Жанровое своеобразие «Азбуки», «Новой Азбуки» и «Русских книг для чтения» Л. Н толстого




Скачать 228.13 Kb.
НазваниеЖанровое своеобразие «Азбуки», «Новой Азбуки» и «Русских книг для чтения» Л. Н толстого
Дата публикации23.01.2015
Размер228.13 Kb.
ТипДокументы
www.lit-yaz.ru > Культура > Документы



Жанровое своеобразие «Азбуки», «Новой Азбуки» и «Русских книг для чтения» Л. Н Толстого.
В данной работе я рассматриваю проблему жанрового своеобразия творчества Толстого для детей 1870-х годов.

Данная проблема была исследована не достаточно полно в научной литературе, и зачастую исследователи обращаются только к некоторым её аспектам.

Рассматривая творчество Толстого для детей, С. П. Бычков [8], Н. Н. Арденс [6], С. П. Бурсов [7] в своих монографических работах о писателе прослеживают историю возникновения «Азбуки», более подробно рассматривают её состав, источники. Нужно отметить, что не все монографии по творчеству Толстого отражают какие-либо сведения о работе Толстого над «Азбукой»,чаще представлен материал о его педагогических статьях.

О педагогической деятельности Толстого пишут такие исследователи, как В.А Вейкшан [9], И. А. Каштанова [20], Н. П. Лощинин[12]. Так, например, Вейкшан выделяет взаимосвязь педагогических воззрений Толстого и жанрово-тематического построения «Азбуки». Лощинин, говоря, что вся работа Толстого по составлению «Азбуки» была направлена на улучшение методов воспитания детей и демократизацию языка, всё же умаляет её значение для Толстого в сравнении с «Анной Карениной». Перечисляя основные особенности педагогики Толстого, Вейкшан, указывает и на некоторые жанровые особенности «Азбуки».

В исследованиях Каштановой о Толстом дан более подробный анализ художественных особенностей произведений для детей, в них содержится значительный материал и о жанрах в творчестве Толстого указанного периода.

Некоторые исследователи обращают большее внимание на язык «Азбуки». В литературе, посвящённой изучению детских рассказов, говорится о новой манере повествования, о том, что Толстой создаёт в них особый стилистический метод, состоящий в предельной простоте, доступности и народности повествования.

В этой связи можно указать на работу М. А. Зондель [18], в которой, помимо общих сведений о языке произведений писателя, указываются и семантико-стилистические особенности его детских рассказов.

Обращение к данной проблеме обусловлено недостаточной и непоследовательной её изученностью в существующей литературе о Толстом. Я попытаюсь рассмотреть творчество Толстого для детей как в отношении жанрово-стилистического своеобразия, так и в свете педагогических воззрений писателя.

Цель курсовой работы: выявить особенности использования того или иного жанра в «Азбуке», «Новой Азбуке» и «Русских книгах для чтения» Л. Н. Толстого; определить причины обращения писателя к ним.

В ходе исследования ставятся следующие задачи:

  1. Перечислить жанры произведений в «Азбуке», «Новой Азбуке» и «Русских книгах для чтения».

  2. Указать на связь педагогических воззрений Толстого и предпочтения писателя в использовании различных жанров.

  3. Выявить источники, которые использует Толстой при составлении «Азбуки», «Новой Азбуки» и «Русских книг для чтения».

  4. Рассмотреть уровни, на которых писатель осуществлял трансформацию первоисточников, перечислить основные черты стиля произведений для детей.

5. Назвать основные темы, отражённые в данных произведениях Толстого.
Метод исследования: историко-функциональный.

Материал исследования: произведения, вошедшие в «Азбуку», «Новую Азбуку» и «Русские книги для чтения».
Толстой на протяжении всей своей жизни обращался к вопросу о назначении литературы и искусства, однако усиление внимания к воспитательной роли литературы проявляется у Толстого в конце 1850-1870-х годах.

В это время он отдаёт много сил основанной им в Ясной Поляне школе для крестьянских детей, изучает постановку педагогического дела в России и за границей, начинает издавать педагогический журнал «Ясная Поляна».

Как отмечают исследователи, «Азбука»(1871-72гг.), «Новая Азбука» (1874-1875гг.) и «Русские книги для чтения» явились итогом его яснополянской художественно-педагогической деятельности 1860-х годов.

Для того чтобы определить особенности произведений, вошедших в сборники Толстого для детей, выделим некоторые педагогические воззрения писателя.

Толстой полагал, что для успешного учебного процесса нужно использовать богатый практический материал, понятный ребёнку, и добавлял, что «фантастичность и капризность постройки»1 в детском творчестве должны отсутствовать. Дети ещё не могут осознать условность художественного произведения: присутствие автора, сложность композиции, различное смысловое прочтение,- поэтому важным свойством детской литературы писатель считал простоту. Отсюда тематическое разнообразие его произведений для детей, но - простота сюжетно-композиционного построения и предельно лаконичный язык.

Огромную роль в обучении писатель отдавал эмоциям, которые обогащают психику детей, способствуют развитию их творчества, а главное – заставляют глубоко переживать. Толстой отмечал одну характерную особенность детского восприятия – их тяготение к героическому. Интерес к необычному, желание выйти за рамки обыденного и в то же время найти соответствие ему в реальной жизни, неосознанное ещё стремление к идеалу, воплощающему прежде всего силу, красоту и добро, - всё это находит утоление в чтении памятников древней литературы. Поэтому произведения, включённые в «Азбуку», отличаются ярким, динамичным действием, необычными ситуациями и обязательным утверждением преимущества доброго начала над злым.

Исходя из опыта изучения специфики детского чтения, Толстой пришел к убеждению, что это сложный и многогранный процесс освоения смыслового и образного богатства произведения, и, чтобы чтение принесло радость, оно должно быть понятным, то есть написанном на понятном языке. Он подчёркивал, что детям особенно нравятся произведения народного творчества, которое было для крестьянских детей такой же непосредственной средой, как и природа, крестьянский быт. Поэтому главным источником в работе над языком стала народная литература. В письме Страхову от 3 марта 1872 г. он писал: «Если будет когда-нибудь достоинство в статьях азбуки, то оно будет заключаться в простоте и ясности рисунка и штриха, то есть языка…»1

Многое было сказано Толстым о языке «Азбуки» и о проделанной над ним работе. В письме А.А.Толстой (январь 1873 г.) он писал: «Я же положил на неё труда и любви больше, чем на всё, что я делал, и знаю, что это одно дело моей жизни важное».2 Чувством неоценённости собственного труда наполнены слова, обращённые к М.Н.Каткову: «Об одобрении я не говорю – гречневая каша сама себя хвалит, так и моя Азбука. Такой Азбуки не было и нет не только в России, но и нигде! И каждая страничка её стоила мне и больше труда и имеет больше значения, чем все те писания, за которые так незаслуженно хвалят».3

Чернышевский Н.Г., отрицательно относясь к педагогическим новшествам Толстого, признавал достоинства языка произведений писателя. Свою обличительную статью он закончил кратким утверждением: «А язык рассказов очень хорош». 4

Толстой всегда высоко оценивал значение собственного творения. Несмотря на то, что «Азбука» при своём появлении подверглась необычайным нападкам со стороны критики, Толстой не отрёкся от неё и продолжал утверждать её значимость для будущих поколений: «Пишу я эти последние года азбуку и теперь печатаю. Рассказывать, что для меня такое этот труд многих лет – азбука, очень трудно… Гордые мечты мои об этой азбуке вот какие: по этой азбуке будут учиться два поколения русских всех детей… написав эту Азбуку, мне можно будет спокойно умереть.»1

Или: «Азбука не идёт, и её разбранили в «Петербургских ведомостях»; но меня почти не интересует, я так уверен, что я памятник воздвиг этой Азбукой»2.

«Азбука» Толстого перерабатывала и синтезировала элементы, заимствованные в некоторой части из разных учебных книг (элементы собственно азбуки имелись в книгах П. Бенедиктова, А. Дараган и др.). Басни Эзопа и произведения русского фольклора, западного и восточного эпоса были использованы в качестве материала для чтения в книгах Ушинского, Баснетова, Паульсона, Кирпичникова и других. Между тем все эти элементы были настолько творчески переработаны Толстым, что его «Азбука» по своему разнообразию содержания и наглядности далеко превзошла все существовавшие до неё азбуки и хрестоматии для детского чтения.

Обратимся к источникам «Азбуки» и «Новых книг для чтения».

Как мы уже отметили, материалом для детских книжек Толстого послужило устное русское народное творчество. Зайденшнур подчёркивал, что «привлечение фольклорных произведений - это не внешний приём для Толстого… Толстой органически связан с русским крестьянством и его искусством»3. Сам Толстой писал Е. В. Львову в 1876 г.: «Я воевал с немецкой педагогией именно потому, что я большую часть жизни посвятил не это дело, что я знаю, как думает народ и народный ребёнок, и знаю, как говорить с ним; и это знание не слетело мне с неба от того, что у меня талант (самое глупое, бессмысленное слово), а от того, что я и любовью и трудом приобрёл это знание. Рассказы, басни, написанные в книжках, есть просеянное из в 20 раз большего количества приготовленных рассказов, и каждый из них был переделыван по 10 раз и стоил мне большего труда, чем какое бы ни было место из всех моих писаний. Ещё больше трудов мне стоила Азбука»4.

Для создания «Азбуки» Толстым были переработаны следующие жанровые образования русского фольклора:

а) былины («Вольга-богатырь», «Петр I и мужик», «Сухман», «Микула Селянинович»);

б) сказки («Липунюшка», «Три медведя», «Волк и мужик»);

в) пословицы («Волк съел овцу…», «Был у дурака нож очень хорош…», «Мужик стал спускать воз под гору…»);

г) поговорки («Два рыбака тянули дело…»);

д) предания («Волга и Вазуза», «Шат и Дон», «Судома»);

е) народные анекдоты («Был один глупый мужик…», «Как мужик гусей дели…»).

Огромный пласт произведений, включённых в сборники для детей, составляли переводные басни, прежде всего Эзопа и Лафантена («Осёл в львиной шкуре», «Олень и ланчук», «Стало мышам плохо жить от кота…», «Пришли неприятельски солдаты в чужие земли…»).

Часто встречаются переработанные восточные сказки во французском переводе («Два брата», «Царь и сокол», «Строгое наказание» и др.), индийские сказки и басни («Ноша», «Шакалы и слон»), арабские («Пропал у богатого купца кошелёк с деньгами…»). Помимо этого Толстой ссылается на Бессона, Даля, Андерсена, Братьев Гримм, Гюго, Геродота, на составителя хрестоматии Перевлесского и др.

В целом же, подбирая материалы для «Азбуки» и книг для чтения, Толстой руководствовался главным образом критерием простоты, ясности и художественности. В письме к Н. Н. Страхову (29 сентября 1872г.) он признаётся, что «длинное и скучноватое» житие Иосифа Волоколамского он наметил к помещению в «Азбуке» только потому, что в нём имеются «места наивно-художественные – прелестные». Даже из естественных наук Толстой выбирал то, «что ясно и красиво», и когда ему казалось недостаточно ясно и красиво, он «старался выразить по-своему»1.

Среди различных произведений в сборниках Толстого большое место принадлежит басням. Восхищаясь языком басен Эзопа, Толстой писал А. А. Фету (1-6 января 1871 г.) : «…Ради бога, объясните мне, почему никто не знает басен Эзопа, ни даже прелестного Ксенофонта, не говорю уже о Платоне, Гомере, которые мне предстоят»2. Толстой делает басни Эзопа достоянием детей и в переработанном виде включает в «Русские книги для чтения». Нужно отметить, что степень переработки варьировалась у Толстого от практически дословного переложения с греческого на русский язык до сжатого, вольного перевода или переделки какого-либо эпизода из переводной басни. В результате, доступные по содержанию, они воспринимаются как оригинальные произведения писателя и превосходят другие переводы этих басен сжатостью и конкретностью изложения, простотой языка.

И. А. Каштанова в своей работе [20] сравнивает басню Эзопа «Земледелец и дети его» в переводах И. Мартынова и Л. Н. Толстого.

Перевод И. Мартынова: «Земледелец, оканчивая жизнь свою и желая детей приохотить к земледелию, призвавши их к себе, сказал: дети мои, я оставляю жизнь; вы же поискавши, всё найдёте, что в виноградном саду моём спрятано»3.

Перевод Л. Н. Толстого: «Хотел садовник сыновей приучить к садовому делу. Когда он стал умирать, позвал их и сказал: «Вот, дети, когда я умру, вы в виноградном саду поищите, что там спрятано»4.

Изложение в басне Толстого более образно и доступно для детей. Этому способствует устранение деепричастных оборотов, употребление общенародных выражений (в отличие от нарочито возвышенной лексики Мартынова), приём инверсии.

В процессе работы писатель стремился к ясному выражению основной мысли, к усилению эмоциональной стороны (например, басня «Осёл и лошадь»).

Отличительной особенностью басен Толстого является отсутствие в них назидательного морализования. Басня заканчивается не поучением, а очень яркой картиной «получения по заслугам». «Осёл в львиной шкуре»: «Осёл надел львиную шкуру, и все думали – лев. Побежал народ и скотина. Подул ветер, шкура распахнулась, и стало видно осла. Сбежался народ: исколотили осла»1.

Окончание басни у Толстого очень часто связано с определённым типом наказания. Это может быть картина смерти («Перепёлка и перепелята», «Волк и луг»), ситуация раздора («Топор и пила», «Осёл в львиной шкуре»). Приём, используемый в баснях, переносится Толстым и в рассказ, где функцию поучения также несут концовки, связанные с гибелью любимого существа, ссорой, слезами ребёнка.

Большую работу проводил Толстой, заменяя в переводных баснях мало известные крестьянскому ребёнку предметы пищи, быта хорошо знакомыми.

Таким образом, главными чертами басни Толстого становились сжатость, отсутствие морали и ярко представленные картины русского крестьянского быта.

Далее в нашей работе рассмотрим жанр рассказа, который также ощущал на себе влияние народного языка.

Разнообразна тематика рассказов «Азбуки» и «Русских книг для чтения». Если рассмотреть научно-популярные рассказы Толстого, то можно выделить, прежде всего исторические («Ермак», «Основание Рима»), географические («Колумб») и естественно-научные темы («Отчего бывает ветер?», «Для чего ветер?», «Тепло I» (II, III), «Газы»).

На примере рассказа «Ермак», который Толстой определяет как историю, тем самым указывая на масштабность значения описываемого, можно проследить некоторые особенности его исторических рассказов.

Толстой использует прямую речь, отказываясь от диалога. Например: «Строгановы написали царю письмо: «Отдай нам эту землю, а мы сами по ней городки построим…» Царь согласился и отдал им землю»2. Употребление в начале предложения союза «и», а также отчётливое повторение некоторых действий («Ермак и говорит…») указывают на то, что рассказ построен в сказовой манере, и приближают его к преданию. «Для того, чтобы сделать историю популярною, нужно не внешность художественную, а нужно олицетворять исторические явления, как это делают иногда предания, иногда сама жизнь, иногда великие мыслители и художники,» - пишет Толстой, рассуждая об особенностях восприятия исторического материала. И далее: «Все эти лица и события интересны для учащегося не по мере их значения в истории, а по мере художественности склада их деятельности, по мере художественности обработки её историком, и большею частью не историком, а народным преданием»1.

Увлекательная форма изложения научных сведений, исключение отвлечённых описаний и выводов приближают очерки Л. Н. Толстого к художественным рассказам. Толстой не описывает, а показывает признаки предмета, приводит примеры, подтверждающие мысль. Эти произведения отличаются и большой наглядностью, которая может передаваться при помощи прямых указаний на действие, обращения к читателю («Осязание и зрение»).

Как особый вид научно-популярного рассказа у Толстого можно выделить рассуждение и описание. Рассуждение построено в форме вопросов и ответов («Отчего…?» - «Оттого что…» и др.). Отличительной чертой рассуждений является и наличие контрастирующих примеров, которые помогают точнее раскрыть смысл явления: «Если винт не входит в гайку, то погреть гайку, и винт взойдёт. А если винт слаб, то нагреть винт, и он будет туг»2. [Тепло] Описание также имеет некоторые особенности. Возьмём любые два произведения подобного рода.

«Море широко и глубоко; конца морю не видно. В море солнце встаёт и в море садится. Дна моря никто не достал и не знает. Когда ветра нет, море сине; когда подует ветер, море всколыхается и станет неровно»3. [Море]

«Зайцы по ночам кормятся. Зимой зайцы лесные кормятся корою деревьев, зайцы полевые – озимями и травой… За ночь зайцы прокладывают по снегу глубокий, видный след»4. [Зайцы]

Нетрудно заметить, что в описании Толстой использует распространенный в фольклоре приём «ключевого слова». Ритмика текста схожа с ритмикой русского народного эпоса. Таким образом, и описание, и рассуждение, принадлежа к научному стилю, у Толстого подчиняются законам построения фольклорного произведения.

И в научно-популярных очерках Толстой - прежде всего художник. Наверное, поэтому достаточно трудно определить границу между научно-популярными статьями и научно-художественными рассказами.

Исследователям не раз замечалось, что в качестве материала для «Азбуки» Толстой использует пословицы и поговорки. Они становятся основой рассказов-миниатюр. Использовать пословицы в качестве сюжетов для рассказов из народной жизни было давнишней мечтой Толстого. Ещё в 1862 г. в своей статье «Кому у кого учиться писать…» он говорил: «Давно уже чтения сборника пословиц Снегирёва составляет для меня одно из любимых – не занятий, но наслаждений. На каждую пословицу мне представляются лица из народа и их столкновения в смысле пословицы. В числе неосуществимых мечтаний мне всегда представляется ряд не то повестей, не то картин, написанных на пословицы»1. Пословицы и поговорки, сопровождающие детей в повседневной жизни, могли в чётких, ярких, а главное, понятных, образах показать народную жизнь. Рассказы-миниатюры стали новым видом рассказов, который использовал только Толстой.

Толстой создаёт и высокохудожественные образцы анималистических детских рассказов, являясь их основоположником.

Эмоциональность и реалистичность изображения животного, драматизм действия, отсутствие назидательной морали и искусственных ситуаций, простой и образный язык отличают рассказы Л. Н. Толстого от первоисточников («Пожарные собаки», «Лев и собачка», «Бешеная собака» и др.). Толстой вводит в анималистический рассказ новый приём: он не стремится очеловечить своих героев, но, изображая поведение этого героя, вводя комментарии рассказчика, Толстой мотивирует поведение животного своеобразно его инстинктам и повадкам. Благодаря этому внутренний мир животного открывается с другой стороны. Во-первых, герой показан более реалистично, что сближает эти рассказы с действительностью (в отличие от басен, где главный центр – аллегория). Во-вторых, читатель имеет возможность посмотреть на мир глазами животного, что являет собой познавательное значение.

Нужно отметить, что Толстой создаёт рассказы о животных на основе своих личных наблюдений («Русак», «Охота пуще неволи», «Булька», «Булька и кабан», «Мильтон и Булька» и др.). Короткие рассказы Толстого о животных, которые он называет былью, как бы выхвачены из действительности. Писатель в них не фотографировал, а художественно воспроизводил облики любимых животных. Этому способствовали повторяющиеся, часто контрастирующие детали в обрисовке их внешности, броские и как бы осязаемые эпитеты, изображение повадок, соответственно биологическим особенностям животных. «У всех мордашек нижняя челюсть длиннее верхней, и верхние зубы часто заходят за нижние; но у Бульки нижняя челюсть так выдавалась вперед, что палец можно было заложить между нижними и верхними зубами. …Когда он, бывало, уцепится за что-нибудь, то стиснет зубы и повиснет, как тряпка, и его, как клещука, нельзя никак оторвать»2.

В рассказах о животных Толстой рисует русскую и кавказскую природу, бытовые жизненные картины.

Оригинальная форма рассказа представлена такими произведениями, как «Сан-готардская собака», «Магнит». Их особенность заключается в том, что в них органично соединяется описание и предание, описание и собственно рассказ. Толстой понимал, что такая форма позволяет детям легче усваивать научный материал. В результате появился совершенно новый вид рассказа, соединивший в себе фольклорную форму и естественно-научные сведения. Принцип подобного соединения различных жанров используется писателем и в других случаях. Так, некоторые рассказы включают в себя не только повествование о каком-либо событии, но и краткие сведения познавательного значения («Булька и кабан», «Черепаха»).

Рассказ у Толстого может подчиняться и законам сказки. Рассмотрев рассказ-быль «Филиппок», можно обнаружить в нём следующие элементы волшебной сказки:

1. зачин («Был мальчик…»);

2. наличие запрета («мать оставила его дома»);

3. нарушение запрета (пошёл в школу);

4. наличие помощников (мужик, отогнавший собак; баба с ведром, приободрившая мальчика);

5. испытание (чтение своего имени);

6. счастливый конец.

Следует отметить, что в сюжетных рассказах Толстого, особенно для детей младшего возраста, почти отсутствуют такие изобразительные средства языка, как эпитеты, сравнения, метафоры. Толстой сознательно избегает их, считая, что они замедляют темп повествования, затрудняют восприятие детьми содержания произведения. Исключительная композиционная прозрачность рассказов (равно как и басен) Толстого, сюжетная напряжённость, образность языка исключают необходимость метафорического изображения в них.

Рассмотрим функционирование в «Азбуке», «Новой азбуке», « Русских книгах для чтения» жанра сказки.

Издавна сказки создавались как поучение в развлекательной форме. Все они «пронизаны одной мыслью: мир и радость даются не даром. Это – сердцевина нравственности сказки…счастье висит на ниточке запрета, радость обусловлена отказом»1. В этом заключается их главная черта.

Сказочное мироощущение, вера в сказочные идеалы добра и справедливости всегда были присущи Толстому, какие бы сложные, много проблемные, реалистические произведения он ни создавал. Основываясь на народных сюжетах, писатель создаёт самобытные произведения, близкие по языку к фольклорным.

В «Русские книги для чтения» Толстой включает сказки о животных («Волк и мужик»), социально-бытовые («Праведный судья», «Царское новое платье»), сказки географического характера («Шат и Дон», «Волга и Вазуза»), волшебные сказки («Мальчик с пальчик», «Уж»). Наиболее близкими к русской фольклорной сказке у Толстого являются сказки на социально-бытовые темы. Здесь достаточно сложно найти отступления от традиций и в идейно-тематическом плане, и в стилевом. В центре сюжета - один эпизод, действие развивается быстро, отсутствуют повторения эпизодов. В социально-бытовых сказках развит комизм; основную функцию раскрытия характеров несёт диалог. Несмотря на то, что, как мы уже видели, многие рассказы и басни Толстого оканчиваются драматично, в социально-бытовых сказках писатель следует канону. Поэтому они завершаются осмеянием отрицательного героя, торжеством справедливости и т. п.

Однако уже в других разновидностях сказки прослеживается отход Толстого от привычных для русского устного народного творчества средств и способов изображения. Так, например, волшебные сказки имеют большую социальную окраску. Темы социальной несправедливости и социального наказания представлены в сказке «Мальчик с пальчик». Здесь снижена острота социальной сатиры, которая даёт о себе знать в социально-бытовых сказках, но конфликт помещика и крестьянина всё же остаётся на переднем плане.

Переработка Л. Н. Толстым русских, а также сказок других народов сводилась к сокращению в них описательных подробностей, приближению их содержания к русской действительности, к предельной простоте и образности изложения («Царское новое платье»).

Создавая сказки для детей, Л. Н. Толстой утверждает творческие приемы (троекратное повторение, контрастность изображения, драматизация действия, сочетание реалистического и фантастического начал), помогающие маленькому читателю усваивать подробности сложного действия, понимать литературные произведения, включающие фантастику («Три медведя»).

Интересно, что в основу сказки географического характера были положены народные топономические предания.

«Шат и Дон», «Волга и Вазуза», «Судома» и в переработке Толстого напоминают скорее сказание, а не сказку: точное указание места, различных подробностей, приём олицетворения. Типичен для сказки только зачин : «У старика Ивана было два сына…» («Шат и Дон»), «Были две сестры...» ( «Волга и Вазуза»). Со сказкой топонимические предания сближает большая фантастичность (в отличие от исторических преданий, где фантастике отводится незначительная роль). Видимо, на этом основании Толстой дал им такое жанровое определение, как сказка. Тем не менее мы можем сказать, что в своей «Азбуке» Толстой использует и такую жанровую форму, как предание.

Толстой относил народные былины к лучшим художественным образцам произведений, которые «будут читать пока будет русский язык»1. «Я заметил, - пишет Толстой, - что дети имеют более охоты, чем взрослые, к чтению такого рода книг; они перечитывают их по нескольку раз, заучивают наизусть, с наслаждением уносят на дом и в играх и в разговорах дают друг другу прозвища из древних былин и песен»2. Делая содержание и образы былин ближе крестьянским детям, он в качественно иной форме преподносит детям накопленный русским народом героический эпос: «Святогор - богатырь», «Сухман», «Вольга – богатырь», «Микулушка Селянинович». Опять же Толстой называет их не собственно былинами: в сборник эти произведения попали с пометой стихи-сказка.

Гиперболизация, контрастность, оценочность – принципы, определяющие стилистические выразительно-изобразительные средства былин Толстого. Структурообразующие элементы – зачин, повторы, лейтмотивы, концовка – также присущи произведениям писателя. Однако стихи-сказки Толстого рассказывают не столько об отважных подвигах героев, сколько о силе и мудрости русского человека, его готовности постоять за русскую землю. Прослеживается противопоставление физической мощи богатыря и простого мужика-пахаря, который оказывается сильнее национального героя («Микулушка Селянинович», «Святогор – богатырь»); обличение царя, не способного оценить подвиги своего дружинника («Сухман»). Все былины объединяет пафос защиты родины, идея любви к родной земле. Именно жанр былины позволил Толстому в доступной для детей форме выразить важнейшую мысль русской литературы всех времён, а именно – неугасаемый патриотизм и величие русского народа.

Особняком среди перечисленных произведений стоит «Кавказский пленник», который можно определить как рассказ и как повесть. Он также имеет схожие с фольклорными произведениями структурные особенности (зачин, повторы, «сцепляющие» предложения ключевые слова и др.), поэтому подробно останавливаться на нём мы не будем.

Сделаем общие выводы об особенностях стиля произведений Толстого для детей.

М.А.Зондель в своей работе [18] раскрывает способы и средства создания языка детских рассказов Толстого. Перечислим некоторые моменты из данной работы и добавим свои наблюдения.

Итак, как стилеобразующие средства в произведениях Толстого Зондель выделяет следующие:

  1. Употребление в функции глаголов «спросить – ответить» одного, всё время повторяющегося глагола «сказать» («говорить» ). В народных сказках также широко используется такое введение чужой речи.

  2. Повтор слова в тексте также является средством сцепления предложений внутри абзаца, выступая как опорный элемент в его структуре.

  3. Отбор лексики состоит в преимущественном употреблении слов, ограниченных грамматических классов (обычно это те лексемы, которые в частотных словарях имеют очень высокий показатель).

  4. Единоначатие, которым определяется основа сюжета, расстановка сил или осуществляется основа экспозиции. Типичность данного приёма можно подтвердить сказкой «Уж», в которой 9 абзацев подряд начинаются словом «мать»; рассказом «Ермак» и др.

  5. Небольшой набор лексем прилагательных.

  6. Относительно большая доля употребления притяжательных прилагательных.

  7. Неупотребление форм субъективной оценки (встречаются только в речи действующих лиц, где они имеют характерологическую роль).

  8. Частое употребление вместо стилистически нейтрального слова – слово просторечного.

Все отмеченные особенности – опорные элементы стилистики фольклорных произведений.

Художественные приёмы, заимствованные Толстым из опыта детской литературы:

  1. Повествование в произведениях Толстого для детей часто ведётся от 1 лица («Клопы», «Шелковичный червь», «Охота пуще неволи», «Солдаткино житьё», «Как дядя рассказывал про то, как он ездил верхом» и др.).

  2. Главными героями зачастую являются сами дети.

  3. Используется приём противопоставления, контраста.


Итак, можно выделить некоторые особенности жанрового построения сборников Толстого для детей.

Толстым широко используется устное творчество как русского, так и других народов (сказки, былины, пословицы, поговорки, басни и др.) Многочисленные пробы на понимание книг, имевшихся в распоряжении Толстого, привели его к фольклору как искусству, наиболее понятному и живо воспринимаемому крестьянскими детьми.

Произведения, не относящиеся к фольклору, в переработке Толстого также имели черты русского устного народного творчества. Этому, как мы видели, способствовал «народный» язык, который мы вправе назвать литературным, и соединение фольклорных и собственно литературных жанров. В нашей работе уже было указано на использование Толстым такой контаминированной формы, как «описание и предание». Жилина [16], исследуя сказку «Золотоволосая царевна» Чижова в переделке Толстого, показывает, что писатель прибегал к соединению поэтического и научно-познавательного материала. В пределах жанра сказки Толстой сумел развернуть научное повествование с присущими ему особенностями (точность, фактографичность и др.).

Соединяя религиозно-нравственные идеалы и христианские образы с различными сказочными средствами, писатель создал и оригинальную форму рассказа, которую он в дальнейшем использовал при написании своих народных рассказов («Бог правду видит, да не скоро скажет», «Филипок», «Как мальчик рассказывал о том, как он перестал бояться слепых нищих» и др.)

Жанровое разнообразие произведений Толстого для детей определяло и их прямое назначение. «Азбука» и «Русские книги для чтения» призваны были показать ребёнку мир во всей его многогранности, научить его. Поэтому так разнообразна и тематика сборников Толстого. Толстой рисует неорганический мир («Газы», «Тепло»), мир животных и растений («Как волки учат своих детей», «Яблони»), мир человеческих отношений («Индеец и англичанин», «Два купца»). Все их объединяет высокое нравственное начало, проповедуемое Толстым в течение всей его жизни.

Итак, мы можем сделать вывод. С одной стороны, обращаясь к известным народным жанрам, Толстой является «традиционалистом»1. Сомневаясь в определении жанра «Войны и мира», в детских рассказах Толстой каждый текст сопровождал жанровым подзаголовком. Но, с другой стороны, те педагогические задачи, которые ставил перед собой писатель при создании «Азбуки», «Новой Азбуки» и «Русских книг для чтения», определили и самобытный характер всех жанровых форм, используемых им. При этом жанровое своеобразии произведений не было для детей преградой к постижению их поэтического смысла, а помогало в разнообразных формах увидеть окружающий мир.

Список литературы:

  1. Источники:

  1. Толстой Л. Н. Полн. собр. соч. В 90 т. Т. 8. / Л. Н. Толстой. – М.: ГИХЛ, 1931.

  2. Толстой Л. Н. Полн. собр. соч. В 90 т. Т.21. / Л. Н. Толстой. – М.: ГИХЛ, 1931.

  3. Толстой Л. Н. Полн. собр. соч. В 90 т. Т. 22. / Л. Н. Толстой. – М.: ГИХЛ, 1931.

  4. Толстой Л. Н. Полн. собр. соч. В 90 т. Т. 61. / Л. Н. Толстой. – М.: ГИХЛ, 1931.

  5. Толстой Л. Н. Полн. собр. соч. В 90 т. Т. 62. / Л. Н. Толстой. – М.: ГИХЛ, 1931.

  1. Теоретическая литература.

  1. Арденс. Н. Н. Творческий путь Л. Н. Толстого / Н.Н. Арденс. – М. : Пушкин. Дом, 1962. - 678с.

  2. Бурсов Б.И.Идейные искания и творческий метод Л.Н.Толстого /Б.И.Бурсов. – М.:ГИХЛ, 1960. – 408 с.

  3. Бычков С. П. Л. Н. Толстой. Очерк творчества. / С. П. Бычков. – М. : ГИХЛ, 1954. -480 с.

  4. Вейкшан В. А. Л. Н. Толстой о воспитании и обучении / В. А. Вейкшан. – М.: Изд-во Пед. Наук СССР, 1953.-144 с.

  5. Ищук Г. Н. Социальная природа литературы и искусства в понимании Л. Н. Толстого / Г. Н. Ищук. – Калинин : Калинин. гос. ун-т, 1972.- 273 с.

  6. Ищук Г. Н. Лев Толстой. Диалог с читателем / Г. Н. Ищук – М.: Книга, 1984.-191 с.

  7. Лощинин Н. П. Л. Н. Толстой – великий русский писатель / Н. П. Лощинин. – Тула: Областное книжное изд-во, 1953. -63 с.

  8. Тюриков И. П. Л. Н. Толстой о специфике детского восприятия художественной литературы / И. П. Тюриков // Проблемы детской

литературы : межвуз. сб. – Петрозаводск, 1989.-С. 5-13

  1. Честертон Г. Волшебные сказки / Г. Честертон // Детская литература.-1968. - № 5.-С. 30-32.




  1. Научно-критическая литература:

  1. Громов В. А. Рассказ «Филипок» в контексте «Новой Азбуки» / В. А. Громов // Яснополянский сб. ст.- Тула, 2000.-С. 45-46.

  2. Жилина С. История одной сказки / С. Жилина // Толстой – художник: сб. ст. – М., 1961.-С. 207-219.

  3. Зайденшнур Э. Е. Народная песня и пословица в творчестве Л. Н. Толстого / Э. Е. Зайденшнур // Л. Н. Толстой: сб. ст. – М., 1951. – С. 511-576.

  4. Зондель М. А. Семантико-стилистические особенности детских рассказов Л. Н. Толстого /М. А. Зондель // Проблемы языка и стиля. Л. Н. Толстой: респ. сб. ст. – Тула, 1977.- С. 105-111.

  5. Каштанова И. А. «Детские рассказы» Л. Н. Толстого / И. А. Каштанова //Народное образование.-1963. -№9.-С. 93-95.

  6. Каштанова И. А. Мастерство Л. Н. Толстого как писателя для детей /И. А. Каштанова. – М……… 1964. – 21 с

  7. . Чернец Л. В. «Гений…даёт искусству правила» ( О художественных открытиях Л. Н. Толстого) /Л. В. Чернец // …-..-№..-С. …

  8. Чернышевский Н. Г. Ясная Поляна. Школа… / Н.Г. Чернышевский // Л. Н. Толстой в русской критике: сб. ст. – М., 1960.-С. 105-123.

  1. Справочная литература:

  1. Л. Н Гусев Н. Н. Летопись жизни и творчества. Толстого (1828-1890) / Н. Н. Гусев. – М. :ГИХЛ, 1958.-836 с.

  2. Краткая литературная энциклопедия : в 9 т.-М. : Сов. энциклопедия 1962-1978, т. 3.

  3. Литературная энциклопедия: в 11 т. М. : Изд-во Коммунист. Акад., 1921 -1939, т. 11.

  4. Литературный энциклопедический словарь / под общ. ред. – В. М. Кожевникова, П. А. Николаева. – М. : Сов. энцикл., 1987. -750 с.

  5. Литературная энциклопедия терминов и понятий / Под ред. А. Н. Николюкина. Институт научной информации по общественным наукам РАН.- М. : НПК «Интелвак», 2003. - 1600 стб.



1 Толстой Л.Н. Собр. соч., Т.1.С.59.

1 Толстой Л. Н. Собр. соч., Т. 61. С. 274.

2 Толстой Л. Н. Собр. соч., Т. 62. С. 9.

3Там же. С. 185.

4 Чернышевский Н. Г. Ясная Поляна. Школа… С. 123.

1 Толстой Л. Н. Собр. соч., Т. 61. С.269.

2 Там же. С. 349.

3 Зайденшнур Э. Е. Народная песня и пословица в творчестве Л. Н. Толстого. С. 576.

4 Толстой Л. Н. Собр. соч., Т. 62. С. 250.

1 Толстой Л. Н. Собр. соч., Т. 61. С.331-332.

2 Там же. С. 247.

3 Каштанова И. А. Мастерство Л. Н. Толстого как писателя для детей. С. 15.

4 Толстой Л. Н. Собр. соч., Т. 21. С. 155.

1 Толтой .

2 толстой

1 Толстой Л. Н. Собр. соч., Т. 8. С. 106.

2 Толстой

3 Толстой

4 Толстой

1 Толстой Л. Н. Собр. соч. Т. 8. С. 301.

2 Толстой Л. Н. Собр. соч., Т. 21. С. 233.

1 Честертон Г. Волшебные сказки. С. 30.

1 Толстой Л. Н. Собр. соч., Т. 61. С. 278.

2 Толстой Л. Н. Собр. соч., Т. 8. С. 61.

1 Чернец Л.В. С.12.


Добавить документ в свой блог или на сайт

Похожие:

Жанровое своеобразие «Азбуки», «Новой Азбуки» и «Русских книг для чтения» Л. Н толстого icon2 Рассказать учащимся о создателях славянской азбуки и о создании славянской азбуки
Красочно оформить буквы славянской азбуки (Кириллицы) и буквы современного алфавита

Жанровое своеобразие «Азбуки», «Новой Азбуки» и «Русских книг для чтения» Л. Н толстого iconИстория русского алфавита от азбуки до алфавита
Знакомство учащихся с историей возникновения славянской письменности, с особенностями славянской азбуки

Жанровое своеобразие «Азбуки», «Новой Азбуки» и «Русских книг для чтения» Л. Н толстого icon«Былины»
Знакомство со структурой учебника. Своеобразие курса. Литературные роды. Жанр и жанровое своеобразие. Личность

Жанровое своеобразие «Азбуки», «Новой Азбуки» и «Русских книг для чтения» Л. Н толстого iconЧто такое «Азбуки» Льва Толстого?
«Азбука» своеобразная энциклопедия народной жизни и одновременно окно в особый детский мир, созданный писателем; она носит ярко выраженный...

Жанровое своеобразие «Азбуки», «Новой Азбуки» и «Русских книг для чтения» Л. Н толстого iconО проведении муниципального этапа X республиканской научно-практической...
Институт развития образования рт (ул. Большая Красная, д 68), это дом, в котором жил великий писатель. Для педагогической общественности...

Жанровое своеобразие «Азбуки», «Новой Азбуки» и «Русских книг для чтения» Л. Н толстого iconПоложение о VIII республиканской научно-практической конференции...
Институт развития образования рт (ул. Большая Красная, д. 68), это дом, в котором жил великий писатель; для педагогической общественности...

Жанровое своеобразие «Азбуки», «Новой Азбуки» и «Русских книг для чтения» Л. Н толстого iconИсследовательская работа по истории, литературе, русскому языку,...
В 2013 году исполняется 1150 лет славянской азбуке. На родине создателей славянской азбуки святых братьев Кирилла и Мефодия — в городе...

Жанровое своеобразие «Азбуки», «Новой Азбуки» и «Русских книг для чтения» Л. Н толстого iconАлла акбер написал знаками русской азбуки кириллицы Ходжа Июсуф Хоросани. Что за чудеса?
Иса – рух аллах, алейхи салам. Алла акбер – написал знаками русской азбуки – кириллицы Ходжа Июсуф Хоросани. Что за чудеса? – удивится...

Жанровое своеобразие «Азбуки», «Новой Азбуки» и «Русских книг для чтения» Л. Н толстого iconДомашнее задание (3-я группа) Прочти стихотворение из «Азбуки» С....
Прочти стихотворение из «Азбуки» С. Маршака. На обороте нарисуй картинку к этому стихотворению и всё подпиши

Жанровое своеобразие «Азбуки», «Новой Азбуки» и «Русских книг для чтения» Л. Н толстого iconДомашнее задание (3-я группа) Прочти стихотворение из «Азбуки» С....
Прочти стихотворение из «Азбуки» С. Маршака. На обороте нарисуй картинку к этому стихотворению и всё подпиши



Образовательный материал



При копировании материала укажите ссылку © 2013
контакты
www.lit-yaz.ru
главная страница