Люди думают, что спекуляция это игра предсказания будущего, знания того, что не может быть известно. Это не так. Это игра развивающихся стратегий с




НазваниеЛюди думают, что спекуляция это игра предсказания будущего, знания того, что не может быть известно. Это не так. Это игра развивающихся стратегий с
страница6/21
Дата публикации02.08.2013
Размер3.35 Mb.
ТипДокументы
www.lit-yaz.ru > География > Документы
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   21
Глава



^ Теория краткосрочной торговли

В ближайшей перспективе теории работают, но в долгосрочной перспе­ктиве уступают место реальности.

Теперь, когда вы поняли, как движутся рынки от точки к точке, и уяснили основную стратегию лучшего использования преимуществ рыночных ко­лебаний, пришло время изучить теорию наших действий, чтобы затем про­верить ее на практике.

Наша основная концепция или рабочая теория состоит в том, что есть нечто, что вызывает взрывные движения рынка. Эти взрывы вводят рынок в фазу тренда, и эти тренды, нужные для наших целей, имеют длительность на большинстве рынков от 1 до 5 дней. Наша цель — войти в рынок как можно ближе к моменту начала такого взрыва.

Отсюда вопросы: «Что вызывает эти взрывы рыночной активности; когда они могут происходить чаще всего; есть ли способы выявления вре­мени и места этих движений?»

Короче говоря, это проблемы, с которыми я имел дело большую часть своей жизни. Давным-давно я понял, если не обозначить проблему, нико­гда не найдешь ее решения. Теперь вы знаете суть проблемы, так давайте искать какие-нибудь решения. Позвольте сразу добавить, у меня нет всех ответов на решение этой гигантской головоломки. Привести вас в чувство могут только ваши убытки. Они покажут, что вы не так уж чертовски ум­ны и нуждаетесь в больших знаниях. У меня до сих пор бывают потери и очень серьезные, поэтому я тоже все еще нуждаюсь в дополнительном об­разовании. И так будет всегда.

Вероятно, самая главная «причина» этих движений — новости. Но по но­востям торговать непросто. Во-первых, новости могут изменяться так же бы­стро и непредсказуемо, как и погода. Новости или какие-либо перемены в ми­ре и на рынках могут быть случайными. Таким образом, рынки колеблются вверх-вниз от одного неизвестного новостного события до другого. Аналогия с пьяным моряком, используемая математиками, более всего подходит для определения влияния новостей, бросающих цены из стороны в сторону по рыночному пространству. Во-вторых, можно оказаться последними в цепоч­ке, кому достались эти новости, и мы получим их слишком поздно. В-треть­их, нет ничего, что подсказало бы нам, конкретное содержание этих новостей. В-четвертых, мои годы торговли учат: те, кто близок к новостям, обычно от­крывают свои позиции непосредственно перед их объявлением. (Примеча­ние: не существует какой-то одной группы, извлекающей выгоду из новостей; характер поведения группы изменяется в зависимости от используемого ею источника.) Банкиры могут получить закрытую информацию о рынке казна­чейских бондов, но не о говядине, в то время как операторы биржевой пло­щадки, занимающиеся мясной продукцией, могут иметь такие данные, но ни­чего не знать, какие новости будут по бондам. Нет такой организации, кото­рая контролировала бы все источники информации. Но если даже персонаж Мела Гибсона в фильме «Теория заговора» (Conspiracy Theory), Джерри Филлипс, был прав, то не стоит распространять эту теорию на рынки.

В то время, как я писал эту книгу, в прессе обсуждалась работа Говарда Блума «Золото исхода»1, где он рассказывал о моей жизни, моей работе и карьере. В одном из журналов неправильно указаны не только мой возраст, место проживания, род занятий и марка моего автомобиля, но и о чем сама книга! Короче говоря, если я не могу верить тому, что написал обо мне ре­портер, который лично взял у меня интервью, то я полагаю, что, вероятно, нельзя слишком доверять многому из того, что пишут об апельсиновом со­ке, кукурузе и нефти.

Как выяснилось, престижный "Wall StreetJoumat' — не исключение. В начале 1998 г. он сообщил своим читателям, что его источник в Феде­ральной резервной системе знает наверняка, что Федеральная комиссия по открытому рынку (Fed Open Market Committee) собирается повысить учетные ставки. Через шесть недель, когда Федеральное правительство опубликовало стенограмму того заседания, мы узнали правду: члены ко­миссии проголосовали 11 голосами против 1 за то, чтобы не повышать учетные ставки! Кроме того, в двух случаях обнаружено, что репортеры "Wall Street Joumat' рекламируют приобретенными ими самими акции.
1 Howard Blum, The Gold of Exodus, New York: Simon & Schuster
На телевидении те же самые проблемы: ведущий «источник инсайдер­ской информации» на канале Си-эн-би-си, Дэн Дорффман (Dan Dorffman), ушел из эфира из-за обвинений, что вводил зрителей в заблу­ждение. Несколько лет назад Комиссия по ценным бумагам и биржам (Securities and Exchange Commission) поймала самого Ральфа Нэйдера (Ralph Nader), точнее его мать, на короткой продаже акций «General Mo­tors» и еще одной компании, производящей шины, непосредственно перед тем, как Нэйдер напал на них со своими судебными исками по защите прав потребителей.

Так на что же еще мы можем обратить внимание, если реально исследо­вать новости мы не можем?

«Ценовое поведение! Графики!» — кричат сторонники технического ана­лиза и большинство игроков на краткосрочных колебаниях. В поведении цен хорошо уже то, что оно (поведение) видно на графиках, тут есть, на что смотреть и анализировать. Наиболее часто обращают внимание на (1) цено­вые фигуры, (2) индикаторы, основанные на ценовом поведении, и (3) тренд или моментум цены. Не столь известный, четвертый из моих основных ин­струментов, — это возможное влияние, оказываемое одним рынком на дру­гой. Помните систему для S&P 500 и то, насколько лучше она стала работать, когда мы ввели условие восходящего тренда бондов? Это пример рыночных взаимосвязей, которые я буду подробно обсуждать немного позже.

Наш последний, пятый, набор данных складывается из того, чтобы сле­довать принципу, который гласит: толпа часто бывает не права. Что касает­ся краткосрочной торговли, то здесь трейдер — всегда чистый неудачник. Всегда был им и всегда будет. Цифры, свидетелем обсуждения которых я был на протяжении долгих лет, говорят, что 80 процентов всех участников рынка теряют все свои деньги, вне зависимости от того, торгуют ли они ак­циями или товарными фьючерсами. Таким образом, их разочарование в сделанных ставках должно привести нас к тем самым краткосрочным взрывам, ведущим прямой дорогой к прибыли. Имеются различные спосо­бы измерения настроя публики: они называются индикаторами настрое­ний (sentiment indicators). Два лучших, которые я знаю, — это опросы обще­ственного мнения Джейка Бернстайна (Jake Bernstein) и «Market Vane» .

Для краткосрочной торговли я предпочитаю Джейка, потому что он ка­ждый день после закрытия действительно обзванивает 50 трейдеров, что­бы выяснить, придерживаются ли они бычьих или медвежьих настроений на каком-то определенном рынке. Так как они краткосрочные трейдеры и, по определению, обычно не правы, мы можем использовать их как указа­тель, когда не стоит быть покупателем или продавцом. Я не стремлюсь ис­пользовать их в качестве исключительного и самостоятельного индикато­ра для покупки или продажи, а использую, скорее, как инструмент, кото­рый не должен находиться в согласии с моей собственной, собранной вручную, системой торговли. Если все активно продают, я не хочу прода­вать вместе с ними. Возможно, я и не всегда игнорирую общественное мне­ние, но уверен, что не хочу, чтобы все сидели на моей стороне стола.

«Market Vane» черпает сведения о настроениях от авторов информацион­ных бюллетеней, а не от краткосрочных трейдеров. Поэтому их индекс боль­ше подходит для долговременных прогнозов развития рыночной ситуации.

Итак, теперь у вас есть пять главных элементов, которые, как я обнару­жил, могут помочь распознать краткосрочные взрывы. Мы будем наклады­вать эти «инструменты» или события на структуру рынка, чтобы получить возможность вовремя примыкать к движениям, направленным вверх или вниз. Так как все эти инструменты могут быть определены количественно, то логическая процедура должна преобразовать наши наблюдения и инст­рументы в математические модели. Следующий логический прыжок, со­вершаемый трейдерами, состоит в том, что коль скоро математика точная наука (два плюс два всегда равно четырем), должно быть точное решение и для торговли, и математика может дать этот ответ.

Ничто не может быть дальше от правды. Не существует 100-процентно­го правильного механического подхода к торговле. Действительно, имеют­ся инструменты и методы, основанные на наблюдениях, обычно работаю­щие, но причина, по которой мы теряем деньги, в том, что мы или пришли к неправильному выводу, или не имели достаточно данных, для правиль­ного вывода. Поэтому ни математика, ни механика не решают проблему. Правда о рынке рождается из всеобъемлющих наблюдений, правильной логики и верных заключений, основанных на имеющихся под рукой дан­ных.

Я заявляю вам об этом прямо в лицо, чтобы вы не утешали себя мыслью, будто спекуляция просто слепое следование за лидером, системой или ру­ководствуется абсолютно выверенным подходом. Если о рынках и можно сказать что-то с определенностью, так это то, что многое на них меняется. В начале 1960-х рост показателей денежной массы рассматривался как очень бычий фактор, всегда приводивший к повышению цен акций. По не­известной причине в конце 1970-х и начале 1980-х увеличение показателей денежной массы, публикуемых Федеральной резервной системой — самой большой из всех частных корпораций, — вызывало падение цен акций. В 90-е годы на денежную массу никто и не смотрит, на рынок она почти не влияет. То, что когда-то было священным, сегодня стало очевидно бес­смысленным.

Один из рынков, на которых я торгую наиболее активно, — это рынок бондов, и он торгуется совершенно иначе после 1988 г., чем до него. Почему? До октября того года была только одна торговая сессия, а затем мы получили вечерние сессии и в конечном счете — почти 24-часовый рынок. Это изменило характер торговли. Больше всего исследователей запутывает, что «в былые дни» Федеральная резервная система выпус­кала по четвергам отчеты, оказавшие огромное воздействие на цены бон­дов в пятницу. Этот эффект был столь велик, что в одном популярном романе послужил центральной темой уолл-стритовских махинаций.

Во время написания этих строк, в 1998 г., никаких «четверговых докла­дов» уже нет, а пятница теперь и выглядит по-иному, и торгуется совер­шенно иначе.

Лучшую услугу, которую вы можете мне оказать как читатель моего труда, это не только изучить мои основные инструменты, но и научиться оставаться активным и восприимчивым к тому, что происходит вокруг. Ве­ликие трейдеры, а я надеюсь, вы таковым станете, достаточно умны, чтобы замечать изменения и вовремя реагировать на них. Они не запираются в «черные ящики» неизменных подходов к торговле.

Одним из истинно великих трейдеров периода с 1960 по 1983 гг. был бывший профессиональный игрок в бейсбол Фрэнки Джо (Frankie Joe). Фрэнки обладал большим умом и смог выработать свой собственный под­ход к торговле. Он был отличным парнем, остроумным, как гвоздь, и пре­красным собеседником. После трех лет дружбы он показал мне свою техни­ку, состоявшую в том, что на фондовом рынке нужно было продавать на подъемах и покупать на падениях. Вот и все, что в ней было — ни больше, ни меньше. Это была великолепная техника в тот период, и она принесла Фрэнки состояние.

Затем появился в высшей степени предсказуемый и все же непредска­зуемый самый бычий рынок всех времен, порожденный налоговыми и бюджетными сокращениями Рональда Рейгана. Возникновение этого бычьего рынка было весьма предсказуемо. Но никто не предвидел, что в течение всего этого времени не будет никаких откатов, как мы это наблю­дали в предыдущие 18 лет. Этого не предвидел даже один из самых вели­ких трейдеров всех времен Фрэнки Джо. Он продолжал продавать на подъ­емах и никогда не закрывался на падениях; их попросту не было. В конеч­ном итоге он так расстроился из-за потерь и отсутствия успеха (как все великие трейдеры, он очень ревниво относился к своим победам), что по­кончил жизнь самоубийством.

То, что работает, работает и в этом бизнесе, но зачастую очень недолго, вот почему я так восхищаюсь балеринами — они всегда стоят на цыпочках.

^ Что не так с информационным веком

Фундаментальные факторы не меняются — именно поэтому их называют фундаментальными. Формула «Поступайте с другими так, как вы хотели бы, чтобы другие поступали с вами», — как и была хороша 2,000 лет тому назад, так и будет хороша еще 2,000 лет. Принципы, излагаемые мною в этой книге, непреходящи: я жил с ними почти 40 лет и буквально сделал миллионы долларов, торгуя по этим принципам.

И все же, если бы я впал в кому сегодня и проснулся через 10 лет, впол­не возможно, я не смог бы использовать те же самые правила с теми же самыми фундаментальными факторами. Хотя фундаментальные факторы постоянны, их применение и специфические особенности менялись и бу­дут меняться.

Сегодня царит технология, ускоряющая каждую грань нашей жизни. Теперь мы можем скорее все узнавать, быстрее общаться и немедленно вы­яснять изменения цен. Действительно, мы можем быстрее покупать и про­давать, быстрее богатеть и разоряться, лгать, мошенничать и воровать про­сто с невероятной скоростью. Мы можем даже заболеть или выздороветь быстрее, чем когда-либо прежде в истории мира!

Трейдеры никогда не имели так много информации и столько возмож­ностей ее обрабатывать. Все это они получили благодаря компьютерам и Биллу и Ральфу Крузам (Bill and Ralph Cruz). Они изобрели первое и луч­шее работоспособное программное обеспечение — System Writer, развив­шееся позднее в Trade Station. Благодаря этим продуктам от «Omega Research» обычные люди, вроде нас с вами, теперь могут проверять свои рыночные идеи. В течение вот уже более 10 лет благодаря изобретательно­сти Билла можно задать практически любой вопрос, чтобы узнать «прав­ду рынков».

Но что бы вы думали? Эта техническая революция в информационный век не принесла никакого крупного прорыва в мире спекуляции. Мы все еще имеем то же самое число победителей и проигравших. Парни и девчон­ки с современными компьютерами по-прежнему регулярно прогорают. Различие между победителями и проигравшими в значительной степени основано на одном простом повороте событий: победители хотят работать, замечать изменения и реагировать. Неудачники хотят получить все без труда, поэтому становятся жертвами точной системы и не меняющего свои взгляды гуру или индикатора, за которым они желают следовать вслепую. Проигравшие не прислушиваются ни к другим, ни к рынку, они упорству­ют в своем мышлении и в сделках.

Вдобавок ко всему, они последовательно нарушают основное правило успешного бизнеса: никогда не перегружаться, управлять капиталом, а так­же бизнесом в целом, избавляясь от плохих позиций и держась за хорошие. А я? Я буду придерживаться фундаментальных факторов в том виде, в ка­ком они преподносятся, со здоровой готовностью приспосабливаться к пе­ременам. Если я сохраняю гибкость, меня не сломаешь.

^ Правило миллионов Э.Г. Гарримана

Состояние семьи Гарриманов, сохранившиеся и по сей день, создано в на­чале 1900-х гг. «Старым Гарриманом», начавшим свою карьеру клерком в торговом зале биржи и ставшим одним из крупнейших банковских и биржевых магнатов. Он сделал $15 миллионов прибыли в 1905 на одной сдел­ке с «Union Pacific». Этот король спекуляции сосредоточился только на железнодорожных акциях, хитах его эры.

В 1912 г. один из интервьюеров спросил Гарримана о его навыках и се­кретах игрока фондового рынка. Трейдер ответил: «Если вы хотите знать секрет, как делать деньги на фондовом рынке, то он в следующем: убейте ваши потери. Никогда не позволяйте акции идти против вас больше, чем на три четверти пункта, но если она движется в вашем направлении, пусть се­бе бежит. Поднимайте за ней ваши стопы, чтобы у нее было место для ко­лебаний, и двигайтесь выше».

Гарриман выработал кардинальное правило после изучения торговых счетов своих клиентов, работая в брокерской фирме. Он обнаружил, что из тысяч и тысяч сделок на публичных счетах проигрыши в 5 и в 10 пунктов численно превосходили выигрыши в 5 и в 10 пунктов. По его словам — в соотношении «пятьдесят к одному!» Меня всегда поражало, что деловые люди, поддерживающие жесткий контроль и учет в своих магазинах и офи­сах, теряют все свои способности контролировать, когда дело доходит до биржевой торговли. Я не могу привести вам в пример более авторитетного специалиста, чем Э. Г. Гарримана, или более важное правило спекуляции, чем то, о котором этот человек сообщил нам в 1912 г.

Как я и говорил, фундаментальные факторы не меняются.


1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   21

Похожие:

Люди думают, что спекуляция это игра предсказания будущего, знания того, что не может быть известно. Это не так. Это игра развивающихся стратегий с iconНарушения звукопроизношения это серьезно или нет?
«косметической», и думают, что не стоит на это тратить ни время, ни средства. Это мнение ошибочно. А многие мамы так думают лишь...

Люди думают, что спекуляция это игра предсказания будущего, знания того, что не может быть известно. Это не так. Это игра развивающихся стратегий с iconБез игры нет и не может быть полноценного умственного развития. Игра...
Без игры нет и не может быть полноценного умственного развития. Игра это огромное светлое окно, через которое в духовный мир ребенка...

Люди думают, что спекуляция это игра предсказания будущего, знания того, что не может быть известно. Это не так. Это игра развивающихся стратегий с iconРеинкарнация в раннем христианстве
Если это действительно так и Иисус не побеспокоился о том, чтобы опровергнуть это верование, можно ли предположить, что сам Иисус...

Люди думают, что спекуляция это игра предсказания будущего, знания того, что не может быть известно. Это не так. Это игра развивающихся стратегий с iconКонтрольная работа по русскому языку в 11 классе
Я люблю книги: каждая из них кажется мне чудом.[…] (3) я не могу говорить о книгах иначе, как с глубочайшим волнением, с радостным...

Люди думают, что спекуляция это игра предсказания будущего, знания того, что не может быть известно. Это не так. Это игра развивающихся стратегий с iconЛитературный ринг «Знатоки русской классики»
Вот, что сказал по этому поводу писатель, учёный VIII века Г. Лихтенберг: «Причина того, что люди так мало запоминают из того, что...

Люди думают, что спекуляция это игра предсказания будущего, знания того, что не может быть известно. Это не так. Это игра развивающихся стратегий с iconЖил-был человек. Может быть, Цзинь, может быть, Наум, может, ещё...
Наум, может, ещё кто-то. Но как-то это всё необычно было. Странно. Хотя… может быть, а может и не может. Что-то наподобие было и...

Люди думают, что спекуляция это игра предсказания будущего, знания того, что не может быть известно. Это не так. Это игра развивающихся стратегий с iconКонспект занятия- презентации по проекту «Путешествие в Англокулинарию»
Англии, то увидел, что люди постоянно заходят и выходят из какого-то здания. Они в руке держат флажок с изображением буквы «М», а...

Люди думают, что спекуляция это игра предсказания будущего, знания того, что не может быть известно. Это не так. Это игра развивающихся стратегий с iconТема: «Мама»
Игра «В семью», оформление альбома «Моя семья», беседы с детьми «Кто есть в моей семье», словесная игра «Это мама, это я»

Люди думают, что спекуляция это игра предсказания будущего, знания того, что не может быть известно. Это не так. Это игра развивающихся стратегий с icon-
«чист». Между тем эта общая оценка возбуждает определенное сомнение. Может быть, ислам – это и истинный монотеизм, но откуда мы знаем,...

Люди думают, что спекуляция это игра предсказания будущего, знания того, что не может быть известно. Это не так. Это игра развивающихся стратегий с iconД. Т. Судзуки: человек и его деятельность
«продвинутости», это скорее всего потому, что где-то стервятники кружат над трупом. Это кружение и высматривание, это спускание вниз...



Образовательный материал



При копировании материала укажите ссылку © 2013
контакты
www.lit-yaz.ru
главная страница