Секция русского языка и литературы




Скачать 242.22 Kb.
НазваниеСекция русского языка и литературы
Дата публикации21.06.2013
Размер242.22 Kb.
ТипИсследовательская работа
www.lit-yaz.ru > Литература > Исследовательская работа


Секция русского языка и литературы

Исследовательская работа



Выполнил: ученик 11 класса

МОУ «Чурачикская СОШ»

Комсомольского района ЧР

Никифоров Ярослав В.

Руководитель: Никифорова

Галина Федоровна

2008 год

Оглавление

  1. Введение……………………………………………………………………………..2

  2. «Золото лоз, или Палиндромы»

Глава 1. Определение термина, классификация…………………………..3

Глава 2. Место палиндрома в русской и чувашской литературе………...5

Глава 3. Опыт Николая Ивановича Ладыгина…………………………….8

  1. Заключение…………………………………………………………………………..11

  2. Использованная литература и источники………………………………………….12

  3. Приложения:

Приложение №1

Приложение №2

Приложение №3

Приложение №4

Вступление.

«… человек играет только тогда, когда он в полном

значении слова человек, и он бывает вполне человеком лишь

тогда, когда играет.»

Ф. Шиллер

Палиндромы… Слышали ли вы что-нибудь о них? Ну конечно же, слышали. Кто не читал сказку Л. Толстого «Золотой ключик, или приключения Буратино» (или хотя бы не смотрел мультфильм)? Все мы обращали внимание на удивительную фразу, продиктованную Мальвиной своему нерадивому ученику: «А роза упала на лапу Азора». Она одинаково читается как слева направо, так и наоборот – справа налево. Это придает ей удивительную таинственность, заставляя думать, что в ней скрыто нечто гораздо более сложное и важное, чем просто слова. Автором этой фразы считается русский поэт XX века А.А. Фет. Вот такие обратимые фразы и называются палиндромами.

Почему я заинтересовался этой темой? Может быть, прежде всего потому, что я человек любопытный и меня всегда привлекает все необычное. Так, при изучении литературы я обращаю внимание на новые термины, которые упоминаются обзорно на уроках, но не раскрываются глубоко (например, верлибр, акростих(см. прил.№1), рубаи, палиндром и др.) По возможности я изучаю эти темы самостоятельно. Мне на помощь приходят разного рода словари, справочники, компьютер.

В детстве я очень любил читать слова слева направо, особенно мне нравилось переворачивать собственные имена. Например, ^ Маша превращалась в Ашам, Володя – в Ядолов, Ярослав – в Валсоря. Открытия, касающиеся способности некоторых слов и фраз читаться одинаково в обоих направлениях, были одним из ярких языковых впечатлений. Помню, как однажды прочитал в Чебоксарах вывеску «Дом мод». Одинаковые большие буквы, сияющие в вечерней темноте, меня зачаровали. Мало того, что эта вывеска читалась одинаково и слева, и справа, но и буквы Д, М, О были симметричны.

Уже в 9 классе учительница русского языка и литературы после курсов рассказала о палиндромах и привела примеры: уже известную фразу Фета, фразу, придуманную Г.Д. Державиным:

^ Я иду с ме΄чем, судия!

и фразу на чувашском языке: «тусна ан сут». Она сказала, что многие слова русского языка являются палиндромами, например, топот, шалаш, кабак, поп и др. Мы стали перебирать чувашские слова, и скоро у нас получился целый список: сёвёс: калак: аппа: кётёк (щекотка): ака: ама: ана: а=а: ача: кёк (корень) и др.

Потом в журнале «Лик» (№3, 2007) прочитал поэму-палиндром М. Карягиной «На реке ран». В 11 классе при изучении поэзии Серебряного века мы познакомились с творчеством поэта В. Хлебникова, с которого обычно начинают отсчет «серьёзной литературной жизни» русского палиндрома. Его поэма «Разин» (кстати, не очень удачная) начиналась так:

^ Я Разин и заря!

Я Разин со знаменем Лобачевскаго логов,

Во головах свеча, боль, мене ман засни заря!

Итак, когда встал вопрос о теме исследовательской работы, я долго не раздумывал: буду писать о палиндромах. Перед собой поставил три задачи: 1) узнать как можно больше об этом термине; 2) выяснить, какое место занимают палиндромы в русской и чувашской литературе; 3) возможно ли при помощи палиндромических стихотворений создать яркие образы, выразить сокровенные мысли. В процессе работы я убедился, что эта тема занимательна, что палиндромия позволяет по-новому взглянуть на слово, извлечь новые образы и ассоциации, запомнить написание слов, расширить словарный запас, а самое главное, убедился в том, что это большой и интересный пласт литературы. Палиндромия обращена к большому кругу людей, творческих, увлеченных, сохранивших способность удивляться.

В русской литературе палиндромическим стихам отдали дань Державин и Брюсов, А. Туфанов и И. Сельвинский, В. Маяковский и Н. Северянин, В. Набоков и А. Твардовский, С. Кирсанов и А. Вознесенский. Первым широко применил палиндром в русской литературе Велимир Хлебников – в «Перевертне» и поэме «Разин». Однако расцвета русский литературный палиндром (преимущественно стихотворный) достиг только в 1970-1990-е годы в творчестве Николая Ладыгина, а затем Владимира Гершуни, Елены Коцюбы и Дм. Авалиани. В 1990-х гг. началось и детальное литературоведческое и лингвистическое изучение палиндромии – прежде всего Александром Бубновым и Германом Лукомниковым.

^ Золото лоз, или Палиндромы

Глава 1.

Определение термина, классификация

Палиндром – фраза, читающаяся одинаково как слева направо, так и справа налево. Чтобы понять, насколько разработан этот алгоритм в лингвистике, обратимся к словарям.

В толковых словарях В. Даля и И.С. Ожегова это слово мы не нашли, видимо, потому, что оно не русского происхождения. В «Словаре – справочнике лингвистических терминов» читаем такое определение: «Палиндром (от греч. palindromeo – бегу назад) – слово, фраза или стих, имеющие одинаковый смысл при чтении слева направо и справа налево («перевертень»). Кот – ток. Нос – сон. Хорош – шорох. Атака заката. Я – идиллия… Я иль Лидия? (Брюсов)»

В СЭС: «Перевертень (палиндром), текст, одинаково читающийся от начала к концу и от конца к началу. («А роза упала на лапу Азора» А.Фет.) Палиндром применяется в экспериментальной поэзии.(В.Хлебников и др.)

В БСЭ: «Палиндром (греч. πάλίυψδίά, от πάλίυ – словосочетание, фраза, которое можно читать слева направо, причем в обоих случаях звучание и смысл остаются тождественными (например: «кабак», «шалаш», «Я иду с мечем судия»). Погоня за обратимыми словами и словосочетаниями в поэзии является одним из проявлений формализма (например, у В.Хлебникова).

В «Новом словаре иностранных слов» палиндром определяется как «перевертень», слово, фраза или стих, одинаково читающийся от начала к концу и от конца началу, пользуется популярностью в узком кругу ценителей».

Сравнив эти определения, приходим к выводу, что все словари единодушны в утверждении обратимости палиндромического слова или фразы, притом в каждом справочнике приводятся примеры разных авторов, что расширяет наше представление о степени популярности этого интересного литературного явления.

Существует довольно обширная классификация подобного рода текстов, далеко не все из них являются «палиндромами» в классическом определении, т.е. не обязательно «читаются одинаково в двух направлениях».

Букводромы (или буквопалиндромы) – читается туда и обратно точно по буквам. Примеры:

^ Не убили меня, я не мил и буен (Дм. Авалиани)

Нагло бог оболган (Владимир Гершуни)

Квазипалиндром – то же, что и обычный палиндром, но без учета мягких и твердых знаков. Варианты: с допущением “и” – “й”, “ш”- “щ”. Примеры:

^ Меня истина манит сияньем (В.Гершуни)

И он видит сон юности дивной (Н. Бренников)

Монопалиндром – текст, целиком читающийся от начала к концу и от конца к началу (не обязательно одинаково!):

^ Ведан ,ох, и туч напев,

Едет Ева, звонко лев
Вел окно в завете дев,


Епанчу тихо надев… (П. Нагорских)

Цикл – тексты, состоящие из двух и более (необязательно самостоятельных) палиндромов:

^ Пенелопа на полене полетит на антитело (П. Овчинников)

Суперпалиндром – квадратные палиндромы, читаемые как слева направо, так и справ налево; как сверху вниз, так и снизу вверх.

S A T O R

A R E P O

T E N E T

O P E R A

R O T A S

Эта магическая фраза является игрой слов, но примерный перевод «Пахарь Арепо пашет (работает) по кругу». В средневековье этот палиндром считался могущественным заклинанием от нечистой силы. В 1742 году пожарные с его помощью останавливали огонь.

Также распространены и оборотни, читаемые справа налево иначе, чем слева направо. Причем при их обратном прочтении текст обычно имеет противоположный, замаскированный смысл. Например, На Ритке снег (С.Федин). А обратно получается нечто оригинальное: Генсек – тиран. Другой пример: Анатом – за разум (Муза размотана).

Приведенная здесь классификация не является исчерпывающей. Надо отметить, что в этой области идет нескончаемый поиск форм, и авторам таких текстов не занимать оригинальности друг у друга.

Говоря о русском палиндроме, нельзя не заметить одну печальную черту: очень часто ради совершенства формы автору текста приходится поступаться смыслом. В русских палиндромных текстах сильно ощущается «подогнанность » содержания, натянутость; читателю зачастую необходимо перечитывать текст несколько раз, чтобы уловить хоть какую-то логическую концепцию. Иногда палиндромы как будто «выдраны» из нормального текста: «А таков дар адвоката» - Э.Скружинский, «И он видит сон юности дивной» - Н. Бренников. Тогда как, например, на китайском языке в форме палиндрома написано много высокохудожественных произведений.

Глава 2.

Место палиндрома в русской и чувашской литературе.

История палиндрома уходит в далекую древность. Палиндромические стихи были известны еще в древнем Китае. В византийском храме Софии в Константинополе на мраморной купели было вырезано следующее палиндромное изречение:

НИСПОНАНОМИМАТМАИМОНАНОПСИН.

Это означало: «Омывайте не только лицо, но и грехи»

Многими исследователями отмечаются заговорно-молитвенные свойства палиндромов, которые позволяли использовать их в качестве заклятий. Так, считалось, что при произнесении «оборачиваемой» фразы Уведи у вора корову и деву должна была восторжествовать справедливость. Ярким примером русского народного палиндрома является оригинальная фраза «На в лоб, болван!», которая, очевидно, призвана свидетельствовать о том, что содеянное зло неизбежно возвращается обратно к человеку, его сотворившему .

Появление авторских палиндромов связывается с развитием силлабической поэзии (17 в). В русской поэзии до 20 в. наиболее известны две палиндромические строки Г. Державина:

Я разуму уму заря и Я иду с мечем, судия.

Многочисленные в 20 веке эксперименты в области поэтического языка не могли не задеть и палиндромических форм. К ним обращались русские поэты-экспериментаторы В. Хлебников и В. Брюсов, которые старались при внести в палиндромы и перевертни эстетическое начало. В статье, посвященной В. Хлебникову, В. Маяковский писал: «Во всех вещах Хлебникова бросается в глаза его небывалое мастерство. Хлебников мог не только при просьбе немедленно написать стихотворение (его голова работала круглые сутки только над поэзией), но мог дать вещи самую необычайную форму. Например, у него есть длиннейшая поэма, читаемая одинаково с двух сторон –

^ Кони. Топот. Инок.

Но не речь, а черен он и т.д.

Но это, конечно, только сознательное штукарство – от избытка.»

В данной статье речь идет о стихотворении «Перевертень» (см. в приложении №2). Кстати, термин «перевертень», который употребляется как синоним к слову «палиндром», придуман В. Хлебниковым.

В 1920-е гг. над палиндромами активно работали И. Сельвинский, А. Туфанов, а в более поздние годы форму палиндрома использовал С. Кирсанов, И. Северянин, В. Набоков. В 1970-е годы А. Вознесенский старался найти органичное соединение палиндромической техники с визуальностью.

Однако расцвета русский литературный палиндром (преимущественно стихотворный) достиг в 1970-1990 е гг. в творчестве Николая Ладыгина, поэта и художника.

Из современных палиндромистов наиболее известны В. Гершуни, Д. Авалиани, Б. Гольдштейн, Г. Лукомников, А. Бубнов. В поэзии последних лет отмечается стремление соединить в палиндромических структурах элементы зауми и сращивания слов, придать текстам многообразное интонирование (С. Силей, С. Бирюков).

Палиндром – лингвистическая игра. Некоторым составителям удается создать палиндромы достаточно осмысленные и забавные. А вот только некоторые из них:

^ Аргентина манит негра

Ася, молоко около мяса

А щетка как теща!

Вор в лесу сел в ров

Голод долог

Кит на море – романтик

Колька нес сена клок

Туши рано фонари, шут!

Ужас! Ангел лег на сажу

На вид ангел, а лег на диван

Олесе весело

Уж редко рукою окурок держу

Я вижу бабу – жив я

А там – поток мата

Однострочные палиндромы близки к афоризму:

^ Муза, ранясь шилом опыта, ты помолишься на разум (Д. Авалиани)

А имеет ли место палиндром в чувашской литературе? Пытаясь ответить на этот вопрос, мы открыли для себя поэтессу Марину Федоровну Карягину. В ее тетралогии «Квадратные сны» имеется замечательное стихотворение, в основу которого лежит палиндромическая фраза:

+ак шухёша хёть тём пек йёвала:

П.р малалла: п.р каялла кала:

^ Хёй чёнлёхне вёл пурп.р манас =ук%

Тусна ан сут! Тусна ан сут! Тусна ан сут!

Мы связались с автором этих строк по телефону. Она призналась, что начала писать палиндромические произведения в 2002 г., который сам палиндромичен. У нее есть несколько поэм на чувашском («Юрёсёр уй»: «Типшар»: «Ака») и на русском языках («Дорога за город»: «На реке ран»(см? приложение №3): за которые Марина удостоилась премии им В? Митты? Известный чувашский критик Атнер Хузангай в статье «Соло-голос» назвал Марину Карягину пионером чувашской палиндромии, подметил, что она достаточно уверенно чувствует себя и в стихии русского языка. Поэма «Дорога за город» (см. приложение №4) – одно из подтверждений этому. Поэтесса, подчиняясь палиндромической технике, емко и лаконично употребляет слова. Нужно отметить афористичность некоторых строк или стихов. Например:

^ А лира – царила!

Мудрость – сор дум

Ад – жажда

тела жить и жалеть

Народ до ран летел

Критик уверяет, что палиндром – не просто игра слов; столкновение звуков порождают смыслы и ведут поэта по лабиринту языка. В поэме М. Карягиной возникают непростые соответствия:

^ Небу – бубен,

А себе? – Небеса!

А благодарность – сон:

Дорога лба.

Куда же ведет «Дорога за город»? В ад? (одно из ключевых понятий поэмы), но

^ Ад же дан – (и надежда

Дана!) – дан ад:

Надо – дан!

Но все же надежда остается. Эта поэма – некая ода дороге, которая ведет за город. Она завершается вопросом:

^ Аду – куда?

Как и любой палиндромический текст, поэма «Дорога за город» проста, ее нужно читать (и слушать себя) внимательно слева направо и «проверить» чтение справа налево, «тогда начинает работать сам язык и чтение будет происходить почти бессознательно».

Глава 3.

Палиндром

Опыт Николая Ладыгина

Палиндром с Азором знают очень многие, то такое явление, как стихотворение-палиндром, известно лишь узкому кругу специалистов и любителей. У этого направления, сложного и загадочного, есть свои выдающиеся мастера, и славнейший среди них – Николай Иванович Ладыгин (1903-1975). Его перу принадлежат стихотворения и поэмы, написанные обратимой строкой; кроме того, он увлечённо занимался живописью, придумывал занимательные истории для детей, был виртуозным шахматистам.

Ладыгинские обратимые строки, а затем стихотворения встречались его гостями по-разному: одними восхищенно, восторженно, другими – с непониманием и резким отрицанием. В 1970 году Ладыгину впервые удалось напечатать свои палиндромические стихи в журнале «Русская речь». Но лишь в 1993 году, после смерти Николая Ивановича, вышла в свет его книга «Золото лоз» - первый в нашей стране сборник палиндромических стихов.

Для ладыгина палиндром, очевидно, был не просто возвращением к древне стихотворной форме, а вполне естественным способом наиболее точно выразить свои сокровенные мысли. Темы и сюжеты его произведений поражают своим разнообразием: философские рассуждения и шутливые строки; стихи, посвященные великим поэтам, писателям и художникам, а также деятелям и событиям отечественной истории.

Одно из самых красивых и завораживающих стихотворений Ладыгина – «Марево»:

^ О вера моя, о марево,
Вы ропот, то порыв,
Как
Ветер, орете в
Окно. Так шуми, зимушка, тонко,
Намути туман,
Намаши игру пурги и шамань.



Будил ли дуб,
Носил ли сон
Мечты (быт чем
И хорош) - и летели шорохи,
И летят ели,
Ажур кружа.

Тучами зима чуть
Тени кинет -
Меркнет стен крем,
И от сугроба бор густой,
Как
Немота, томен
Или
Суров. О Русь!
Я нем. И меня,
Как
Будто тот дуб,
Обуло грёзой озёр голубо.

Но сыми зимы сон
И радугу дари,
И кумира дари муки.
О вера моя, о марево.


Оно заставляет читателя не только погрузиться в мир прекрасных и загадочных образов, но и размышлять об особенностях палиндромической поэзии, а также о тайне самого творчества. При помощи обратимого слова в этом стихотворении рисуется зимний пейзаж и одновременно – «картина» человеческой души.

Природа всегда играла в русской литературе, и в частности в поэзии, особую роль. Писатели и поэты часто обращались и обращаются к изображению природы, находя в ней понимающего собеседника, и передают через изображение пейзажа состояние своей собственной души. В стихотворении Ладыгина «Марево» тоже звучит диалог автора с природой.

В первых строках стихотворения вера автора обращается то в загадочное марево, то обретает способность, словно ветер, биться в окно дома. Перевоплощаясь в природные явления, поэтическая душа преодолевает телесную оболочку, свою замкнутость, и обретает свободу. Однако эта свобода поначалу создает еще более суровые условия, пространство, где царит холодная «зима», которая «мутит» белый «туман» снега, поднимает пургу и шаманит, будто колдунья, невидимая в снежных вихрях.

Автор заставляет себя успокоиться и начинает мечтать: «Будил ли дуб…»

Здесь замечательна мысль Ладыгина о том, что человеческий быт (здесь, очевидно, домашний уют) только тем и хорош, что порой позволяет расслабиться, оторваться мыслям от обыденности и бродить, мечтая, в неведомых далях, похожих на прекрасные сновидения. Но человек прозревает и начинает видеть красоту окружающего мира, которая становится главным источником творческого вдохновения. Ладыгин выразил это неповторимо-радостное чувство в кратких и невероятных по силе эмоционального воздействия строчках:

^ Суров. О Русь!
Я нем. И меня,
Как
Будто тот дуб,
Обуло грёзой озёр голубо.

В последней строфе уже нет речи ни о быте , ни даже о природе, поэт говорит о творчестве, высшем предназначении человека: «И радугу дари, и кумира дари муки. О вера моя, о, марево». Таким образом в концовке палиндромического стихотворения повторяется его начало.

В поэтическом наследии Ладыгина стихотворение «Марево» - единственное, где тема «Природа и творчество» раскрывается наиболее образно и ясно. Погружаясь в созерцание окружающего мира, полного красоты и гармонии, поэт покидает рамки обыденности, чтобы углубиться в свои мысли и последовать зову таланта. Таким образом для Ладыгина природа служит проводником в некое новое измерение – творчество.

Мне особенно понравилось стихотворение Ладыгина «На стадионе» :

О, голы былого! И тесно он сети
И леди сидели, У ниш Яшину,
И леди видели, Как
Как Лада, плел. Падал
Лоб туфли бил футбол. Либо бил,
И они валили лавиной. А то подкатом - и мимо. Так до пота,
Будто тот - дуб,
Лето. Потел Или
Народ до ран. То ров у ворот,
Охи… Тренер тихо: А непроходим. И до хор пена
- Иди, Летала тел.
Мадам, Ух! Рев сверху.
И дев веди, Тут,
Аню и Дусю… Судию на Мадам,
Мыло! Голым Ищи
Рот воплем смёл повтор. Логово… Гол!!!

А вдали сила – два И леди видели,
Голиафа. И лог Как
Туманен, а муть - Лоб туфли бил футбол.
То от
Гона ног.

Вижу, жив
Еле Пеле,
Читая это палиндромическое стихотворение, я живо представил себе переполненный стадион, переживающих женщин, запах пота, витающий в воздухе, напряжение болельщиков и радость забитого гола.

Заключение.

Работая над темой «Палиндромы», мы прочитали многочисленные статьи в словарях и справочниках, открыли с совершенно иной стороны знакомых нам поэтов Г.Державина, А.Фета, В.Брюсова, В.Хлебникова и других. Познакомились с творчеством доселе неизвестного, очень замечательного поэта Н. И. Ладыгина, самое главное, много нового узнали о вкладе поэтессы Марины Карягиной в развитие чувашской и русской палиндромии.

Вот некоторые выводы, к которым мы пришли:

  1. Палиндром берет свое начало в глубокой древности

  2. Художественные качества палиндрома зависят от структурных данных языка

  3. Палиндром является основой бесчисленных задачек, головоломок, упражнений и игр (например, в каждой из следующих фраз заполните пропуски так, чтобы получился короткий палиндром: …романтик;…чемодан;…топал;…ишак ищет… и другие)

  4. Палиндром – художественное средство, дающее автору некоторые уникальные возможности при создании текстов

  5. В палиндромах очень велика афористичность, туго закручена глубина мысли.

Использованная литература и источники.

  1. БСЭ – М: издательство»БСЭ», 1955, т. 31, с. 607.

  2. Интернет

  3. Карягина М.Ф. Тёваткёл т.л.ксем? Тетралоги? Ви==.м.ш к.неке? – Шупашкар% «Руссика»: 2002? – 48 с?

  4. Карягина М. Дорога за город. – «Лик», 2005 , №2. – стр. 36.

  5. Карягина М. На реке ран. – «Лик», 2007, №3. – стр.75

  6. Маяковский В.В. Сочинения в двух томах. – М.: Издательство «Правда», 1988 г.

  7. Новый словарь иностранных слов/ главный редактор В.В. Адамчик. – М.:АСТ; Мн.: Харвест, 2007. – 1152 стр.

  8. Поэзия серебряного века. В 2 томах.: Том II – М.: Дрофа: Вече, 2002. – 368 стр.

  9. Словарь – справочник лингвистических терминов / авторы Розенталь Д.Э., Теленкова М.А. – М.: Просвещение, 1985 – 399 с.

  10. СЭС (гл. ред. А.М. Прохоров). – М.: Советская энциклопедия, 1989. – 1632 с.

  11. Тимофеев Л.И. и Тураев С.В. Краткий словарь литературоведческих терминов. – М.: «Просвещение», 1978, 223 с.

  12. Хузангай А. Соло-голос . – «Лик», 2005, №2. - стр. 43.



Приложение №1

Акростих (άκρος – крайний, οτίχος – стих) – стихотворение, крайние буквы которого (большею частью – начальные) складываются в слова. Обычно слова эти составляют наименование лица, которому акростих посвящен. (Словарь литературных терминов). Пример:

^ Анна Ахматова

Ангел лег у края небосклона.

Наклонясь, удивлялся безднам.

Новый мир был темным и беззвездным.

Ад молчал. Не слышалось ни стона.

Алой крови робкое биенье,

Хрупких рук испуг и содроганье,

Миру снов досталось в обладанье

Ангелу святое отраженье.

Тесно в мире! Пусть живет мечтая

О любви, о грусти и о тени,

В сумраке предвечном открывая

Азбуку своих же откровений.

Николай Гумилев

Приложение №2

ПЕРЕВЕРТЕНЬ

^ (КУКСИ, КУМ МУК И СКУК)

Кони, топот, инок,

Но не речь, а черен он.

Идем, молод, долом меди.

Чин зван мечем навзничь.

Голод, чем меч долог?

Пал, а норов худ и дух ворона лап.

А что? Я лав? Воля отча!

Яд, яд, дядя!

Иди, иди!

Мороз в узел, лезу взором.

Солов зов, воз волос.

Колесо. Жалко поклаж. Оселок.

Сани, плот и воз, зов и толп и нас.

Горд дох, ход дрог.

И лежу. Ужели?

Зол, гол лог лоз.

И к вам и трем с смерти мавки.

<1912> В.Хлебников

Приложение №4

Марина КАРЯГИНА

^ ДОРОГА ЗА ГОРОД
(Поэма)

 

 

Велимиру Хлебникову

Морям — имя Ром,
Миру — Рим.
Велимир — и Рим, и лев.
Велик и лев:
Вели, Лев!

 

^ I. ГОРОД ДОРОГ
(ДАРГРАД)


И гор оды дороги
Городу Дорог,
гудение и недуг,
гимн, миг,
Х и виски.
И Городу дороги
рога гор,

Я и муза.
Рога ль благоразумия —
рога гор? —
Город до рог.

Городу дорог,
да, я. И ссора, Россия, ад,
быль глыб...
Дорог огород,
Дача чад
И те дети.
А мама?
Мама мам?
А папа?
Папа пап? —
Городу Дорог
дорог о род!

Море, свитере ты в сером!
И не рисунок — конь у сирени,
роз взор
нежен, как нежен!
И манила малинами
тумана муть.
А лира — царила!..
А лира — парила!..
А лира зорь озарила!..

У ниши творим миров тишину.
Тише! Творим эмиров тешить.

Матушкам — мак,
шутам —
еще...

Еще:
и дитя бережете, жеребят: иди,
и по топи
иди,
да... в ад!

Да, ад —
Дарград,
Город Дорог!
Иго — Бог —

"О" — боги
(те все — свет...)
Особенного и нет:
тени, огонь, небо с О.
Иду — гуди!
Иду — чуди!
Иду — суди!

Али дорог, ям имя — Город ила:
Город Дорог —
Лишь ил.
Лишил
Дорог Город —
Тина манит
(Не лезь в зелень!)

Горит и рог,
лес у сел...
Камень — не мак,
не пень:
вижу — жив!
Кремень не мерк.

Жар и мираж:
Город зебров,
вор без дорог —
Дорога — Город —
Город дорог,
моря с яром,
воров
и игр оргии,
цен ока, наконец...

Жар, оду будоражь!
Дорога — Город
(так ил кликать):
Она — вор и сердец, НЛО...
солнце — дрессировано!
Торопит и пороть.
А вор крова —
И вор крови:
течет,
течет,
течет...

Попал, а поп!
(У бати — табу)

И лгут углы, лгут угли,
И шуту глаза лгут, уши...
А товар — правота.

Лишил
дорог Город —
неподвижен, не жив до пен.
И тупики пути!

Иногда вор думал (а мудро!):
в ад гони —
беду судеб,
во полк клопов,
во себя — бесов
Метателя лет!
А тем?..
Метаморфоза — зов Рома, тем.

Не вор вровень
с нашими — шанс!
Резюмировать?
А вор им — юз эр.

Ад же дан — (и надежда
дана!) — дан ад:
Надо — дан!

Ад ибо обида
ЕЕ! —
Матери (тире там).

Дар недр — день. Рад.
А гор-то день — недотрога.
А ночь — она
мрак карм.

Луна — нуль,
Туп и путь.
Лезу в узел!
Я ль пакля? Я ль капля?
(вин и нив).
Я бесчестен? Нет!
Сечь себя?
У, дайте нам (Боже ж обманет) яду!
Яд! У вод нету глаз, а лгут: ендову дай!
А звезд зев — за.
Ладно, Он дал.
Но дал... — ангел лег на ладонь:
Дал клад! —
Ладу* дал!
Акт: Синь. Ил.
Одна мандолинистка.
А муза разума:
"Новаторов ворота вон!
Ищи".

О, даны — надо!

Нежить и жен,
Ведьм, дев
или
не жить? И жен
нежность, сон жен
теперь — трепет.
(Тина — нин да ир ариаднина нить?)

Учла: алчу.
Дорогая, а Город —
роз взор,
тумана муть,
ног огонь,
атака заката...

Дорогая, а Город —
толп плот —
толп плоть! —
вера, рев...
и рев Двери...

И рев Двери?

Аромат! Там о Ра!
Там о рай! — аромат!
(Ад — не рай — аренда!)
Товарищи, Ра вот!
Яркий и край.
Ра, глубоко око булгар:
Мол, око — лом!
Мол, истории рот с илом,
Мол, истина манит силом:
Ад — обо всем... О Томе!
Свобода —
та: мол, звала взломать
в око оков!
Сунь, огонь, ус
В око оков!
Но говоров огонь?..

Море, пищи пером!
Море, пиши пером,
а не мерь времена!

Волна, дан лов!
Воли лов.
Надо — дан!

И — чур! — вручи
адам: органа громада
(А дам органа гром, ада!).
А нам? Сила талисмана.
Индивидууму? —
Удиви дни!

Небу — бубен,
Морю — ром,
Магам —
дорогу у гор од.
(И шорох од — ученикам).
Маки — не чудо? Хороши!
(У чудака какаду: чу!)

Маски — Х-ам,
Удачи — чаду,
Мамам —
роз узор,
конус и ребенок:
о небе рисунок.

Манекенам
и
макакам —
оду, чудо.
Или
ад у чуда?

Цена — танец:
и кинут туники.
(А пчелы — (Лечь! Па!) —
макам,
а зорь гроза —
радугам и магу дар).

Слава, вальс...
И после дел — сопи.

 

II. АД У ЧУДА

Видим издалека: факел! —
Ад зим и див:
жар и мираж.
Да, ад —
Город Дорог:
тени нет!
А вот речь чертова,
А тон речи — чернота.

Манит слово — льсти нам
именем И.:
силом молись!
Уму — минимуму —
не лень
такать:
— Откинь мак и камни: кто?
Откину — Никто! —
Никого! Кинь
Камень! Не мак:
Маска как Сам:
В аду — Удав —
Адам ада.

Утро во рту
Удава в аду.

Мороз взором
съел лес
и... Леденит и недели:
"Месяц я съем!"
А луна канула.

Ударил и рад — у-
дару рад!
А дар-то — отрада,
А вар-то — отрава...

Дар — град,
потоп...
И мало, да, зим,
а рога — за горами, за долами...

Ад — вар пен? Неправда!
Ад — ...зм. Мзда!
Блокада колб
(Негадан ада ген).

Море — ром.
А ром (умора!) —
и леди видели —
лакала собака,
босс (а лакал!)
Пил — и лип
к илу улик.
Не ром уморен —
Тип спит.
А персон нос — репа.
Лики, лужи, жулик...
Ил —
зло, понял я, но полз,
лакал!.. (Понял я, но плакал:
пил — влип...)
И липы выпили —
а зараза!

Город, дорог
меняй — я нем,
меня — я нем...
я нем — усилились уменья.
(Да, ругал бы — благу рад...)

...Как,
небу — бубен,
А себе? — Небеса!
Мечтательность — сон.
Летать? Чем?!
Мечтать? Чем?!
Ежусь уже —
Комок.
Худо, дух.

О вечность! — (Сон чего?)
Ада? Гада?
Оды до
ада
и Игр энергии?

(Тс!.. Ода — радость!)

Од, эр кредо —
локация Яйца.
Кол,
и не мерь Времени
ремень, не мерь!
И не мерь бремени
ремень, не мерь!

Небу бы тело,
Пене — полет и бубен.
(Нотабене — неба тон)
О! Летит и тело!
Народ, до ран
Летите ль? —
До од
ада?
(А до ран народа?)
Лети же, житель!
Лети пока, накопитель!
И ртом смотри —
Ты сыт?

Тут
чутки: пик туч!
И воздух худ. Зови
в облака лбов —
во блага лбов!
(а трогал благо рта).

Или пели и лепили,
Или пили...

(Ад — ну... революция яиц!
Улов — ерунда
Шучу — чушь!)

— Эти чучела лечь учите,
Учитель? Лети: чу!
Лети, Нархранитель!
— Учуял я — учу.
Рот и теперь репетитор.
— Рот? А рот — оратор.
Утрата — рту...
Лети! Чуете, Учитель?..
— Угу!
Дорог Город.
— А дорог?.. Одинок он и до Города —
ОНА!
— Она? Но...
"Ы! — рыдала ТА, латала дыры,
дорогу, Город
(ТА — носитель лет и сонат). —
Течет
Нил в ад вдавлин.
А Нил — длина.
Ы! Нил дремлет!.."
— И чуете, Учитель мер длины —
Дорога за Город!
И не мерь, времени.
— А душу, да,
тел пища щиплет.
— А тело, помимо полета,
и ноги гони.
— Мало пополам...

Народ до ран
летел,
летел,
летел...

Мироздание и надзор им.
Опять я по
манекенам,
манерам, аренам
иду — буди! —
черен и гол,
колок:
слоги — не речь...
— Голое, ты — теолог?
А тела балета?

Данность — сон над
манерами ада.
Им, аренам,
манекенам
таять
во сне сосен, сов...

Театр тает!
Не видно? — Он дивен!

Во сне — лень сов:
сов, ос,
волов,
воров,
ежа** даже:
"Я — иголок экология" —
Он диво, видно...

Во сне — тень сов
(а будто от дуба),
окон и дорог, гор...
Одиноко! —
Я и поту... (как?) ...утопия.
Мучительно: сон лет и чум...
И рев — звери...
Ровно сон вор,
Он вол словно...

А мучение — и не чума,
И не тени —
довод:
ад, ибо обида
ЕЕ.

Но голова — д'авол! — огонь:
болит и лоб!

Мудрость — сор дум,
мусор (а рос ум:
сорно — он рос!)
А рос-то народ до ран от сора!

Соло-голос
(Она! Рана (рано!)
роз и зорь):
"Я — Игр энергия.
Код у гроз: зорь гудок!
Код угрозы: зорь гудок!.."
(Кошмарам — шок) —
"...а спите, ноете: о, нет и пса —
бушуете у шуб...
Или пока не накопили?
Ужас: в сажу
ликом — чмок ил".

(Догадок код... А год?..)
Нот стон...
Но стоны — нот сон:
а ДО, РЕ, МИ, ФА, СОЛЬ, ЛЯ, СИ —
До од,
ИС, ЯЛ, ЛОС, АФ, ИМ, ЕР —
Ода:
удар — аду,
радуг удар.
Тянет тенят
Тело-лет:
Дорога — за Город...

 

^ III. ДОРОГА ЗА ГОРОД

Я и не жив: движения,
топот,
топь, пот,
дерби, бред...
Уверен: не реву.

Ад — жажда
тела жить и жалеть:
непоколебим и бел.
Око пен —
око
ада —
отражатель лет.
А жар-то —
укор оку,
укол оку.

Окон око —
(иль обману?)
глаза лгунам — боли!

Зеркальце ль — око?
Колец лак? Резь!
Зеркал лак — резь!

Болит и лоб,
и лоб силача —
начались Боли...
О ненароком око ранено!
О ненароком:
Оком око ранено!
Терему — Городу дорог — умереть?!

И шутят уши:
И Шуту глаза лгут, уши,
И лгут углы, лгут угли —
Туши, Шут!

ШУТКА как туш —
(коротка как-то) — Рок
Рок — укор
И рев Двери.
Ил, ад — вдали...
Дорога. Загород...

Аду — куда?..

2004 г.
январь, март

 

___________

* В русской народной поэзии: возлюбленный и возлюбленная.
** Чувашское народное поверье ежу приписывает открытие земледелия и разжигания огня.



Добавить документ в свой блог или на сайт

Похожие:

Секция русского языка и литературы iconСекция «Литературоведение» Образ коня в творчестве Николая Туроверова
Научный Яковлева Светлана Николаевна, учитель русского языка и литературы высшей категории

Секция русского языка и литературы iconМетодическое объединение учителей русского языка и литературы Советского...
Игровая технология как средство активизации познавательной деятельности учащихся на уроках русского языка и литературы

Секция русского языка и литературы iconСамоанализ работы учителя русского языка и литературы Эфендиева М. М
По профессии я учитель русского языка и литературы. Веду уроки русского языка и литературы в шестом, восьмом и десятом, одиннадцатом...

Секция русского языка и литературы iconАнализ и планирование работы мо русского языка и литературы I анализ...
Руководитель мо: Харитонова Н. С. учитель русского языка и литературы высшей квалификационной категории

Секция русского языка и литературы iconСправк а по итогам муниципального этапа конкурса профессионального...
Меджидова Н. Б. – преподаватель истории и обществознания сош №8, Ахмедова Э. М. – преподаватель русского языка и литературы сош №10,...

Секция русского языка и литературы icon«люби, цени и знай русский язык!» Автор: Реветнева Тамара Николаевна,...
Пояснительная записка. Мероприятие проводится в рамках Недели русского языка и литературы с целью воспитания у учащихся бережного...

Секция русского языка и литературы iconУрок русского языка по теме «Могущество, значимость и неповторимость великого русского языка»
Фиалковская Вероника Петровна, учитель русского языка и литературы мбоу сош №12 г. Ноябрьск, янао, Тюменской области

Секция русского языка и литературы iconКурьинский район моу «трусовская средняя общеобразовательная школа»...
Опыт формировался в условиях сельской общеобразовательной школы, которая функционирует с 1979 года. Работаю учителем русского языка...

Секция русского языка и литературы iconПлан работы кафедры учителей русского языка и литературы на 2012-2013 учебный год
Куляндина Е. В. учитель русского языка и литературы высшей категории

Секция русского языка и литературы iconРазвитие коммуникативной компетенции на уроках русского языка и литературы
Выступление на межшкольном мо учителей русского языка и литературы подготовил Листопадский В. А



Образовательный материал



При копировании материала укажите ссылку © 2013
контакты
www.lit-yaz.ru
главная страница