Абхазия Правовые основы государственности и суверенитета




НазваниеАбхазия Правовые основы государственности и суверенитета
страница4/28
Дата публикации14.06.2013
Размер5.16 Mb.
ТипКнига
www.lit-yaz.ru > Право > Книга
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   28

^ Этнодемографический состав и численность населения Абхазии по материалам статистических исследований,
проводимых в разные периоды



























































































































































































Следует учитывать также факт, что отнесение населения к тому или иному этносу определяется самим народом, проживающим на принадлежащей ему территории, а не тем, каким его назначат или определят сторонние лица или организации, включая самые высокие вплоть до ООН.

Статистические данные за 1914 г. взяты из С. Басария.

По данным подсчета населения Сухумского округа в 1916 г., численность абхазцев с самурзаканцами составляла 111 780 душ, или 56% от всего населения, картвельцев — 37 414, или 18%, русских 21 978, или 11%, армян — 15 794, или 8%, остальное население — 10 627, или 7%. Расхождения в динамике численности абхазов и картвелов на 1897 и 1914 гг., по нашему мнению, определяется отнесением жителей Самурзакани в 1897 г. не к абхазам, а к картвелам, что неверно.

Результаты переписи населения за 1977 г. взяты из СЭС.

По итогам анализа материалов переписей можно сделать такие выводы:

  • результаты переписи являются материалами официальными и юридически достоверными;

  • на момент переписи 1886 г., а соответственно, и в период, предшествующий ей, на территории Абхазии проживало преимущественно абхазское население (свыше 85%);

  • учитывая, что начиная с 1864 г. и на момент переписи в результате колониальной политики, проводимой царской администрацией, в Абхазии происходило постоянное заселение крестьянами — мегрелами, гурийцами, картвелами и др. — селений, опустевших в результате махаджирства, насильственного выселения абхазов с мест их коренного обитания, можно с уверенностью утверждать, что в начале XVIII в. представители иных групп народов (мегрелы, картвелы и др.) в Абхазии проживали единично;

  • все утверждения официальных лиц и организаций о том, что на территории современной Абхазии, на земле, идентичной существующему в ту пору Сухумскому округу, абхазы не проживали, противоречат юридически подтвержденному факту, не имеют под собой юридического основания и являются ничтожными;

  • результаты переписи устанавливают принадлежность территории Абхазии абхазскому народу, этносу, населяющему эту территорию с древних времен.

Факт проживания абхазского народа на данной территории доказывается также многочисленными археологическими материалами и историческими сведениями начиная с античных времен.

^ 2.2. Этногенез народов Закавказья

К большому сожалению, история стран до Средних веков представляется в публикациях на основе археологических исследований, изучения летописных и фольклорных материалов, свидетельств очевидцев, опубликованных в античных работах историков и исследователей других народов, а не на основе юридических документов. В этой ситуации возможно толкование имеющихся фактов под разными углами, в зависимости от взглядов, интересов и от сегодняшней потребности. Но в этом и заключается работа историков — искать в споре истину. Что же касается использования такого материала политиками и юристами, применяющими его в качестве доказательной базы для достижения своих целей, то для них даже 99% свидетельств за не будет иметь веса в сравнении с 1% против. Ниже даны примеры таких голословных выводов и заключений.

На наш взгляд, следует исходить из следующего: при рассмотрении исторических событий, определяющих позицию по вопросам судьбы человечества и отдельных народов, в ответственных инстанциях нельзя принимать во внимание всякие спекулятивные высказывания в прессе по этому поводу, поскольку опыт человечества, неоднократно подтверждает некомпетентность или тенденциозность таких публикаций. К рассмотрению могут приниматься только юридические документы.

Голословные заявления в прессе и в трудах отдельных «историков» обусловили необходимость исследовать вопрос генезиса, становления и эволюционного развития народов, этносов и национальных групп на территории современного Закавказья. Поскольку во время оное не существовало ни паспортов с графой «национальность», ни прописки, в соответствии с которой можно определить место проживания, единственным и самым надежным источником информации могут служить лишь труды историков, описывавших этот край во времена до и после начала новой эры.

Для понимания процессов этногенеза в Закавказье следует сказать, что имеют место два подхода к определению понятия этноса. Согласно первому из них (Ю. В. Бромлей) этнос — это устойчивая исторически группировка людей, обитающая на принадлежащей ей территории и характеризующаяся такими показателями, как наличие собственного языка, культуры, обычаев и др. Этнос, таким образом, является институтом социальным. В соответствии с другим подходом (Л. Н. Гумилев), это устойчивый, естественно сложившийся коллектив людей, противопоставляющий себя другим аналогичным коллективам, со своим стереотипом поведения, закономерно изменяющимся в историческом времени. При этом считается, что этнос — явление биологическое, популяция — система, в которой наличествует тесная связь между социальным и биологическим, где последнее качество играет определяющую роль.

Каждая из концепций имеет свои недостатки в критериях классификации этносов. Так, например, определение этноса по языку не всегда дает результат — немцы и австрийцы, представляющие различные этносы, говорят на одном языке (немецком). Абхазы и картвелы, являющиеся представителями различных этносов и говорящих на самостоятельных языках, некоторое время использовали общую графику (хуцури). Классификация по территориальному признаку с объединением их по историко-географическому принципу создает, как это имеет место в Закавказье, превратное представление об этнической близости абхазов и колхов или картвелов, живших в рамках одного территориального объединения.

С религией, как и культурой, дело обстоит еще сложнее. Представители одного этноса, как это имело место в Абхазии, могут исповедовать несколько религий (православие, ислам, католицизм и др.). Использование классификации этноса посредством его социально-классовой структуры с подразделением на племена, народности, нации и этнические меньшинства также не является продуктивным, поскольку один и тот же этнос может существовать в разных общественных формациях.

Сторонники второго подхода классифицируют этнос по стереотипу поведения, фазам этнического развития, основываясь на доктрине В. И. Вернадского о ноосфере и теории А. Л. Чижевского о существовании периодических циклов, определенных фаз в развитии геоструктуры и жизни на планете. Эти явления, в приложении к возникновению, существованию и исчезновению этносов на Земле, исследовал Л. Н. Гумилев, считавший этнос явлением биологическим и, соответственно, подверженным влиянию геокосмических процессов. В своей теории он полагает, что возникновению этноса предшествует некоторый внешний фактор, вызывающий микромутацию при смешении этнических субстратов (типа Вавилонского столпотворения), и называет его пассионарным толчком. Возникнув, этнос проходит ряд закономерных фаз развития, при этом, по его теории, период (цикл) существования этноса примерно одинаков и составляет до момента полного распада примерно 1500—1700 лет. Эта цикличность согласуется с периодичностью, описываемой другими исследователями в приложении к иным процессам. Так, В. Друянов приводит данные об изменении ландшафтной оболочки Земли каждые 1580 лет, а известно, что ландшафт имеет определяющее значение в жизнедеятельности этноса.

Фазы определяют различные этапы существования этноса, его «возраст». Первая из них — фаза подъема, или период стабильного повышения уровня пассионарного напряжения системы (этноса), подразделяется на инкубационный период, когда процессы формирования самосознания этноса происходят подспудно, скрытно и не фиксируются историей, и на явный период, при котором резко возникает активность его подсистем и эта активность отражается в анналах истории. Продолжительность первой фазы примерно 300 лет.

За фазой подъема следует акматическая фаза (300 лет), период колебаний пассионарного напряжения в этнической системе, когда пассионарное напряжение в этносе и его активность, переходящая временами в жертвенность, достигает максимального уровня, этнос характеризуется наивысшим числом субэтносов.

Третья — фаза надлома — продолжается 200 лет и характеризуется резким снижением уровня пассионарного напряжения, расколом субэтноса и острыми конфликтами внутри него.

Четвертая фаза, инерционная, длится 300 лет. Это пора «золотой осени». На этой фазе наступает вначале некоторое повышение, а затем плавное понижение пассионарного уровня. Она характеризуется укреплением государственных и социальных институтов, накоплением материальных и духовных ценностей.

Пятая фаза, длящаяся 200 лет, — фаза обскурации, при которой пассионарное напряжение убывает до и ниже нулевого. В этот период ломаются системные связи в этносе, разрушается его целостность и растет число субпассионариев, препятствующих любой конструктивной деятельности. Она сопровождается либо исчезновением этноса как системы, либо превращением его в реликт.

И последняя фаза — мемориальная, знаменующая завершение процесса эволюции этноса. Она подразделяется на стадию регенерации (попытку восстановления этноса) и на реликт — сохранение лишь отдельных частей этноса и консервацию существующего образа жизни. Полагаем, что предложенный взгляд на классификацию этноса окажется полезным в нашем исследовании.

Изучение трудов исследователей этого края от времен Гомера (IX в. до н. э.), Плиния и Страбона, арабских историков Средневековья и до середины XIХ в. (Ф. Торнау, Я. Ланген) — всего более 200 публикаций — позволяет сделать вывод, что на территории Кавказа и Закавказья, включая районы, прилегающие к этой территории с севера и юга, в рассматриваемый период проживали до 150 народностей (табл. 2). В настоящей книге мы не приводим ссылки на всю просмотренную литературу и летописные документы, чтобы не перегружать текст. Всех, кого заинтересует первичный материал (в переводе), мы отсылаем в Интернет на сайт www.geocities.com/abkhazia_dream, где представлены использованные нами источники, и даем таблицу 2 с числом упоминаний названий этносов в литературе. Там, где в нашем тексте будут приводиться ссылки на работы этого сайта, будет указан порядковый номер документа в нем, например: Сайт Абхазия. Док. № 51.

Поскольку нас интересовали только народы, населявшие Закавказье (собственно, территорию современной Грузии и западную часть Причерноморья), для дальнейшего анализа мы ограничили перечень народов в представленной таблице по нескольким признакам. Во-первых, из таблицы были исключены названия народов, населяющих Предкавказье (ногайцы, сарматы, кумыки и т. д.), затем народы, упоминание которых в течение исследуемого нами периода происходило только единожды. Это дало возможность избежать ошибки, связанной с возможной неверной фонетической трактовкой наименования народа самим исследователем или неточностью перевода с языка оригинала. Кроме этого были изъяты наименования, присвоенные по признаку владетеля или вождя, а также по признаку проживания в том или ином населенном пункте, например: дадиан — бедиане, горийцы или кавказканы. Из таблицы 2 были выведены названия народов известных к тому времени стран, не представлявших интереса для нашего исследования (армяне, персы), а также народы государств, которые позже отошли от рассматриваемого региона (Тао-Кларджети).

После такой обработки таблица приобрела вид, удобный для рассмотрения (табл. 3).

Использование сведений, представленных в работах античных и средневековых историков в привязке к эпохе и территории, занимаемой этими народами, позволили выявить определенные закономерности в возникновении этнонимов этих народов и их эволюции. Это, в свою очередь, оказалось полезным при выделении отдельных этнических групп народов рассматриваемого региона. На схеме 1 показана картина эволюционного изменения этнонимов основных групп народов, населяющих районы Северного Предкавказья, Черноморского побережья и Закавказья. Как и в таблице 2, при составлении приведенной схемы использовался такой показатель, как частота упоминаний народностей разными авторами в различные периоды по векам. Из каждой работы учитывалось только одно упоминание каждого народа. Была учтена также информация соответствующих историков по отнесению тех или иных народностей к вновь возникающим этнонимам или народам, изменившим свой этноним во времени.

Из представленного материала следует, что в распределении народов в пределах исследуемой зоны имеют место несколько чистых линий этнических групп. Естественно, внутри групп имело место смешение между отдельными их представителями, однако в целом они сохраняли свои этнические особенности и продолжают существовать как этнические группы до настоящего времени. Способствовала этому и географическая обособленность.

На наш взгляд, такой чистой этнической группой являются сваны, существующие как самостоятельная народность, сохранившая особенности своего быта, своей жизни до настоящего времени. Как особая этническая группа сваны упоминаются еще в I в. н. э., однако имеются сведения, что их предками были моссинеки, а возможно, и меланхлены (V в. до н. э.). Язык сванов не понятен для современных грузин как по лексике, так и по грамматическим формам. Еще меньше сходства в обычаях. Это — самостоятельная этническая общность среди народов Закавказья. Их смешению с другими этносами препятствовала особенность их среды обитания — они занимали высокогорный район в точке поворота Кавказского хребта с направления север — юг на запад — восток.

Основные этнические группы, резко отличающиеся друг от друга, составляют народы Закавказья и Восточного Причерноморья, те, кого сегодня называют грузинами и абхазами. Кроме полного языкового несходства между ними имеются значительные отличия в антропологических характеристиках, обычаях и др.

Первую группу народов, располагавшихся на юго-западе Причерноморья (Колхида) и углубленных в центральные области Закавказья, представляли колхи и другие племена, не составлявшие в V в. до н. э. значительной численности в данном регионе. Эта этническая группа прослеживается в трудах историков до конца XIV в., несмотря на то, что с I в. н. э. это государство получило наименование Лазика, а затем, с его распадом, на этой территории выделились отдельные самостоятельные государства Имеретия, Гурия и Мегрелия (IХ—Х вв.). Пайчадзе, интерпретируя становление грузинского государства, высказывает мнение, что после прекращения существования государства Колхида (I в. до н. э.) «на территории Западной Грузии (?) во II в. н. э. образовалось Эгрисское государство, которое существовало до конца VIII в. В античных источниках оно называлось «Лазика». В византийских источниках, как и в античных, в отношении Грузии (?) упоминается название «Колхида» (западная Грузия) и «Иберия» (восточная Грузия)», и т. д. Правда, сам Пайчадзе сообщает, что термин «Грузия», «Грузинская служба» употребляется в церковных летописях только с XVI в.! А что касается государства «Эгриси», то, кроме как в грузинской истории, о нем практически не упоминается, разве что в литературе, переписанной из тех же грузинских источников. Указанный автор безапелляционно заявляет, что в Восточном Причерноморье абхазов вообще не было, а те, кто завоевал практически все Закавказье и создал Абхазское царство, — были «грузины».

Вторая группа была представлена предками современных абхазов — гениохами, обитавшими на территории современной Абхазии. Возникновение абхазов прослеживается, по данным наших материалов, с V в. до н. э., при этом они уже в ту пору занимали различные ареалы. По сообщениям античных историков, гениохи в ранний период имели тесные связи с народами, населявшими северный участок Восточного Причерноморья, где обитали в ту пору скифы. Неизбежные контакты этих этносов привели к смешиванию народностей, в результате чего уже в VI в. н. э. появилась новая народность — мисимиане, занимавшая территорию современного участка Причерноморья от Адлера до районов окончания Кавказского хребта на севере. Мисимиане, смешавшись с зихами, дали начало (IX в.) джикетам, затем тому народу, который сегодня называется адыгами. По языку, антропологическим характеристикам и обычаям он очень близок к своим южным соседям — абхазам и представляет по своей сути единую с абхазами этническую ветвь.

Этническая линия абхазов формировалась следующим образом: гениохи, населявшие территорию от современного г. Адлера на севере до границ Колхиды на юге, обитали там с родственными племенами кораксов в V в. до н. э., фтирофагами (с III в. до н. э. и до I в. н. э.), санигами, являвшимися одной из ветвей гениохов (I—IV вв. н. э.). Они-то и дали в I в. до н. э. начало новой народности — абсилам. Начиная с VIII в. абсилы получают новый этноним — абхазы, который существует и доныне на протяжении 14 веков. В IV в. комбинация народностей гениохов с санигами вызвала появление новой этнической группы — абазгов, которые как самостоятельный народ существовали до конца XIV в.

В XI в. на территории Абхазии в результате смешения двух национальных групп, в основном абазгов (поскольку эта ветвь с XII в. будет постепенно затухать) и абхазов, достигших в ту пору своего высочайшего национального и государственного развития, возникает новая ветвь — абазины. Этот народ существует с XII в. до настоящего времени. Вся эта этническая линия народов обладает одним языком, близкими к нему являются языки более северных народов, населяющих Северное Предкавказье, имеющих подобные обычаи и ведущих сходный образ жизни.

Таким образом, в Восточном Причерноморье уже с начала I тысячелетия н. э. сформировался самостоятельный абхазский этнос в составе нескольких десятков этнических групп, позже образовавших самостоятельные народности (субэтносы) в пределах северного, западного и южного Кавказа, сохраняющие этнические особенности, свою культуру и самобытность до настоящего времени. Начиная с IХ в., когда могущественное государство абхазов завоевало государства Центрального Закавказья, подчинив себе Картли, Кахетию, Тао-Кларджети и другие области и создало единое Абхазское царство, абхазский этнос оказал сильнейшее влияние на племена подчиненного региона, и на этой основе был создан новый суперэтнос с огромным ареалом, существовавший на протяжении четырех-пяти веков.

С I в. до н. э. в центральном районе Закавказья образуется новое национально-племенное образование, представленное иберийцами, или иверцами. Следует сказать, что различное написание этого этнонима связано с разночтением работ ранних историков. Примером может служить известное с древности слово «Вавилон». В латинском звучании это «Бабилон» (Babilon), но в более поздней (византийской) традиции этот звук стал звучать как «в», и в таком виде многие слова были заимствованы русским языком в отличие от западноевропейских, где сохранилось более старое звучание. В качестве примера можно привести некоторые имена: такие пары как Варвара — Барбара, Варфоломей — Бартоломей, Василий — Базиль, Вениамин — Бенджамин. Точно так же иверцы стали иберцами, а страна Иверия стала называться Иберией, после чего ее перенесли из Закавказья в Испанию, хотя речь идет не о ней. Племенное образование картов, или картлов, начавшее появляться с VIII в. н. э. в упоминаниях древних авторов как этноним и национальная группа, жившая на территории Иверии, существует и поныне как одна из народностей современной Грузии, наряду с кахетинцами, эрами, двалами и другими племенами Центрального Закавказья. Их язык существенно отличается от всех других европейских и азиатских языков своими лексическими и грамматическими особенностями.

Здесь уместно сказать, что язык, которым пользовались картлы, принадлежит к картвельской группе кавказской семьи (раньше ее называли яфетической семьей). К языкам этой группы относятся: грузинский (картский, картули, картвели), занский (мегрело-чанский) и сванский, хотя все они отличаются своими наречиями и говорами. Иногда эти языки называют южно-кавказскими (по географическому признаку), или иберийскими, языками.

Меликишвили, а ему вторит Пайчадзе, делает заключение: «С древнейших времен Западная Грузия была населена мегрело-чанскими (западно-грузинскими) племенами». В соответствии с тенденциозным подходом современных грузинских историков об абхазах, обитавших в этом районе, речь не идет, поскольку само упоминание о них потребовало бы объяснения, что это за этнос, откуда он появился здесь раньше всех других народов Закавказья и ответов на прочие, неудобные для историков Грузии вопросы.

Говоря о Грузии, распространявшей якобы свое влияние на Причерноморье, авторы пытаются притянуть этнос картлов и обосновать их родство с самостоятельными этнически племенами (например, колхами), располагавшимися в западной части Закавказья в VI в. до н. э., хотя картлы (предками которых являлись иверцы, упоминание о которых начинается с IV в. до н. э.) как этнос появляются, как мы уже говорили, несколько позже, примерно на рубеже начала VIII в. н. э. Тем более что такая связь не прослеживается с народами Восточного Причерноморья, поскольку и сами имеретинцы, гурийцы и мегрелы как этносы определились значительно позже картлов и на основе аборигенных народов Колхиды, Лазики и Абхазии. Похвально, но вывод исторически не верен. И еще, установлено, что язык картлов имеет серьезные отличия от мегрельского, сванского и других языков народов Западного Закавказья (да и сами мегрелы не считают себя картлами), что еще раз подчеркивает несходство картлов с остальными народами Закавказья и не свидетельствует в пользу принадлежности всех этих этносов к «Великой Грузии».

В истории Закавказья принято считать, что его заселение, происходившее с южных областей планеты через Малую Азию, шло по Восточному Причерноморью. Однако на территории Закавказья существует еще один проход в Малую Азию и регионы, где в древние века располагались высокоразвитые по тому времени цивилизации. Этот канал в области границы современных Армении и Азербайджана в исторически обозримое время использовался постоянно персами, хазарами и арабами для набегов на Закавказье. Но как путь переселения народов в эти края он почему-то не рассматривается. В то же время, учитывая обстоятельство, что заселение областей Причерноморья и образование на этой территории государства Колхида исторически подтверждено уже с V в. до н. э., а также то, что раннеабхазские племена появились в этом регионе раньше колхов (которые позже оттеснили их к северу в район нынешней Абхазии и бывшей Черкесии), а также то, что государства Причерноморья ограничились на востоке пределами Сурамского хребта, можно сказать, что этот край заселялся по западному каналу из районов Малой Азии, что и подтверждено летописными источниками. Об этом же пишет и В. Бочкарев, свидетельствующий, что лазы и следующие за ними имеретинцы, гурийцы, аджарцы и отчасти мингрельцы, если и принадлежат к картвелам, то представляют собой разновидность, настолько отличающуюся от родового типа, что их можно выделить в особую группу.

Однако более поздняя фиксация племен в центральных областях Закавказья (иверцы — с I в. до н. э., эры, двалы, даки — с V—VI вв., картлы — с VIII в.), их антропологические и языковые отличия от народов Причерноморья, ограничение ареала тем же Сурамским хребтом, но с его западной стороны, наталкивает на мысль о более позднем заселении этого региона и о том, что этнические предки народов двух этих регионов отличались друг от друга. Естественно, это только предположение, гипотеза, но факты говорят о ее жизнеспособности, и, возможно, беспристрастные историки найдут здесь рациональное зерно.

Как мы уже говорили, начиная с I в. н. э. на территории Колхиды образуется государство Лазика и впервые фиксируются письменными источниками лазы — предки современных мегрелов, у которых были особенно интенсивны матримониальные взаимоотношения с абазгами в контактной зоне по Ингуру. Этноним «лазы» полностью соответствует этнониму «колхи» и существует наряду с ним до конца XIII в. Этот народ соседствовал с территорией Абхазии, в пограничных областях совместно проживали колхи и абазги. Полагаем, что между ними существовала особая этническая группа, обладавшая своим языком, давшая начало современным мегрелам. Приняв к употреблению еще два языка — абхазов и колхов (лазов), занимая территорию, принадлежавшую ранее абазгам (абхазам), имевшая ранее или общих царей, или царей-родственников, эта этническая группа и территория, занимаемая ею, всегда оставалась объектом притязаний народов, распола-

гавшихся южнее пограничной реки Енгур (Ингур), отделяющей Абхазию от современной Грузии. Инфильтрация мегрелов в юго-восточные области Абхазии продолжалась постоянно, а в конце XIII — начале XIV в. Мегрелия уже аннексировала восточные области Абхазского (Цхумского) княжества и борьба за них продолжалась до XVII в., когда итальянские и поздние грузинские источники зафиксировали западную политическую границу Мегрелии сначала по Келасури, затем по Кодору и, наконец, по Ингуру. В позднесредневековый период в итоге ассимиляционных процессов на завоеванных Мегрелией территориях (Верхняя Абхазия), переселений крестьян, в результате церковных дарений и бесконечных войн, абхазы и мегрелы в значительной мере сблизились генетически. Как народ мегрелы существуют до настоящего времени.

На рубеже VII—VIII вв. в Центральном Закавказье, наряду с народом картлов, появляются обособленные народности — эры (Эретия) и двалы, обитавшие в срединной части южных предгорий Кавказа, и другие народности. С XII в. начинает прослеживаться народность кахетинцы, заселяющая восточную часть Центрального Закавказья. С IX—Х вв. встречается упоминание о лаках и аджарцах, которых некоторые историки называют джурджуанами, и т. д.

^ Итак, на основании проведенного исследования можно сделать три важнейших заключения относительно этногенеза абхазов.

1. Абхазы являются одним из древнейших народов, заселяющих Кавказ. На основании независимых исторических источников этноним «абхаз» через его предков абазгов, апсилов и гениохов фиксируется с V в. до н. э.

2. Этническая и этнографическая линии эволюционного развития абхазов являются чистыми. На протяжении 26 веков не происходило смешения этого этноса с другими, абхазы весь этот период проживали на своей исторической родине.

^ 3. Утверждение, что абхазы спустились к Черному морю с гор два века назад (имеется в виду — с Северного Кавказа), — несостоятельно, поскольку:

на основе независимых источников подтверждено поселение этих этнических племен на территории современного проживания абхазов уже с V в. до н. э.;

на территории Северного Кавказа не отмечено наличия представителей предков этнической ветви абхазов.

Изложенный выше анализ исторических летописных материалов позволяет сделать следующие выводы по этнической истории Закавказья.

На территории Закавказья и Восточного Причерноморья к ХХ в. возникли и сформировались пять этнических линий народов:

гениохи — абсилы — абазги — абхазы — абазинцы;

мисимиане — зихи — черкесы — адыги;

сваны;

колхи — лазы — гурийцы — мегрелы;

к востоку от территории, занимаемой этой группой народов, полагаем, формировалась самостоятельная этническая ветвь: иверцы — картлы и другие, более поздние народы.

Народность, или этническая группа, «грузины» в историческом плане не просматривается.

С точки зрения этногеографии, эти перечисленные пять этнических групп народов обитали на локальных территориях, которые с течением времени расширялись или сокращались, но оставались постоянным местом расположения государств этих народов.

^ Смешения этнических групп начиная с исторически обозримого периода (V в. до н. э.) не происходило.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   28

Похожие:

Абхазия Правовые основы государственности и суверенитета iconЗакон Республики Абхазия от 10 мая 2012 г. №3143-с-v «О ратификации...
Соглашение между Правительством Республики Абхазия и Правительством Государства Тувалу о взаимных безвизовых поездках граждан Республики...

Абхазия Правовые основы государственности и суверенитета iconРаспоряжение Президента Республики Абхазия от 27 сентября 2012 г....
Министерством Российской Федерации по делам гражданской обороны, чрезвычайным ситуациям и ликвидации последствий стихийных бедствий...

Абхазия Правовые основы государственности и суверенитета iconЗакон Республики Абхазия от 7 апреля 2006 г. №1290-с-xiv «О внесении...

Абхазия Правовые основы государственности и суверенитета iconЗакон Республики Абхазия от 9 августа 2011 г. №2984-с-iv «О бюджете...

Абхазия Правовые основы государственности и суверенитета iconПравовые основы регулирования порядка трансплантации органов и тканей человека и донорства крови

Абхазия Правовые основы государственности и суверенитета icon2. Законодательная база по охране окружающей среды
Правовые, законодательные и нормативно-технические основы безопасности жизнедеятельности

Абхазия Правовые основы государственности и суверенитета iconКонкурс образовательных и социальных проектов «свой мир мы строим сами»
Социально-правовые основы, перспективы и проблемы развития ювенальной юстиции в россии

Абхазия Правовые основы государственности и суверенитета iconЗакон украины
Данный Закон устанавливает правовые основы защиты общества от распространения продукции, которая негативно влияет на общественную...

Абхазия Правовые основы государственности и суверенитета iconАдминистративно-правовые основы деятельности участковых уполномоченных...
Работа выполнена на кафедре административного права Московского университета мвд россии

Абхазия Правовые основы государственности и суверенитета iconПравовые основы формирования информационного общества в узбекистане
«Битва за доступ к Интернету выиграна, однако сейчас мы столкнулись с другой проблемой как убедить каждого пользователя, что Интернет...



Образовательный материал



При копировании материала укажите ссылку © 2013
контакты
www.lit-yaz.ru
главная страница