Образ лирического «я» в цикле А. Блока «Кармен»




Скачать 68.04 Kb.
НазваниеОбраз лирического «я» в цикле А. Блока «Кармен»
Дата публикации19.03.2014
Размер68.04 Kb.
ТипДокументы
www.lit-yaz.ru > Культура > Документы
Я. И Хабарова

ТГСПА им. Д. И. Менделеева, г. Тобольск

Образ лирического «я» в цикле А. Блока «Кармен»

Образ Кармен впервые появляется в одноименной новелле П. Мериме. Писатель акцентирует внимание на стихийном, природном начале героини. Духовное же начало Кармен нивелируется: в отношениях ею движет либо рассчет, основанный на материальных интересах, либо импульсивное влечение.

Композитор Ж. Бизе написал по мотивам новеллы оперу «Кармен», где «облагородил» образ цыганки. В опере Кармен воплощает народное, темпераментное начало, и при этом наделена прямотой, независимостью, свободолюбием и смелостью.

Блок создает собственный образ гадалки-Карменситы. В произведении представлено два геокультурных топоса. Первый – мартовский Санкт-Петербург, где «бушует снежная весна». Там, в одном из сумрачных домов, «в последнем этаже», «под высокой крышей», виднеется светящееся окно. Лирический герой не спит: он погружен в чтение книги – «Кармен» Мериме. Он так увлечен, что персонажи новеллы словно являются пред его взором – вот сверкнули черные очи чародейки-Карменситы, вот блеснул в насмешке ее «зубов жемчужный ряд»… И тут уже не герой новеллы, баск Хозе, сражен прекрасной гадалкой, а сам лирический герой: «И я забыл все дни, все ночи, / И сердце захлестнула кровь, / смывая память об отчизне…». В 4 стихотворении герой поэтического цикла переходит от одного состояния лрического «я» к иному. Сначала лирическим «я» выступает образ петербуржца, современника Блока, читающего книгу. Но затем этот образ плавно переходит в образ литературного персонажа, Хозе. Эти два инварианта образа лирического «я» объединяют схожие чувства – Хозе влюблен в Кармен, а читатель из Петербурга – в женщину, имеющую нечто общее со своенравной цыганкой. При этом человек, читающий книгу о Кармен, одновременно оказывается и зрителем оперы Бизе, который слышит арию: «Ценою жизни / Ты мне заплатешь за любовь!»

В 5 строфе появляется второй геокультурный топос – экзотическая Андалусия. У таверны Лиллас-Пастья с задумчивым видом стоит человек, наблюдая за танцующей Кармен. Это влюбленный Хозе. Но в последних стихах образ персонажа из новеллы Мериме обретает неожиданные черты:

Он вспоминает дни весны,
Он средь бушующих созвучий
Глядит на стан её певучий
И видит творческие сны. [1, с. 6]

Если в предыдущем стихотворении Хозе, герой художественного произведения, «переселяется» в лирическое «я» (и репрезентируется в 1 лице), то здесь происходит обратное. Хозе (о нем говорится уже в 3 лице) перевоплощается в лирического героя Блока – художника, способного видеть «творческие сны». Это – образ поэта, который вдохновляется стихией «бушующих созвучий». Его вдохновительницей, носительницей музыкального начала выступает Кармен.

В 6 стихотворении, появляется иное пространство – театральное: «в партере-ночь», «под круглой лампой». Женщина с «сердитым взором бесцветных глаз», к которой герой-петербурженец обращается, - та же Карменсита с гордым и презрительным взором. Она характеризуется как источник музыки: «всех линий – таянье и пенье», «песня Ваших нежных плеч». На сцене оперного театра разыгрывается трагедия – столь же трагична и история любви в жизни героя, сидящего в зрительном зале. Сливаются воедино образы двух пар: театральных ролей, Хозе и Кармен, и реальных людей, поэта и его любимой. Заканчивается 6 стихотворение возвращением к топосу пасмурного весеннего Петербурга: «И март наносит мокрый снег».

Седьмое стихотворение вновь открывается петербургским топосом, в котором существует герой-поэт: «вербы – это весенняя таль». Но потом упоминаются ячменные поля, кричащие журавли, плетень, у которого герой ожидает любимую – несвойственные для городского пространства явления. Появляются и южные цветы: «розы – страшен мне цвет этих роз», и лирический герой уже терзается вопросом: «Это – сердце в плену у Кармен?» Образы петербургского художника и испанца Хозе опять соединяются воедино, а его «муза»-вдохновительница, хоть и обладает медного цвета волосами, слилась в сознании поэта с образом черноволосой цыганки.

В 8 стихотворении лирический герой оказывается в Петербурге, где сквозь «вешний трепет, и лепет, и шелест» слышит чарующую музыку. Носительницей ее является возлюбленная, вновь предстающая в образе Кармен. Она является поэту в «непробудных диких снах», наделяя их звучанием: «ты – как отзвук забытого гимна», «твоя одичалая прелесть – как гитара, как бубен весны». Кармен тоже находится в состоянии сна. В «сказочном сне» на зрит некую высшую мечту в блаженном краю, «синем, синем, певучем, певучем». В тиши этого рая герой-художник слышит песню своей любимой: «Дивный голос твой, низкий и странный, славит бурю цыганских страстей». Поэт и его «муза» встречаются в ином пространственном измерении – не в реальном, не в книжном или театральном, а во сне. Сложно определить, кто из них спит, а кто является другому в сновидении: кажется, будто лирический герой и его вдохновительница видят один общий сон.

В этом стихотворении и образ лирического героя, и образ его возлюбленной изображаютя Блоком при помощи характеристики «дикий». Судьба поэта – «черная и дикая», ему снятся «дикие сны». А Кармен наделена «одичалой прелестью». «Дикое» - это безначальное, стихийное, которое есть и в цыганке, и в самом лирическом герое. Именно Кармен помогает поэту снять покров тайны с бездны его духа. В статье «О назначении поэта» Блок утверждал, что приобщившись «к «родимому хаосу», к безначальной стихии, достигнув самых глубин своего духа, можно расслышать «чужеродный звук», который затем облекает в четкую форму слова и несет в мир поэт. В 9 стихотворении лирический герой обещает любимой: «Я буду петь тебя, я небу / Твой голос передам!» Поэт гармонизирует, возведет в мир вящий стихийное безначалие звуков, народную песню своей цыганской «музы». Как и Хозе, лирический герой не может быть вместе со свободолюбивой женщиной. И блоковский герой смиряется с тем, что в реальном мире им не суждено быть вместе: «О да, любовь вольна, как птица». Но он провозглашает: «Да, все равно – я твой!» И Кармен тоже будет с ним. «Неотступный лик» Кармен явится творцу во сне. Образ возлюбленной с ее «огневым станом», «хищной силой рук прекрасных» явится в преображенном виде в прекрасной песне поэта: «Ты встанешь бурною волною / В реке моих стихов». Лирический герой, в отличие от Хозе, не требует взаимности от любимой. Он лишь тихо уповает на то, что она «когда-нибудь, украдкой» помыслит о нем…

В 10 стихотворении вновь звучит мотив свободы: «Нет, никогда моей, и ты ничьей не будешь». Поэт признается, что свободолюбие Кармен – это то, «что так влекло сквозь бездну грустных лет». Но влекло не как мужчину к женщине, а как поэта к музе – свободной в «дикой» стихии духа. «Вот почему я – твой поклонник и поэт» - подчеркивает он. Появляется образ двух миров: «здесь» - мир реальный, где Кармен уготованы «страшная печать отверженности женской», и «там» - иное измерение, где «дикий сплав миров», «где часть души вселенской / Рыдает, исходя гармонией светил». В этом мире страсти перерождаются в гармонию звука, подобную «мировой музыке», «мировой гармонии», «гармонии сфер», которую создают движения космических светил.

В новелле Мериме образ Кармен статичен, это воплощение грубоватой чувственности. У Блока образ возлюбленной – Кармен представлен претерпевает трансформацию. Кармен – лик возлюбленной-современницы поэта. Если в начале цикла любимая лирического героя очень похожа на роковую соблазнительницу из книги Мериме, а сам он сопоставляется с Хозе, то к концу поэтического цикла Кармен преображается до образа возвышенного, лучезарного и парящего. Она утрачивает низменные черты, становясь музой героя, который уже однозначно позиционирует себя как поэт. Героиня-муза отрывается от бренной земли, и с высоты ее полета «этот мир» видится ей лишь как «красный облак дыма», где остались все ее земные чаяния, «где что-то жжет, поет, тревожит и горит». Все реальное (а вместе с ним и земной лик Кармен-соблазнительницы) сгорает. И в зареве полыхающего мира окаянного возрождается иная Кармен – вдохновительница («и в зареве его – твоя безумна младость»). Новая Кармен находится в особом состоянии духа. Она полностью освобождается от всего земного, от эмоций, тревог, переживаний, достигая высшего состояния абсолютного спокойствия. Героиня-муза возносится в мир красоты и гармонии: «все – музыка и свет». Там «нет счастья, нет измен». Звучит только величественная мелодия, в которую слились отзвуки дольнего мира, и слез, и смеха: «мелодией одной звучат печаль и радость».

Изменился и сам герой-поэт. Открыв безначальную музыкальную стихию в глубинах своего духа, он из хаоса «диких», беспорядочных звуков в процессе творчества создал прекрасную мелодию стиха. Сотворенный поэтом-артистом упорядоченный в своем звучании мир и есть пристанище обновленному духу Кармен. Но без самой Кармен поэт не смог бы изведать бездны своего духа, узреть в нем народное начало, а следовательно, и сотворить гармонию стихотворного строя, и стать подлинным художником.

Новелла Мериме заканчивается трагично. И если Кармен остается верной своей мятежной натуре до конца, то внутренний мир Хозе претерпевает значительную деградацию. Для Хозе любовь – великая созидательная сила – оборачивается разрушением. Загадочная цыганка так и осталась для Наварро непостижимой тайной, он чувствовал свою с ней непохожесть.

В лирическом цикле Блока все иначе. Лирический герой выступает не только в ипостаси Хозе, но и как представитель петербургской интеллигенции, творец мира культуры и гармонии. Блоковский герой сбрасывает маску испанца Хозе, и являет свой истинный лик поэта-созидателя. Он не встает на путь нравственной регрессии, напротив, духовно совершенствуется, открывая неведанные глубины своего внутреннего мира. Любовь его к Кармен не становится губительной, ибо оборачивается созиданием и творчеством. Хозе, не сумев покорить своей власти любимую женщину, убивает ее. Поэт же возводит свою музу на иной, надбытийный, метафизический уровень, где нет места земным чувствам.

Поэт и его вдохновительница способствуют духовному преображению друг друга, они вместе создают мировую гармонию. «Но я люблю тебя: я сам такой, Кармен» - говорит лирический герой о созвучии «родимого хаоса» звуков в их душах. Поэт сравнивает не Кармен с собой, а себя с Кармен – именно он, «такой», как она, в самой основе своего духа. Блоковские герои – совсем не чужие друг для друга. Поэтому если в начале цикла лирический герой сопоставлялся с Хозе, то в конце поэт уподобляется своей любимой, Кармен. Родство своих душ герои предчувствовали еще при первой встрече в театре: Кармен, «еще не угадав, не зная, не любя» лирического героя, провожает его странным взглядом. А когда спадают театральные маски Кармен - греховной красоты, и ревнивого Хозе-разбойника, пред нами предстают подлинные лики героев: Творца-поэта и его Музы-вдохновительницы, принадлежащих не «страшному» земному миру, а светлому миру искусства, осененного дивными звуками божественной музыки.

Литература

  1. Блок А. Стихотворения. Поэмы. Пьесы. – М., 2009.




Добавить документ в свой блог или на сайт

Похожие:

Образ лирического «я» в цикле А. Блока «Кармен» iconОбраз Незнакомки и его развитие в лирике Блока
Поэты не исключение. Например, для Блока образ Незнакомки был одним из ключевых. Но этот образ не стоял на месте – он развивался....

Образ лирического «я» в цикле А. Блока «Кармен» iconРазработка урока по литературе (10 класс) Тема: Личность и творческий...
Тема: Личность и творческий путь Блока. Основные мотивы и образы. Образ «страшного мира»

Образ лирического «я» в цикле А. Блока «Кармен» iconАнализ цикла А. Блока «На поле Куликовом»(1908) в этом цикле Блок...
Слово, обозначающее открытое пространство, называет не столько место боевых сражений, сколько душу человека (слово «поле» приобретает...

Образ лирического «я» в цикле А. Блока «Кармен» iconМифологический образ Федры в цикле М. Цветаевой «Федра»
Из стремления героини найти наиболее точное сопоставление возникает в стихотворении прием изоколона в виде нагнетания разного рода...

Образ лирического «я» в цикле А. Блока «Кармен» iconМетодические рекомендации к системе уроков литературы по теме «Образ...
Государственное бюджетное образовательное учреждение среднего профессионального образования

Образ лирического «я» в цикле А. Блока «Кармен» iconОбраз лирического героя в народных песнях и его типы кандидат филологических наук Раджабов Д. З
Доцент кафедры узбекской филологии Бухарского государственного университета, Узбекистан, Бухара

Образ лирического «я» в цикле А. Блока «Кармен» iconИдейно-художественное своеобразие поэмы А. Блока «Двенадцать»
Поэма «Двенадцать» ознаменовала новый этап в творчестве А. А. Блока. Написанная в первую зиму после октябрьского переворота, она...

Образ лирического «я» в цикле А. Блока «Кармен» iconИсследовательская работа на уроках литературы "Тема Родины в творчестве А. Блока", 11-й класс
Сегодня мы продолжим работу по творчеству А. Блока. Предлагаю вам побыть в роли исследователей и ответить на вопрос: “ А. Блок отпел...

Образ лирического «я» в цикле А. Блока «Кармен» iconРеферат на тему: «Жизнь и творчество А. А. Блока»
А. А. Блока более подробно обзнакомиться с поэзией серебряного века русской литературы

Образ лирического «я» в цикле А. Блока «Кармен» iconКонтрольная работа по творчеству А. Блока и С. Есенина
Назовите стихи А. Блока, в которых тема Родины раскрывается с исторической точки зрения



Образовательный материал



При копировании материала укажите ссылку © 2013
контакты
www.lit-yaz.ru
главная страница