здесь на юге тоже Бахрейн 20 лет тому назад был в составе Ирана.

Давайте сейчас посмотрим на сионистский режим. Здесь уже никакие объяснения не нужны.

А что касается того, и в Иране проживают евреи, да, я хочу сказать, что у еврейской диаспоры есть представитель и в нашем парламенте. Вообще был великий Кир, который спас евреев от гнета вавилонцев. Поэтому здесь вообще-то речь не идет о какой-то религии, здесь вообще речь идет о гнете и агрессии.

Здесь сидят российские многоуважаемые ученые. Я бы хотел такой вопрос задать: тот псевдосвященник, который сживает Коран и таким образом оскорбляет полтора миллиарда мусульман. Тот режим, который под предлогом самообороны убивает палестинских детей или угрожает региону и имеет ядерные арсеналы? Или те люди, которые под предлогом ислама взрывают в разных местах бомбы – это что, нельзя их назвать одними людьми. Они все берут в одном месте свои корни. Поэтому должен быть один предлог, чтобы американцы под предлогом безопасности могли бы присутствовать в Персидском заливе, или под предлогом безопасности и самообороны могли бы поджигать весь регион.

В нашей стране были тоже очень великие поэты и ученые, такие, как Омар Хайям, Саади, Хафиз, Авиценна. Стихотворение Саади висит на входе в Организацию Объединенных Наций, он говорит, что все люди сделаны из единого праха. И поэтому мы считаем, что вообще-то почти все средства массовой информации находятся в руках сионистов, и они могут на белое показать – черное, черное показать как белое.

Здесь говорили о том, почему Иран обогащает уран до 20%. Мы 30 лет живем в условиях санкций, и у нас были официальные контракты со странами Запада, но они не выполняли своих обязательств. Сергей Николаевич тут отметил, что атомную электростанцию в Бушере вначале хотели немцы построить, потом французы, и они не стали выполнять своих обязательств.

Здесь еще всякие пропагандистские предлоги – сам обвиняемый тут выступает в качестве судьи. У страны, где есть огромный арсенал ядерного оружия, они сами воевали с Египтом, они сейчас говорят, что да, Египет будет под предлогом Ирана тоже создавать ядерное оружие.

Я не хочу тут занимать больше вашего времени, просто хотел в качестве последней фразы сказать насчет производства ядерного оружия. Хочу сказать, что, с точки зрения наших религиозных убеждений, это является харамом – нечто запретное, и с учетом того, что в Иране присутствует исламский режим, нами правят исламские законы, поэтому, когда говорят, что, с точки зрения ислама, производство ядерного оружия является запретным, мы привержены исламу.

Мы считаем, что под предлогом угрозы, они хотят остановить движение нашей страны в сторону развития и роста. И, слава Богу, до сих пор Иран всегда был успешным в своих делах и, слава Богу, так и будет проводить. Спасибо большое за внимание.

бабурин с.н.

Спасибо, г-н Шоджаи. Вопрос очень коротко профессора Доброхотова.

доброхотов л.н.

Я бы хотел свой вопрос адресовать глубокоуважаемому представителю Израиля, чье выступление мне показалось очень интересным и информативным. Вопрос мой к Вам, как к официальному представителю Государства Израиль. Скажите, пожалуйста, Израиль обладает ядерным оружием или не обладает?

^ РОИ РОЗЕНБЛИТ

  1   2   3

Добавить документ в свой блог или на сайт

Похожие:

Высшего профессионального образования «российский государственный торгово-экономический университет» стенограмма круглого стола на тему iconРоссийский государственный торгово-экономический университет
Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования

Высшего профессионального образования «российский государственный торгово-экономический университет» стенограмма круглого стола на тему iconРоссийский государственный торгово-экономический университет краснодарский филиал
Финансы и кредит, 080109 Бухгалтерский учет, анализ и аудит, 080801 Прикладная информатика (в экономике)

Высшего профессионального образования «российский государственный торгово-экономический университет» стенограмма круглого стола на тему iconРоссийский государственный торгово-экономический университет краснодарский филиал
Финансы и кредит, 080109 Бухгалтерский учет, анализ и аудит, 080801 Прикладная информатика (в экономике)

Высшего профессионального образования «российский государственный торгово-экономический университет» стенограмма круглого стола на тему iconПрограмма 10. 00-11. 00 Заезд, регистрация участников круглого стола...
Управление общего и профессионального образования администрации Чайковского муниципального района

Высшего профессионального образования «российский государственный торгово-экономический университет» стенограмма круглого стола на тему iconРоссийской Федерации Российский государственный торгово-экономический...
На основе кандидатской диссертации, защищенной в Московском государственном открытом педагогическом университете имени М. А. Шолохова...

Высшего профессионального образования «российский государственный торгово-экономический университет» стенограмма круглого стола на тему iconСоциокультурная обусловленность изменения функций профессионально-педагогической...
...

Высшего профессионального образования «российский государственный торгово-экономический университет» стенограмма круглого стола на тему iconПоложение о порядке обработки персональных данных работников федерального...
Настоящее Положение разработано в целях защиты персональных данных Работников федерального государственного бюджетного образовательного...

Высшего профессионального образования «российский государственный торгово-экономический университет» стенограмма круглого стола на тему iconПоиск новых смыслов Стенограмма круглого стола по литературной критике,...
Стенограмма круглого стола по литературной критике, состоявшегося 30 октября 2013 года в Рязани в помещении рязанского информационного...

Высшего профессионального образования «российский государственный торгово-экономический университет» стенограмма круглого стола на тему iconК. Д. Бальмонт и в. Я. Брюсов: состязание в поэтической практике
Работа выполнена на кафедре истории русской классической литературы федерального государственного бюджетного образовательного учреждения...

Высшего профессионального образования «российский государственный торгово-экономический университет» стенограмма круглого стола на тему iconОсобенности терапевтической тактики при холестерозе желчного пузыря у детей
Работа выполнена в Государственном образовательном учреждении высшего профессионального образования «Российский государственный медицинский...



Образовательный материал



При копировании материала укажите ссылку © 2013
контакты
www.lit-yaz.ru
главная страница