37 лучших рассказов 2005 года




Название37 лучших рассказов 2005 года
страница4/17
Дата публикации22.07.2013
Размер2.49 Mb.
ТипРассказ
www.lit-yaz.ru > Литература > Рассказ
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   17

Лея Любомирская
^ Когда Шику обижается на Вашку
Когда Шику обижается на Вашку, он встает в шесть утра.
Обязательно в шесть, потому что Вашку любит поспать до восьми.
Не умывшись, Шику идет на кухню, громко топая в коридоре.
На кухне гремит посудой, жарит яичницу, варит кофе.
Наливает себе кофе в вашкину чашку.
Пьет из нее, громко хлюпая.
Когда Шику обижается на Вашку, кофе из вашкиной чашки кажется ему вкуснее.

Когда Вашку обижается на Шику, он идет завтракать в кафе на углу.
Обязательно в кафе, потому что не хочет встречаться с Шику, который на кухне пьет кофе из его чашки.
Пока Шику, гремя посудой, делает завтрак, Вашку быстро принимает душ и выходит, хлопнув дверью.
По дороге он вытаскивает из почтового ящика шикину газету "24 часа", и свернув ее трубочкой, уносит с собой.
В кафе Вашку разворачивает газету и заказывает горячий бутерброд и ромашковый чай.
Когда Вашку обижается на Шику, ему нравится читать за завтраком.

Когда Шику обижается на Вашку, он открывает магазин на час раньше и вешает на двери табличку "распродажа".
Обязательно вешает табличку "распродажа", потому что в дни распродажи в магазине всегда многолюдно.
Когда Шику обижается на Вашку, ему необходимо общение.

Когда Вашку обижается на Шику, он открывает магазин на час позже и вешает на двери табличку "переучет".
Обязательно вешает табличку "переучет", потому что иначе к нему начнут рваться покупатели.
Когда Вашку обижается на Шику, он не хочет никого видеть.

***

Когда Вашку обижается на Шику, Шику становится нервным и злым.
Он мечется по магазину, как беспокойный дух, задирает клиентов и ругается с поставщиками.
Когда Вашку обижается на Шику, Шику лучше не трогать - укусит.

Когда Шику обижается на Вашку, Вашку становится медлительным и печальным.
Он сидит в углу за кассой, как большая тряпочная кукла, на вопросы отвечает с опозданием и невпопад.
Когда Шику обижается на Вашку, с Вашку лучше не разговаривать - все равно бесполезно.

***

Когда Шику обижается на Шику, он никогда не дотягивает до перерыва.
Шику оставляет вместо себя Родригу или Родолфу, а сам убегает.
Дома Шику повязывает передник, и начинает варить, жарить и печь любимые вашкины блюда.
Когда Шику обижается на Шику, на обед бывает калду верде, фрикассе из кролика и профитроли с горячим шоколадом.

Когда Вашку обижается на Вашку, он сидит в магазине всего пару часов.
Вашку оставляет вместо себя Инеш или Ану Лизу, а сам плетется домой.
Дома Вашку вытаскивает из ящика стола пасту для чистки серебра и начинает начищать драгоценные шикины кубки.
Когда Вашку обижается на Вашку, к обеду все кубки начинают сиять собственным светом.

***

Когда Шику приносит Вашку дымящиеся тарелки, Вашку протирает запотевшие очки и прерывисто вздыхает.
Когда Вашку выстраивает перед Шику сияющие кубки, Шику всплескивает руками и вопит: "Ну, старик, ты дал!"
Вашку и Шику часто обижаются друг на друга.
Потому что - а как бы иначе они могли часто мириться?


^ Сергей Гришунин
Заговорщики
...В конце рабочего дня хранитель прошлогоднего снега запирал на ключ свой холодный склад и коротал вечер в компании точильщика хвои, который держал множество сторожевых псов. Вечерами он спускал дюжину из них с цепи на Луну, отчего та, моргая, слезилась прямо в синее, как небо, ведро с зелёной надписью: «СЛЁЗЫ». Луна всё-таки – не слепой камень, а живой глаз, и стая собак ей будто влетевший мусор.

Жена точильщика выпаривала на плите эту лунную жидкость, пока муж вечерял с хранителем за разговором. Полученный таким образом порошок служил им великолепным снотворным. И так они засыпали за разговором, сидя друг перед другом за круглым столом, и видели яркие мультипликационные сны.

Виделось им, будто они заговорщики, составляют заговор, который вроде как паззл из тысяч кусочков – картина «Чёрный квадрат», а на деле – открытое окно из которого все по очереди выпрыгивают и через некоторое время возвращаются обратно, и звонят в дверь, а открыть некому, и поэтому идут они плечом к плечу по тёмным улицам, то удлиняя, то укорачивая под редкими фонарями свою тройную тень, в которой уже не распутаешь, кто есть кто, и в этом-то и состоит их главный заговор - слиться со всеми тенями мира, чтобы и там всё, как следует спутать, чтобы уже больше никогда к этой теме в своём разговоре не возвращаться.

Просидев за круглым столом друг против друга до самого рассвета, они, великолепно выспавшись, принимались за утренний чай. После точильщик возился во дворе со своими собаками, натаскивая их на школьный глобус, а потом брался обтачивать хвойные иглы. Жена его мыла ведро и котёл. К тому времени хранитель прошлогоднего снега уже уходил обратно на свой холодный склад. Да-да, он всегда уходил от них практически сразу же после завтрака, многозначительно подняв брови со словами: «Чтобы не вызывать ни у кого лишних подозрений...»


^ Марат Марцион
Калейдоскоп

Сказка спросонья
- У тебя большие оттопыренные уши, - сообщил Гуу, рассматривая меня в калейдоскоп.

- С какой это стати? - вяло возмутилась я, отвлекаясь от журнала.

Гуу встряхнул калейдоскоп. Калейдоскоп подавленно звякнул стеклами.

- Ага, - сказал Гуу, - я перепутал. Просто ты полосатая.

- Полосатая?

- Полосатая. Вся. Особенно пятки.

- И пятки не полосатые, и я не полосатая, - с превосходным спокойствием парировала я, болтая ногами. - Сам ты полосатый.

Гуу подумал.

- Тогда у тебя длинный розовый хвост.

- Хвост?

- Длинный и розовый.

- Нет! - завопила я.

- Да! - радостно заявил Гуу, повернув калейдоскоп на девяносто градусов. - Шевелится, - сообщил он, присмотревшись.

- У меня нет длинного розового хвоста!

- Есть!

- Нету!

Наступило молчание.

- У меня нет длинного розового хвоста, - сказала я как можно спокойнее. - У меня, так уж и быть, есть нормальный красивый серый пушистый хвост с кисточкой.

- Ладно, - покладисто согласился Гуу. - У тебя длинный серый пушистый хвост с кисточкой. Это даже лучше.

- Почему это лучше? - подозрительно спросила я.

Гуу удивленно поморгал.

- Хвост, - раздельно объяснил он. - Пушистый. Дергать. Весело.

- Не смей! - завизжала я и начала отмахиваться.

Что-то хрустнуло. Калейдоскоп, весело позванивая осколками, укатился под стол.

- Стеклышки! - возопил Гуу и полез следом.

- Так тебе и надо, - мстительно сказала я.

Гуу выбрался из-под стола с пригоршней драгоценностей и картонной трубой и посмотрел на меня.

- Ух ты, - удивленно сказал он, - а его все еще видно.

^ Ольга Лукас
Новое развлечение для рабов
На невольничьем рынке придумали новое развлечение: теперь рабы, в ожидании торгов, могли подойти к специальному автомату, пошептать в него что-то и получить на руки квитанцию: "Я стою столько-то".

Тут же началось страшное волнение! Каждый хотел быть самым дорогим рабом. Хозяева и надсмотрщики, от греха подальше, попрятались по пивным и кофейням дня на три, чтобы не мешать самооценке невольников

- Нет ничего плохого в том, что ребята будут знать себе цену! - говорил самый прогрессивный рабовладелец. - Да и нам не надо будет подолгу прицениваться и зубы мудрости им пересчитывать. Уплатил нужную сумму - забрал раба.

Рабы, стоившие, в соответствии с квитанцией, запредельно дорого, издевались над остальными, называли их неудачниками и всячески насмешничали. Те же, которые стоили мало, плакали и организовывались в профсоюз. Только один раб наплевал на общую моду и бродил среди прочих, неоцененный. Над ним почему-то никто не смеялся, но и в профсоюз его не взяли.

Наконец, все успокоилось, рабы вернулись к телегам, на которых их привезли на рынок, и распорядитель объявил о начале торгов.

- Ну, ребятки, покажите ваши документики, - сказал своим самый прогрессивный рабовладелец.

И все - кто с гордостью, кто со стыдом, а кто с тупой покорностью - ознакомили хозяина с квитанциями на оплату себя. Один только раб, тот самый, который поленился шептать в машину, топтался поодаль.

- А ты что? Сколько ты стоишь, раб мой любезный? - спросил его хозяин.

- А нисколько, - буркнул раб.

- Что-то ты и вправду дефективный какой-то, - брезгливо согласился хозяин, - Ступай-ка прочь, не позорь меня. Вот тебе вольная.

Освобожденный раб засунул вольную за голенище сапога, как попало, и побрел прочь. Он-то прежде ничего иного не видал и очень удивился, что мир не ограничивается невольничьим рынком.

Через пару дней торги были окончены. Бывший раб сидел на обочине дороги и перекусывал, когда мимо него в кандалах прогнали группу самых дорогих рабов. Их силу и выносливость оценили по достоинству и всех скопом отправили в каменоломни.

^ Дмитрий Ким
Баллада о не стойком не оловянном не солдатике
Перед рассветом Кену снится сон, яркий и короткий июльский сон. Кен знает, что это сон, потому что ощущает своё тело - живое, гибкое, тёплое, послушное; этого ощущения он никогда не испытывает в реальности. Во сне он один дома, на первом этаже, на кухне. Барби куда-то ушла по своим кукольным делам. Он подходит к двери, распахивает её и застывает в дверном проёме, глядя на клонящееся к закату солнце. Кен кричит солнцу: "Эй, спускайся сюда!" - и оно послушно начинает приближаться, заливая аккуратно подстриженную лужайку теплом и светом.

Ровно в восемь тридцать утра музыкальный автомат в спальне Кена, аутентичный Вурлитцер 1989 года, имитация Вурлитцера 1946-го года, модель 1015, просыпается первым, включает оранжевую подсветку и механизм для создания пузырьков в стеклянных трубках по периметру округлого корпуса. Механическая рука выбирает из сотни компакт-дисков нужный и кладёт на серую тарелку проигрывателя. Это "Mission Impossible - Main Theme", которую Кен вчера выбрал на роль будильника.

Ударная волна басов выбрасывает его из сна; он сгибается пополам, словно получив удар в живот, и просыпается уже сидящим на постели. После вчерашней вечеринки с друзьями Барби у него немного побаливает затылок, во рту привкус полистирола - это от эклеров Мэгги. Мэгги - их с Барби хозяйка, девятилетняя девочка с лицом ангелочка; в прошлом году ей подарили Барби на день рождения, и Кена - через два месяца, на рождество. В реальности Кена и Барби всё случается по воле Мэгги - ну, или почти всё. У Мэгги есть старший брат, Рон, и когда они с Мэгги ссорятся, куклам иногда крепко достается. Пару месяцев назад Мэгги пролила стакан сока на книжку комиксов Рона, и на следующий день Рон заживо похоронил Барби в саду, в коробке из-под обуви. Её, конечно, тут же откопали, но с тех пор ей приходится раз в неделю посещать психоаналитика. Кен тоже как-то раз попал под горячую руку; он не слишком восприимчив к боли, но с тех пор его левая рука сгибается в локтевом суставе чуть хуже, чем раньше.

В ванной комнате Кен водит электробритвой по идеально гладкой щеке, разглядывая в пластиковом зеркале своё пластиковое лицо. Во сне оно было живым и подвижным, а здесь он даже не может перевести взгляд, не поворачивая головы. Застывшая стерильная полуулыбка, жесткий пластик - поливинилхлорид? полиэтилен? - он не разбирается в анатомии. Иногда, во время очередного бесконечного выяснения отношений с Барби, ему кажется, что стоит ему сейчас просто по-человечески улыбнуться, и всё станет ясно, и не надо будет уже ничего объяснять - но что бы он ни чувствовал, его лицо всегда сохраняет это отстраненно-вежливое выражение.

Кошки скребут у него на душе, когда он думает о вчерашней глупой размолвке с Барби; ему хочется войти к ней в спальню, пожелать приятного дня, коснуться губами её щеки, но Мэгги снова берёт его двумя пальцами за плечи и ведёт вниз по лестнице, на кухню, где он съест пару тостов и выпьет стакан молока, и потом - на улицу, к машине. Сегодня понедельник, Мэгги надо идти в школу, и, следовательно, Кену - на работу. Офис Кена находится на столе у Мэгги, маленький по-своему уютный кубик, собранный из конструктора Лего, на двери офиса табличка: "КЕН. МЕНЕДЖЕР". Кресло, стол, телефон, компьютер, стопка бумаг; Кен точно не знает, что значит "МЕНЕДЖЕР" и в чём состоит его работа; раньше он пытался заниматься здесь чем-то осмысленным, но в последнее время склоняется к мысли, что работа менеджера, возможно, не предполагает никаких видимых результатов. По крайней мере, с тех пор, как он перестал что-либо делать, ему не стало сложнее выплачивать взносы за дом или спонсировать истерические набеги Барби на магазины. Кен был бы рад вообще не ходить на работу, но он знает, что Мэгги этого не допустит: порядок есть порядок.

Когда Мэгги уходит, Кен откидывается в своём кресле и бессмысленно смотрит в потолок остановившимся взглядом. Он думает о замкнутом круге своего существования, о стерильном герметичном мире, в котором они с Барби оказались заперты, о мире, где всё определяется желаниями Мэгги и, реже, Рона. Я не должен на них злиться, думает Кен. Они просто дети, причём, в общем, даже незлые дети. Барби такая жизнь даже нравится - роскошный дом, три шикарные машины, походы по магазинам, приёмы, вечеринки, украшения, наряды. Кен вспоминает, какими глазами Мэгги иногда смотрит на Барби, как она хочет поскорее вырасти и жить такой же кукольной жизнью. Чтобы жить жизнью Барби, думает Кен, мало иметь симпатичное личико и фигуру топ-модели; надо ещё быть сделанной из пластика и пустой внутри. Но детям это трудно объяснить. А ведь они заботятся о нас, думает Кен, и мы должны быть благодарны. Но он не чувствует благодарности, только усталость при мысли о том, что вечером Мэгги опять заставит их с Барби ссориться из-за какого-нибудь абсолютного пустяка - и потом, если повезёт, заставит их помириться. Кену, конечно, придется уступить, но это его не беспокоит.

Когда Мэгги возвращается из школы, Кен садится в машину и едет домой - та же знакомая трасса, вниз по ножке стола, потом на запад вдоль северной кромки ковра, до угла, и на юг, к дому. Барби встречает его в гостиной, с полотенцем на голове - сегодня Мэгги идет в гости к подруге, и Барби готовится к очередному выходу в свет. "Пойдешь со мной?" - спрашивает Барби, но Кен вежливо отказывается. Он наливает Барби немного ликера, с двумя кубиками льда, смешивает себе хайболл, и они усаживаются напротив телевизора. После первого глотка Кен вдруг испытывает острое желание закурить, но в кукольном доме сигарет не найти - дети должны приучаться к здоровому образу жизни. Ему хотелось бы поговорить с Барби, может быть, извиниться за вчерашнее, но у Мэгги на это сейчас нет времени, так что он сидит молча, нейтрально улыбается, потягивает коктейль.

Вечереет. Мэгги выносит кукольный дом во двор, Барби и Кен усаживаются на лужайке в раскладных деревянных креслах, как на пляже, чтобы немного позагорать. Тяжело хлопая крыльями, на пластиковую траву садится стрекоза, огромная, размером почти как Барби. Кен старается не шевелиться, хотя и знает, что стрекозы неопасны - то ли дело птицы. Потом, подняв небольшой ураган, стрекоза испуганно уносится в небо - это Мэгги пришла, чтобы забрать Барби на вечеринку. Барби торопливо одевается, прихорашивается, чмокает Кена в щеку и исчезает в огромной пластиковой сумке с логотипом "Скуби-Ду", оставив в траве низкий восьмигранный стакан с недопитым ликером. Он подбирает стакан, возвращается в дом, смешивает себе ещё хайболл. Через большое окно в гостиной он видит, как Мэгги удаляется в сторону калитки.

Оставшись один, Кен чувствует очередной приступ тоски. Ему хочется вскочить, встряхнуться, сделать что-нибудь - напиться, подраться, сбежать из этого замкнутого мира - но он может только сидеть, сохраняя на лице пластиковую полуулыбку, потягивать коктейль, слушать, как потрескивают тающие кубики льда в стакане, смотреть в окно. В окне - Рон, он возится возле родительского гаража с бутылкой растворителя и старыми газетами. Если бы я мог сейчас встать, думает Кен, если бы я мог улыбнуться, выйти, поговорить с Роном о чем-нибудь. Рон скатыает из нескольких газет ком, размером с футбольный мяч, поливает растворителем и подносит спичку. "Ввухх", торжествующе произносит газетный ком, превращаясь в огненный шар.

Рон испуганно отпрыгивает в сторону, и когда Кен видит его совершенно растерянное лицо и слегка опаленную челку, что-то в его голове издает почти слышимый щелчок, и всё вдруг становится простым и понятным. "Эй, - кричит Кен огненному шару, - спускайся сюда!" - и маленькое газетное солнце, подхваченное ветром, послушно катится к кукольному дому, стремительно увеличиваясь в размерах. Рон пару секунд остолбенело смотрит ему вслед, потом бросается за ним, но уже видно, что ему не успеть.

Дом ощутимо вздрагивает от удара, и Кен видит, как катится по полу выпавший из его руки стакан, слышит, как падают с полок тарелки и кастрюли, и где-то на втором этаже невидимый Вурлитцер, разбуженный ударом, играет "House of fun", by Madness. За стремительно оплавляющимся окном бушует пламя, потом прозрачный пластик лопается, и пламя взбегает к потолку по занавескам, пробует на вкус деревянный стол, слизывает вешалку со стремительно деформирующейся стены. Кен чуть покачивается в кресле, чувствуя, как его тело становится таким, каким оно было во сне - теплым, гибким, послушным. Живым. Он неуверенно поднимает руку, ощупывает лицо - и обнаруживает, что улыбается.

Когда Рон подбегает к кукольному дому, тот уже полностью охвачен огнём. Боже, думает Рон, как глупо, я же не хотел, родители меня убьют. И ещё он думает: "Бедный Кен". Но потом стена кухни вздувается уродливым пузырем и лопается, открывая внутренности дома, и Рон готов поклясться, что он только что видел, как маленькая человеческая фигурка в тлеющей одежде нагнулась над останками холодильника, выудила оттуда оплавленную бутылку и танцующей походкой удалилась в дальнюю комнату.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   17

Похожие:

37 лучших рассказов 2005 года iconИдентификатор автора: 221-480-737
Автор Буханова Евгения Юрьевна, учитель высшей категории, победитель конкурса Лучших учителей рф, лауреат городского конкурса «Учитель...

37 лучших рассказов 2005 года iconСценарий конкурса «ученик года-2005»
Первый ведущий. Здравствуйте, ребята! Сегодня мы собрались в этом зале, чтобы определить лучшего ученика 2004-2005 учебного года....

37 лучших рассказов 2005 года icon2 октября 2013 года состоялись праздничные мероприятия программы
В выставочном зале Дома детского творчества г. Пскова была развернута выставка лучших работ «Святые заступники Руси». Затем в концертном...

37 лучших рассказов 2005 года iconТысяча лучших произведений для школьников
Абрамов Ф. А. Алька Абрамов Ф. А. Две зимы и три лета Абрамов Ф. А. Деревянные кони Абэ Кобо. Женщина в песках /пер. В. Гривнина...

37 лучших рассказов 2005 года icon«Полярная звезда» начала публиковать ваши статьи в августе 2005 года,...
Где в первой половине 2005 года, когда, насколько я знаю, у украинских граждан был пик эйфории, массового энтузиазма и надежд на...

37 лучших рассказов 2005 года iconДокументация об открытом аукционе в электронной форме на оказание...
Федеральным законом от 21 июля 2005 года №94-фз «О размещении заказов на поставки товаров, выполнение работ, оказание услуг для государственных...

37 лучших рассказов 2005 года iconРабочая программа по учебному предмету «Немецкий язык» 6 класс
Рабочая программа составлена на основе Федерального компонента государственного стандарта основного общего образования по иностранному...

37 лучших рассказов 2005 года iconСтрадания народа в стихотворениях Н. А. Некрасова
...

37 лучших рассказов 2005 года iconМысль в подарок
День народного единства (установлен Федеральным законом от 29. 12. 2004 года, отмечается с 2005 года)

37 лучших рассказов 2005 года iconДиплом «школа века» 2001 (номинация 300 лучших школ России). Дипломы...
Наша школа работает с 1962 года. С 2000 года мы – моу сош с углубленным изучением немецкого языка, с 2004 года – с углубленным изучением...



Образовательный материал



При копировании материала укажите ссылку © 2013
контакты
www.lit-yaz.ru
главная страница