Маленькие повести и рассказы




НазваниеМаленькие повести и рассказы
страница6/10
Дата публикации23.08.2013
Размер1.38 Mb.
ТипРассказ
www.lit-yaz.ru > Литература > Рассказ
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10

^ ИСКУШЕНИЕ 
        «В поисках счастья и любви, не потеряй себя...»
                                         Индийская пословица.
 

    В небольшом индийском городе Вриндаване, как ни в каком другом городе мира, много храмов. Более пяти тысяч совершенно удивительных, неповторимых храмовых сооружений.  Все жители Вриндавана испокон веков встают до восхода солнца и, прежде всего, обходят вокруг всего города с молитвами (парикрама). Общее впечатление от парикрамы в святом городе Вриндаване достойно восхищения: все жители, от мала, до велика, обходят свой город, обращаясь с молитвами к Всевышнему Господу, в благостном состоянии души. Лица всех людей сияют от счастья.
    Живут люди скромно в бедных жилищах, но они безмерно счастливы. Все молят Господа об одном, чтобы в следующей жизни им довелось бы вновь родиться  в этом сказочном духовном мире, утопающем в зелени и в цветах, где не смолкают птицы ни днем, ни ночью, ни летом, ни зимой, и повсюду танцуют влюблённые павлины. Здесь вечно цветёт весна и не смолкает ликование певчих птиц, удивительно красивых  и благозвучных. В Индии много водится змей, но во Вриндаване их нет вовсе, потому что павлины первыми нападают на змей и всегда их побеждают. По городу гордо разгуливают обезьяны, нередко можно видеть, как они катаются на коровах, на верблюдах и даже на слонах.
    Говорят, что Индия страна чудес, и во Вриндаване это особенно проявлено. Николай Белоножкин однажды увидел такую картину: на спине белого молоденького телёнка катался царственный павлин. Николай достал альбом и карандаш и приготовился сделать набросок рисунка с натуры, но телёнок, с удивительной настойчивостью, показывал ему только свой хвост с кисточкой, а хвост павлина всегда оставался вне видимости, за спиной телёнка.  Как не старался Николай выбрать удобную позицию для рисунка, сделать ему это никак не удавалось. Наконец телёнку надоело это навязчивое преследование иноземного гостя, и он скрылся в густом шатре баньянового дерева. Это разновидность деревьев рода фикус, огромных размеров с воздушными корнями, служащими естественными подпорками для мощной короны. Николаю также захотелось войти в этот прохладный шатёр до поднебесья, но, приблизившись к нему, он с ужасом увидел, что в шатре лежал тигр в царственной позе и глаза его сверкают подобно горящим углям.

Николай просто оцепенел от неожиданной встречи, и он вначале медленно пятиться назад, но потом развернулся и дал своим ногам – «полный вперёд!..» Удалившись, таким образом, на достаточное расстояние, Николай немного успокоился и подумал, что ему, наверное,  всё это примерещилось, и он начал корить себя за такое малодушие, граничащее с трусостью. Что бы окончательно не уронить самого себя в своих собственных глазах, он решил снова направиться к злополучному баньяновому дереву и вести себя, как подобает настоящему донскому казаку и больше не праздновать труса...

Он подошёл снова к дереву уверенной походкой, и хотел уж смело  вторгнуться в пределы баньянового шатра, но на этот раз сомнения его полностью рассеялись: перед ним, совсем рядом возлежал полосатый царь зверей, гроза этих мест индийский тигр необыкновенно больших размеров, которых даже могучие слоны предпочитают обходить стороной. Столь наглое, вызывающее поведение пришельца явно оскорбляло царское достоинство тигра. Он начал лениво приподниматься в своём царственном чертоге и издал такой рык, подобный  раскату грома, что казаку стало совершенно очевидно, что шутки закончились... Далее он уже не мог восстановить картину своего отступления и вскоре оказался уже на другом берегу реки Ямуны, совершенно не отдавая себе отчёта, как всё это молниеносно произошло.  «Жив, и слава Тебе, Господи! - подумал Николай, - пусть мне впредь это послужит хорошим уроком. А то, полюбуйтесь-ка на него, – храбрец, какой отыскался».
     Одежда на нём, конечно, быстро обсохла, - в солнечной Индии с этим делом проблем нет, но неприятный осадок надолго оставался в памяти у нашего героя. Но удивительнее всего было то, что в душе Николая произошла какая-то неописуемая метаморфоза: из глаз его катились сладостные слёзы, закипавшие откуда-то из самой глубины сердца. Им полностью овладело чувство какой-то невыразимой радости, необычайного счастья. Его стала увлекать безотчётная страсть к уединению, чтобы сполна насладиться столь необычным, щедрым духовным счастьем.
    Однако сколь бы не была прелестна чужбина, но тоска по милой сердцу, давно покинутой Родине брала верх, ибо русской общины ему встретить в здешних местах так и не удалось, а дым чужбины не слаще дыма своего Отечества. О духовном же  Небесном своём Отечестве у него ещё не сложилось твёрдой веры. В одночасье такие дела не происходят, нужно время для осмысления и совершения духовных подвигов.
    Переступая надёжные пределы своего рода-племени, даже в силу вынужденных обстоятельств, человек рискует поплатиться всем, что имеет и даже своей жизнью. Узнавая слишком многое, внедряясь в чужеземную жизнь, надо быть предельно осторожным и вести себя, как говорят, тише воды, ниже травы.
    Однажды летом, после сезона дождей, когда день уже клонился к вечеру, Николай Беложкин отправился на прогулку по окрестности Вриндавана. Он и не предполагал, что ему будет слишком тяжело идти по безлесистой тропинке при знойной жаре, и он отошёл довольно далеко за басти (так во Вриндаване называют окрестности города). Дорога была хорошо утоптана людьми, быками и коровами. По обе стороны от дороги были нескончаемые овощные и рисовые поля, чередующиеся садами и пастбищами. Вот уже город скрылся из вида, но на его пути никого не встречалось, и не было видно никаких деревень.

У Николая появился какой-то азарт: ведь должно же повстречаться на его пути какое-либо селение, коль есть такая широкая дорога. Однако селения всё не встречалось, идти под палящими лучами солнца становилось нестерпимо. Вот на его пути повстречалась огромная лужа, прямо на перекрёстке дорог. Николай быстро разделся и окунулся в луже. - Боже ты мой! – воскликнул он, - какое это блаженство! Он долго нежился в луже, пока не обратил внимания, что у самого края этой лужи стоит юный пастушок в одной набедренной повязке. У него была длинная палка в руке, которой он погонял нескольких коров и телят в свою деревню. Пастушок с большим удивлением и с какой-то нескрываемой радостью наблюдал за поведением пришельца путешественника, плавающего в большой луже.

Николай вышел из воды с неловким чувством, поспешил к своей одежде. Юноша с нескрываемым любопытством разглядывал чужестранца. Николай быстро оделся, достал из своей дорожной сумки хлеб, разломил его на несколько кусочков, и стал предлагать их коровам и телятам. К великому удивлению Николая, животные Вриндавана только понюхали его хлеб, но есть отказывались и отходили от него в сторону. Николаю сделалось крайне неловко и обидно. – Я же предлагаю им хлеб от чистого сердца, - подумал он, - почему же они отказываются от моего угощения? Мальчик подошёл к Николаю вплотную и стал внимательно и ревностно рассматривать хлеб в его руках. Николаю подумалось, что мальчик заподозрил его в каком-то недобром намерении по отношению к его коровам. Он очень смутился и, в доказательство своих добрых побуждений, начал сам есть этот хлеб, но мальчик всё ещё оставался безучастным наблюдателем.

Николай, молча, повернулся и пошёл далее своей дорогой. Пройдя некоторое расстояние, он оглянулся и стал свидетелем трогательной картины: пастушок снял с себя набедренную повязку и, выбирая место, где вода была менее мутная, черпал ею воду и поил по очереди своих самых маленьких телят, которые с большим удовольствием наслаждались дождевою водой из лужи.                     
   Вскоре Белоножкин увидел деревню. У крайнего дома, под фруктовыми деревьями стояло несколько высоких деревянных лежаков на которых, блаженствовали в тени своих садов крестьяне. Завидев приближающегося незнакомца, один из них ловко вскочил с лежака и быстро зашагал Николаю навстречу, широко ему, улыбаясь, и на ходу восклицая: Харибол! Харибол! Рашен, рашен, харибол! Он подошел  к Белоножкину вплотную, и стал с большим чувством обнимать гостя. Рашен, рашен! – повторял он восторженно, - русский брат, индийский брат!.. Мир, дружба!
    Николай попытался заговорить с ним по-русски и по-английски, но индус не понимал его. Чувств было испытано много, но беседа не состоялась... Николай обошёл всю деревню и заметил, что дорога, обогнув деревню, пошла далее и, по-видимому, также вела во Вриндаван, как и дорога по которой он пришёл в эту деревню.  Николай решил идти по ней.
    - Как просто и счастливо живут эти люди на своей родной земле, - размышлял Николай, - они не ведают ни горя, ни гонений. А я скитаюсь по чужим землям, как неприкаянный. Живу бесприютный, - только маюсь. И домой мне нет возврата и здесь я чужой. Кормлюсь, чем Бог наградит: где-то подработаю, где-то так угостят, а чаще при храмах принимаю угощение. Слава Богу, приютили меня добрые люди, предложили мне ночлег и крышу над головой. Но самые корни мои, связывающие меня с моим  родословным древом, пострадали: выдернули меня  из родимой земли, когда был я совсем ещё юнцом и бросили на чужбину.
    Так, рассуждая, шёл он по дороге, и вдалеке уже показался город Вриндаван. На его пути повстречалась совсем маленькая деревенька, наподобие небольшого хуторка, который нередко можно встретить в степях Придонья. Деревенька располагалась на холмах. Неподалёку, с одной стороны от этой деревеньки, за маленьким цветущим лесочком, виднелся какой-то древний полуразрушенный дворец на пригорке, а с другой стороны была лощина с цитрусовым садом. Лощина с двух сторон замыкалась  невысокой древней кирпичной стеной перед склонами, а на свободном склоне, у ручья стояло небольшое жилище с двором, садом и всякой живностью. От ручья к хуторку шла уже не молодая, но стройная и статная женщина с кувшином на плече. Застенчивости в её взгляде не было, но сквозь строгий взгляд, проглядывал светлый, приветливый лучик.
    Николай попросил напиться воды и она, с каким-то удивительным благородством сняла кувшин с водой со своего плеча и с тихой улыбкой протянула кувшин с водой незнакомцу. Николай пил жадно с остановками, пытаясь ненавязчиво, с благодарностью улыбаться. Заговорить он не решался, а она не осмеливалась, но взгляды их были слишком красноречивы, чтобы оставлять их равнодушными друг к другу. Николай обратил внимание, что браслет на её руке был разбит и скреплён не самым наилучшим способом, видимо женской рукой. Она поймала его пристальный взгляд на своём браслете и, смутившись, сняла его со своей руки, подарила незнакомцу и поспешила к своему дому. Николай поблагодарил её по-английски, она ответила ему только вежливым поклоном и они разошлись. Николай вскоре оглянулся. Через некоторое время оглянулась и она. Они улыбнулись друг другу на прощанье. Близился вечер и Николай заспешил в город, чтобы темнота не застала его в пути.
    Чувства нахлынули на него, и он всё только говорил сам себе: «Разве я виноват в том, что красота её, - меня ослепила? Ну и что же, что она иноземка? В чём грех луны, что она освещает лотос? А разве лотос виноват в том, что луна дотронулась до него своей серебряной рукой. Николай в душе был поэтом и в этот же вечер он сочинил стихотворение «Красавица Луна». 
Красавица Луна, послушай:
- Побудь немножечко со мной,
Погладь мне тихо-тихо душу -
Своей серебряной рукой…

Ты так бледна и так печальна,
Побудь, волшебница, со мной,
Я знаю, знаю – друг твой дальний -
Гуляет с Северной звездой.

Её он называет милой,
Она нежней и горячей;
Она его заворожила
Полярной нежностью своей.

Он ветреный, твой друг далёкий,
Побудь же, милая, со мной.
Смотри: я тоже светлоокий,
Душою дивно молодой.

Подняться к звёздам – я не струшу,
Ты не смотри, что я – земной;
Потрогай человечью душу -
Своей серебряной рукой!
     - Если это не сон, - подумал Николай Болоножкин, - то жизнь явно преподносит мне какой-то, совершенно особенный урок. По крайней мере, его преподносит мне случай. Но есть одна задача: всякий ли случай от Бога? Скорее всего – нет. Однако вовсе не исключено и утвердительное – да. Разве я виноват, что жизнь так жестоко швырнула меня за тридевять земель с родных, дорогих моему сердцу, милых просторов тихого Дона? Конечно, рано или поздно, но я должен вернуться на свою Родину, но когда это станет возможным? И возможно ли это вообще? Вопросы далеко не праздные.
    Судьбе стало угодно, что бы эти два человека вскоре вновь повстречались во Вриндаване, неподалёку от того места, где Николай обрёл своё временное пристанище. Она шла на рынок с коробом на голове и несла что-то тяжёлое в правой руке. По всему было видно, что ей необходима была помощь. Разумеется, эта помощь бала оказана  Николаем не без удовольствия. Как оказалось, она довольно сносно владела английским языком. Они познакомились. Её имя было Сунита. Она продавала индийские статуэтки различных божеств. По её словам, статуэтки доставляли людям радость, а ей  приносили истинное счастье. Они немного пообщались, она поблагодарила его за помощь и подарила ему на прощанье две маленькие скульптурки божеств Радхи и Кришны. Николай принял её подарок с благодарностью. От денег она отказалась и сказала ему, что очень ей хочется видеть его поистине счастливым; пусть будет много духовного счастья. Николай нёс эти фигурки и говорил себе: «Наверное, это, правда, что эти симпатичные божества могут приносить человеку радость и счастье, если дарит их тебе такая возвышенная душа, сак Сунита».
    Много в этот вечер приходило различных мыслей казаку Николаю Белоножкину на тему о его встречах с Сунитой. Наконец, он сказал себе, что ему непременно надо уходить из Вриндавана, чтобы не беспокоить больше своими встречами эту удивительную женщину, не причинять ей более волнений. Даже, если допустить, что она сама пожелает ещё и далее встречаться со мной, это надо исключить. И даже, если допустить, что она стала бы просить его остаться во Вриндаване (что практически полностью исключено), то и тогда ему следовало быть решительно против этого. - Ничто, кроме солнца и ветра не сможет осушить слёза казака, - неизвестно для чего произнёс Николай вслух. Нет, ему надо уйти из Вриндавана незамедлительно, ибо перспектива моего дальнейшего пребывания здесь, и возможные встречи с Сунитой не сулят нам ничего хорошего. И в этот же день, он без промедления покинул Вриндаван, и дал себе твёрдое слово постоянно думать о том, верно ли я поступаю в каждый момент? Правильное ли решение принимаю? Верным ли путём иду?                                                    


^                                  ВОЛШЕБНЫЕ КАМЕШКИ

    Николай Белоножкин подошёл к окну, и широко распахнул его. В лицо ему пахнул лёгкий ветерок, долетавший сюда с побережья океана. Слышалось разноголосое пение птиц из ветвей сандалового дерева, росшего прямо под его окном.
     Его взору предстала любопытная картина. На песке во дворе дома лежала опрокинутая вверх дном, дырявая лодка, к которой подошёл индийский странствующий брамин. Борода его и волосы на голове свились в единую копну, которая отдельными клоками свисала на его грудь, спину и плечи. На нём была одна лишь набедренная повязка. Одной рукой, придерживая за край свою набедренную повязку, второй своей рукой он аккуратно складывал в неё небольшие камешки, которые поднимал с земли своей свободной рукой. Закончив это своё любопытное занятие, он присел на край перевёрнутой лодки, снял со своей шеи деревянные чётки и стал с молитвой перебирать их бусинки.
    Николай Белоножкин решил подойти к нему и спросить, не нуждается ли он в чём-либо? Николай подошёл к брамину, подождал, пока он закончит свою  молитву с чётками, и обратился к брамину на хинди; к этому времени Николай умел немного объясняться на этом языке.
    - Почтенный странник, - обратился Николай к брамину, - не могу ли я быть тебе чем-либо полезен?
    - Брамин направил свой взор на Николая. От этого взгляда Белоножкин невольно взволновался. Такого взгляда ему ещё не доводилось встречать в своей жизни. Вообще во всем облике этого странника, в его манере держаться было столько возвышенного неземного величия и в то же время было столько естественности и простоты, что Николай поначалу просто растерялся.
    - Таков мой обет, - ответил брамин, - совершать путешествие, обходя всю Индию по побережью океанов и морей. Когда на моём пути встречаются крупные города, мне становится труднее совершать своё паломничество и чтобы приобрести хоть немного фруктов и предложить их Господу, мне приходится немного отвлекаться. Я вынужден потратить моё драгоценное время на то, чтобы собрать немного камешков и поменять их на фрукты.
    - Николая такое признание брамина несколько удивило, но он не подал вида и, указав рукой на распахнутое окно в своей хижине, сказал: «Здесь, в этом убогом жилище я обитаю и готов поделиться с тобой своим кровом и едой».
    - Прости меня, - ответил брамин, - по условию моего обета я не могу заходить в жилище людей и брать из их рук подаяний. Если тебе будет угодно совершить благое деяние, и у тебя есть немного фруктов, ты принеси, пожалуйста, мне их и положи вот здесь (брамин указал рукой на край днища лодки), а я подарю тебе мои собранные камешки и, таким образом,  мы совершим справедливый обмен с тобой.
    Николай, не раздумывая, вошёл в дом и быстро вернулся; он держал в своих руках несколько бананов, которые ещё прошлым вечером он купил на рынке себе на завтрак. Положив свои бананы на то место, где указал брамин, Белоножкин собрался, было возвратиться в свой дом, но странник попросил его: «Не позабудь мои камешки взять с собой».
    - Мне приятно бескорыстно поделиться с тобой тем, что я имею, - сказал Николай и хотел удалиться.
    - Нет, - сказал брамин, - наш уговор был другим. Возьми, пожалуйста, мои камешки, в противном случае, я не приму твои дары.
    - Хорошо, - согласился Николай, - пусть будет так, как ты этого желаешь. Он протянул к брамину свои ладони.
     Странник аккуратно насыпал Николаю в ладони своей набедренной повязки полную пригоршню камней-самоцветов. Такие щедрые дары очень смутили Белоножкина. «Разве стоят мои бананы этого сказочного богатства?» - произнёс Николай.
    - Тебе не следует беспокоиться об этом, - ответил брамин, - мне собрать эти камешки не составило большого труда, так что тебе не в чем себя упрекать... Брамин улыбнулся и внимательно взглянул в самую глубину глаз Николая. Я вижу, что ты благородный человек и много в своей жизни страдал. Мне хочется отблагодарить тебя за твою доброту. Во-первых, я поставлю тилаку у тебя между бровями. С её помощью ты обретёшь знание понимать язык птиц...
    - А зачем это мне, понимать язык птиц?..
    - В своё время ты узнаешь, как это знание тебе сгодится... А во-вторых, мне хочется дать тебе возможность отдохнуть в райском саду.
    - Разве это возможно, - сказал Белоножкин, - в этот наш безумный век, разве можно отыскать местечко для рая?
    - Да, - ответил странник, - это возможно прямо здесь и сейчас.
    Николай огляделся вокруг и, вздыхая, произнёс: «Мне с трудом вериться в такую возможность».
    - Посмотри внимательно мне прямо в глаза, - сказал, улыбаясь, брамин, - и постарайся заглянуть, как можно глубже.
     Николай посмотрел брамину прямо в зрачки глаз. Поначалу ему показалось, что глубже заглянуть ему не удаётся, но мало-помалу он начал вглядываться всё глубже и глубже и почувствовал, что начинает куда-то лететь. Он проносился в тёмном пространстве всё быстрее и чувствовал, что Земля остаётся далеко внизу; понемногу тьма начинала рассеиваться. По мере приближения его к какой-то далёкой звезде, которая вскоре выросла до огромных размеров и на ней постепенно появлялись очертания океанов, морей, рек и озёр.
     Николай уже перестал удивляться этому происходящему путешествию, но с каким-то упоением, жадно вглядывался  в возникающие всё более удивительные картины. Появились до боли знакомые места его детства, но они были не такими серыми, как прежде, но переливались всеми цветами радуги. Вот и его родительский дом, залитый солнечным радужным светом.
   В необычайно красивом саду, под тяжестью необыкновенных плодов, ветви свисали до самой земли. В саду было множество удивительных цветов – одни краше других.    
    Самым удивительным было, что на пороге,  отчего дома Николая встречал его родной отец, которого, как считал Николай, давно уже нет в живых. Но сомнений быть не должно, ибо только у родного отца глаза могут излучать столько радости, теплоты и счастья от встречи с любимым сыном. С великой радостью встречала здесь и его родная мама, такая необыкновенная, с такой благородной статью, которую он прежде не замечал в ней. Были тут его любимые, родные сестрица Таиса и брат Анатолий. А также во множестве присутствовали здесь его двоюродные братья и сёстры. Гостили у его отца также  дорогие его сердцу друзья и знакомые. И чувствовался во всех и во всём праздник и святое торжество. Плескался в золотистых песчаных берегах лучезарный тихий Дон. Было явно, что даже каждый листок на ветвях деревьев, каждая травинка или цветок в этом удивительном райском саду, посылали ему свой ласковый привет и словно шептали какими-то музыкальными звенящими напевами, словно выговаривая слова какой-то совершенно удивительной песни, от которой сердце замирало от счастья.
    Жужжали пчёлы и шмели над цветами, а с Дона ветерок доносил ароматную водяную пыльцу. Маленькие птахи радостно носились вокруг весёлыми стайками, нежно касаясь его своими трепетными крылышками, играя и ликуя.
    Боже, как все близкие и родные ему люди были бесконечно внимательны, милы и ласковы с ним, они были исполнены чистой человеческой красоты с какой-то детской непосредственности. Они брали его за руки, и с радостным смехом водили, поэтому удивительному райскому саду, и старались всеми силами успокоить и вдохновить его на новую жизнь в этом сказочном мире. Они ни о чём его не спрашивали, им хотелось только одного: сгладить и устранить с его лица все остатки грусти, печали и страданий. Их любовь изливалась на него лёгкими прохладными струями и осыпалась лепестками цветов. Не стесняясь, они гладили и целовали его.
      - Как полна эта жизнь, - подумалось Николаю, - как, в сущности, немного нужно человеку для ощущения всей полноты счастья.  Чтобы тебя понимали и любили таким, каков ты есть. От этого невольно хочется стать лучше и чище; хочется отвечать любовью на их любовь, заботой на их заботу; хочется любоваться друг другом, вдохновлять друг друга и стать простым и искренним, как ребёнок. Вдохновенная влюблённость не знает пределов.
    Николай Белоножкин вернулся из этого волшебного путешествия, сразу же, как только вспомнил о брахмане, которому он заглянул в самую глубину глаз. Брахмана рядом с ним уже не было. Ладони Николая были наполнены каменьями-самоцветами. Сердце его было переполнено от упоения и несказанного счастья, оттого, что он видел истинный рай во всей его полноте. Ему захотелось поделиться этим счастьем с другими людьми; помочь людям излечиться от воинственного бездушия, царящего на земле, от которой он излечился сам.
    - Я видел Истину такой, какой показал мне её этот удивительный брахман, - подумал Николай, - это будет служить мне лучом света, маяком в этом мрачном царстве зла, алчности, ненависти и безбожия. Я чувствую, что смогу передать другим всё то, что мне довелось пережить в раю вплоть до мельчайших подробностей.
  ^ ПТИЦА ГАРУДА

    Ближе к вечеру Николай Белоножкин возвращался домой после трудового дня в порту Бомбея. Была весна накануне сезона дождей. Вся природа в этот период изнывает от жажды: земля, животные, птицы и люди. В Индии есть очень гордая птица чатака, которая умирает от жажды, но не берет, ни капли воды с земли. В поисках воды она устремляет свой взор к облакам: «Каплю чистой воды! – взывает она и ждет, не закрывая клюва, обращённого к небесам. Она не обратит взора к земле и не опустит клюва даже под угрозой смерти. Заслышав первые раскаты грома, и при появлении первых дождевых капель при  наступлении сезона дождей, павлины и птицы чатака начинают танцевать от счастья.
   Солнце было ещё достаточно высоко, когда Николай Белоножкин подошёл к своему жилищу и вдруг он заметил, что на солнце надвигается тень. Туч на небе не было,   поэтому Николай очень удивился тому, что становилось темнее. Он поднял голову и очень удивился, что прямо на лужайку перед его домом величественно опускались две огромные птицы, впрочем, одна из них была заметно меньше второй. Николай присел под окошком и решил наблюдать: что будет дальше?
    Птицы сели рядом с дырявой перевёрнутой лодкой и Николая охватил ужас: птицы заняли собою всё пространство во дворе дома. Они были такими высокими, что Николаю пришлось задирать свою голову, чтобы рассмотреть их полностью.
    Может быть, мне всё это сниться? – сразу же подумалось ему, - но нет, явно это было в действительности. Будь, что будет, - решил он, - двум смертям не бывать, а одной – не миновать.
    Птицы завели между собою разговор и, к великому своему удивлению, Николай ощутил, что понимает их речь, и он невольно прошептал: «Так вот что имел в виду почтенный мудрец, когда, на этом самом месте некоторое время назад, он поставил мне на лбу тилаку и сказал, что отныне я буду понимать речь птиц, и что это мне очень пригодиться». Николай стал прислушиваться к их  птичьему языку.
    - Так, где же эти камешки, которые ты приносил в клюве к этой лодке? – спросила более крупная птица Гаруда у своего детёныша.
    - Мама Гаруда, я приносила эти камешки, и складывала их вот сюда, у самой кармы этой лодки, - отвечала младшая Гаруда.
    - Но здесь их нет, как видишь! Без них мы не можем лететь далее через весь океан. Ту пищу, которую мы с тобою целый месяц клевали, нам не переварить без этих камешков и мы не сможем преодолеть океан. Время не ждёт, нам пора лететь.
    - Младшая Гаруда виновато опустил голову.
    Николай Белоножкин стал лихорадочно размышлять над смыслом их беседы: «Ясно, что всё это не случайно. Мудрец вложил какой-то тайный смысл в свои слова, когда говорил мне о понимании языка птиц. Уж не эти ли камешки  ищут птицы, которые мудрец превратил в самоцветы?» При этой мысли у Николая часто-часто забилось сердце: «Как мне быть? Как поступить?» Самоцветы были у него в небольшом мешочке, который он привязал к своему поясу. «Может быть, судьба мне дарит шанс, пересечь океан на спине этой могучей человекоптицы Гаруды? - размышлял он,  - если это не сон и не видение картин воспламенённого ума, то мне надо идти на риск, вернуть птицам эти камешки-самоцветы и будь, что будет».
    - Вот ваши камешки! – громко сказал Николай, протягивая могучим птицам мешочек с самоцветами. Николай удивился тому, что совершенно не узнал своего голоса и своих слов, просто мысли его высказались сами собою на странном птичьем языке.
    Старшая птица Гаруда с большим удивлением внимательно посмотрела на человека, сидящего под окном дома. – Как же ты выходишь на улицу в такую гиблую, знойную погоду? – произнесла птица Гаруда, - в такое пекло люди предпочитают оставаться дома до самого вечера. - Вот камешки, которые вы ищите, - повторил свои слова Николай вместо ответа на вопрос Гаруды. Он бросил мешочек с самоцветами от себя ближе к удивительным птицам Гарудам.
    Гаруда подошла к мешочку, и ловко своим клювом высыпал самоцветы на землю.
   – Да, это те самые камешки, - подтвердила младшая Гаруда, только они стали самоцветами.
   - И это хорошо, - поддержала Гаруда старшая, - они стали чище и благороднее.
    - Чем же нам отблагодарить тебя по достоинству? - обратилась Гуруда старшая к Николаю Белоножкину.
    - Перенесите меня через океан, и я буду вам несказанно благодарен за это, - не задумываясь, ответил Николай.
    - Что ж, и просьба у тебя достойная. Не будем же терять даром времени, сейчас же и отправимся в полёт.
    Птицы быстро склевали самоцветы. Гаруда старшая подхватила своим могучим крылом Николая,  словно пёрышко, и, усадив его себе на спину, произнесла: «Держись за мои перья покрепче и накройся ими, чтобы тебе теплее было».
 - Ну, в добрый путь, - сказала она своей питомице!.. Они начали медленно подниматься над землёй, и с каждым мгновеньем ускоряли свой полёт. 
         
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10

Похожие:

Маленькие повести и рассказы iconХудожественная литература Абрамов Повести и рассказы. Астафьев В....

Маленькие повести и рассказы iconВ. П. Астафьев. Повести, рассказы
А. П. Чехов. Рассказы: «Толстый и тонкий», «Хирургия», «Налим», «Беззащитное существо», «Жалобная книга»

Маленькие повести и рассказы iconПрижизненные издания Максима Горького романы, повести и рассказы, статьи, предисловия в книгах
Прижизненные издания Максима Горького (романы, повести и рассказы, статьи, предисловия в книгах, издания под его редакцией и т д.),...

Маленькие повести и рассказы iconШмелев И. С. Ш 72 Сочинения. В 2-х т. Т. Повести и рассказы/Вступ...
Ш 72 Сочинения. В 2-х т. Т. Повести и рассказы/Вступ статья, сост., подгот текста и коммент. О. Михайлова. М.: Худож лит., 1989....

Маленькие повести и рассказы iconТамара Шамильевна Крюкова Дата рождения
Писатель разноплановый. В её багаже есть фантастические и реалистические повести, повести-сказки, рассказы, сказки и стихи. Её книги...

Маленькие повести и рассказы iconОбязательно к прочтению!!!
Пушкин «Евгений Онегин», «Маленькие трагедии», «Медный всадник». «Повести Белкина»

Маленькие повести и рассказы iconФ. А. Абрамов «Дом. Повести, рассказы»

Маленькие повести и рассказы icon«итог пережитого »
«Война и мир», «Анна Каренина», «Воскресение». Между тем Толстой всю жизнь писал повести и рассказы. В 50-е годы он завоевал известность...

Маленькие повести и рассказы iconСписок литературы для чтения летом
А. С. Пушкин «Южные поэмы», «Повести Белкина», «Медный всадник», «Пиковая дама», «Маленькие трагедии», лирика

Маленькие повести и рассказы iconМарина Мосур
На прозе рабочие материалы к автобиографической повести "Родники" и рассказы. Заходите



Образовательный материал



При копировании материала укажите ссылку © 2013
контакты
www.lit-yaz.ru
главная страница