Маленькие повести и рассказы




НазваниеМаленькие повести и рассказы
страница4/10
Дата публикации23.08.2013
Размер1.38 Mb.
ТипРассказ
www.lit-yaz.ru > Литература > Рассказ
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10

^ ИСТИННЫЙ БРИЛЛИАНТ
Странствуя по Индии, Ананга посетил небольшую, небогатую деревню на берегу озера. Был уже поздний вечер и он попросился заночевать в бедном домике, сам того не осознавая, что останется жить здесь надолго, если не сказать, - навсегда.

Ананга для себя сразу отметил, что деревня эта самым непостижимым образом была отгорожена от всего мира какой-то невидимой, но непреодолимой стеной. Позднее старейший житель этой деревни Вьяса, объяснил Ананге эту загадку так: интеллект созрел для обретения истинного учителя, поэтому Бог посылает то, что ему стало необходимо для дальнейшего совершенствования.

В деревне было несколько кривых улочек, вдоль которых беспорядочно ютились небольшие дома. Вокруг деревни были леса, и поля с множеством диких хищных зверей, скорпионов и змей; с одной стороны от деревни было небольшой озеро – вот картина, которую ежедневно видели перед собой жители деревни. Плодов цивилизации здесь не было никаких, но никто из жителей этой маленькой деревни не жалел об этом. Красота здешних мест была обворожительна: круглый год цвели, благоухали и плодоносили удивительные деревья, здесь свободно прогуливались павлины, обезьяны и нарядные, красочно раскрашенные коровы; было множество красивых, певчих птиц. Деревня была самодостаточна во всех отношениях.

С утра до вечера большинство жителей деревни работали в поле, а по вечерам они собирались возле дома Брахмана Вьясы все, - от мала - до велика. Вьяса знал наизусть все сто тысяч шлок (двустиший) великой древнеиндийской поэмы эпоса «Махабхараты» и около двадцати пяти тысяч шлок «Рамаяны». «Махабхарата» - это самое большое поэтическое произведение всех времён и народов земли.

Когда к вечеру, после трудового дня, собиралось достаточно людей, и они удобно располагались на земле перед домом Вьясы, на веранде появлялся его ученик, выносил изображение божества Вишну, устанавливал его на столике таким образом, чтобы всем жителям было хорошо его видно; украшал божество цветами, зажигал светильники и воскуривал благовония. Вскоре на веранде появлялся сам Вьяса, голова которого была полностью выбрита наголо, только на макушке его оставался небольшой пучок волос, который он мог продеть через серебряное кольцо, надетое у него на пальце правой руки. На лбу брахмана Вьясы были проведены три продольные белые полоски, и поставлена красная точка (тилака) между его бровей. Брахман устраивался на веранде, произносил несколько мантр (молитв), и принимался читать напевно тексты «Махабхараты» или «Рамаяны». Перед мысленными взорами слушателей проходили вереницы храбрых героев и обольстительных красавиц. Пелось о подвигах великих воинов и духовных подвижников, добродетелей и злодеев, о трогательной и нежной любви и о коварных предательствах злодеев. Перед мысленным взором слушателей проплывали картины, красочно рассказывающие обо всех сторонах жизни индийского общества, преданьях старины глубокой. В этих двух эпических поэмах, живо описаны все мысли, чувства, жизненные ситуации, и каждый слушатель нередко чувствовал, что поэтические шлоки этих эпических поэм обращены именно к нему.

«Махабхарата» и «Рамаяна» и по сей день остаются в деревнях Индии главных средством массового образования и религиозного воспитания, источником мудрости и эстетического наслаждения, вдохновения и нравственного руководства. Они являются утешением и светочем надежды, как для неграмотного сельского жителя, так

и для умудрённого опытом государственного мужа. Животворное, жизнеутверждающее начало этого великого эпоса поистине не имеет границ. Индийский народ испокон веков мыслит и действует в духе «Махабхараты» и «Рамаяна», и считает эти книги священными, наряду с Ведами (как пятая Веда). Подобно Новому Завету в христианстве, рукописи этих эпическим поэм хранятся в храмах на алтарях; к ним относятся с почтеньем, подносят им цветы, благовония, огонь, воду и звуки раковины, возносят им молитвы. Считается, что они обладают очистительной сакральной силой.

В «Махабхарате» рассказывается о том, как на царский трон взошёл недостойный царь Кауравов Дхритараштра, будучи слепым отроду (разумеется, его духовная слепота). Благородные праведные Пандавы вынуждены были двенадцать лет скитаться в изгнании. В конце концов, они собрались с силами и разгромили ненавистных, нечестивых, кровожадных Кауравов в знаменитой битве на поле боя Курукшетры.

В легендарной поэме «Рамаяна» повествуется о похищении демоном Раваном добродетельной красавицы Ситы, любимой супруги царевича Рамы. Рама, долго искал Ситу по всему свету, и когда, наконец, нашёл её на острове Шри-Ланки, во дворце демона Равана, вступил в сражение с ним, убил злодея и освободил Ситу из плена.

Житель Индии, оказавшись в сложной жизненной ситуации, вспомнит соответствующее место из «Махабхараты» или «Рамаяны» и действует так, как действовал герой поэмы. «Махабхарата» для каждого жителя Индии является добрым наставником и добрым другом на всю жизнь.

Через несколько дней браман Вьяса признался Ананге, что пребывание его в доме в качестве гостя, напоминает притчу о том, как один отшельник пришёл в кочегарку за огоньком, и через несколько дней стал хозяином кочегарки. «Ты был желанным гостем в моём доме, - заключил Вьяса, - а теперь прошу тебя, стань здесь хозяином!..»

- Как это возможно – удивился Ананга, - стать мне хозяином в твоём доме?

- Пусть тебя это не смущает, - сказал Вьяса, - мне скоро надо будет отправиться в дальнее путешествие, и я хочу передать тебе все бразды правления моим хозяйством в умные, надёжные руки…

- Да, это никак невозможно, - совершенно смутился Ананга, - разве я смогу заменить тебя достойным образом? Это просто нереально? У меня нет ни соответствующих знаний, ни должного признания прекрасных жителей этой деревни. Пожалуйста, не подвергай меня испытанию, которого я не в состоянии вынести.

- Друг мой! Вот также и я думал когда-то, но мой учитель Вивекан ответил мне на мои сомнения так: «Наши роли в игре жизни, даются нам свыше и ничего невозможно изменить. Это наша судьба!»

- Но, ведь, может произойти ошибка?

- Нет, ошибки в этом быть не может, и ты скоро сам в этом убедишься. Скоро ты заговоришь языком души, в которой сокрыты все знания мира. Только стоит пробудить твою заснувшую душу. Не позже, как сегодня к закату солнца, твоя душа пробудится от спячки и заговорит совершенным языком. Я уйду отсюда также незаметно, как и появился здесь много лет тому назад. Взойди на этот холм, поклонись заходящему солнцу и возвращайся в этот дом полноправным хозяином, ничего не бойся, отбрось сомнения и будь счастлив!

Вьяса протянул Ананге небольшую шкатулку. – В этой шкатулке находится бриллиант, - почти шёпотом произнёс Вьяса, - после поклонения Солнцу на холме, отправляйся к озеру, закинь, как можно дальше этот бриллиант в воду со словами: «Озеро, прими в своё лоно этот ложный бриллиант, верни мне в разум – истинный бриллиант Знаний, Красоты, Гармонии и Силы Духа». После этого, возвращайся в дом, и начинай петь «Махабхарату» и «Рамаяну» для жителей этой деревни. Ничего не бойся, ни в чём не сомневайся и будь счастлив!
БОГ – ЕСТЬ СЕМЯ
Когда Ананга вернулся в дом Вьясы, после жертвенного метания бриллианта в озеро, то хозяина в доме уже не было, и жители деревни, собравшиеся слушать «Рамаяну» и «Махабхарату», стали просить Анангу поведать им о сокровенном учении Вед. Ананга не заставил себя долго упрашивать, и сразу же приступил к изложению своего понимания Истины изложенных в Ведах. Он сам себе удивлялся, откуда появлялись в сознании эти сведения, словно неведомая сила вкладывала в него готовые сакральные. Ананга довольно хорошо мог говорить на хинди и санскрите, нередко излагая свои мысли в шлоках-сутрах (двустишиях). Разумеется, при переводе этих шлок на русский язык, теряется не только красота изложения и аромат букета Арийской поэзии, но, в значительной степени, искажается смысл. Тем не менее, основной смысл остаётся сохранным, насколько это возможно при переводе.

- Освобождение от страданий этого мира, - начал своё выступление Ананга, - конечная цель истинной науки, философии, религий. Нет никакого первородного греха и нет наказания свыше. Есть непререкаемая уверенность в том, что путь к прекращению страдания существует, и человек имеет неоспоримое преимущество по сравнению со всеми живыми существами. Разум позволяет ему превзойти свое бытие и избавиться от страданий. Речь идёт не о невежестве, а о неведении относительно подлинной природы духа и абсолютной реальности чистого бытия. Поиск истины и жажда спасения сами по себе не имеют большой ценности, но именно достижение освобождения, обретение другого статуса бытия усилием воли и внутренней самодисциплине.

Немного помолчав, Ананга продолжал: «Непрерывная молитва или созерцательная медитация в приятной атмосфере, в покое можно сравнить со свободным парением в чистом, прохладном воздухе. Человек невольно приходит к выводу, что он никогда не был создан и не покинет этот мир, но пребывает в вечном блаженстве, красоте и гармонии. Кажется, что весь поток космоса льётся, струясь, сквозь тело и является ему всё, что было и есть на земле и что могло быть на небе. Человек при этом испытывает блаженство, едва переносимое человеческим сердцем. Чувствуется такое, что стройные сферы, медленно вращаясь, плывут во всемирном хороводе сквозь всё человеческое существо. Душа ликует от единства всего сущего с ним и его со всем. Это поэтическое видение мира, непосредственный контакт с истиной сущностью мира, в слиянии с ним… Невозможно обрести это состояние религиозными, моральными или интеллектуальными заслугами, ритуальным почитанием человекоподобного божества в храмах. Невозможно уловить природу этой ускользающей, невыразимой высшей реальности. Но возможно эта реализация, когда сброшены все оковы или пелены. Истинное знание получается изнутри; оно хранится в самом человеке. Главная задача человека в восстановлении единосущности, для освобождения пленённого светлого начала, за счёт своих собственных внутренних усилий с помощью обретения настоящего сокровенного знания.

Ананга на некоторое время умолк, казалось, что он про себя повторяет какие-то молитвы, затем запел громко и выразительно:
Семя даёт росток, росток превращается в дерево,

Дерево проходит цикл жизни и вновь возвращается к семени.
Горы рассыпаются в песок, пересыхают реки,

Дожди поднимаются из водоёмов и стекают в водоёмы вновь.
Всё в природе едино, всё в природе циклично;

Есть в ней закон эволюции, но есть и закон инволюции.
Откуда взялось первое семя с потенциалом новой жизни?

Всё сущее во вселенной произошло из семени.
Ничто не может появиться на свет, что не проявлено было раньше;

Закон сохранения энергии и жизни виден и верен во всём.
Ничего во вселенной невозможно убавить или прибавить;

Эволюция не может начаться с нуля, к нулю не приходит инволюция.
Семя – это инволюция живой природы, - людей, животных и растительности,

Эволюция живой природы – завершается семенем.
В семени содержится вес потенциал жизни,

В семени таится вся жизнь, включая детей Бога.
Инволюция и эволюция всей космической жизни

Сходны в начале и в конце цикла жизни.
Жизнь из семени выходят, в семя жизнь возвращается, -

В этом – единение космического сознания во всём от семени до человека.
Бесконечное проявление форм жизни не зависит от обстоятельств,

Они всегда наличествуют во вселенной, ничто не исчезает и не появляется извне.
Жизнь инволюционирует до тонкой формы,

Затем из этой причины жизнь эволюционирует до грубых форм.
Нет в мире и не будет, в её бесконечности, ничего нового,

Колесо жизни вращается циклично, следствие меняется местами с причиной.
Причина изменения со временем становится следствием,

Жизнь во всех проявлениях становится идентичной космической жизни.
Волны жизни то поднимаются, то спадают,

Их тонкой формы всё развивается и снова возвращается к причине.
Формы распадаются в волнах жизни и затем снова вызываются к жизни,

Подобно морским волнам, которые поднимаются и падают, чтобы подняться.
Всякая форма в бесконечности повторяется бесконечное множество раз,

Поэтому и сбываются предсказания регулируемые временем.
У природы нет ни начала, ни конца, она находится в вечном движении,

Всё повторяется и будет повторяться бесконечное множество раз.
Энергия и материя в мире не исчезают и не появляются,

Всё циклично возвращается к началу, к своему источнику.
Наша жизнь, сознание, ум и разум инволюционизируют к космическому сознанию.

Всё, что составлено из частей, распадается на части.
Внешние инструменты: глаза и уши, улавливают впечатление и передают их органам,

Нервные центры мозга, ум и разум передают их душе, для принятия решения.
Только душа без причины и следствия, она не делима и свободна,

Душа подчиняет себе всё в рамках закона причинности.
Душа вне мира материи, энергии и мысли; она бессмертна;

Душа находится вне смерти и вне жизни, она не умирает и не живёт.
Душа, часть космической энергии, она никогда не рождается и не умирает,

Душа существует во всём, но она одновременно и едина.
Душа подобна облаку, плывущему по небу, обманчиво кажется, что плывёт луна.

Так и душа не появляется на свет, она вечна, свободна, беспричинна.
Душа постоянно испытывает блаженство, вездесущая суть вселенной;

За ограниченной природой и миром, есть безграничная и вечная душа.
Волей Вселенской Души простирается небо, волей души дышит воздух,

Солей души сияет Солнце, волей Души всё в природе живёт.
Души едины с Всевышней душой. Могут погаснуть Солнце и звёзды,

Могут рассыпаться в прах Земли и Луны, но души несокрушимы.
Мы – есть душа Вселенной, Солнце и звёзды; сиянием наших душ озаряется мир.

В душах заключены сила тяготения, сила мысли и ощущений.
Природа есть бесконечное скопление атомов,

Воля Бога воздействует на атомы – это акт творения.
И зло и добро в мире человек творит сам, душа приходит к спасению,

Заканчиваются муки и радости, всё приходит к освобождению.
Сотворение, это проявление того, что существовало ранее,

Это подобно тому, как паук ткёт паутину из своего тела.
Как человек, так и вся Вселенная обладает телом и душой,

Вселенная проявляется в виде различных форм жизни.
Душа по своей природе чиста, но загрязняется поступками,

Чистота и совершенство души сокращается, потом снова проявляется.
Дурные поступки ущемляют природу души, добрые развивают душу,

Все души являются частичками Бога за пределами жизни и смерти.
Это прекрасный цветок философии всех времён и народов.

Счастливы те, кто отваживается взглянуть в лицо Истине!
Душа не умирает и не возрождается, она вездесуща и вечна,

Перед ней листается книга, как всеобъемлющий смысл жизни.
Всякая поддержка и помощь внутри самого человека,

Бог царствует внутри нас, Бог – это душа человека.
Человек живёт жизнью всей вселенной, познавая себя, рассеивая мрак,

Это единственный путь к Истинному знанию, - во множестве видеть единое.
Бог, это единая суть многообразных душ Вселенной,

Отсюда закон жизни: помогая другим, помогаешь себе.
Человек, зовущий мир злом, принимает адский облик,

Стремящемуся к радости, мир представляется раем.
Для совершенного человека всё исчезает и превращает его в душу,

Искоренивший все желания сердца, становится бессмертным, становится Богом.
Освободившаяся душа светозарна, соединяется с универсальной душой,

И пожинает добрые плоды своих добрых дел!
С глаз спадает завеса, очищается видение,

Прозревший живёт во времени, а время – в нём.
Душа обретает свободу от страха и забвения,

Восторжествует великий идеал Любовь!

    КАРАБЛЕКРУШЕНИЕ

    Океан и называется Тихим, но он доставил немало беспокойств казакам-путешественникам, особенно в акватории Индийского океана, который швырял в путников солёной пеной, бурлил, обуянный неистовой злобой.
    Вот отступили знакомые берега в тумане моря, казаков неотвратимо обуревала какая-то смутная тоска. Казакам не чужда стихия воды, немало казаков было среди отважных морских путешественников, но всё же, сердцу казака испокон веков были более дорогими бескрайние степи. Вот берега, синея, исчезали из виду, они постепенно словно растаивали в дымке тумана и только волны и облака провожали вольнолюбивых людей в дальние скитания.
   Николай Белоножкин стоял на палубе. До его слуха доносилась ругань моряков, скрипели реи, выл ветер, постепенно исчезли очертания прибрежных высоких строений, только чернели ещё небольшим пятнышком. Николай печальный стоял на палубе, исполненный необъяснимой тревоги. «Был здесь, хоть какой-то временный приют,- думал он,- была смутная надежда на возвращение к родному Дону, к своей милой Отчизне. Кто покидал свою Отчизну, блуждая по временным пристанищам, тому знакома такая боль, когда душа и сердце трепещут от мысли, что жизнь пропадает в безвестности и всё вокруг чужое.
    Он на какое-то время забыл все лица знакомых ему людей, забыл о повседневных делах и глядел вдаль исступлённым взором. Всякий, кто увидел бы его в эти минуты, неизбежно должны были бы посочувствовать ему. И мне, испившему горестную чашу жизни семьи казаков-изгнанников, часы прощанья, с местом, где провёл хоть какое-то время, всегда исполнены неизъяснимой грусти и печали. И даже теперь, когда и чувства мои давно охладели, я представляю себе его, стоящего на палубе, и слёзы текли из его глаз, и стоял один вопрос: «За что такие посланы испытания с юных лет?» Так плакали изгнанники всех времён и народов, мечтающих о счастливых днях возвращения на родную землю. Может быть, и я плакал бы сейчас вместе с ним, но жизнь моя и творческий путь мой, с годами закалили моё сердце и душу. Я знаю наверняка, что не пропадают напрасно годы странствий. Путешествия нужны и даже необходимы, особенно для творчества. Если честно сказать, то лучше погибнуть, упав в какую-нибудь пропасть, чем медленно угасать от болячек за печкой, докучая всем и каждому в отдельности. Мне нужнее всего в пути бывает бумага и чернила, а всё остальное – как-нибудь. И ничего, если солёная и горькая слеза выкатиться из глаз и упадёт в солёный горький океан. Это только ещё раз доказывает нам о том, что действует в природе закон круговорота слёз.  В горе, томимые раскаяньями и тоской, дают люди обет исправиться к лучшему.
    - Прощай, мой временный приют, - с грустью произнёс мой герой, - может быть, так судьбой мне предназначено - умереть в изгнании. Может быть, на это я  обречён изначально, и чтобы не обострять далее своих страданий, он решил опуститься в трюм. Где может быть будет легче с горем своим примириться. Однако сердцем он понимал, что скорее весь океан испарится в туман, чем с изгнанием примирится свободолюбивое сердце.
   Поднялся ветер и с каждою минутою крепчал, вскоре разыгралась настоящая буря, и неожиданно налетел шквал и со всего  размаху, швырнуло корабль, как простое корыто. Корабль весь затрещал, открылась течь и в трюм хлынула вода. Всё случилось так быстро, что никто не успел и опомниться, царила растерянность. Ураган набирал силу. Очередным ударом волн накренило корабль, и ничто не могло помочь несчастным пассажирам – ни стоны, ни молитвы, ни проклятья. Всех обуял ужас. Помпы не справлялись с откачкой воды, и вода неумолимо всё пребывала в трюмы. Матросы, привыкшие встречать бури смело и стойко, сверх меры напились спиртного, чтобы хоть немного ободриться, а волны не унимались и продолжали бушевать с неистовой силой. Тучи клубились в мутном сером небе, освещаемые беспрерывными вспышками молний. Раскаты грома оглушали, людей. Многие в эти жуткие минуты приготовились умирать. Хоть смерть приходит только раз в жизни, но как её достойно встретить, знают только совсем немногие.
    Корабль стал тонуть, все пассажиры начали кричать, иные спешили спускать шлюпки на море, иные словно остолбенели, не могли сдвинуться с места. Кто-то тянул тюки с провизией, кто-то плакал и молился. Всем лодок для спасения не хватало. Люди бросали в море всё что могли: бочки, доски, тюки... Николай Белоножкин прыгнул с борта корабля в баркас, где уже и без того было людей слишком много.
    Баркас, в котором оказался Николай Белоножкин, отчаливал от корабля, как можно скорее и как можно дальше. Вокруг доносились крики утопающих, которые заглушались рёвом бури. Всю ночь бушевала буря, вокруг стеной вставали со всех сторон громады волн, и обрушивался валом на баркас. Люди не слышали друг друга, смертельно устали в борьбе со стихией. Баркас, как это ни странно, долго держался на волнах. Хотя многих уже снесло в море. Николай окончательно понял, что надежды на спасения своими силами нет никакой, и оставалась лишь одна надежда спастись – горячая к Богу молитва. И вспомнилась ему молитва «Живые помощи», которой научила его бабуленька сызмальства. И он стал горячо молиться, хотя от холода и сырости у него зуб на зуб не попадал, трепала лихорадка, и непобедимый ужас вселился в его сердце.
    Говорят, что большое желание жить, помогает человеку продлить его существование, а собранная воля и горячая, искренняя молитва побеждает любую болезнь, предохраняет жизненную нить от ножниц неумолимой смерти. Робкие безбожные люди самой своей робостью укорачивают свой век. У Николая появилась необыкновенная жажда жить, не ради себя только, но главным образом ради своего потерянного Отечества, в которое он так горячо мечтал, в конце концов, вернуться. Сердце его в горячей молитве стало упорным, как скала. Это одно лишь фанатичное упорство, эта невероятная жажда жить спасала его.
    В баркасе уцелело лишь несколько человек людей, когда ветер стал утихать и из-за туч начало пробиваться солнце. Всматриваясь вдаль, один из несчастных увидел вдали очертания берега.  Он закричал словно одичалый, показывая рукой: «Берег вон там, люди, я вижу берег!..» Все вскочили, и в едином порыве кинулись к борту. Баркас был на половину заполнен водой и от такого дружного порыва пловцов он перевернулся. Ослабленные люди хватались за лодку, как за последнюю надежду, оставаясь в холодной воде без движения к берегу. Николай Белоножкин ухватился за весло и, напрягая последние силы, медленно плыл к берегу. Долго он барахтался и бился, пока выполз на берег и силы окончательно покинули его, он потерял сознание. Океан, словно прокашливаясь, выплёскивал его на берег. Ветер стихал.
    Николай долго не приходил в себя, он лежал неподвижно, распластанный, исхудалый несколько часов, лицо было бескровным, как у умирающего лебедя и отражало недавние нечеловеческие страдания. Наконец он начал постепенно приходить в себя, чуть приподнялся, опираясь на локоть, он увидел, что  находится около костра, который развёл на берегу какой-то добрый человек, чтобы обсушить его одежду и обогреть его. Николай огляделся вокруг себя и увидел, что  рядом с ним стоял кувшин с молоком. Испив из кувшина молока, он снова заснул под песни моря: тихого шума прибоя, крики чаек, щебетанье птиц и далёкое кукование кукушки... Неведомая сила валила его в сон, и была у него лишь одна мысль: «Если усну, проснусь ли? Увижу ли новый рассвет? Запах здесь такой удивительный и от цветения и от моря...» (Николай Белоножкин непроизвольно начал разговаривать сам с собою, словно в бреду, хотя он всегда относился с чувством неприязни к людям, разговаривающим с самими собою.) - Почему у меня так сильно дрожат руки, как осиновые листья? Может это и есть тропическая лихорадка? Сильно кровоточит и болит рана на ноге. Боже, Боже, за что я так страдаю? Неужели моим страданием не будет конца, и не улыбнётся мне хоть маленький лучик Солнца радости?.. Неужели я родился на свет только лишь для испытаний, бедствий и страданий? Боже мой! Боже мой! Где вы мои грёзы о будущем счастье, о котором я с детства мечтал? Видно моя несчастная звезда только и способна на то, чтобы возбуждать против меня всех моих покровителей. Кукуй, моя кукушечка, много ли мне ещё жить на свете остаётся? (В мыслях его ожили стихи, которые он сочинил по памяти на баркасе во время бури.)
Пусть безумствует море, волны хлещут,
Поднимаясь к самим небесам,
Моё сердце не затрепещет -
Не сверну паруса.

У меня не слабые руки,
Я не трус, уверенный взгляд,
Боже, за что эти муки?
Перед кем я в жизни виноват?

Тихий Дон теперь мне был бы раем:
Двери все открыты для меня.
Господи, за что я так страдаю? -
Я не спал четыре дня.

Я не ел, не пил; теперь вот снова,
Не предвидится всё это для меня.
Что ж, утешусь тихим Божьим словом,
И надежду буду сохранять.

Моё сердце не затрепещет,
На пути к небесам.
Пусть безумствует море, волны хлещут, -
Не сверну паруса.
    Тут ему показалось странным шелест и шуршанье в кустах, украшенных удивительными разноцветными цветами, которые гирляндами свешивались у него над самой головой. То ему казалось, что это вечерний, тёплый ветерок шевелит зелёными листочками, то чудилось, что это маленькие красивые пташки порхали туда-сюда, задевая за веточки своими чудесными крылышками, то раздавался какое-то лепетанье цветов на кустах, и они звенели, словно хрустальные колокольчики и, казалось, что они произносили, чуть слышные слова, словно напевая:
Здесь и там, веж ветвей,
Мы качаемся.
По цветам, по кустам -
Распеваемся.

Цветочки-сестрицы,
Качайтесь в сиянье –
Казаку на радость.
Облегчим страданья.

Пусть шуршит ветерок,
Шелестит листами,
Будет, будет наш дружок -
Веселиться с нами!

Пусть спадает роса,
Пусть цветочки поют,
Наши пусть голоса -
В сердце друга живут!

Шевелите язычками,
Цветики-цветочки,
Скоро звёздочки заблещут
В царстве дивной ночи.

Вейтесь, сплетайтесь,
В веночки свивайтесь.
Кружитесь, не бойтесь, -
Качайтесь, распевайтесь!   
   - Конечно, это не что иное, как ласковый, тёплый ветер нежно шелестит листьями, но всё же странно, что он, словно изъясняется со мной в такой ясной стихотворной форме, которые мне запомнились с первого раза, как я их услыхал. Странно это, очень странно. Вот заходящее солнце заиграло необыкновенными красками в кустах, и снова зазвенели  эти хрустальные колокольчики и искрящиеся изумруды сыплются на меня удивительными огоньками, словно шепчут: «Ты раньше не понимал аромата цветов, речи ветерка и ласкового тепла от лучей заходящего солнца, а теперь тебе не чужды эти таинственные чувства...» И с новой силой всё зашевелилось и задвигалось, словно природа просыпалась к радостной новой жизни. Необыкновенно благоухали цветы, шелестели листья пением сотен нежных флейт и свирелей и, позолочённые закатным солнцем облака, уносили эту удивительную музыку на родину, на тихий Дон... А когда солнце скрылось за морем, Николаю словно почудился густой голос: «Эй, вы, там, в кустах, слышите, слышите меня? Хватит шептаться, хватит кружиться и качаться на веточках, не шуршите, не шелестите, не звените, не пойте. Довольно напелись, назвенелись, а теперь всем спать, спать, спать».   
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10

Похожие:

Маленькие повести и рассказы iconХудожественная литература Абрамов Повести и рассказы. Астафьев В....

Маленькие повести и рассказы iconВ. П. Астафьев. Повести, рассказы
А. П. Чехов. Рассказы: «Толстый и тонкий», «Хирургия», «Налим», «Беззащитное существо», «Жалобная книга»

Маленькие повести и рассказы iconПрижизненные издания Максима Горького романы, повести и рассказы, статьи, предисловия в книгах
Прижизненные издания Максима Горького (романы, повести и рассказы, статьи, предисловия в книгах, издания под его редакцией и т д.),...

Маленькие повести и рассказы iconШмелев И. С. Ш 72 Сочинения. В 2-х т. Т. Повести и рассказы/Вступ...
Ш 72 Сочинения. В 2-х т. Т. Повести и рассказы/Вступ статья, сост., подгот текста и коммент. О. Михайлова. М.: Худож лит., 1989....

Маленькие повести и рассказы iconТамара Шамильевна Крюкова Дата рождения
Писатель разноплановый. В её багаже есть фантастические и реалистические повести, повести-сказки, рассказы, сказки и стихи. Её книги...

Маленькие повести и рассказы iconОбязательно к прочтению!!!
Пушкин «Евгений Онегин», «Маленькие трагедии», «Медный всадник». «Повести Белкина»

Маленькие повести и рассказы iconФ. А. Абрамов «Дом. Повести, рассказы»

Маленькие повести и рассказы icon«итог пережитого »
«Война и мир», «Анна Каренина», «Воскресение». Между тем Толстой всю жизнь писал повести и рассказы. В 50-е годы он завоевал известность...

Маленькие повести и рассказы iconСписок литературы для чтения летом
А. С. Пушкин «Южные поэмы», «Повести Белкина», «Медный всадник», «Пиковая дама», «Маленькие трагедии», лирика

Маленькие повести и рассказы iconМарина Мосур
На прозе рабочие материалы к автобиографической повести "Родники" и рассказы. Заходите



Образовательный материал



При копировании материала укажите ссылку © 2013
контакты
www.lit-yaz.ru
главная страница