Кузнецова Анна Яковлевна Народное искусство карачаевцев и балкарцев Предисловие Введение




НазваниеКузнецова Анна Яковлевна Народное искусство карачаевцев и балкарцев Предисловие Введение
страница5/20
Дата публикации14.06.2013
Размер3.25 Mb.
ТипДокументы
www.lit-yaz.ru > Культура > Документы
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   20

^ Интерьер, мебель и утварь

      Развитие интерьера народного жилища обычно находится в определенной зависимости от сложения его внешних форм.
  Внутреннее пространство дома, хотя и образуется его внешними архитектурными объемами, но благодаря тесной взаимосвязи с бытовым укладом, множеству различных компонентов обихода, более отчетливо несет на себе отражение его не только национальных особенностей, но и степени зажиточности семьи.
     Интерьер жилища определяется стремлением создать и максимум удобств для проживающей здесь семьи, и организовать архитектурную среду в соответствии с традиционными требованиями к ее эстетическим качествам. В более позднее время на сложении интерьера стали сказываться и индивидуальные запросы семьи, отдельных ее членов, и все усиливавшееся имущественное расслоение народа.
     Эстетический образ народного жилья балкарцев и карачаевцев создавался на протяжении многих поколений строителей. Постепенно накапливались формы, проверенные коллективным опытом. Даже сама крупномасштабность элементов интерьера в патриархальном жилище была обусловлена уровнем социально-экономического развития и в немалой степени своеобразием народного восприятия. В устоявшихся формах жилища, в их цельности и однородности довольно красноречиво воплощена идея незыблемости патриархальных устоев.
     Каменные стены в сочетании с грубо обработанными, но выразительными конструкциями балочных перекрытий создают ощущение активности материальных форм. Опорные столбы в центре и пристенные опоры отражают не только непомерную тяжесть кровли, но и создают ощущение эпической мощи. Под стать несущим элементам и массивные двери) полотно которых вырубалось из цельного куска дерева. Высокий порог, низкие притолоки, сколоченные из бревен или толстых брусьев, еще больше подчеркивают тяжеловесность архитектурных масс. Это вполне соответствует суровым формам патриархального жилища, отвечает интересам замкнутой в кругу натурального хозяйства семьи.
     Окна в композиции такого дома играли второстепенную роль. В древнем жилище освещение осуществлялось посредством светодымового отверстия над очагом. Заменив его собою, окно расположилось рядом с камином, где готовилась пища.
     Если говорить об интерьере как о совокупности жилого пространства и домашней утвари, то здесь, как и в любом народном творчестве, с его коллективным началом, в течение веков отстаивались характерные формы предметов и постоянство их взаимосвязей. В народном интерьере все продумано и предусмотрено с точки зрения экономичности, удобства и элементарной гигиены.
     В непосредственной близости от очага располагалась вся домашняя утварь - на столбе на специальных крючках “ыргъакъ” - медная и деревянная посуда. На каменной скамье вдоль задней или ближайшей ко входу боковой стены (тырхык) - пищевые припасы - долбленые кадушки с сыром, кожаные мешки с айраном, водой, молоком. В углу у двери помещались приготовленные дрова. У торцовой стены, как правило, размещался чулан (гуму), тоже с запасами продовольствия - там стояли деревянные лари с зерном и мукой, висели туши сушеного мяса, овощи и другие продукты.
     Фактической и композиционной основой жилища был очаг. Он был тем пространственным ядром, вокруг которого наращивалась и развертывалась обстановка интерьера. Очаг находился на главной оси жилища, проходящей от двери к наиболее почетному месту дома - тёр, где находился хозяин дома и где принимались почетные гости (рис. 21).
     Крупногабаритные формы мебели были соотнесены с мощными конструктивными элементами самого жилища. Каждой из них раз и навсегда было найдено место. В формах мебели были заложены те же начала целесообразности, по-крестьянски трезвой практичности, как и в самой архитектуре. Они развивались в непосредственной связи с ростом материальных возможностей и потребностей все усложняющегося быта.
     Древние образцы мебели возникали из простейших природных элементов. Так, завалинки, вырубленные из скального грунта у задней стоны дома, становились кроватями, Именно так расшифровываются подобные выступы в скальном грунте у стен древних жилищ Лыгыта, городища VI-XII веков н.э., раскопанного в Чегемском ущелье (51) с. 187). Они превратились с течением времени в лавки хозяйственного назначения тырхыкъ, а спальные места отделились от них в виде деревянного настила - тапчан, а затем совершили эволюцию к форме деревянной кровати - орундукъ (рис. 22).
     Как постоянное место хозяина дома, орундукъ находился поблизости от очага. Здесь же стояли и маленькие деревянные треногие скамейки (шиндик). Подчеркивая центричность композиции интерьера древнего жилища, вся мебель группировалась вокруг очага - центра жилья, где готовили пищу, грелись у огня) занимались мелкими хозяйственными поделками.
     Все пространство интерьера, стянутое вокруг его центра по горизонтальной плоскости, воспринимается цельным, хотя оно и разбивается на отдельные зоны: главную - у очага и вспомогательную - хозяйственную, ближе к чулану и двери. Но еще более четко происходит разбивка интерьера, хотя и условная, на ярусы по высоте. Самый низкий ярус - невысокая каменная полка тырхыкъ. На ней сосредоточено нагромождение крупных объемов - вырезанные из корневищ и комлей крупная посуда, кадушки, сапетки и т. п.
     На одном уровне с этой грубо сложенной из камней полкой находились скамеечки для сидения) стол для пищи. Кровать и деревянное кресло для самого старшего в доме помещались в непосредственной близости от очага (рис. 23).
     Следующий ярус был более декоративным. Это удлиненные полки - жыйгъыч, предназначенные для хранения постелей в дневное время, свернутых стопками войлочных ковров. Полки эти завешивались аппликативными коврами - жыйгъыч-кийизами, которые были наиболее ярким художественным пятном в интерьере. Здесь же развешивалась на шестах праздничная одежда и выставлялись нарядные сундуки, окованные цветной жестью.
     Наиболее декоративные и легкие предметы размещались на полках верхнего яруса. Здесь расставлялась дорогая посуда (в последнее время - посуда фабричного производства). И вообще этот ряд был скорее всего уже позднего происхождения.
     Все детали полок также были прочно врезаны в бревенчатые срубы или органично пристраивались к каменным стенам, составляя в тесной взаимосвязи со стилем интерьера единое целое.
     Мебель делалась хозяином дома своими руками, делалась прочно, с полным пониманием назначения Канадой вещи и свойств дерева, из которого она резалась. В этой добротности, как и в сложности всех элементов народного балкарского и карачаевского жилища, ясно читается весь бытовой уклад семьи в строго продуманной целесообразности его форм. Хотя нельзя не отметить, что в его общих формах гораздо меньше угадывается характер отдельной семьи, но гораздо отчетливее мы постигаем общий уклад жизни всего народа, освященный традициями многих поколений.
     В интерьере жилища рассматриваемых народов сохраняются и определенные кочевнические традиции, восходящие, по-видимому, к далекому древнетюркскому компоненту в этногенезе карачаевцев и балкарцев. Так, в древнем жилище не было оборудованного постоянного места для ночлега всех членов большой семьи. Сложенные на день стопками постели разбирались на ночь. Раскладывались бурки, шубы, одеяла, войлочные ковры. Постель стелилась каждую ночь заново, напоминая этим быт кочевников. Специальную мебель как место для сна мог иметь только старый или больной человек. В люльке спал ребенок, спеленутый и прочно привязанный к ней. Свой угол за пологом - чымылдыкъ получали в старом жилище молодожены. Все это находило много аналогий в бытовом укладе степняков. Что касается кавказских традиций, то они воплощены в зримые черты оседлого образа жизни. В этих традициях вся мебель народного жилища располагалась в основном около стен, разворачиваясь по периметру дома под прямым углом (за исключением детских люлек и легких деревянных скамеек, помещаемых ближе к очагу в более свободном порядке). Может быть, эта прямолинейность планировки придавала бы излишний схематизм композиции интерьера, если бы не простота и естественность фактур всех строительных материалов - камня, дерева, шерсти, выявленных откровенно и убедительно. Особенно смягчалась вся обстановка жилья узорными войлочными кошмами-занавесями - жыйгъыч кийизами. Яркие и нарядные, они прикрывали середину стены, располагаясь как раз на уровне глаз зрителя.
     Интерьер карачаевского и балкарского патриархального жилища производит необычайно сильное впечатление не только мощью своих частей, но и их уравновешенностью, обращенностью к человеку. Особенно величественным жилой интерьер старой сакли должен казаться человеку, сидящему на низкой скамейке у очага, почти па уровне пола. Эту особенность восприятия интерьера горского жилища отмечал уже архитектор С. Хан-Магомедов (116, с. 90).
     Потемневшие от копоти балки перекрытий, в силу контраста от потока света и солнечных лучей, идущих через отверстие над очагом, зрительно удаляются, ибо увеличивается пространственная перспектива. Могучие конструкции перекрытий с низкой точки обзора приобретают особую выразительность, подчеркнутую соседством с узорными кошмами, медной посудой и другим хозяйственным инвентарем.
     Очаг - это не только композиционный центр жилья, но и его организующее начало, поскольку это место, где происходят наиболее важные жизненные процессы. Поэтому с ним связаны и народные представления о благополучии дома. Очаг связывался с различными обрядами, верованиями, культом домашних божеств. Много внимания уделяли форме очага.
     На эволюции его весьма отчетливо отразился процесс экономических и социальных изменений. От первобытного костра в центре жилища с чуть отгороженными углублениями для огня, и простого отверстия в крыше для выхода дыма - первый шаг к усовершенствованию очага - это возведение дымоотводящего устройства - дымаря.
     Предложенную архитектором Э. Б. Бернштейном (22, с. 202) линию развития форм дымаря мы рассматриваем на сохранившихся объектах.
     Легко себе представить, что самым примитивным был дымарь из плетня, обмазанного глиной. Он устанавливался раструбом над огнем и выводился более узким концом в отверстие кровли. Существуют и сейчас дощатые дымари, может быть, как вариант плетеного, пользующиеся признанием как более усовершенствованная его форма. Четкие грани этого дымаря, особенно в верхней частя, выведенной над крышей, часто имеют фигурные украшения. Это их чисто художественное значение, видимо, и побуждало пренебрегать опасностью в пожарном отношении.
     Дымарь в его простой и наиболее распространенной в народном жилище форме представлял собой раструб, расширяющийся над огнем и опирающийся на горизонтально положенные жерди. В верхней части дымаря укреплялась свисающая вниз очажная цепь - сынжыр (рис. 21 - 1).
     С развитием архитектурных форм опорные столбы в центре уже перестали быть необходимыми. Очаг оказывается сдвинутым к стенке. Поскольку противоположная от двери стена по традиции занята полками, а торцовая - ближняя к двери - отгорожена стенкой чулана, очаг располагался у той же стены, где и входная дверь. Но это еще вызвано и практическими соображениями. Раструб дымаря у пристенных очагов крепился к стене на кронштейнах (рис. 21- 2; Булунгу, Аппаев Али). Для защиты огня от задувания у двери сооружалась вертикальная стенка. Вероятно, эта форма очага послужила отправной точкой для дальнейшего превращения его в камин. Дощатые стенки очага (со временем появляется и вторая) становятся опорами для консольных досок, несущих дымарь. Выступающая часть кронштейна служит основой для горизонтальной доски, положенной поперек у передней стенки дымаря. Она необходима не только для устойчивости дымаря, но эффективно используется для хозяйственной посуды, придает законченность этой простейшей форме камина (Даут, Тюбеева Лишат; рис. 21-4).
     Более развитые формы камина имеют даже фигурные детали - вырезанные боковые стенки, загнутые концы которых поддерживают консольную доску. Здесь же удобно покоится “каминная доска” для посуды (рис. 21- 3; Эльтюбю, Кулиевы).
     Наиболее сложным в своих продуманных формах можно считать камин с широким загнутым объемом вокруг огня. К сплошным глухим оштукатуренным стенкам этого очага приделывают внутренние сидения (рис. 21- 5; Булунгу, Тлостаханов А.). Очаг такой формы в отдельных домах выносится за пределы жилища, который потом отчетливо обрисовывается на фасаде довольно крупным выступом. Поскольку подобные очаги, полуобособленные от всего жилья, были характерны для адыгов, можно считать эту редкую форму у балкарцев заимствованной.
     В новых домах устраиваются очаги с более совершенными функциями, чаще всего это современной формы плита, сложенная из кирпича.
     Обособленные от родительского жилища более поздние пристройки отоу, меньшие по своим размерам, сравнительно легкие по своим конструктивным элементам и светлые благодаря обязательному устройству окон, имеют, как это ни странно, менее выразительный интерьер. Обстановка этих помещений обладает случайными, неустоявшимися чертами, где с мебелью традиционных форм перемежаются чуждые, городские предметы. Внутреннее пространство жилья этого типа лишается целостности, той монументальной выразительности, которые отличали патриархальное жилище.
     Из-за применения штукатурки, устройства дощатого потолка скрадываются декоративно-конструктивные элементы перекрытия. Мебель, хотя и отличается большим разнообразием, но страдает разностильностыо. Вместе с тем следует отметить, что городская мебель оказала влияние на дальнейшее развитие традиционных форм обстановки. Эволюцию форм народной мебели в сторону усложнения особенно наглядно можно проследить на таких предметах, как орундукъ - спальное место для взрослых и бешик - детская люлька.
     Простейшую из традиционных форм кровати можно представить по нарам, устраиваемым на кошах. Плетень укладывается на жерди, которые, в свою очередь, покоятся на камнях или коротышах - обрубках бревен.
     Примитивная же форма кровати (орундук) уже как образец постоянной мебели для жилья, состоит из приземистого ящика с тремя стенками, поставленного на четырех ножках. Выступающие угловые брусья спинки в верхней части слегка округляются. Все части изготавливаются из цельных брусьев, поэтому форма кровати отличается цельностью и особой монолитностью (рис. 22-1).
     С освоением плотничьих ремесленных навыков и успешным овладением более усовершенствованными инструментами формы мебели облегчаются, детали украшений становятся более сочными и выразительными. Высокие спинки орундука, которыми он ограждается с трех сторон, получают решетчатый силуэт (рис. 22- 2; Эльтюбю, Кулиевы). Ужо налицо использование мастером плотничьих инструментов: топора, пилы, долота. Правда, фигурные детали, такие, как резные головки угловых столбиков, закругленные балясины спинок, вырезаются еще пока довольно примитивным способом, с дальнейшей окраской масляными красками (рис. 22-4).
     При овладении токарным инструментом мебель в руках мастеров приобретает еще более утонченные фигурные контуры. Округлые части позднее покрываются даже лаком. Орундуки в таком виде уже напоминают диваны городского типа. Резные доски их спинок снабжаются точеными ножками, украшаются множеством токарных шариков, бус, выступов.
     Появившиеся в обиходе городские столы и стулья предопределили и высоту орундуков - они стали выше. Но в последующее время все чаще орундуки заменяются, особенно в состоятельных домах, городскими жесткими диванами или, но крайней мере, повторяют их фасон. Сейчас эта форма мебели почти полностью исчезла из обихода.
     Более жизнестойкими в быту карачаевцев и балкарцев оказались детские люльки – бешик, которые совершенствуются от самых грубых и примитивных моделей, вырубленных почти одним топором, до самых современных, с токарной обработкой и явным влиянием городской фабричной мебели (рис. 24). Они сохранили свое значение в национальном быту до наших дней.
     В устройстве люльки все предусмотрено в отношении необходимой гигиены и удобства для ребенка. В соответствии с этими требованиями выработалась устойчивая, строго определенная форма люльки. А многообразные приемы украшения люльки свидетельствуют о том, что этот вид мебели изготовляется с особой тщательностью и любовью. Исходной формой люльки был тоже грубо сколоченный ящик с четырьмя угловыми брусьями, связанными снизу закругленными перекладинами, исполнявшими функции качалки. Спинки составлялись из прибитых плашмя планок. Вырубленный топором общий объем люльки был тяжелым, приземистым, дуга для качания вырезалась еще неумело. Но даже эта простая жесткая конструкция снабжалась примитивными украшениями то в виде простого фигурного среза, то округлялись ее верхние головки, служившие для удобства покачивания люльки рукой.
     Общий силуэт люльки, его выразительность определяются в основном формой спинок и выступающих угловых колонок. Здесь и делает мастер основной художественный акцент. Работая даже одним топором, он часто придает угловым навершиям люльки округлый, упругий изгиб, в котором нередко добивается, например, сходства с рогами быка (люлька Кулиевых в Булунгу). В других случаях более сложный, волнистый абрис приобретают ножки люльки. Для облегчения формы люльки мастера научились делать боковые перегородки в виде решеток, обогащая этим плоскость доски. Украшалась люлька, кроме того, и резьбой.
     Формы люлек во многом определялись степенью сложности инструментов, применяемых мастером при работе. Например, продольные тяги, сделанные специальными рубанками, отверстия на стенках, пробитые долотами, намного обогащали выразительность доски. Кроме Того, она всячески оживлялась и росписью масляной краской иногда в два-три цвета.
     Однако довольно часто при чрезмерной увлеченности резьбой, большой усложненности отделки общая форма люльки начинает терять свою цельность, равновесие частей. Особенно это наглядно в тех случаях, когда фасонно изогнутые ножки несут тяжеловесную верхнюю часть. Это лишало предмет той пропорциональности, собранности, которая была присуща его исходной форме. Подобная зыбкость, неустойчивость формы скорее соответствует новому интерьеру отоу) чем традиционному жилищу. Применяемые порой в украшениях люлек избитые формы городской мебели, безусловно, снижают эстетическую полноценность крестьянской люльки, лишая ее самобытности и целесообразности форм. Любопытно отметить, что тем не менее традиционная форма детской люльки нашла свое место в современном интерьере. Сосуществование ее вместе с фабричной мебелью потребовало новых изменений в ее пропорциях (люльки стали более высокими), но в основном современный вкус сказался на характере отделки. Народные мастера стали продолжать делать точеные ножки люлек намного тоньше и выше, тщательнее, не теряя чувства пропорций, стали обрабатывать дерево и покрывать его лаком. В отделку люлек стали вводить новые декоративные материалы - цветные пластинки и позолоту. Детская люлька с такими повышенно декоративными формами, с яркими подушками и одеялом, переплетением цветных ремней является одной из самых красочных элементов интерьера и современного жилища колхозника-горца.
     В прошлом, пожалуй, не менее ярким пятном в крестьянском жилище были сундуки (кюбюр, рис. 25). В их старинных формах многое сохранялось от кочевников. И в более поздних изделиях этого рода, уже поставляемых русскими купцами, ценилась та же прочность, та же система крепления железными полосами, необходимые в условиях передвижного хозяйства. На этой же основе были выработаны и формы украшений, в которых можно угадать отдельные элементы древнетюркских узоров. Например, ромбы, которые, как известно, в украшениях саркофагов тюркских каганов занимали значительное место. Само же назначение сундука, как места хранения приданого невесты, объясняет интенсивность его красочного оформления. Верхние и боковые ярко окрашенные стенки оббиты перекрещивающимися блестящими полосами железа, образующими сложный ромбический узор. В современных сундуках декоративность строится на ярких сочетаниях эмалевых красок. Сама форма сундука почти не подвергалась изменениям. .Менялась только система окраски в зависимости от появления у мастеров тех или иных новых красителей.
     Под влиянием городской культуры менялась также традиционная и обеденная мебель. К настоящему времени маленький национальный столик (тепси) почти полностью вытеснен более высокими современными столами со стульями.
     В интерьере сельского жилища балкарцев и карачаевцев поныне можно еще встретить не только интересные виды мебели, сохраняющей архаичные черты, но и традиционную утварь большой художественной ценности. Ряд интересных и ценных образцов такой утвари хранится в музеях.
     Традиционная утварь изготовлялась в основном из дерева и железа. Еще в конце XIX - начале XX века необходимую в быту деревянную утварь делали в каждой балкарской и карачаевской семье, лишь изысканные сосуды, предназначавшиеся обычно для гостей, заказывали специальным мастерам. “Гостевые” чаши очень ценились, и их передавали из поколения в поколение.
     Балкарцы и карачаевцы для напитков и жидкой пищи использовали обычно небольшие округлые деревянные чаши с боковой ручкой. Их вырезали из мягких сортов дерева, преимущественно орешника, а также из “наплывов” на деревьях разных пород.
     Чаши и черпаки, предназначенные для угощения гостей, нередко декорировали орнаментальными узорами и фигурной резьбой. Как правило, орнаментальный узор на чаше включал горизонтальный поясок у горловины, состоявший из одной или нескольких рельефных линий и отходивших от него вниз лопастей. Декорировка лопасти также включала несколько рельефных линий, иногда заключенных в овал (рис. 26-1). Господствовавший в декорировке чаш традиционный лопастной узор мастера обычно варьировали в деталях, то увеличивая размеры горизонтального пояска (рис. 26-2), то заполняя лопасти сетчатым узором в обрамлении бордюра из треугольников (рис. 26-3). Наиболее изысканные “гостевые” чаши вырезали вместе с декоративной подставкой из одного куска дерева (рис. 26-3, 4, 5). Такая подставка либо имитировала миниатюрный столик на четырех ножках, либо как бы служила завершением фигуры животных, изображенных на ручках сосуда.
     Следуя установившейся традиции, ручки “гостевых” чаш выполняли в виде голов козлов, баранов, стилизованных рогов горного козла. Одна из таких чаш, хранящаяся в краеведческом музее г. Нальчика, выполнена с особым мастерством. Ручки этого сосуда оформлены в виде обращенных в противоположные стороны голов козлов с красиво изогнутыми рогами, причем, туловище животных очень изящно переходит в изгиб подставки (рис. 26-4).
     Не меньший интерес представляет и другой деревянный сосуд из Нальчикского музея (рис. 26-5). Верхняя часть чаши декорирована орнаментальным пояском из рельефных горизонтальных линий. С двух противоположных сторон от пояска отходят фигурные ручки, образующие вместе с подставкой изысканный пластический рисунок, в основе которого можно проследить мотив рогов горного козла.
     Иногда мастера удлиняли ручку, завершая ее реалистическим изображением головы козла. Особенно часто такой ирном декорировки использовали в черпаках. Декорированный подобным образом черпак, изготовленный в Балкарии в конца XIX пока, хранится в фондах Государственного музея этнографии в Ленинграде (рис. 26-6).
     Наряду с деревянной утварью в интерьере жилища можно было увидеть железную и медную утварь. Некоторые из таких изделий приобретались у дагестанских мастеров-отходников, которых называли къумукъ. Но добротные, нередко очень интересно декорированные металлические изделия, выполнялись и местными балкарскими и карачаевскими кузнецами. Они выковывали железные вилки для извлечения мяса из котла, очажные цепи, клейма для таврения скота, котлы, ажурные светильники для лучин. Последние особенно интересны в художественном отношении. Большую эстетическую ценность имеют светцы из Нальчикского музея, искусно украшенные несколькими головками козлов (рис. 27-1). Не менее интересны светцы, хранящиеся в фондах ГМЭ (рис. 27-2,3). Декорировка светцов фигурами животных обычно рассматривается как Наследие традиций кобанской культуры.
     Наблюдения за самим процессом развития народного жилища карачаевцев и балкарцев, анализ основных его форм и строительно-планировочных принципов позволяют сделать ряд выводов:
     1. Один из древнейших типов жилища Карачая и Балкарии сложился еще в условиях натурального хозяйства с его низким уровнем строительной техники. Это однозальное обширное помещение с четко выработанной конструкцией балочных перекрытий, системой опор по центру и у стен, плоской земляной кровлей и обнаженной фактурой бревенчатых или каменных стен, с открытым очагом в центре. В этих примитивных формах народного зодчества воплощался образ жилища большой патриархальной семьи. В цельности и совершенстве простейших строительных приемов здесь наблюдались формы, типичные для зарождения архитектурной и строительной культуры вообще. Причем в Балкарии мы имеем возможность судить об этом наиболее определенно, поскольку здесь эти “зачаточные формы архитектуры существуют... как действующие элементы еще обитаемых построек” (22, с. 217).
     2. Следующим типом жилища, получившим развитие в эпоху интенсивного распада общинно-родовых отношений, были постройки более облегченных малых форм. Новый тип сооружений определяется применением менее долговечных материалов. Благодаря созданию галерей, путем выноса опорных столбов наружу, оштукатуренным стенам прежний суровый и замкнутый фасад дома сделался более открытым и приветливым. Планировочная композиция подчиняется иным условиям изменившихся внутрисемейных отношений: появились новые жилые ячейки молодых пар, определилась женская и мужская половины жилища, выделилась специальная комната для гостей - кунацкая. Однако весь интерьер стал менее цельным, хотя и больше отвечал возросшим требованиям удобства. Появились застекленные окна, усовершенствовался очаг, традиционные формы мебели стали соседствовать с покупными, фабричными образцами. Все четче намечаются раздельные хозяйственные зоны в приусадебных постройках.
     3. Третий тип жилищ связан с выделением из общей горской среды богатой социальной прослойки. Развитие строительных форм здесь идет по двум направлениям: а) с использованием национальных традиций; б) на основе заимствования строительных приемов извне. В обоих случаях широко применяются фабричные строительные материалы - кровельное железо, стекло, кирпич, доски. Но в первом случае новые части постройки надстраивались на старой основе, иногда повторяясь во внешних формах. Удлиненная же по горизонтали композиция позволяла совмещать под одной крышей смежные помещения с выходом на общую галерею. Старинные помещения, находившиеся в цокольном этаже, зачастую использовались для хозяйственных нужд - как летние кухни, кладовые.
     В планировке и внешних деталях новых домов применялись заимствованные у соседних народов более совершенные строительные формы, как правило, привносимые мастерами-отходниками. Дома этого типа отличаются отступлениями от традиционной планировки, а внутренняя обстановка все больше определяется фабричной мебелью. Стало обычным печное отопление.
     4. Последний тип народного жилища предстает уже как результат использования современных строительных возможностей. Проект стандартного современного дома выработан на основе новых строительных материалов (блочный кирпич, листовое и фигурное железо, цемент, шифер) и повышенных материальных и эстетических запросов колхозников Карачая и Балкарии.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   20

Похожие:

Кузнецова Анна Яковлевна Народное искусство карачаевцев и балкарцев Предисловие Введение iconФормирование жанров детской литературы карачаевцев и балкарцев
Диссертация выполнена на кафедре литературы Карачаево-Черкесского государственного университета им. У. Дж. Алиева

Кузнецова Анна Яковлевна Народное искусство карачаевцев и балкарцев Предисловие Введение iconКраткое содержание проекта На уроках изо и трудового обучения сталкиваясь...
«Народное декоративно-прикладное искусство» мы видим, что дети уже не знают о сувенирах, прославлявших России на весь мир, о мастерах-умельцах,...

Кузнецова Анна Яковлевна Народное искусство карачаевцев и балкарцев Предисловие Введение iconПредисловие введение искусство быть здоровым
Полвека назад в издательстве Академии наук усср вышла книга «Продление жизни», к которой сохраняется читательский интерес на протяжения...

Кузнецова Анна Яковлевна Народное искусство карачаевцев и балкарцев Предисловие Введение iconФольклор искусство слова, следовательно обладает такими свойствами...
Фольклор – искусство слова, следовательно обладает такими свойствами как художественность, поэтичность. Унт (устное народное творчество)...

Кузнецова Анна Яковлевна Народное искусство карачаевцев и балкарцев Предисловие Введение iconСценарий «Фестиваля английской поэзии и песни»
Анастасия, Ведрукова Екатерина, Гордеева Татьяна, Ванюшкин Николай, Каранькин Антон, Ведерников Федор, Кузнецова Виктория, Ларионова...

Кузнецова Анна Яковлевна Народное искусство карачаевцев и балкарцев Предисловие Введение iconАглаида Лой Невеста для моей мамочки Лирическая комедия в 2-х действиях
Софья Яковлевна Кузнецова. Полная, положительная, домовитая. Смысл ее жизни женить сына на приличной девушке. Ее муж, Сергей Васильевич...

Кузнецова Анна Яковлевна Народное искусство карачаевцев и балкарцев Предисловие Введение iconР. М. Энтов. Экономическая теория Дж. Р. Хикса Предисловие
Введение, имеющее два аспекта: 1 введение в теорию стоимости, предполагающую изучение взаимосвязей между рынками и их взаимозависимость;...

Кузнецова Анна Яковлевна Народное искусство карачаевцев и балкарцев Предисловие Введение iconНародное и декоративно-прикладное искусство в контексте времени
Вместе с архитектурой и монументальными произведениями прикладное искусство создает материальную среду, используя свои специфические...

Кузнецова Анна Яковлевна Народное искусство карачаевцев и балкарцев Предисловие Введение iconТатарское народное искусство”
Закрепить знания детей о Казани – столице Татарстана, ее исторических памятниках и достопримечательностях

Кузнецова Анна Яковлевна Народное искусство карачаевцев и балкарцев Предисловие Введение iconАнна Кузнецова. Сама с собой: рассказ // Нева. 2012. №12. – с. 7 – 29
Виктор Мельников. На острове боли: рассказ // Молодая гвардия. – 2013. №1 – с. 201 – 225



Образовательный материал



При копировании материала укажите ссылку © 2013
контакты
www.lit-yaz.ru
главная страница