Абхазия Правовые основы государственности и суверенитета




НазваниеАбхазия Правовые основы государственности и суверенитета
страница7/28
Дата публикации14.06.2013
Размер5.16 Mb.
ТипКнига
www.lit-yaz.ru > Право > Книга
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   ...   28

^ 2.5. Закавказье и место Абхазии в нем

Несмотря на то что в мировой историографии абхазы были известны уже с V в. до н. э., в анналах грузинской истории упоминается о них первый раз только в 455 г. н. э., в связи с завоеванием Мегрелии (?) и Абхазии царем Вахтангом Гургусланом. До этого времени интересы этих стран не пересекались, возможно, по причине удаленности их от столицы персидских царей или их государственной незначительности. Как бы то ни было, но захват страны произошел. Хотя грузинские летописи и называют Вахтанга Гургуслана царем Грузии, взошедшим на ее престол в 466 г., но это был персидский владыка, что и привело к более чем тридцатилетней (522—556 гг.) войне в Колхиде (Лазистане) между римскими императорами и персидскими шахами, в результате чего Абхазия была освобождена от захватчиков. Вот как трактует это событие грузинская история: «Узнав, что Мингрелия и Абхазия, издревле составляющая принадлежность Грузинского царства, теперь по обстоятельствам находится в руках греков, силой оружия присоединил их к Грузии».

«Картлис Цховреба» описывает это несколько по-другому: «В малолетство Вахтанга Горгосала греки отняли (у него) Эгриси и берег моря до Цихе-Годжи; однако впоследствии Вахтанг же, придя из Осетии, десницей своей взял у греков Джикети вместе с Абхазией в пределы свои».

Такой взгляд на историю требует пояснений. Во-первых, как уже говорилось, с началом правления династии Фарнабаза (268 г. до н. э.) было известно, что вследствие ограничения его царства по реке Ингур Абхазия не могла входить и не входила в пределы этого государства.

Во-вторых, по причине первого объяснения, Вахтанг Гургуслан не мог ниоткуда узнать таких сведений, поскольку их не могло быть изначально.

По нашему мнению, важным является следующий момент: если Вахтанг Гургуслан был перс, то он не мог быть картлийским царем по определению. Если же он был царем Картли, то в этом случае следует согласиться, что Картли находилась в подчинении у персов и, естественно, не представляла собой независимого государства. Да и была ли она вообще структурированным образованием? Скорее на тот момент это была территория, где, возможно, проживало племя картлов.

Абхазия как государство впервые объявила себя независимой в 545 г., а уже в 550 г. ее подчинила Византия. Следует отметить, что кесарь, византийский император, в VIII в. определил абхазским владыкам, своим вассалам, право на суверенное правление страной, назначив эриставом, первым царем, Леона. После того как Леон приветил на своей земле правителей Картли, которых до границ Абхазии преследовали войска Мервана ибн-Мохаммеда, и оказал картлам помощь в Анакопийском сражении, император, заинтересованный в расширении своих границ на Кавказе, дал Леону в удел (на правление) Абхазию наследственно... «Отныне она является моим наследственным владением от Клисуры до реки Большой Хазарии, куда достигает конец Кавказа».

В ответ на предложение правителей Картли о благодарности за помощь Леона в их спасении: «Да благословит господь тебя за то, что оказал нам отменное гостеприимство и защитил нас в местах твоих безопасно... Назови для себя то, что хочешь от меня в вознаграждение за благослужение твое» Леон ответил так: «Причисли меня к твоим слугам, которые сегодня удостоены быть твоими сыновьями и братьями. Не нужно мне доли от тебя, и то, что есть у меня, пусть будет твоим».

Из текста следует, что Абхазией и Джикетией с VI в. владели и распоряжались греко-византийские императоры, хотя непосредственное правление находилось в руках абхазских правителей. Кроме того, ясно, что Абхазия как суверенное, независимое государство поддерживала дружественные отношения с соседними странами, да и не только с соседними, оказывая их владетелям серьезные услуги в военном деле при борьбе с общим врагом. Главное — эта помощь была бескорыстной, что является особой чертой характера абхазов всех времен!

Грузинские современные историки интерпретируют данный текст следующим образом — поскольку Леон высказал пожелание быть слугой владык Картли и сказал: «Что есть у меня, пусть будет твоим», то, якобы, этим он подтверждает право картлийских правителей на Абхазию. А владение им Абхазией и Джикией (Черкессией) до пределов окончания Кавказского хребта, представленное византийским кесарем, кладется в основу современных территориальных притязаний Грузии на этот район!

Читателю, не знакомому с менталитетом абхазов, да и лучших представителей других народов Кавказа, необходимо дать некоторые пояснения. В характере этих народов имеет место обычай: уважаемым гостям оказывать всемерное почтение, при этом в значительной степени используются лексические приемы, в которых преобладают утверждения типа: «мой дом — твой дом», «я — твой раб» и т. п. Подобные формы вежливости существуют у многих народов, и, когда русские аристократы и интеллигенты подписывали свои письма словами «Ваш покорный слуга», это не означало, что они нанимались в лакеи. Ясно, что тот же подход имел место и в рассматриваемом случае.

Да, для уважаемого человека абхаз сделает все, чтобы выказать свое почтение, но по большому счету это ничего не значит. На Кавказе все знают, что вежливые обороты речи являются необходимой частью ритуала гостеприимства, и, если гость похвалит какую-либо вещь, хозяин непременно предложит ее в подарок. Но известно, что ни один из уважающих себя визитеров не позволит воспользоваться предложением хозяина и заполучить им предлагаемое. Но это относится только к уважаемым и порядочным пришельцам. Однако современные грузинские политики, хотя вроде бы и кавказцы, как известно, к таким не относятся и оборот вежливости в речи (предложение владетеля Абхазии Леона, высказанное им в VIII в.) грузинскими историками ХХ в. стал рассматриваться как факт передачи Абхазии в собственность Картли на веки вечные! С юридической точки зрения рассматриваемый случай является ничтожным, поскольку, кроме голословных обещаний и разговоров, никаких документальных подтверждений он не содержит. Более того, так называемые цари Картли Арчил и Мир (Дарчил), которые бежали от арабских войск Мервана в Абхазию и, «заточившись, скрывались там» в Анакопийской крепости, тем самым фактически предали свой народ и никаким образом не могли не то что претендовать на принятие Абхазии в собственность, но даже и думать об этом не могли, спасая собственные жизни.

Известно, что Карталиния, Самцхе и Ран были так опустошены Мерваном, что «для живых и животных не осталось крова». Мир, Арчил и Леон Абхазский писали императору о бедах, и кесарь прислал им две короны — одну для двух владетелей Карталинии, передав им при этом и Имеретию, а вторую для Леона, передав ему «Абхазию с прочими частями Лазики в потомственное владение».

Имеется еще очень важный момент в этой истории, и он касается непосредственно «царства Картли» и его царей. История знает мало случаев одновременного правления могущественным государством двумя «царями». И если этот факт подтвержден в «Картлис Цховреба», то он означает, что Картли в VIII в. не могло быть могущественным государством, а что касается его правителей, то это были, скорей всего, мелкопоместные князьки, правившие в разных деревнях. Следует также подчеркнуть, что Картли была позже (в начале Х в.) полностью покорена абхазским царем Константином (893—929 гг.), он отвоевал эту территорию у армянского царя Смбата, что подтверждает «Картлис Цховреба».

Приблизительно в VIII в. движение абхазских царей направляется на восток Закавказья, ими захватываются и объединяются картвельские племена. В этой борьбе принимают участие тао-кларджетские Багратиды, владетели Кахетии, тифлисский эмир и цари армянские. Окончательная победа досталась абхазским царям, присоединившим почти всю Картли. «Картлис Цховреба» говорит, что «в это время Абхазия была единственной частью Кавказа, которая собственной безопасности и плодородством почвы способствовала физическому и моральному усилению ее царей».

Итак, Абхазия получила своего собственного правителя Леона I, царя вновь образованного Абхазского царства, занимавшего огромнейшую территорию, охватывающую все пространство Западного и Центрального Закавказья. Он занял Мегрелию, Имеретию и все пространство до Сурамского хребта и на р. Риони основал свою столицу и крепость Кота, впоследствии Кутаис. Он назвал это государство «Метрополией Абхазии» и разделил ее на округа: 1) собственно Абхазия, 2) Цхомский (от р. Ингури до Алании), 3) Бедийский, 4) Гурия, 5) Рача-Лехумский, 6) Сванский, 7) Ценис-Цхали до Сурамского хребта и к югу по течению Риони. Леон I положил начало династии, правившей на этой территории в течение двух веков.

А как же видят историю возникновения абхазов так называемые грузинские историки? Приведем выдержку из отзыва кафедры древней истории, археологии и этнографии Сухумского филиала Тбилисского государственного университета: «Ученые кавказоведы знают, что абхазский народ составляет два этноса. Исторические абхазы (те же грузины?) и сегодня составляют около 80% абхазов. Они носят грузинские фамилии, большинство из них говорят по-грузински и однофамильцев имеют среди грузин. Апсуа (абазины) на территории Абхазии появляются только в позднем Средневековье. До 1621 г. ни один апсуа в Абхазии не жил. С этого года в церковных и других летописных документах в Абхазии подтверждается проживание лишь трех фамилий».

В этом опусе выражается распространенный и распространяемый в Грузии взгляд на историю абхазского народа (и не только абхазского). Поскольку сам факт проживания на территории современной Абхазии предков абхазов отрицать невозможно, так как он подтвержден многими античными и средневековыми источниками, была выдумана концепция, по которой древние и средневековые абхазы — это те же грузины, а современные абхазы (их называют апсуа по самоназванию абхазов) «пару веков назад спустились с гор», т. е. с Северного Кавказа».

В 1989 г. грузинский писатель Р. Мишвеладзе направил открытое письмо писателю Фазилю Искандеру, в котором писал: «...в природе никогда и нигде не существовали ни абхазский язык, ни абхазская культура, а проклятые большевики ввели в заблуждение наивных адыгейцев, придумали для них на территории Грузии абхазскую автономию, в паспортах записали несуществующую национальность «абхаз».

А вот как история абхазского народа выглядит в кратком ее изложении группой известных грузинских писателей М. Кахидзе, Р. Мишвеладзе. Т. Мебуришвили и Г. Джумухидзе в газете «Ахалгазрда комунисти» от 6 мая 1989 г.: «Пару веков тому назад с Северного Кавказа к нам пришли адыгские племена (апсилы и абазги). Мы пригрели их на нашей грузинской земле... Пришелец из-за гор, покрывший мхом нашу национальную плоть, оспаривает нашу землю».

Грузинским «историкам» Т. В. Коридзе и З. Д. Абашидзе удалось протащить этот тезис даже в «Православную энциклопедию», издающуюся под эгидой Московской патриархии, где в статье «Абхазский (Западногрузинский (?!) католикосат» встречается утверждение, что нынешние абхазы — это «переселившиеся с Северного Кавказа племена, принявшие самоназвание местных абхазов» в 30-е гг. XVII в.

Писатель и публицист Г. Е. Церетели, один из организаторов группы «Меоре-даси» общественно-политического течения грузинской интеллигенции, как утверждала грузинская советская историография, идейно близкий русским революционным демократам, еще в 1873 г. писал: «Весь Кавказ является нашей страной. Следует мысленно представить, что наша нога стоит на нашей земле, что мы находимся в нашей стране. Поселимся ли в стране черкесов, хоть в Дагестане, везде наша родина». Вслед за этими утверждениями Церетели призывал грузин занимать все побережье Черного моря до Крыма, к которому, «словно пиявки, присосались чужеродцы: греки, татары, евреи и другие».

Примечательны строки из газеты «Ахалгазрда комунисти», органа ЦК ЛКСМ Грузии, из которых следует, что абхазы вовсе не абхазы, а «с Северного Кавказа пару веков тому назад к нам (т. е. в Грузию) пришли адыгские племена (апшилы и абазги)... Племена, пришедшие в гости, назвались именем древнейшего грузинского племени, племени абхазов, и, осмелев от нашего простодушия, навязали адыгский язык грузинским абхазам, которые в течение тысячелетий и звука не могли издать на другом языке, кроме родного грузинского».

Последнее утверждение звучит совершенно абсурдно и в корне противоречит всему историческому опыту и законам лингвистики, да и предыдущим высказываниям самих грузинских «деятелей культуры». В истории бывали случаи, когда менее развитый народ переходил на язык более развитых в культурном отношении пришельцев. Например, предки румын даки перешли на язык римлян. Обратных случаев не наблюдается. Так, тюрки-булгары передали свое название балканским славянам, но те сохранили свой язык, который и сейчас понятен русским, украинцам и др. Как же могли, по утверждению грузин, «безродные полудикие племена, не имеющие ни культуры, ни истории навязать адыгский язык простодушным грузинским абхазам»? Более того, известно, что фонетика абхазского языка настолько сложна и своеобразна, что ее можно освоить лишь в раннем детстве, а взрослые люди неспособны это сделать. Но даже грузинские «историки» не додумались до утверждений о тотальном похищении «адыгами» младенцев «грузинских абхазов».

Впрочем, идея «пары веков» стала расхожей среди некоторой писательской интеллигенции Грузии. На обложке органа СП Грузии журнала «Критика» читаем: «Племя «апсуа» (самоназвание абхазов), спустившееся с Северного Кавказа и поселившееся на древнейшей грузинской земле, совершило неподдающееся человеческому понятию коварство: назвало себя «абхазами» и, присвоив нашу историю, «объявило» себя сыновьями и хозяевами самого прекрасного уголка земли Грузии... Если же хотели настолько уважить это апсуйское племя, написали бы им национальность — «апсуа». Свое недовольство вы (абхазы) имеете право выражать только в Адыгее». Некоторые авторы высказывают ошибочное мнение, что якобы «Россия всегда признавала Абхазию частью Грузии», что противоречит исторической истине.

Особой эмоциональностью и грубостью отличаются статьи Р. Мишвеладзе: «...пядь за пядью облитую кровью, в течение веков завоеванную, мы пядь за пядью уступали всем без разбору — дервишу ли безродному, или спустившимся с Кавказских гор племенам, не имеющим ни культуры, ни истории... Станем хозяевами своих земель, создадим новые грузинские села на занятых гостями территориях». Бывший президент Грузии З. Гамсахурдиа отмечал: «Грузия является страной грузин», понимая при этом, что Абхазия тоже принадлежит грузинам.

Такие заявления ничем иным, как бредом, назвать нельзя. Чтобы додуматься до такого, нужно иметь или воспаленные мозги или социальный, политический заказ. В последнем случае все объясняется продажностью как этих писателей, так и некоторых, с позволения сказать, историков.

Грузинские историки заявляют, что на территории Абхазии издревле жили два народа — абхазский и грузинский (?), но это противоречит как логике, так и исторической истине. (Учитывая, что такого народа — «грузины» — не существовало в истории, это название, употреблявшееся Россией в отношении народов и племен, населявших территорию Картли и Кахетии, появилось только в середине XVI в., а для современной Грузии является условным собирательным названием десятка независимых в ту пору княжеств и царств, то сама постановка такого вопроса неверна в логическом, историографическом и этнологическом плане. Такое можно допустить только при условии совместного существования народов двух соседних государств на сопредельной территории, например абхазов и мегрелов в Самурзакане.)

Но и в этом случае не могут на такой маленькой территории, как Абхазия, формироваться два совершенно разных в языковом и антропологическом отношении этноса. Очевидно, что в течение тысячелетий должно было произойти поглощение одним этносом другого. Между прочим, этот процесс происходит сравнительно быстро. Грузинские историки, касаясь периода существования Абхазскою царства, постоянно пытаются подменить понятия, используя для этого обычную в грузинской историографии схему. Сначала признается факт возникновения с VIII в. Абхазского царства. Затем оказывается, что «Абхазское царство явилось сильным грузинским (?) государственным образованием». Далее используется уже термин «Грузинское царство» (Царство картвелов?) и в лучшем случае в скобках — Абхазское. Никто ведь не пытается оспаривать тот факт, что, включив в пределы своего царства почти все территории, населенные грузинами (?) — колхами, картвелами, мегрелами и др., Абхазское царство фактически стало государством абхазов и грузин (не грузин, а «и других народов, населявших в ту пору территорию современной Грузии»). Но до конца Х в. и после того, как в 978 г. корона абхазских царей по материнской линии перешла к тао-кларджетскому отпрыску ветви армянского царского рода Багратуни, это государство называется Абхазским. С XI в. и до распада этого царства в середине XIII в. в дошедших до нас грузинских, византийских, армянских, арабских, русских и проч. источниках оно продолжает именоваться Абхазским (Абхазо-Карталинским, Абхазо-Имеретинским) царством.

Второй вопрос, который активно муссируется в процессе информационной войны, это утверждение, что грузины — древнейший народ Закавказья. Выглядит это следующим образом. Грузинские историки, в частности Д. Гамахария и Б. Чания, вообще отрицают аборигенность абхазов на своей собственной земле. В статье «Оккупация Абхазии: мифы и реальность?!» они пишут: «Абхазия — родина абхазов и грузин». По их логике получается, что грузины имеют две родины, а у абхазов ее просто нет.

Или, например, известный грузинский писатель Чабуа Амирэджиби заявляет: «Абхазы — грузинское племя. А те, кто пришел к нам с Северного Кавказа, — всякая шваль, адыгея, убийцы и полудикие племена...»

С. Шамба в своей работе приводит высказывания г-на Алексидзе: «Говоря об общеколхидской культуре, г-н Алексидзе в скобках сообщает, что это западногрузинская культура, вероятно, по причине того, что частично эта культура зафиксирована на территории современной западной Грузии. Далее он сообщает, что доминирующее положение в Восточном Причерноморье занимали колхи, и опять в скобках — западногрузинское племя. И это при том, что по дошедшим до нас греческим письменным источникам «колхи» — это собирательный термин, которым называли все племена, заселявшие в то время южную часть Восточного Причерноморья».

Считаем необходимым обратить внимание на работу Г. Пайчадзе, являющуюся образцом выполнения политического заказа не на страх, а на совесть. (Если только слово «совесть» можно ставить рядом с именами грузинских борзописцев.) Почему мы делаем такой вывод? Да потому, что так называемым историком Г. Г. Пайчадзе нарушен основной принцип исследования, используемый мировой наукой: сначала анализ, затем синтез и в конце выводы. Пайчадзе уже первый абзац своей работы начинает даже не с выводов, а с заключения о том, что все Закавказье буквально со II тысячелетия до н. э. являлось «Грузией», а все народы, обитавшие на его территории, — этнические «грузины». Об абхазах, обитавших в этом районе со II тысячелетия до н. э. (что подтверждается письменными источниками Рима, Византии, Персии, Арабского халифата и т. д.), он даже не упоминает, и неспроста, ведь любое упоминание об абхазах потребовало бы пояснения о том, что же это за этнос, не имеющий ничего общего с другими племенами и народами Центрального Кавказа. А это не укладывается в программу ангажированных историков современной Грузии. Проще заявить, что никогда не существовало самостоятельных государств — Колхиды, Абхазии, Имеретии и т. д., а всегда это была только Грузия, но рассчитано это на простаков, верящих лгунам на слово.

Настоящий ученый никогда не позволит себе сказать: «я знаю», «так есть» и, тем более, «так было», если сам при этом не присутствовал или если речь идет о временах, относящихся к древней истории. Для этого используются фразы типа: «возможно», «вероятно», «предполагается» и т. п. Но Пайчадзе безапелляционно искажает такие факты, которые даже комментировать нет смысла из-за их очевидности. Основной задачей при этом является именно утверждение, что абхазы — это не абхазы, а грузины, что Абхазия всегда была неотъемлемой частью Грузии, а Абхазское царство, которое существовало в VIII—X вв., вообще не Абхазское, а Грузинское (?), просто грузины решили его так (Абхазским) назвать в шутку или назло абхазам. Приводя в своей работе обилие ссылок на многочисленные публикации, он, ничтоже сумняшеся, искажает их смысл и самым беспардонным способом охаивает авторов, имеющих иной взгляд на исторические факты.

В работе Пайчадзе телега поставлена впереди лошади: анализируя возникновение ранних государств на территории Закавказья (особенно Западного), автор сначала обозначает в период до VIII в. н. э. их как Грузию, а затем сообщает, что на этой (грузинской) территории появились колхи, образовавшие государство Колхида, затем, позже, с его распадом возникло государство Эгриси, именуемое античными авторами как Лазика, хотя о народе с названием эгры не упоминается в публикациях тех времен.

Работа пестрит перлами типа: «ясно, что «Колхис» — это Колхида, историческая область западной Грузии» (с. 4), «известно, что территория юго-восточного и восточного Причерноморья уже во втором тысячелетии до н. э. была населена древнегрузинскими племенами (?), относящимся к мегрело-чанской (западногрузинской) ветви» (там же).

Пайчадзе, объясняя происхождение страны Абхазия и этнонима «абхазы» в примечании 18 (на с. 15), сообщает, что «оно происходит от грузинского названия «абхазети, абхазеби, абхазни», которые в свою очередь произошли от названия абхазского племени «абазги», т. е., оказывается, даже топоним «Абхазия» придумали грузины (после XVIII в.!). Это же надо так вывернуть историю! А как же «Абхазское царство», существовавшее в VIII—X вв., когда о «Грузии» еще и речи не было?

И еще: «Мегрелия являлась феодальным владетельным княжеством, которое выделилось из состава западногрузинского Имеретинского царства. В XVI в. и начале XVII в. власть владетельного князя Мегрелии распространялась на Абхазию». Ну и что? Следует помнить, что с IX по XI в. власть Абхазии распространялась не только на Мегрелию, но и на Имеретию и Картли с Кахетией (которые в XVI—XVII вв. русские станут называть «Грузией»!). Да и после XVII в. Абхазия была государством, не зависимым ни от Мегрелии, ни от Картли с Кахетией!

Пайчадзе, ссылаясь на М. Требенькова (с. 17) поясняет, что название «Абхазское царство», распространившее свое влияние на все Закавказье, возникло по имени абхазо-карталинских царей, ведущих линию с царя Баграта III, объединившего около 985 г. два отдельных царства — Абхазское и Карталинское, т. е. Грузию Западную и Восточную. Следует обратить внимание на следующие факты.

1. ^ Оказывается, Абхазское царство все-таки существовало!

2. Абхазское царство, распространившее к XI1 в. свое влияние на все Закавказье, возникло не само по себе, а в результате военной и политической экспансии Абхазии в период конца VIII и до XI в., когда никакой династии абхазо-картвелов еще не было. У власти находились только абхазы!

3. Именно в этот период правители Картли, в промежутке между порабощением их арабами, персами и армянами, находились в вассальной зависимости от абхазских царей!

4. ^ Естественно, придя к власти, Баграт III, представитель царского рода Абхазии и Тао-Кларджети (а никак не Картли), принял к правлению объединенное абхазами царство (в составе Картли, Кахетии, Имеретии и др. провинций), но с его приходом прерывается чисто абхазская ветвь царей. Налицо подтасовка исторических фактов, т. е. фальсификация истории.

5. Термин «Абхазо-Картвельское царство» возник не по причине прихода к правлению картвельского царя или владетеля Картли, а в ознаменование того, что абхазский правитель Баграт III присовокупил к Абхазскому царству и Царство Картли. С приходом на царствование того или иного владыки это царство меняло свое название на «Абхазо-Имеретинское» и т. д.

Наглядным примером подтасовки исторических фактов и создания антинаучных выводов может служить следующее. Пайчадзе, ссылаясь на Г. В. Цулая (с. 22) говорит, что тот делает следующее справедливое заключение: «проследив за процессом этнонима «обез (обежанин)» по русским средневековым источникам, можно прийти к заключению, что под данным наименованием, впервые появившимся в русских источниках XI в. в период расцвета Грузинского феодального царства, русские могли подразумевать только грузин». Как видим, согласно мнению Цулая, под русским термином «обезы», хотя и возникшим под влиянием «абазин», следует понимать только «грузин».

Надеемся, что эта галиматья не требует комментариев и тем не менее:

  • поскольку на ту пору (XI в.) термин «грузины» не существовал, то кого же следует понимать под этнонимом «обезы»?

  • в XI в. был расцвет не Грузинского (?) (поскольку такого этнонима и топонима не существовало), а Абхазо-Карталинского царства, что зафиксировано в анналах истории; такой подход автора свидетельствует о его желании скрыть существование Абхазского царства;

  • что касается заключения о том, что под термином «обезы» русские подразумевали только грузин, то предоставьте, господа, судить и делать выводы по этому поводу только русским, им видней!

Мы не станем вступать в полемику с Г. Г. Пайчадзе, поскольку хорошо понимаем, что имеет место политический заказ, целью которого является неблаговидная задача — на основе действительных фактов фальсифицировать историю и в таком виде представить превратную, искаженную картину реальной действительности, внедрить в массовое сознание постулат о том, что как термин «Грузия», так и само название «грузины» существовали с доисторических времен, хотя наука, как показано в нашей работе, этого не подтверждает. (Уверены, что читатель, обратившийся к работе Пайчадзе, сам убедится в правоте наших высказываний, так как несоответствие между цитатами из публикаций, представленных в этой работе, и взглядами Г. Пайчадзе, несмотря на тенденциозное изложение, видно невооруженным взглядом.)

Нами ранее было показано, что утверждение о существовании в Закавказье Грузии на протяжении 26 веков есть не что иное, как миф, фальсификация истории. Да, там обитали с указанного времени племена и народы различных этнических групп, в том числе абхазы, колхи, сваны и др., образовывавшие на этой территории самостоятельные независимые царства и княжества. Позже, с VIII в., эти государственные образования вошли в независимое Абхазское царство, в котором абхазы правили и осуществляли хозяйственную, военную и административную политику.

С конца X в. оно приобретает название Абхазо-Картвельское царство, а с конца XIII в., с приходом на царствование имеретинских властителей, оно именуется Абхазо-Имеретинским царством.

Последующие два-три века, в период существования этого царства, государственность осуществлялась при непосредственном участии абхазов, влияние которых распространялось и в последующие века на вновь появившиеся в этом регионе государственные структуры. Князья Шарвашидзе, правившие Абхазией, в 1239 г. объявили страну независимой в составе Абхазо-Картвельского царства, а в 1462 г., когда это Абхазо-Картвельское (с конца XIII в. — Абхазо-Имеретинское) царство полностью распалось, Абхазия отделилась от него окончательно.

Что же касается «грузин» и «Грузии», то, как не раз уже отмечалось, такого народа, нации или этноса, а также страны не существовало вплоть до новейшего времени. Даже в ХVIII в., когда шло объединение с Российской империей, отдельные княжества входили в нее самостоятельно и в разное время под своими исторически приобретенными названиями. Грузия как топоним и как государство стала известна только в начале ХХ в., когда произошло фактическое объединение нескольких административных единиц и некоторых самостоятельных государственных образований под единым условным наименованием, не относящимся ни к этносу, ни к территории. Поэтому говорить о существовании Грузии на протяжении 26 веков — это нонсенс, выдумка, не имеющая ничего общего с исторической действительностью. Из нашего исследования видно, что такие этнические группы народов, как колхи (потом гурийцы) и сваны действительно существовали в указанный период и что в начале ХХ в. они наряду с картвелами и кахетинцами вошли в состав новосозданной нации — грузин. В новое государственное образование вошли также и другие этнические группы: мегрелы, аджарцы, месхетинцы и др. Грузинская нация была образована и получила этот статус с момента начала существования государства Грузия 26 мая 1918 г. и, следовательно, существование нации и государства насчитывает едва ли одно столетие!

Утверждение, что во все времена в Закавказье жили «грузины» неправомерно и не имеет смысла. Это утверждение возникло только в XX в. в связи с ксенофобией и великодержавным шовинизмом политиков Грузии. Самое любопытное состоит в том, что многие ученые-историки, не задумываясь переносят наименование «грузины», существующее официально не более века и не имеющее ничего общего с этническим составом Закавказья как в прошлом, так и в настоящем времени, на все народы, населявшие этот регион.

В то же время картвелолог Д. Ж. Хьюитт, в историческом аспекте описывая этот край, приводит сведения об «абхазах, мегрелах и грузинах (?)», из чего следует вывод, что абхазы — не «грузины» (и это соответствует истине!), а также то, что и мегрелы не относятся к этому выдуманному народу.

Что же говорят другие грузинские авторы? А. Сургуладзе и А. Ментешашвили пишут в журнале «Народное образование», что «исторически никогда абхазский и грузинский народы не имели территориальных споров. У каждого суверенного равноправного народа есть своя историческая родина, своя территория. Народы наши испокон веков жили рядом, у каждого из них была своя особая территория — она и называлась исторической родиной».

Рассмотрим, как же в действительности обстояло дело. Для этой цели воспользуемся текстами историографов Средневековья, в одном из которых (X в.) читаем: «А вот племя, обосновавшееся на берегу Понта, возродилось, разумножилось вдоль моря, овладело тем краем и распространилось до границ армян и албанцев; образовался довольно многочисленный народ, и то государство зовется Абхазией. Несметны имена каждого гавара, обитающего вокруг нее, и других гаваров, вокруг Тбилиси, как то: Цанарети, Джавахети, Триалети. Разумножились и увеличились, и возникло племя, которое в своей первой стране (Испания. — Сост.) называют Верней, а здесь называются грузинами...»

Анализ текста позволяет сделать выводы:

  • народ государства абхазов в Х в. имел высокую численность;

  • в понимании автора, абхазы заселяли побережье Понта (Черного моря) и территорию Центрального Закавказья до границ с албанцами (районы, пограничные на востоке с Каспийским морем);

  • в тексте упоминается племя с названием Верней (которое, как уже говорилось, составители ошибочно называют Испанией, а в действительности это Иверия);

  • жителей Иверии, которые образовали Картли-Кахетинское княжество, в Армении не называли грузинами (скорее, гюрджами), поэтому полагаем, что термин «грузины» в данном документе не соответствует транскрипции оригинала.

Слова о грузинах, вероятно, также с нарушением транскрипции при переводе, имеют место и в других работах.

Арабские историки (Ал-Фарик), сообщая об освобождении Тбилиси Давидом Строителем (1165 г.), также упоминают о «грузинах», хотя согласиться с этим трудно. В ту пору существовало Царство абхазов и картвелов, и в этой связи в тексте имеют место такие неувязки: сначала Давид именуется царем «грузин и абхазов», потом он называется грузинским царем и в конце концов — царем абхазов. Все это напоминает безуспешную попытку совместить несовместимое: «Царь Давид [являющийся] царем грузин и абхазов, сильно потеснил [Тифлис]. Тогда они [тифилисцы] обратились к султану Тогрулу, который находился в Гяндже и Аране. И он отдал им шихну. Но не прекращалось их притеснение грузинским царем... После того как нанесли поражение войскам, вернулся царь абхазов и, поставив лагерь возле Тифлиса, осадил город. А потом мечом овладел и вошел в город в пятьсот пятнадцатом [1122] году».

По нашему мнению, имеет место использование неверной транскрипции в процессе перевода. Факты подтасовки отмечаются не только в исторических документах, но и в комментариях к поэтическим произведениям Средневековья. В поэме «Хосров и Ширин» говорится об Абхазии и абхазах:
Поместье жалкую являет нам картину,

Едва займет оно фарсанга половину.

Земля бесприбыльна: уже ведь с давних дней

Абхазцы исполу работают на ней.
А в поэме «Искандер-наме» читаем:
Дувал, который был правителем Абхазии,

Мощью шаха был возвышен.

Пришел к шаху добромыслящий.

Застонал, словно литавра от ремня:

«Приди на помощь, о шах, от притеснения русов,

Которые в колыбелях Абхазии требуют невесту...»
Но в комментариях и даже названии данного материала это звучит так: «Низами о Грузии (Абхазии) и грузинах (абхазцах)». Совершенно непонятно, откуда в тексте появились слова «Грузия», «грузины», если в произведении они отсутствуют? Похоже, традиция именовать все народы Западного Закавказья «грузинами» прижилась и в Азербайджане.

В работе древнеармянского хронографа Айраванеци (конец XIII в.) наименование «грузин» любопытным образом соотносят с этнонимом «абхаз». Оказывается, достаточно для этого на ладони нанести несколько черточек: «Царь Смбат Тиезеракаль построил город Аниси, что означает «заботу». Он пленил султана и приказал тачикам (туркам, арабам. — Сост.) носить косы, подобно женщинам. Он также взял в плен грузинского царя Деметрэ и по ладони многих грузин нанес черты, в связи с чем их назвали абхазами».

Таким образом, на основании изложенного материала можно сделать следующие выводы.

1. Государство «Грузия» до ХХ в. историческими источниками не фиксируется. Все государственные образования, существовавшие в Средневековье и раньше на территории современной Грузии, являлись объединениями в виде царств или иных самостоятельных независимых государств.

^ 2. На этнической карте Закавказья появлению картлов по времени предшествовало появление абхазов.

3. Отнесение абхазов к «грузинам» или «грузин» к абхазам с юридической (и, соответственно, исторической) точки зрения неправомерно в связи с отсутствием на ту пору такого государства, как «Грузия», и такой этнической группы, как «грузины».

^ 4. Абхазы в исторической летописной литературе представлены самобытной этнической группой, или этносом.

5. Утверждение, что во все времена в Закавказье жили «грузины», — безосновательно, поскольку государство Грузия возникло только в ХХ в., обратной силы, как и в юридической практике, такие утверждения не имеют.

6. Та территория, которую русские цари называли «Грузией», такого собственного названия не имела, а называлась Сакартвело, ее же народ — картвелами.

7. Термин «гюрджи» являлся обобщающим названием всех жителей Закавказья. Так называли их историографы соседних, более цивилизованных государств. Термином «грузины» называли с ХVI в. жителей Картли и Кахетии только русские.

8. До появления Грузинского государства как такового в XX в. отсутствовали всякие претензии Грузии к Абхазии, поскольку такого государства, как Грузия, не существовало.

Начиная с XX в. Абхазия, в связи с падением самодержавия в России, остается одна перед лицом большевистского революционного движения, не воспринимаемого народом страны, и вынуждена в связи с этим просить поддержки у соседа, тогда меньшевистской Грузии, помощь которой превратится в военную оккупацию на долгие годы и перейдет в постоянный жесткий геноцид. В результате планомерного заселения грузинскими поселенцами Абхазии в период ее аннексии Грузией и позже, в период существования СССР, был нарушен демографический баланс настолько, что коренное население оказалось в меньшинстве и в таком угнетенном состоянии, что любые вопросы, связанные с суверенитетом, уже не только рассматриваться, но даже подниматься не могли, поскольку они должны были решаться большинством народа страны. А грузинское большинство было создано искусственно, за счет переселенцев из страны-оккупанта. Абхазия в этой ситуации теряла не только свою независимость. Наступление шло на язык народа, был изменен алфавит на грузинский, планомерно уничтожалась культура этноса. В итоге — Абхазию из суверенного государства превратили в некую область, в которой проживает на правах меньшинства малая народность!

Относительно замечания, что абхазы имеют однофамильцев среди грузин, то это действительно так. Обычно это бывает либо в результате ассимиляции, либо искусственного или естественного изменения этнодемографической ситуации в регионе. Но в данном случае некоторые исследователи путают причину со следствием. Первым этапом ассимиляции, когда началось изменение фамилий, о котором говорят грузинские историки, явился длительный период царствования абхазских владык в Закавказье. Всю правящую элиту в ту пору, на протяжении более двух веков Абхазского царства и еще двух веков Царства абхазов и картвелов (да и после этого периода на протяжении нескольких столетий), составляли абхазские цари, вельможи, военачальники, чиновники, купцы и т. д. Естественно, плебос, состоящий из местного населения (картлы, иверцы, колхи и др.), стремился родниться, чтобы войти в состав элиты. Для достижения этой цели было два пути: добиться доверия храбростью или хитростью и т. п. либо через межродовые браки с абхазами. Отсюда у этнических аборигенов абхазские фамилии, а у абхазцев — фамилии местных народностей. Такая же ситуация наблюдалась и позже, когда к власти пришли цари армянской династии Багратидов.

Вторым этапом стал период конца XVIII — начала XIХ в., время русско-турецких войн. Захват Османской Портой Причерноморья неизбежно сопровождался исламизацией края. Принцип был один: хочешь оставаться правителем — принимай ислам, религию победителя. И появились у правителей Абхазии турецкие имена и фамилии: Келеш-бек, Сефер-бей и др. Сказать, что в этом отношении турки были оригинальны, нельзя. С приходом русских войск в этот край происходило крещение местных властителей и вельмож, при этом они получали православные имена, но изменения фамилий, как правило, не происходило.

Третий период интенсивного изменения фамилий непосредственно в Абхазии приходится на время начала геноцида абхазского народа Грузией, активного заселения края грузинами и замены руководства страны на грузинское. Процесс сопровождался этническими чистками, политической и физической расправой, уничтожением правящей элиты страны и ее интеллигенции, и пришелся на годы сталинского режима. ­Утверждение, что многие абхазы носят грузинские фамилии, неправомерно, поскольку:

  • грузинские политиканы относят жителей Самурзакана, большая часть которых является абхазами и мегрелами, к грузинам;

  • к ним же причисляют всех переселенцев (в том числе гурийцев, сванов, мегрелов), переехавших в Абхазию с начала XIХ в. и создавших, таким образом, «грузинское» этническое большинство в Абхазии.

В сложившейся ситуации наличие среди фамилий, принадлежащих коренному этносу, иных, принадлежащих другим народностям, не может использоваться для отнесения всего этноса к этим народностям по такому признаку, как фамилии, поскольку даже в более поздние периоды имело место их изменение. Исторические источники свидетельствуют, что в период грузинизации Абхазии духовными служителями разного уровня назначались исключительно пастыри из картвельской народности, не знавшие ни местного, ни русского языков. Они вели книги записи рождений, венчаний и смертей, и с их помощью абхазские фамилии переделывались на грузинский манер: Маан — Маргания, Эмхи — Эмухвари, Ачба — Анчабадзе, Инал-ипа — Иналашвили и т. д.

Такая трансформация фамилий имела место и в ХХ в. в новый период грузинизации края. Авторы знают случаи, когда еврей Михельсон в потребу необходимости преобразовал свою фамилию в Михалашвили, а русский Маклаков — в Маглакелидзе.

Что же произошло с этническим составом в Абхазии с началом ее второй аннексии и оккупации в 1992 г., какие изменения в демографическом составе населения страны состоялись после изгнания грузинских войск и бандформирований с территории Абхазии?

Грузинское население Абхазии в значительной массе поддержало грузинскую национальную гвардию, оккупировавшую республику, приняло активное участие в боевых действиях и всячески содействовало продвижению грузинских воинских частей. Руки многих грузин, проживающих в Абхазии, были запачканы кровью. Они участвовали в разграблении национальных ценностей, уничтожении исторических памятников, погроме абхазских жилищ, грабежах и убийствах абхазов и прочих бесчинствах. Все это производилось в расчете на то, что абхазы никогда больше не вернутся, будут уничтожены и исчезнут как народность. В этом их убедила пропаганда грузинского правительства и заверил лично президент Э. Шеварднадзе. Самой трагичной стороной этой войны было то, что грузинское население Абхазии, не желавшее принимать участие в войне, планомерно втягивалось в нее властями, отчего война приняла характер гражданской. За действиями этих людей стояла уверенность в их безнаказанности, гарантированная руководством Грузии.

«Нормальному человеку трудно себе представить, как в конце XX в. нация, кичащаяся своей цивилизованностью и благородством, поднимает оружие против крохотного этноса только за то, что он потребовал восстановления своих попранных прав, против народа, который на том этапе всего-то и хотел самоопределиться, реализовать свои естественные права, данные ему Богом. Но, видимо, в Тбилиси посчитали, что они выше Бога. Эти «небожители» узурпировали право определения судьбы народа Абхазии по своему усмотрению, вплоть до его истребления.

С абхазами, мирно жившими на своей земле, обошлись очень жестоко. Но грузинское руководство, посчитав, что регулярных войск для уничтожения абхазов недостаточно, вооружило и местное грузинское население. Это подтвердила в своем интервью глава парламента Грузии.

Судя по всему, выдавая им оружие, руководители грузинского государства решили, что жившие в Абхазии грузины имеют больше прав на жизнь, чем местные жители-абхазы. Иначе зачем было вооружать только один из совместно проживающих народов? Оружие, как известно, имеет два предназначения — им можно защищаться и им можно убивать. Грузинскому населению Абхазии ничто не угрожало, и защищаться им было не от кого. Следовательно, вооружили его, чтоб убивать. А кого убивать в Абхазии как не абхазов?»

Однако с победой абхазского народа в этой войне многие грузинские поселенцы, опасаясь расплаты за злодеяния, свои или своих соотечественников, покинули страну, вывезя с собой все свое и награбленное имущество. Грузины, у которых руки и совесть чисты, остались проживать в Абхазии, и по отношению к ним отсутствуют какие-либо элементы репрессий, что отражено в документах ОБСЕ. Единственная комиссия, направленная по этому вопросу в Абхазию Организацией Объединенных Наций, не подтвердила наличие гонений (5/26795 17 ноября 1993 г.). Следует подчеркнуть, что до нападения Грузии на Абхазию в 1992 г. со стороны Абхазии на протяжении всего исторического периода по отношению к другим, совместно проживающим народам притеснений не было, чего нельзя сказать о действиях грузинского правительства в Абхазии с 1918 по 1991 г. Имевшее место выселение греков из Абхазии после Второй мировой войны в счет принимать нельзя, поскольку авторство и реализация этого процесса принадлежат Сталину и Берии, и абхазы лишь по счастливой случайности едва не оказались в таком же положении.

Отырба приводит следующую информацию, комментируя пространное интервью «Независимой газете» спикера грузинского парламента.

«Сенсационность заключается в том, что со времени окончания грузино-абхазской войны Тбилиси упорно утверждал, что беженцы, покинувшие Абхазию, — это невинные мирные жители, совершенно безосновательно изгнанные абхазами. И вот впервые на официальном уровне это было опровергнуто. На вопрос корреспондента о том, что в Сухуми сегодня заявляют, что считают не только возможным, но и нужным возвращение тех беженцев, кто не совершал преступлений и не воевал против них, а грузинские власти не позволяют им возвращаться, Нино Бурджанидзе ответила так:

«Я считаю, что те люди, которые совершили военные преступления, должны понести наказание. Будь то грузин, абхаз, русский или чеченец. Но дело в том, что абхазы называют преступниками всех без исключения, которые взяли оружие и защищали свои дома, своих жен, своих детей, свои семьи. В таком случае получается, что никто из беженцев не должен возвращаться».

Тем самым, госпожа Бурджанидзе признала, что грузины — жители Абхазии были вооружены поголовно.

В таком случае вполне правомерен вопрос, кто и зачем вооружил все грузинское население, в несколько раз превышающее по численности абхазское? Ведь абхазы до 14 августа 1992 г. — дня ввода грузинских войск в Абхазию — не предпринимали против них никаких агрессивных действий. Ответ напрашивается сам собой — вооружить их можно было только с одной целью — чтоб убивать абхазов.

Изощренно лживо грузинскими СМИ освещается грузино-абхазская война. Для абхазов война началась с совершенно неожиданного для них ввода грузинских войск. С первых же часов она сопровождалась жестокими убийствами мирных жителей и безудержным мародерством. Грузинский же вариант освещения войны во всех случаях начинается с ее конечной фазы — бегства грузин. Продолжавшееся более года вооруженное противостояние у них умещается в половину строки, и подается оно приблизительно в следующей форме — «взбунтовавшиеся кровожадные абхазы изгнали невинных грузин из их домов». И никогда ни единого слова о том, что предшествовало их исходу. Всячески замалчивается или извращается то, что побудило абхазов взяться за оружие и в чем была основная причина исхода грузин.

Единственный раз Э. Шеварднадзе привел действительные факты начала грузино-абхазского конфликта и процесса начала военной грузинской экспансии в Абхазии. Это произошло в ноябре 1993 г. в телепередаче А. Караулова «Момент истины». С его слов это выглядело так: Шеварднадзе и Ардзинба в ходе телефонного разговора 12 августа 1992 г. договорились о проведении совместных мероприятий по охране железнодорожных составов, регулярно грабившихся на перегоне между г. Очамчиры и железнодорожной станцией Самтредия. В тот же день Шеварднадзе поручил министру обороны Китовани поехать в Сухум и там, встретившись с Ардзинбой, уточнить детали намеченных ими мероприятий. Превысив свои полномочия, Китовани по собственной инициативе ввел 14 августа подразделения грузинских вооруженных сил на территорию Абхазии, которые стали продвигаться в сторону ее столицы.

Сегодня грузинские официальные лица, аргументируя свои претензии к абхазам, ссылаются на количественный состав беженцев. Они утверждают, что число беженцев превышает количество людей, оставшихся в Абхазии, и это дает им основание определять будущее Абхазии.

При такой аргументации получается, что можно оправдать любых грабителей на том основании, что во время неудачного ограбления их было больше тех, кого они пытались ограбить, и на этом основании позволить повторить преступление. Но согласно всем законам и нравственным нормам численное превосходство преступников над их жертвами только усугубляет вину первых.

Сложившееся на сегодня раздельное с грузинами проживание на данном этапе абхазов устраивает, поскольку это хоть как-то минимизирует опасность, угрожающую их жизням. Кроме того, абхазы прекрасно понимают, что с возвращением беженцев изменится демографическая картина. Это, в свою очередь, приведет к нарушению сложившегося баланса, вслед за которым неизмеримо возрастет угроза очередного межэтнического конфликта.

Грузинская пресса и политики называют бегство этнических грузин, запятнавших себя кровью абхазов, этническими чистками, но ведь это не так. Фактическое расследование, проведенное со стороны ОБСЕ, не подтвердило этого факта. Если же под этническими чистками подразумевать этнодемографические изменения, происшедшие в результате военных действий в Абхазии, то совершенно очевидно, что ответственность за них, в первую очередь, должно нести руководство Грузии, развязавшее в августе 1992 г. войну. Именно в период оккупации значительной части Абхазии грузинскими войсками начался массовый исход абхазского, армянского, русского, греческого населения с подконтрольной грузинским властям территории. И это было не только бегство от военных действий. Беженцы, представленные перечисленными выше народами, спасались от преследования их грузинами именно по национальному признаку и от геноцида, творимого грузинскими войсками и поселенцами на оккупированной территории Абхазии. Та часть грузинского населения, которая участвовала в разбое, мародерстве и убийствах абхазов, покинула Абхазию вместе с отступающей грузинской армией еще до возвращения абхазов. Со стороны как абхазского правительства, так и коренных жителей к этой группе населения никакие шаги по выселению, чистке или преследованию не предпринимались. Таким образом, в республике осталась только та часть грузинского населения, которая заселяла Гальский (бывший Самурзаканский) и Очамчирский районы до и в начале XIX в. На сегодня там проживает более 50 тыс. этнических мегрелов, и возвращение населения в эту зону продолжается постоянно.

И все же было бы верхом легкомыслия позволить всем сбежавшим от справедливого суда грузинам вернуться, предварительно не обеспечив условий своей безопасности. Соответственно, это никоим образом не может расположить жителей Абхазии к тому, чтобы в обозримом будущем налаживать жизнь совместно с грузинами, а тем более под юрисдикцией Грузии.

1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   ...   28

Похожие:

Абхазия Правовые основы государственности и суверенитета iconЗакон Республики Абхазия от 10 мая 2012 г. №3143-с-v «О ратификации...
Соглашение между Правительством Республики Абхазия и Правительством Государства Тувалу о взаимных безвизовых поездках граждан Республики...

Абхазия Правовые основы государственности и суверенитета iconРаспоряжение Президента Республики Абхазия от 27 сентября 2012 г....
Министерством Российской Федерации по делам гражданской обороны, чрезвычайным ситуациям и ликвидации последствий стихийных бедствий...

Абхазия Правовые основы государственности и суверенитета iconЗакон Республики Абхазия от 7 апреля 2006 г. №1290-с-xiv «О внесении...

Абхазия Правовые основы государственности и суверенитета iconЗакон Республики Абхазия от 9 августа 2011 г. №2984-с-iv «О бюджете...

Абхазия Правовые основы государственности и суверенитета iconПравовые основы регулирования порядка трансплантации органов и тканей человека и донорства крови

Абхазия Правовые основы государственности и суверенитета icon2. Законодательная база по охране окружающей среды
Правовые, законодательные и нормативно-технические основы безопасности жизнедеятельности

Абхазия Правовые основы государственности и суверенитета iconКонкурс образовательных и социальных проектов «свой мир мы строим сами»
Социально-правовые основы, перспективы и проблемы развития ювенальной юстиции в россии

Абхазия Правовые основы государственности и суверенитета iconЗакон украины
Данный Закон устанавливает правовые основы защиты общества от распространения продукции, которая негативно влияет на общественную...

Абхазия Правовые основы государственности и суверенитета iconАдминистративно-правовые основы деятельности участковых уполномоченных...
Работа выполнена на кафедре административного права Московского университета мвд россии

Абхазия Правовые основы государственности и суверенитета iconПравовые основы формирования информационного общества в узбекистане
«Битва за доступ к Интернету выиграна, однако сейчас мы столкнулись с другой проблемой как убедить каждого пользователя, что Интернет...



Образовательный материал



При копировании материала укажите ссылку © 2013
контакты
www.lit-yaz.ru
главная страница