Ваня (в кучерском армячке). Папаша! Кто строил эту дорогу? Папаша




Скачать 160.64 Kb.
НазваниеВаня (в кучерском армячке). Папаша! Кто строил эту дорогу? Папаша
Дата публикации12.03.2014
Размер160.64 Kb.
ТипДокументы
www.lit-yaz.ru > Литература > Документы
НИКОЛАЙ АЛЕКСЕЕВИЧ НЕКРАСОВ. 

(1821-1877)



Некрасов Николай Алексеевич - великий русский поэт, писатель, публицист, признанный классик мировой литературы. Стихотворения и поэмы – основные лирические жанры некрасовской поэзии.

«ЖЕЛЕЗНАЯ ДОРОГА» (1864).



Изображение поздней русской осени, которым начинается стихотворение, вызывает в памяти пушкинские стихи: «Унылая пора! Очей очарованье!..»

И у Некрасова с первых строк чувствуется очарованность осенней природой, возникает настроение свежести, душевного подъема. Да, Некрасов, бесспорно, следует за Пушкиным. Но нельзя не заметить в осеннем пейзаже особенностей именно некрасовского стиля:

Славная осень. Здоровый, ядреный Воздух усталые силы бодрит; Лед неокрепший на речке студеной Словно как тающий сахар лежит... Слова «здоровый, ядрёный», свойственные крестьянской речи, но не нарушающие литературных норм, придают стихотворению народную окраску.

Однако «Железная дорога» - одно из самых сильных стихотворений не о народе, его труде. Событие, подсказавшее сюжет стихотворения, - строительство железной дороги между Петербургом и Москвой, законченное в 1851 году. Ещё стихотворение отразило более широкую картину бессовестной и бесчеловечной эксплуатации народа. Граф Клейнмихель, главноуправляющий путями сообщения, не задумываясь, губил крестьянские жизни, чтобы быстрее закончить строительство Николаевской железной дороги. Такое отношение к народу было свойственно огромному числу дельцов - промышленников и царских чиновников.

Стихотворению предшествует подчеркнуто прозаический эпиграф - запись вагонного разговора, случайно услышанного поэтом:

^ Ваня (в кучерском армячке). Папаша! Кто строил эту дорогу? Папаша (в пальто на красной подкладке). Граф Петр Андреевич Клейнмихель, душенька!

Центральная часть стихотворения - разговор поэта с генеральским сыном Ваней. Поэт хочет, чтобы молодое поколение, в каких условиях оно ни вырастало, поняло величие народного труда, трагизм народной судьбы, осознало бы и свой долг перед народом. Сила художественной фантазии воскрешает строителей, по чьим костям пролегла дорога:

Чу! Восклицанья послышались грозные! Топот и скрежет зубов; Тень набежала на стекла морозные... Что там? Толпа мертвецов.

Эти картины, как и песня мертвецов, нужны поэту не для того, чтобы напугать читателя. Образы мирных детей труда производят впечатление скорбного величия:

Не ужасайся их пения дикого! С Волхова, с матушки-Волги, с Оки, С разных концов государства великого - Это все братья твои - мужики!

Образ народа-созидателя глубоко поэтичен и вызывает у автора любовь и уважение. Свои чувства он стремится внушить и маленькому Ване:

Эту привычку к труду благородную Нам бы не худо с тобой перенять. Благослови же работу народную И научись мужика уважать.

В отличие от генерала, утверждавшего, что народные массы «не создавать, разрушать мастера», поэт считает, что именно народ - творец всех материальных и духовных ценностей. Труд народа, построившего в невыносимых условиях величайшее по тому времени техническое сооружение - железную дорогу протяженностью в сотни верст,- свидетельство неиссякаемых его духовных сил. Вот почему поэт говорит, обращаясь ко всему молодому поколению:

Да не робей за отчизну любезную... Вынес достаточно русский народ, Вынес и эту дорогу железную - Вынесет все, что господь ни пошлет! Вынесет все - и широкую, ясную Грудью дорогу проложит себе. Жаль только - жить в эту пору прекрасную Уж не придется ни мне, ни тебе.

Поэт отвергает показное генеральское «народолюбие», за которым - презрение к народу и страх перед ним. С горькой иронией рисует Некрасов светлую сторону народной жизни (с точки зрения генерала). Почтенный лабазник (купец), нанимавший рабочих, так рассчитал их, что каждый подрядчику должен остался. Но при этом он держится как благодетель народа. Вот как купчина говорит со строителями-тружениками:

С богом теперь по домам - поздравляю! Шапки долой, коли я говорю! Бочку рабочим вина выставляю И недоимку дарю! Стихотворение завершается тягостным зрелищем рабского ликования:

Выпряг народ лошадей - и купчину С криком ура! по дороге помчал...

Поэт-демократ снова и снова восстает против покорности, которая более всего мешает труженикам завоевать свои права. Сам этот гнев, выражающий чувства лучших людей России, помогал современникам Некрасова понять, что близится время, когда мужик разогнет свою спину горбатую и скинет всех, кто так удобно уселся на ней.

Вера поэта в народ, в его духовные силы так сильно заражает читателя потому, что она основана на изучении и глубоком понимании народной жизни.

^ Поэма «ДЕДУШКА» (1870)



I

Раз у отца, в кабинете,

Саша портрет увидал,

Изображён на портрете

Был молодой генерал.

«Кто это? - спрашивал Саша. -

Кто?..» - «Это дедушка твой». -

И отвернулся папаша,

Низко поник головой.

«Что же не вижу его я?»

Папа ни слова в ответ.

Внук, перед дедушкой стоя,

Зорко глядит на портрет:

«Папа, чего ты вздыхаешь?

Умер он... жив? говори!»

- «Вырастешь, Саша, узнаешь».

- «То-то... ты скажешь, смотри!..»

II

«Дедушку знаешь, мамаша?» -

Матери сын говорит.

«Знаю», - и за руку Саша

Маму к портрету тащит,

Мама идёт против воли.

«Ты мне скажи про него,

Мама! недобрый он, что ли,

Что я не вижу его?

Ну, дорогая! ну, сделай

Милость, скажи что-нибудь!»

- «Нет, он и добрый и смелый,

Только несчастный». - На грудь

Голову скрыла мамаша,

Тяжко вздыхает, дрожит -

И зарыдала... А Саша

Зорко на деда глядит:

«Что же ты, мама, рыдаешь,

Слова не хочешь сказать!»

- «Вырастешь, Саша, узнаешь.

Лучше пойдём-ка гулять...»

III

В доме тревога большая.

Счастливы, светлы лицом,

Заново дом убирая,

Шепчутся мама с отцом.

Как весела их беседа!

Сын подмечает, молчит.

«Скоро увидишь ты деда!» -

Саше отец говорит...

Дедушкой только и бредит

Саша, - не может уснуть:

«Что же он долго не едет?..»

- «Друг мой! Далёк ему путь!»

Саша тоскливо вздыхает,

Думает: «Что за ответ!»

Вот наконец приезжает

Этот таинственный дед.

IV

Все, уж давно поджидая,

Встретили старого вдруг...

Благословил он, рыдая,

Дом, и семейство, и слуг,

Пыль отряхнул у порога,

С шеи торжественно снял

Образ распятого бога

И, покрестившись, сказал:

«Днесь я со всем примирился,

Что потерпел на веку!..»

Сын пред отцом преклонился,

Ноги омыл старику;

Белые кудри чесала

Дедушке Сашина мать,

Гладила их, целовала,

Сашу звала целовать.

Правой рукою мамашу

Дед обхватил, а другой

Гладил румяного Сашу:

«Экой красавчик какой!»

Дедушку пристальным взглядом

Саша рассматривал, - вдруг

Слёзы у мальчика градом

Хлынули, к дедушке внук

Кинулся: «Дедушка! где ты

Жил-пропадал столько лет?

Где же твои эполеты,

Что не в мундир ты одет?

Что на ноге ты скрываешь?

Ранена, что ли, рука?..»

- «Вырастешь, Саша, узнаешь.

Ну, поцелуй старика!..»

V

Повеселел, оживился,

Радостью дышит весь дом.

С дедушкой Саша сдружился,

Вечно гуляют вдвоём.

Ходят лугами, лесами,

Рвут васильки среди нив;

Дедушка древен годами,

Но ещё бодр и красив,

Зубы у дедушки целы,

Поступь, осанка тверда,

Кудри пушисты и белы,

Как серебро борода;

Строен, высокого роста,

Но как младенец глядит,

Как-то апостольски просто,

Ровно всегда говорит...

VI

Выйдут на берег покатый

К русской великой реке -

Свищет кулик вороватый,

Тысячи лап на песке;

Барку ведут бечевою,

Чу, бурлаков голоса!

Ровная гладь за рекою -

Нивы, покосы, леса.

Лёгкой прохладою дует

С медленных, дремлющих вод...

Дедушка землю целует,

Плачет - и тихо поёт...

«Дедушка! что ты роняешь

Крупные слёзы, как град?..»

- «Вырастешь, Саша, узнаешь!

Ты не печалься - я рад...

VII

Рад я, что вижу картину

Милую с детства глазам.

Глянь-ка на эту равнину -

И полюби её сам!

Две-три усадьбы дворянских,

Двадцать господних церквей,

Сто деревенек крестьянских

Как на ладони на ней!

У лесу стадо пасётся -

Жаль, что скотинка мелка;

Песенка где-то поётся -

Жаль - неисходно горька!

Ропот: «Подайте же руку

Бедным крестьянам скорей!»

Тысячелетнюю муку,

Саша, ты слышишь ли в ней?..

Надо, чтоб были здоровы

Овцы и лошади их,

Надо, чтоб были коровы

Толще московских купчих, -

Будет и в песне отрада,

Вместо унынья и мук.

Надо ли?» - «Дедушка, надо!»

- «То-то! попомни же, внук!..»

VIII

Озими пышному всходу,

Каждому цветику рад,

Дедушка хвалит природу,

Гладит крестьянских ребят.

Первое дело у деда

Потолковать с мужиком,

Тянется долго беседа,

Дедушка скажет потом:

«Скоро вам будет не трудно,

Будете вольный народ!»

И улыбнётся так чудно,

Радостью весь расцветёт.

Радость его разделяя,

Прыгало сердце у всех.

То-то улыбка святая!

То-то пленительный смех!

IX

«Скоро дадут им свободу, -

Внуку старик замечал: -

Только и нужно народу.

Чудо я, Саша, видал:

Горсточку русских сослали

В страшную глушь, за раскол,

Волю да землю им дали;

Год незаметно прошёл -

Едут туда комиссары,

Глядь - уж деревня стоит,

Риги, сараи, амбары!

В кузнице молот стучит,

Мельницу выстроят скоро.

Уж запаслись мужики

Зверем из тёмного бора,

Рыбой из вольной реки.

Вновь через год побывали,

Новое чудо нашли:

Жители хлеб собирали

С прежде бесплодной земли.

Дома одни лишь ребята

Да здоровенные псы;

Гуси кричат, поросята

Тычут в корыто носы...

X

Так постепенно в полвека

Вырос огромный посад -

Воля и труд человека

Дивные дивы творят!

Всё принялось, раздобрело!

Сколько там, Саша, свиней,

Перед селением бело

На полверсты от гусей;

Как там возделаны нивы,

Как там обильны стада!

Высокорослы, красивы

Жители, бодры всегда,

Видно - ведётся копейка!

Бабу там холит мужик:

В праздник на ней душегрейка -

Из соболей воротник!

XI

Дети до возраста в неге,

Конь - хоть сейчас на завод -

В кованой, прочной телеге

Сотню пудов увезёт...

Сыты там кони-то, сыты,

Каждый там сыто живёт,

Тёсом там избы-то крыты,

Ну уж зато и народ!

Взросшие в нравах суровых,

Сами творят они суд,

Рекрутов ставят здоровых,

Трезво и честно живут,

Подати платят до срока,

Только ты им не мешай».

- «Где ж та деревня?» - «Далёко,

Имя ей: Тарбагатай,

Страшная глушь, за Байкалом...

Так-то, голубчик ты мой,

Ты ещё в возрасте малом,

Вспомнишь, как будешь большой...

XII

Ну... а покуда подумай,

То ли ты видишь кругом:

Вот он, наш пахарь угрюмый,

С тёмным, убитым лицом:

Лапти, лохмотья, шапчонка,

Рваная сбруя; едва

Тянет косулю клячонка,

С голоду еле жива!

Голоден труженик вечный,

Голоден тоже, божусь!

Эй! отдохни-ка, сердечный!

Я за тебя потружусь!»

Глянул крестьянин с испугом,

Барину плуг уступил,

Дедушка долго за плугом,

Пот отирая, ходил;

Саша за ним торопился,

Не успевал догонять:

«Дедушка! где научился

Ты так отлично пахать?

Точно мужик, управляешь

Плугом, а был генерал!»

- «Вырастешь, Саша, узнаешь,

Как я работником стал!

XIII

Зрелище бедствий народных

Невыносимо, мой друг,

Счастье умов благородных

Видеть довольство вокруг.

Нынче полегче народу:

Стих, притаился в тени

Барин, прослышав свободу...

Ну, а как в наши-то дни!

........................

Словно как омут, усадьбу

Каждый мужик объезжал.

Помню ужасную свадьбу,

Поп уже кольца менял,

Да на беду помолиться

В церковь помещик зашёл:

«Кто им позволил жениться?

Стой!» - и к попу подошёл...

Остановилось венчанье!

С барином шутка плоха -

Отдал наглец приказанье

В рекруты сдать жениха,

В девичью - бедную Грушу!

И не перечил никто!..

Кто же имеющий душу

Мог это вынести?.. кто?

XIV

Впрочем, не то ещё было!

И не одни господа,

Сок из народа давила

Подлых подьячих орда.

Что ни чиновник - стяжатель,

С целью добычи в поход

Вышел... а кто неприятель?

Войско, казна и народ!

Всем доставалось исправно.

Стачка, порука кругом:

Смелые грабили явно,

Трусы тащили тайком.

Непроницаемой ночи

Мрак над страною висел...

Видел - имеющий очи

И за отчизну болел.

Стоны рабов заглушая

Лестью да свистом бичей,

Хищников алчная стая

Гибель готовила ей...

XV

Солнце не вечно сияет,

Счастье не вечно везёт:

Каждой стране наступает

Рано иль поздно черёд,

Где не покорность тупая -

Дружная сила нужна;

Грянет беда роковая -

Скажется мигом страна.

Единодушье и разум

Всюду дадут торжество,

Да не придут они разом,

Вдруг не создашь ничего, -

Красноречивым воззваньем

Не разогреешь рабов,

Не озаришь пониманьем

Тёмных и грубых умов.

Поздно! Народ угнетённый

Глух перед общей бедой.

Горе стране разорённой!

Горе стране отсталой!..

Войско одно - не защита.

Да ведь и войско, дитя,

Было в то время забито,

Лямку тянуло кряхтя...»

XVI

Дедушка кстати солдата

Встретил, вином угостил,

Поцеловавши как брата,

Ласково с ним говорил:

«Нынче вам служба не бремя -

Кротко начальство теперь...

Ну, а как в наше-то время!

Что ни начальник, то зверь!

Душу вколачивать в пятки

Правилом было тогда.

Как ни трудись, недостатки

Сыщет начальник всегда:

«Есть в маршировке старанье,

Стойка исправна совсем,

Только заметно дыханье...»

Слышишь ли?.. дышат зачем!

XVII

А не доволен парадом,

Ругань польётся рекой,

Зубы посыплются градом,

Порет, гоняет сквозь строй!

С пеною у рта обрыщет

Весь перепуганный полк,

Жертв покрупнее поищет

Остервенившийся волк:

«Франтики! подлые души!

Под караулом сгною!»

Слушал - имеющий уши,

Думушку думал свою.

Брань пострашней караула,

Пуль и картечи страшней...

Кто же, в ком честь не уснула,

Кто примирился бы с ней?..»

- «Дедушка! ты вспоминаешь

Страшное что-то?.. скажи!»

- «Вырастешь, Саша, узнаешь,

Честью всегда дорожи...

Взрослые люди - не дети,

Труc - кто сторицей не мстит!

Помни, что нету на свете

Неотразимых обид».

XVIII

Дед замолчал и уныло

Голову свесил на грудь.

«Мало ли, друг мой, что было!..

Лучше пойдём отдохнуть».

Отдых недолог у деда -

Жить он не мог без труда:

Гряды копал до обеда,

Переплетал иногда;

Вечером шилом, иголкой

Что-нибудь бойко тачал,

Песней печальной и долгой

Дедушка труд сокращал.

Внук не проронит ни звука,

Не отойдёт от стола:

Новой загадкой для внука

Дедова песня была...

XIX

Пел он о славном походе

И о великой борьбе;

Пел о свободном народе

И о народе-рабе;

Пел о пустынях безлюдных

И о железных цепях;

Пел о красавицах чудных

С ангельской лаской в очах;

Пел он об их увяданьи

В дикой, далёкой глуши

И о чудесном влияньи

Любящей женской души...

О Трубецкой и Волконской

Дедушка пел - и вздыхал,

Пел - и тоской вавилонской

Келью свою оглашал...

«Дедушка, дальше!.. А где ты

Песенку вызнал свою?

Ты повтори мне куплеты -

Я их мамаше спою.

Те имена поминаешь

Ты иногда по ночам...»

- «Вырастешь, Саша, узнаешь -

Всё расскажу тебе сам:

Где научился я пенью,

С кем и когда я певал...»

- «Ну! приучусь я к терпенью!» -

Саша уныло сказал...

XX

Часто каталися летом

Наши друзья в челноке,

С громким, весёлым приветом

Дед приближался к реке:

«Здравствуй, красавица Волга!

С детства тебя я любил».

- «Где ж пропадал ты так долго?» -

Саша несмело спросил.

«Был я далёко, далёко...»

- «Где же?..» Задумался дед.

Мальчик вздыхает глубоко,

Вечный предвидя ответ.

«Что ж, хорошо ли там было?»

Дед на ребёнка глядит:

«Лучше не спрашивай, милый!

(Голос у деда дрожит.)

Глухо, пустынно, безлюдно,

Степь полумёртвая сплошь.

Трудно, голубчик мой, трудно!

По году весточки ждёшь,

Видишь, как тратятся силы -

Лучшие божьи дары,

Близким копаешь могилы,

Ждёшь и своей до поры...

Медленно-медленно таешь...»

- «Что ж ты там, дедушка, жил?..»

- «Вырастешь, Саша, узнаешь!»

Саша слезу уронил...

XXI

«Господи! слушать наскучит!

«Вырастешь!» - мать говорит,

Папочка любит, а мучит:

«Вырастешь», - тоже твердит!

То же и дедушка... Полно!

Я уже выроc - смотри!..

(Стал на скамеечку чёлна.)

Лучше теперь говори!..»

Деда целует и гладит:

«Или вы все заодно?..»

Дедушка с сердцем не сладит,

Бьётся как голубь оно.

«Дедушка, слышишь? хочу я

Всё непременно узнать!»

Дедушка, внука целуя,

Шепчет: «Тебе не понять.

Надо учиться, мой милый!

Всё расскажу, погоди!

Пособерись-ка ты с силой,

Зорче кругом погляди.

Умник ты, Саша, а всё же

Надо историю знать

И географию тоже».

- «Долго ли, дедушка, ждать?»

- «Годик, другой, как случится».

Саша к мамаше бежит:

«Мама! хочу я учиться!» -

Издали громко кричит.

XXII

Время проходит. Исправно

Учится мальчик всему -

Знает историю славно

(Лет уже десять ему),

Бойко на карте покажет

И Петербург, и Читу,

Лучше большого расскажет

Многое в русском быту.

Глупых и злых ненавидит,

Бедным желает добра,

Помнит, что слышит, что видит...

Дед примечает: пора!

Сам же он часто хворает,

Стал ему нужен костыль...

Скоро уж, скоро узнает

Саша печальную быль...

^ 30 июля - август 1870

«Дедушка» - одно из первых в русской литературе больших произведений о декабристах. Декабристская тема в поэме непосредственно связана с проблемами, стоявшими перед демократическим движением на рубеже 1870-х гг.

Герой «Дедушки» - декабрист, вернувшийся в числе немногих уцелевших из сибирской ссылки в 1856 г. Прототипом его послужил князь С. Г. Волконский (1788-1865). В работе Некрасова над образом старого декабриста ощущается тенденция возвысить его, придать « дедушке» черты библейского героя-мученика.



Добавить документ в свой блог или на сайт

Похожие:

Ваня (в кучерском армячке). Папаша! Кто строил эту дорогу? Папаша iconЭто теперь только Гудов сделался ученым, а прежде был простым фельдфебелем,...
Так, самый завалящий был енералишко, плешивый оборвыш, по фамилии Чиблик. Вот дергает он Гудова за полу — Вань, а Вань, отдай мне...

Ваня (в кучерском армячке). Папаша! Кто строил эту дорогу? Папаша iconМне внушал папаша с детства, не жалея отчих сил
Воровать себе дороже. Брать конечно, брал, и родил, надеюсь, тоже, симпатичный капитал

Ваня (в кучерском армячке). Папаша! Кто строил эту дорогу? Папаша iconКнига рассказывает о пути автора в постижении основ мироздания. Главная...
Я шел по берегу и строил замки, разрушал их и строил новые, обернулся назад и посмотрел на воду, на песок и перестал строить!

Ваня (в кучерском армячке). Папаша! Кто строил эту дорогу? Папаша iconИванов Альберт Азбука безопасности Как неразлучные друзья дорогу переходили
В одном большом сказочном городе жили трое неразлучных друзей зайчонок Ваня, медвежонок Миша и лисонька Лиза. А вот заботы у них...

Ваня (в кучерском армячке). Папаша! Кто строил эту дорогу? Папаша iconКонкурс чтецов (здесь отличился Ваня Желтышев), конкурс рисунков...
...

Ваня (в кучерском армячке). Папаша! Кто строил эту дорогу? Папаша iconРассказать хотели там
«Кто отвалит нам сей камень? Мы не сможем его сами Отвалить в саду теперь. Кто откроет эту дверь?»

Ваня (в кучерском армячке). Папаша! Кто строил эту дорогу? Папаша iconМадам Двойкина Алена Лентяйкина Ваня Грамотеев Букварь
Появляется Мадам Двойкина в длинном темном платье, по низу которого прошиты «двойки», на шее висит кулон «двойка». За ней идут второгодники...

Ваня (в кучерском армячке). Папаша! Кто строил эту дорогу? Папаша iconСоздать атмосферу удивления, восторга, радости
...

Ваня (в кучерском армячке). Папаша! Кто строил эту дорогу? Папаша iconСочинение «Моя семья»
Я горжусь семьёй и люблю каждого в нашем большом и дружном доме. Бабушка Таня, дедушка Саша, дядя Коля, тётя Наташа, их дети Ваня...

Ваня (в кучерском армячке). Папаша! Кто строил эту дорогу? Папаша iconИз учебника пойму, что пишу размером непонятным. Я
Все происходит ночью. Идет дождь и зонт ( того, кто переходит дорогу) давно уже вымок



Образовательный материал



При копировании материала укажите ссылку © 2013
контакты
www.lit-yaz.ru
главная страница