Адыгских общественных объединений кбр




НазваниеАдыгских общественных объединений кбр
страница1/17
Дата публикации21.01.2015
Размер2.8 Mb.
ТипДокументы
www.lit-yaz.ru > География > Документы
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   17


КООРДИНАЦИОННЫЙ СОВЕТ

АДЫГСКИХ ОБЩЕСТВЕННЫХ ОБЪЕДИНЕНИЙ КБР

Этнополитические и религиозные проблемы Кабардино-Балкарии: предпосылки, характер и перспективы решения

Нальчик-2011

Составители: Ж.А. Калмыков, А.Б. Созаев

Редактор: А.Г. Кажаров

Настоящее издание посвящено вопросам административно-территориального устройства и этнополитической обстановки в КБР, борьбы с религиозным и националистическим экстремизмом, оценки последствий Кавказской войны, истории и историографии кабардинцев и балкарцев.

Сборник предназначен для широкого круга читателей КБР, чиновников исполнительной власти и депутатов парламента, деятелей общественных и религиозных движений, ученых, учителей и студентов.
Координационный совет адыгских общественных объединений КБР искренне благодарит директора Кабардино-Балкарского регионального филиала ОАО «Россельхозбанк» Мухамеда Хажмуридовича Тлехугова за спонсорскую поддержку при издании данного сборника.

СОДЕРЖАНИЕ

^ ВМЕСТО ВВЕДЕНИЯ

5


НАЦИОНАЛЬНО-ГОСУДАРСТВЕННЫЕ И ЭТНОТЕРРИТОРИАЛЬНЫЕ ПРОБЛЕМЫ КАБАРДИНО-БАЛКАРИИ




Боров А.Х. Политический аспект реорганизации системы местного самоуправления

7

Губачиков Ж., Хачетлов М.А. Нарушения российского законодательства о местном самоуправлении недопустимы

27

Докшоков М.И. Суть противоречий, или Путь раздора, взаимных обвинений, надуманных обид, противопоставления народов – путь в никуда

36

Прасолов Д.Н. Землевладение и землепользование Зольскими и Нагорными пастбищами (XIX-XX вв.)

42

Шогенов Х.Что такое Джилы-су? Мифы и реальность

48


^ ЧЕРКЕССКИЙ ВОПРОС: ИСТОРИКО-ПОЛИТОЛОГИЧЕСКИЙ ДИСКУРС




Невельская Е. Черкесский вопрос: поиски ответа

56

Крайсветный М. Время сделать следующий шаг…

63

Жемухов С.Н. Черкесский мир: вызовы нового времени

73

Хамурзов А.И. Епифанцев, Марков… кто следующий?

84

Кушхабиев А.В, Канаметов З. Х. Адыги в Кавказской войне (1763-1864 гг.)

94


^ ПРАВОВЫЕ, ПОЛИТИКО-ИДЕОЛОГИЧЕСКИЕ И СОЦИОКУЛЬТУРНЫЕ АСПЕКТЫ ПРОТИВОСТОЯНИЯ РЕЛИГИОЗНОМУ РАДИКАЛИЗМУ




Залиханова Л.И. К вопросу о потенциале общественности в нейтрализации экстремизма

107

Кажаров А.Г. Политико-идеологические параметры противодействия религиозному экстремизму в Кабардино-Балкарии

116

Мукожев А.Х. «Исламский экстремизм» и состояние общественно-религиозного диалога в Кабардино-Балкарской Республике

125

Тенов Т.З. Гражданское самосознание как фактор противодействия экстремизму и терроризму

132

Хатажуков В.Н. Роль общественных объединений и СМИ Кабардино-Балкарской Республики в борьбе против религиозного экстремизма и терроризма

136

Черноус В.В. Ресурс региональных общественных организаций в противодействии экстремизму и терроризму на Северном Кавказе

142


^ ИСТОРИЧЕСКАЯ ПУБЛИЦИСТИКА




Кажаров А.Г. Националистические воззрения М.Ч. Залиханова на государственно-политические перспективы адыгов

146

Калмыков Ж.А. Негативное влияние фальсификации истории на современное общественное сознание

155

Калмыков Ж.А. Чиновники и всякого рода лидеры приходят и уходят, а наши народы останутся жить рядом и вместе

172

Калмыков Ж.А. В нашем доме должно быть уютно всем

184

Марковин О.Н. «Первые» и «вторые»

188

Жамурзов И.А. Законы надо исполнять, не нарушая принципа справедливости

195


РЕЦЕНЗИИ




Алоев Т.Х.Автореферат докторской диссертации З.Б. Кипкеевой: «Народы Северо-Западного и Центрального Кавказа: миграции и расселение в период их вхождения в состав Российской империи (60-е годы XVIII– 60-е годы XIX в.)

202

Ошроев Р.Г. Творец истории З.Б. Кипкеева. О книге «Народы Северо-Западного и Центрального Кавказа: миграции и расселение (60-е годы XVIII– 60-е годы XIX в.)

214


КУЛЬТУРА




Канаметов З.Х. Традиции и обычаи почтительного отношения к женщине в адыгском обществе

224

^ ВМЕСТО ВВЕДЕНИЯ

Предлагаемый читателям сборник содержит статьи и очерки ученых и общественных деятелей республики, озабоченных состоянием общественно-политической ситуации в КБР и в Северокавказском регионе. Они в своих трудах затрагивают ряд проблем, ставших актуальными с 90-х годов прошлого столетия. В их числе вопросы административно-территориального устройства и этнополитической ситуации, земельной реформы, оценки итогов и последствий Кавказской войны, борьбы с религиозным и националистическим экстремизмом, истории и историографии Кабардино-Балкарии.

По некоторым из этих проблем уже накоплен значительный аналитический и фактический материал, сделаны научно обоснованные выводы и рекомендации. Однако институты власти и управления, в том числе и парламент республики, мягко говоря, недостаточно учитывают их в своей практической деятельности. О том, что необходимо начать земельную реформу и как это следует осуществить, говорилось много в 90-х годах прошлого и в начале нынешнего столетия. Но в это время руководство республики умышленно, в угоду бывшей партийно-советской номенклатуре, откладывало земельную реформу под предлогом, что в КБР мало земли. В настоящее время земельный вопрос снова стал одной из причин социальной напряженности. Некоторые деструктивные силы пытаются использовать этот фактор в борьбе за власть в республике.

Другой пример. Чиновники и парламент республики в свое время проигнорировали рекомендации экспертов о том, что при исполнении ФЗ №131 «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации», следует соблюдать баланс интересов всех народов КБР (см. «Земельные отношения в Кабарде и Балкарии: история и современность». Материалы научно-практической конференции. Нальчик, 2005, С.6-25). Преференции в пользу одной национальности при распределении так называемых межселенных территорий между сельскими поселениями, привели республику к затяжному конфликту правового и этнополитического характера (см. Этнотерриториальная и административно-территориальная структура и проблемы реализации в КБР Федерального закона «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации». Нальчик, 2010). Есть и другие случаи, когда игнорирование рекомендаций экспертов приводило к негативным последствиям.

Авторы и составители настоящего издания рассчитывают, что выводы и рекомендации ученых-экспертов, представителей общественных организаций и национальных движений по жизненно важным для населения проблемам будут востребованы при принятии институтами власти политических решений и послужат достижению гражданского согласия в республике.

^ НАЦИОНАЛЬНО-ГОСУДАРСТВЕННЫЕ И ЭТНОТЕРРИТОРИАЛЬНЫЕ ПРОБЛЕМЫ КАБАРДИНО-БАЛКАРИИ
А. Х. Боров

ПОЛИТИЧЕСКИЙ АСПЕКТ РЕОРГАНИЗАЦИИ СИСТЕМЫ

^ МЕСТНОГО САМОУПРАВЛЕНИЯ
Вопросы о статусе отдельных муниципальных образований и так называемых межселенных территориях, казалось бы, должны иметь характер преимущественно местный, затрагивать прежде всего экономические интересы и разрешаться на основе строго юридических процедур. Но сегодня уже очевидно, что они приобрели политическое звучание. Это означает, что и в процессе разрешения спорных вопросов, и при оценке возможных последствий тех или иных действий надо учитывать их политический аспект.
^ 1. Грани политизации

Скудная информация, которую можно почерпнуть в нашей прессе, позволяет тем не менее заключить, что политическая напряженность стала проявляться еще в процессе обсуждения закона «О статусе и границах муниципальных образований в КБР». Первоначально имело место столкновение позиций Правительства республики и администрации Эльбрусского района. Характерно, что в ходе дискуссии в Парламенте 17 февраля 2005 г., Г.С. Губин призывал «отбросить на время деление на национальные группы» и найти «взаимопонимание во имя высших ценностей»1. Но в тот же день 17 депутатов балкарской национальности обратились в комитет по межнациональным отношениям Парламента КБР и в соответствии с Конституцией КБР выразили просьбу о приостановлении действия закона «О статусе и границах...». В обращении отмечалось, что он противоречит федеральному закону «Об общих принципах организации местного самоуправления в РФ» и ущемляет «экономические, а следовательно национальные интересы жителей Эльбрусского района»2. С другой стороны, сопредседатель комитета по межнациональным отношениям М. Гончаренко заявил «Газете Юга»: «Ситуация носит чисто экономический характер и не имеет никакой национальной подоплеки. Поэтому обращение не должно приниматься к рассмотрению нашим комитетом»1.

Новый виток процесса политизации проблем местного самоуправления связан с убийством главы администрации с. Хасанья А. Зокаева. С самого начала одной из главных для общественного сознания части населения стала версия политическая. Комментируя ситуацию, лидер республиканской общественной организации балкарского народа «Алан» С.У. Беппаев напомнил, что А. Зокаев занимал твердую позицию по вопросу присоединения Хасаньи к Нальчику и признал: «Население «безусловно, связывает происшедшее с вопросом о статусе села. Хотя я не думаю, что об этом можно говорить однозначно». При этом он подчеркнул: «Но случившееся совершенно не связано с межнациональными отношениями. Возможно, кто-то хотел обострить общественно-политическую и межнациональную обстановку, рассчитывая, убив его, поднять балкарский народ. Но мы сейчас делаем все, чтобы этого не произошло»2. Тем самым С.У. Беппаев скорее подтвердил, а не опровергнул наличие связи между перестройкой системы местного самоуправления и межнациональными отношениями в республике.

Митинг, проведенный 28 мая 2005 г. у Мемориала жертвам политических репрессий балкарского народа, сделал явной и еще более заострил эту связь. Он был объявлен организаторами как «митинг балкарского народа». В принятом здесь обращении к высшим должностным лицам Российской Федерации необходимость проведения митинга обосновывалась «полным отсутствием внимания властей республики к проблемам и нуждам населения как экономического, так и социально-политического характера». Проблема межселенных территорий трактовалась исключительно в национальном аспекте: «под видом межселенных территорий у балкарского народа изымаются земли его исторического проживания»1.

Выступая на митинге, Б. Этезов подчеркнул, что источник трагедии Артура Зокаева и всего балкарского народа - законодательные акты, принятые в республике. Он назвал законодательный орган республики антинародным и антибалкарским, так как закон «О статусе и границах муниципальных образований» лишает балкарский народ его земли: «Мы народ терпеливый, но это не значит, что мы не должны владеть территорией»2.

С.У. Беппаев заявил, что его организация не собирала и не проводила этот митинг, но помогала обеспечивать порядок, а он лично содействовал тому, чтобы проведение мероприятия разрешили. Но при этом он подчеркнул: «Инициативу на митинге перехватили совершенно посторонние люди»3.

В резолюции митинга населения Эльбрусского района, состоявшегося 08.06.2005 г. в г. Тырныаузе, помимо прочего была выражена поддержка решения участников митинга, проведенного у Мемориала жертвам политических репрессий 28 мая 2005 г. в г. Нальчике4.

Инициатива проведения 23 июля 2005 г. митинга в Нальчике и связанное с ней Решение №1 Региональной антитеррористической комиссии КБР от 14 июля "О мерах по обеспечению общественной безопасности в КБР" официально обнажили национально-политический аспект происходящих событий.

В пункте 7 решения антитеррористической комиссии ряду членов правительства и руководителей различных республиканских структур было предложено «провести разъяснительную работу с населением о возможных пагубных последствиях обострения межнациональных отношений в КБР». При этом персонально эта задача возлагалась на группу руководящих работников - балкарцев по национальности1.

Один из инициаторов проведения митинга Багаутдин Этезов высказал мнение, что решение комиссии носит политический характер и никак не связано с террористической угрозой: «Теракты могут произойти в кинотеатрах, концертных залах, на футбольных матчах. По логике комиссии, надо и их запретить. Но первое решение антитеррористической комиссии связано именно с митингами. Мне кажется, дело в том, что власть не хочет публично обсуждать проблемы, связанные с законом «Об общих принципах местного самоуправления РФ» и статусом некоторых населенных пунктов. Запрет связан именно с этим»2.

23 июля состоялось расширенное заседание Центрального Совета общественной организации балкарского народа «Алан», в котором участвовали главный федеральный инспектор Г.И. Синюков, Председатель Парламента КБР И.Б. Бечелов, член Совета Федерации Х.Дж. Чеченов, члены правительства, депутаты парламента, главы администраций районов и сел.

Согласно газетному отчету о заседании, в докладе председателя исполкома «Алана» М. Газаева было отмечено, что некие силы предприняли в КБР ряд шагов для дестабилизации ситуации в балкарском сообществе, среди них - ликвидация муниципальных образований Хасанья и Белая Речка, убийство Артура Зокаева: «Но балкарцы не поднимались, они продолжали действовать в правовом поле». На третьем этапе, по словам докладчика, предпринимаются попытки снять главу администрации Эльбрусского района, чтобы «совсем подорвать стабильность»: «Это были попытки поставить балкарский народ на путь взрыва межнациональных отношений. Центральная власть должна воздействовать на чиновников, которые подрывают стабильность в республике».

В противоположность своим более ранним высказываниям по поводу убийства А. Зокаева С.У. Беппаев теперь вполне однозначно заявил: «Он убит, потому что сказал: «Я проведу референдум!» Об этом все знают! Он фактически солидаризировался с утверждением, что в правоохранительных органах существует приказ о физическом устранении людей, которые занимаются проблемами статуса сел, и предупредил, что «Алан» займется этим вопросом: «После второго убийства народ уже никто не остановит. А «Алан» возглавит это движение. Повторяются 20-30-е годы, когда каждый, кто был во главе Балкарии, уничтожался!»1

Но если в решении антитеррористической комиссии содержится только косвенное указание на источник «обострения межнациональных отношений», то лидеры растущего в балкарских населенных пунктах движения недвусмысленно характеризуют ситуацию.

С одной стороны, они резко отрицают связь своих действий с межнациональными отношениями в республике. Б. Этезов заявил в связи с решением антитеррористической комиссии: «Недоумение вызывает пункт 7, где обозначены руководители республиканских структур. Все они балкарцы. Получается, что разъяснять ситуацию нужно только балкарцам. Все это придает ситуации национальный оттенок. А это не так. Либо это не до конца продуманное решение, либо хорошо продуманная провокация». Также и С. Беппаев, признавая, что обстановка действительно сложная, и решение антитеррористической комиссии имеет смысл, выразил категорическое несогласие с пунктом 7: «Там обозначены руководители одной национальности. Выходит, все происходящее надо свалить на балкарцев! В этом же пункте говорится об «обострении межнациональной обстановки», а это не соответствует действительности. У администрации Эльбрусского района стояли и русские, и кабардинцы, ни разу не поднимался национальный вопрос. Таких проблем нет и в республике. Да, люди выступают против чиновничьего произвола. Но это не связано с обострением межнациональных отношений»2. На расширенном заседании Центрального Совета общественной организации балкарского народа «Алан» депутат парламента КБР X. Гызыев заявил: «Мы отбираем то, что уже давно считала своим руководящая элита. Они хотят собственность де факто превратить в собственность де юре. Все кланы на Северном Кавказе борются за отстаивание своих интересов. Это касается не только балкарцев, но и кабардинцев, и казаков. Разве в Заюково или Куркужине ситуация лучше, разве там не спиваются, не идут на панель?! Да, в Эльбрусском районе быстрее разобрались в ситуации, но она касается всех»1.

С другой стороны, ответственность за нагнетание напряженности прямо возлагается на властные структуры республики. Внеочередная сессия Совета местного самоуправления Эльбрусского района с участием депутатов Парламента КБР, депутатов городского и сельских Советов местного самоуправления, представителей средств массовой информации, трудовых коллективов, общественных объединений и граждан района 26.06. 2005 г. приняла обращение на имя председателей палат Федерального собрания и Конституционного суда, а также Генерального прокурора РФ. В нем, в частности, подчеркивалось, что «вместо приведения местных законов в соответствие с федеральными руководство республики вокруг событий в районе создает информационную блокаду с одновременным проведением тотальной дезинформации общественности республики и руководства страны... Налицо явная попытка перевести действия жителей района и органов местного самоуправления по защите своих конституционных прав в русло межнациональных отношений с целью скрыть от руководства страны политический, социальный и экономический кризис, создавшийся в республике»2.

В обращении Центрального совета к жителям республики от 23 июля 2005 г. подчеркивается, что главной задачей РОО «Алан» и всей общественности республики является «противостояние силам, заинтересованным в эскалации межнациональной напряженности, поддержка мер органов власти по решению социально-экономических проблем, сохранению стабильности и межнационального согласия». Хотя до настоящего времени не прослеживалась активность каких-либо других национальных движений и организаций, Центральный Совет счел нужным призвать общественные организации и региональные отделения политических партий к объединению усилий по сохранению мира и стабильности, межнационального согласия и справедливости во имя сохранения целостности и процветания КБР1.

Итак, борьба вокруг реформы местного самоуправления вплотную подвела республику к опасному политическому рубежу. Насыщение политической риторики взаимными призывами к межнациональному согласию и миру являются тому явным свидетельством. При этом взаимосвязь политических и правовых, экономических и национальных проблем кажется весьма запутанной, а ее действительный характер трудноопределимым. Федеральные структуры власти и ответственные общественные силы не могут игнорировать эту взаимосвязь, но они не могут также позволить себе поверхностных и однобоких ее толкований.
^ 2. Источники и факторы напряженности

Если согласиться, что действия властей республики по реализации реформы местного самоуправления являются единственным (или даже только главным) фактором нарастания межнациональной напряженности, то на первый взгляд ситуация может разрядиться быстро и просто. Достаточно привести республиканские законы в соответствие с федеральным законом №131-Ф3 и решить вопрос о статусе некоторых селений с учетом мнения их жителей. Но тогда встанет вопрос: как могло случиться, что практически вся система власти КБР оказалась по одну сторону, а значительная часть балкарского населения по другую сторону «баррикады». И в любом случае потребуется более пристальный анализ идеологических и политических позиций тех организаций и сил, которые постулируют сегодня наличие конфликта между действиями республиканских властей и национальными интересами балкарского народа.

С этой точки зрения большой интерес представляют документы общественной организации «Алан» и ряд позиций, сформулированных в ходе текущих событий их активными участниками.

30 мая 2004 г. состоялся III съезд общественной организации «Алан». Отчетный доклад, Постановление съезда и комментарии к нему, представленные Председателем Центрального Совета С.У. Беппаевым, дают достаточный материал для анализа.

Прежде всего, из них не вполне ясно, как трактуют статус своей организации ее лидеры и полномочные органы. На официальном бланке организации она обозначена как «Кабардино-Балкарская республиканская общественная организация», Отчетный доклад дается от имени «Центрального Совета Республиканской общественной организации балкарского народа». Складывается впечатление, что лидеры организации претендуют на единоличное политическое представительство всего балкарского народа. В отчетном докладе заявлено: «У нашего народа есть Организация, отстаивающая его интересы, конструктивно работающая с органами власти республики и России». Значительная часть заявленных целей и требований носит политический характер, в самой деятельности организации политическая активность занимает важное место: «Организация «Алан» и ее Центральный Совет проводят ясную недвусмысленную политику по отношению к своему народу, другим соседним народам, основанную на идеях миролюбия и прогресса, недопущения политического противостояния», «Наша Организация... активно сотрудничает с федеральными политическими партиями...», участвует в выдвижении кандидатов и оказывает им поддержку в период избирательных кампаний. При этом говорится о необходимости планировать «свои действия согласно с представлениями о нашей национальной идее», суть которой излагается как курс на возрождение доброго прошлого «аланского этноса».

Неоднократные заверения в приверженности принципам межнационального мира, согласия, законности противоречат реальным принципам, содержанию и тональности представленных документов. Руководство организации открыто характеризует свою позицию как националистическую, но одновременно утверждает, что «в этом нет ничего плохого, пока реализация национальной идеи осуществляется за счет собственных национальных ресурсов... Такой «национализм» направлен на внутреннее самоочищение и самоорганизацию». Однако на практике он оказался направленным вовне и явно повлиял на оценку съездом состояния межнациональных отношений в КБР. В своем докладе на съезде С.У. Беппаев утверждал, что в республике за ширмой мнимого межнационального согласия имеет место глубокая взаимная вражда. «Балкария и балкарцы реально ощущают те проблемы, которые создают для них уже на протяжении нескольких десятилетий. Это долговременный расчет на уничтожение национального самосознания нашего народа, дробление его территории по разным районам республики, выселение его в 1944 году с исторической Родины в расчете на полное уничтожение как народа, «закулисное» противодействие восстановлению справедливости после его возвращения из депортации. Продолжение этой губительной политики, но уже в более изощренном виде, продолжается и сегодня, что фактически поставило народ в крайне тяжелое положение».

Эта позиция во многом обесценивает ряд вполне правомерных оценок, касающихся социально-экономической ситуации в республике в целом и в высокогорных районах, в особенности, неэффективности работы и коррумпированности чиновничьего аппарата и т.д. Указав на эти реальные проблемы и вызовы, съезд дал на них «ответ», который вряд ли можно считать адекватным, ибо материалы съезда содержат фактически целую программу глубокого переустройства политической структуры Кабардино-Балкарии на основе принципов этнического национализма.

Прежде всего, она включает в себя осуществление национально-территориального разграничения народов внутри Кабардино-Балкарской Республики и фактическое закрепление отдельных административно-территориальных единиц за определенными этническими группами. Эта мера подается как завершение территориальной реабилитации балкарского народа в соответствии с законом «О реабилитации репрессированных народов» от 26 апреля 1991 г. С точки зрения съезда, положения этого закона лаконичны, понятны и не поддаются иному толкованию. Но вряд ли столь однозначным является смысл таких формулировок, как «восстановление территориальной целостности» или «восстановление национально-территориальных границ» народов внутри одного государства и одной республики.

Ряд положений доклада фактически подразумевал наделение отдельных групп населения по этническому признаку исключительным правом собственности и распоряжения природными ресурсами. Выдвигалось требование: «Запретить бесконтрольную вырубку леса, разработку и вывоз природных ресурсов, являющихся национальным богатством не только балкарского народа, но и всей республики. Природные ресурсы (лес, бентонит, мрамор, гранит, фауна) вывозятся и реализуются в основном частными предпринимателями. Сохранение наших основных национальных богатств - живописной природы, экологической обстановки для будущих поколений - не менее важная задача сегодняшних органов власти. Разработка и использование природных ресурсов должны быть целесообразными, а решение на это должно приниматься Правительством КБР с учетом интересов проживающего там коренного населения, выполняя положение о недрах». Отношение к программам развития курортной зоны Приэльбрусья связывалось с вопросом «о формах собственности и роли балкарского народа при ее реализации».

Равным образом просматривается идея ограничения права на выбор местожительства и занятий по этническому признаку. Планы создания на базе поселка Эльбрус города республиканского подчинения отвергались на том основании, что якобы «целью этого решения была инфильтрация и трудоустройство приезжего населения в Приэльбрусье вместо привлечения местного населения и создания для него новых рабочих мест».

Наконец, выдвигалось прямое требование формировать кадровый состав всех органов власти по этническому принципу. Оно включало в себя: введение принципа ротации представителей основных этнических групп (объявляемых «субъектами» республики) для «первого лица власти в республике», реализацию «национально-сбалансированного формирования кадров» во всех других подразделениях государственной и местной власти, право вето для национальных депутатских групп в республиканском парламенте и образование «для балкарского народа одного избирательного округа по выборам депутата в Государственную Думу РФ». В документах съезда содержатся бесспорные суждения об «истинно интернациональных нормах жизни общества», о профессионализме, о выполнении должностных обязанностей госслужащими «в интересах всех граждан республики». Под главной проблемой объявляется желание «отдельных политических руководителей навязать многонациональной республике модель с моноэтнической доминантой в политической и экономической жизни». Поскольку реальная «представленность основных национальностей в органах власти республики» противоречит этому утверждению, она объявляется лишь видимостью, «ширмой» межнационального согласия. Дело в том, что решающим критерием оценки балкарских руководящих работников оказывается в итоге их отношение к «национальному движению» и, конкретно, к организации «Алан». Подбор и расстановка в органах власти людей, не поддержавших национальное движение начала 1990-х гг., по мнению лидера организации, практиковались «для создания иллюзии представительства балкарского народа». А несогласные с политикой организации «Алан» в настоящее время характеризуются как «каста «отщепенцев», имеющаяся в любом этносе, живущая лишь своими личными интересами, не имеющая понятий о патриотизме, нравственности, долге».

Аргументация, выдвигаемая в обоснование поставленных вопросов, в значительной мере апеллировала к историческому прошлому, но имела скорее оценочный, ненаучный характер: «До революции Балкария была самообеспеченной, самостоятельной единицей в составе России»; «Истоки основных проблем надо искать в далеком прошлом, когда государство Алания было разрушено нашествиями монголов и войск Тамерлана, приведшими к утере большей части территории Алании, катастрофическому сокращению численности населения, к потере политической и экономической самостоятельности Алании и к внутренней изоляции аланского народа».

Она выражается в эмоционально и нравственно нагруженных терминах (типа «исторической справедливости», о которой у каждого народа есть свои представления) и опирается на лишенные юридического содержания понятия то ли «двух-», то ли «трехсубъектности» Кабардино-Балкарской Республики.

На съезде подчеркивалась настоятельность политического решения проблем в межнациональных отношениях «до перерастания этих проблем в полномасштабное межнациональное противостояние, как в начале девяностых годов». При этом руководитель организации как бы предупреждал власти: «Организация «Алан» не может быть постоянным буфером между органами властей и населением...»

Таким образом, идейно-политические предпосылки для политизации проблем реформы местного самоуправления и их перевода в русло межнациональных отношений сформировались еще до того, как эта реформа встала в практическую повестку дня. На этом фоне утверждения С. Беппаева и Б. Этезова о том, что происходящие события никак не связаны с межнациональными отношениями, представляются неискренними, а попытки полностью возложить ответственность за возможную дестабилизацию обстановки на официальные властные структуры носят явно односторонний характер. Но суть дела не сводится к определению «ответственности» той или другой стороны. Гораздо важнее сформировать корректное представление о том этнополитическом контексте, в который включаются вопросы реформирования системы местного самоуправления в Кабардино-Балкарии.

Уже на митинге, проведенном 28 мая 2005 г. у Мемориала жертвам политических репрессий балкарского народа, была актуализирована тема «полной реабилитации жертв политических репрессий, реабилитации репрессированных народов». Подчеркивалось, что А. Зокаев активно выступал не только «за отмену нелегитимных нормативно-правовых актов КБР», но и «за полную реабилитацию балкарского народа». (Балкария, №3, Июль 2005г.) Соответственно, резолюция митинга содержала не только пункты об отмене республиканских законов №12-РЗ а №13-Р3 от 27 февраля 2005 г. и определении статуса селений Хасанья и Белая Речка с учетом мнения населения, но и требование восстановить административно-территориальные балкарские районы Хуламо-Безенгиевский, Эльбрусский, Чегемский, Черекский в границах до выселения балкарцев в 1944 г.1

В специальном выпуске газеты «Балкария» за июль 2005 г. опубликовано «Обращение глав администраций и Советов старейшин балкарских населенных пунктов КБР». Оно содержит уже развернутую характеристику политического содержания текущей ситуации. Сложная общественно-политическая ситуация в республике в нем связывается:

с систематическим нарушением прав и свобод человека;

с принятием «нелегитимных нормативно-правовых актов», неисполнением республиканских и федеральных законов;

с коррупцией, безответственностью, непрофессионализмом чиновников, повлекшими стагнацию экономического и интеллектуального потенциала КБР;

с жестким контролем правоохранительных органов над СМИ, отсутствием свободы слова и доступа к информации;

с тем, что «президент республики по состоянию здоровья на протяжении нескольких лет управляет Кабардино-Балкарией номинально»1.

Но далее в документе современные политические проблемы напрямую выводятся из наследия истории и нерешенности задач реабилитации балкарского народа: «В ситуации подобного беззакония наиболее критическим оказалось положение репрессированного балкарского народа, тотально депортированного в 1944 году по этническому признаку и подвергнутого геноциду. Балкарский народ до сих пор так и не обрел реального права на собственную историческую родину, так как постоянное противодействие руководства КБР и неоднократный срыв законодательно предусмотренной на федеральном уровне территориальной реабилитации балкарского народа стали его основным национальным бедствием и лишают всякой возможности вовлекать и использовать по прямому назначению любые целевые средства, в т.ч. и федеральные на собственное социально-экономическое развитие. Из-за невосстановления районов Балкарии, ликвидированных в связи с депортацией народа, балкарцы лишены возможности иметь избирательные округа и соответственно избирать своих представителей в органы представительной и государственной власти как на федеральном, так и на республиканском уровнях, более того, оказались не вправе и на реальное местное самоуправление, гарантированное Конституцией Российской Федерации. Подобное политическое бесправие балкарского народа на собственной родине дает возможность беспрепятственного отторжения его земель и всех природных ресурсов»2.

Весьма красноречив редакционный комментарий, в котором, в частности, говорится: «Многонациональная республика, в которой благодаря мудрости её народов, даже при тяжелейшем социально-экономическом кризисе, до сих пор удавалось сохранить хотя бы мир, вдруг оказалась на грани полного развала.

В марте с.г. разом забурлила вся горная часть республики - Балкария, где по сей день беспрерывно продолжаются собрания и сходы, пикеты и митинги.

Виной всех этих народных волнений стал не кто иной, как давно исчерпавший себя, а по оценке специалистов «авторитарный, этно-тейпо-клановый режим правления» республикой, который напоследок и разом навсегда решил окончательно уничтожить всю этнотерриториальную Балкарию, ранее используемую в качестве сырьевой колонии и разграбляемую по частям».

Основной вывод авторов обращения заключается в том, что «реформу местного самоуправления в КБР необходимо сочетать с процессом реабилитации балкарского народа», «уделив особое внимание процессу территориальной реабилитации»1. Реализация в КБР закона «О реабилитации репрессированных народов» 1991 г. была заявлена как одна из основных тем несостоявшегося митинга 23 июля 2005 г.

Итак, круг замкнулся. Проблемы реформы системы местного самоуправления не просто получили политизированное и «этнизированное» измерение. Они инкорпорированы в программу глубокой этнополитической перестройки всей политической системы Кабардино-Балкарской Республики.

Эта программа отражает психологию и идеологию этнического национализма, поскольку нацелена на территориальное, административно-политическое, экономическое «разведение» граждан республики по этническому признаку.

Обоснование этой программы носит преимущественно исторический и «бытийный» характер, а ее реализация подается как вопрос жизни и смерти для одного из народов республики.

Тем самым спокойное и рациональное обсуждение конкретных проблем реализации федерального закона №131-ФЗ становится затруднительным, а весь комплекс факторов межэтнической напряженности и кризиса начала 1990-х гг. в Кабардино-Балкарской Республике вновь привносится в повестку дня.
^ 3. Перспективы и подходы к разрешению ситуации

В сложившейся ситуации нельзя уже делать вид, что все сводится к своевременному и строгому исполнению требований федерального законодательства. Существо альтернативы, которая встает перед республикой, заключается в вопросе: окажется ли муниципальная реформа фактором национально-политического раскола и дестабилизации или удастся «очистить» ее дальнейшее развитие от политизации и «национализации», сохранить общественную стабильность и управляемость.

1. Высокий уровень этнической мобилизации, выдвижение на первый план общественной жизни «национальных движений», выступающих от имени основных этнических групп населения, с одной стороны, и кризис республиканских институтов государственной власти, «невмешательство» или одностороннее позиционирование федеральных властных структур - с другой, могут создать необходимые и достаточные условия для развития событий по первому «сценарию».

Поэтому представляется важным, чтобы все активные участники политического процесса, а именно: федеральные властные структуры и их представители в регионе, республиканские власти, общественные организации и деятели, выступающие от имени балкарского населения, должным образом оценили тот факт, что на сегодняшний день в республике практически не проявляет себя национальное движение других этнических групп населения, прежде всего - кабардинского. Но если сохранится обрисованный выше этнополитический контекст муниципальной реформы, положение может измениться достаточно скоро и весьма резким образом. На это работают как социально-психологические, так и политические факторы.

Во-первых, муссирование тезиса о том, что Кабардино-Балкарская Республика представляет собой политическую машину для уничтожения одного из ее титульных народов, не может восприниматься иначе, как проповедь национальной вражды к другому ее титульному народу. Эвфемизмы относительно «первых секретарей», «отдельных политических руководителей» и т.п. никого не могут обмануть. Игнорирование социально-психологического фактора в восприятии проблемы межселенных территорий балкарским населением стало одной из причин обострения обстановки. Если официальные властные структуры будут игнорировать социально-психологический фактор в восприятии ее дальнейшего развития кабардинским населением, то его «зеркальная» ответная реакция не заставит себя ждать.

Во-вторых, нельзя ожидать и требовать, чтобы другие не связывали бы воедино всю совокупность позиций и требований, которыми одна из сторон «нагружает» реформу системы местного самоуправления, превращая ее, по сути, в механизм «развода» народов республики. А если это так, то в действие вступают «бытийные» мотивы политической активизации всех народов КБР, вопросы их национального самосохранения, их «исторических прав» и т.д., и т.п. Общественно-политическая ситуация приобретет собственную динамику, не имеющую ничего общего ни с целями и задачами муниципальной реформы, ни с государственными интересами вообще.

Не исключено, что всплеск кабардинского национального движения не произойдет в ближайшие недели или месяцы, а муниципальная реформа будет доведена до пределов, определяемых Федеральным законом №131-Ф3 (в его нынешней редакции) и политическими условиями, сложившимися в республике на сегодняшний день. Такой вариант развития событий реален, но уже в среднесрочной перспективе чреват весьма неблагоприятными последствиями, поскольку он приведет к определенному закреплению факторов этнической дивергенции во всех сферах общественной жизни республики.

Затруднится рациональное обсуждение и реализация единой стратегии экономического развития и финансового оздоровления. Тенденция формирования административно-хозяйственных этнических анклавов противоречит принципам единства экономического пространства страны и равенства прав граждан. Она станет постоянным источником межэтнических трений, загоняющим в национально-политическую «ловушку» решение любых финансово-экономических проблем. Подобная перспектива вряд ли приемлема и с правовой, и с экономической, и с политической точки зрения.

Снижение авторитета и эффективности системы государственной власти республики может обрести характер ее всеобъемлющего кризиса. Но это не будет банкротством только республиканского руководства, лояльность которого к российскому государству невозможно подвергнуть сомнению. Снизится общая управляемость социально-политическими процессами в регионе, а попытки достижения групповых целей помимо государственных институтов и вопреки им получат дополнительный стимул.

Развитие событий по указанному сценарию с неизбежностью будет истолковано как успех или даже «победа» национально-политического движения, выступающего от имени одного из народов КБР. С одной стороны, это стимулирует дальнейшее давление в пользу оформления Балкарии в качестве своего рода «этно-суверенной» единицы в составе республики. Муниципальная реформа выступит при этом как механизм формирования территориальной, административной и экономической базы этнического суверенитета. С другой стороны, это неизбежно вызовет «синдром жертвы агрессии» у кабардинского населения и реанимирует идею восстановления «этно-суверенной» Кабарды. Республика окажется отброшенной вспять к ситуации этнополитического раскола начала 1990-х годов.

Устремления к «полному» или «государственному» суверенитету будут играть еще меньшую, по сравнению с тем временем, а значит - практически нулевую роль. Но проблема национально-территориального размежевания окажется столь же неразрешимой. А внедрение системы этнического представительства по «дагестанской модели» (как это следует из некоторых предложений) вряд ли может рассматриваться как шаг вперед.

Все перечисленное может приобрести взрывной потенциал, если учитывать еще два фактора развития ситуации на ближайшие годы. Во-первых, общепризнанно, что отсутствует экономическая база, позволяющая местному самоуправлению эффективно выполнять все те социальные функции, которые возлагаются на него в рамках муниципальной реформы. Следовательно, может произойти, по крайней мере, временное обострение ряда социально-экономических проблем и нарастание социальной напряженности. Во-вторых, еще только предстоит осуществить разграничение прав собственности между федеральным, республиканским и местным уровнями власти. И этот процесс сам по себе чреват определенным конфликтным потенциалом.

2. Дело не в том, что обрисованная перспектива является неизбежной. Но власти и ответственные общественные силы должны действовать с учетом такой возможности. Очевидно, что ключевая роль в дальнейшем развитии ситуации принадлежит федеральным властным структурам.

В первую очередь важно помнить, что результаты преобразований в равной степени определяются целевыми установками, содержательной частью решений и процессом, атмосферой и механизмами их осуществления.

Следовательно, они должны создать для себя необходимые условия успешного управления процессом реализации федерального закона №131-ФЗ, а именно - вывести его из жесткого временного графика, оставив возможность тщательной отработки каждой детали всех еще нерешенных вопросов.

С учетом этнополитического измерения возникших проблем, представители федеральных структур не должны позволять втянуть себя в «перетягивание каната» между различными национальными группами. Ни один их шаг не должен выглядеть как поддержка позиций какого-либо национального движения в противовес другой стороне.

В этом случае они сохранят возможность отделить правовые и административные аспекты муниципальной реформы от политизированных и «этнизированных» интерпретаций и не допустить искажения их смысла. Здесь потребуется предпринять несколько шагов. Во-первых, внятно и авторитетно сформулировать позицию государства по вопросу о соотношении «национально-государственных» и муниципальных структур в полиэтничном гражданском сообществе Кабардино-Балкарской Республики. Во-вторых, побудить интеллектуальные круги республики к диалогу и совместному поиску научно-рационалистических методов анализа взаимосвязи исторических и современных проблем национально-государственного устройства КБР. В-третьих, осуществить правовую экспертизу как самого закона «О реабилитации репрессированных народов» от 26 апреля 1991 г., так и хода его реализации в Кабардино-Балкарской Республике.

Наконец, представители высшей государственной власти в ЮФО и СКФО Кабардино-Балкарской Республике не могут ограничиваться формальным контролем за соблюдением буквы федерального закона. Таким образом, достаточно просто добиться, чтобы одна (региональная) буква соответствовала другой (федеральной) букве, но при этом можно проглядеть опасную коллизию между буквой закона и реальностями жизни. Среди этих реальностей - сочетание высокой плотности населения и малоземелья с выраженной географической зональностью и крайней неравномерностью распределения земельных угодий, пригодных для хозяйственного использования; исторически сложившаяся структура землепользования, включающая значительные площади, находящиеся в общем пользовании ряда хозяйствующих субъектов (сельских поселений) или в значительном удалении от соответствующих муниципальных образований; сложная, мозаичная структура современного расселения и землепользования этнических групп, не совпадающая с границами территорий, идентифицируемых как историческая Кабарда и Балкария.

В этих условиях неразумно полностью исключать некоторую вариативность решения конкретных вопросов муниципальной реформы, в частности, вопроса о межселенных территориях. Вместе с тем нельзя давать поводы для толкования этих решений в смысле «изъятия» соответствующих земель из ведения органов власти, непосредственно представляющих ту или иную национальную группу населения или, напротив, их «изъятия» из сферы равных прав граждан независимо от национальной принадлежности. Выход может заключаться в установлении взаимных ограничений (аналогичных сфере «совместного ведения» при разграничении полномочий различных уровней власти). Возможно, оправданным окажется достаточно длительный мораторий на куплю-продажу земель хозяйственного и рекреационного назначения.

Все вышесказанное направлено только на то, чтобы продемонстрировать необходимость и возможность поиска в рамках закона конкретных решений проблем муниципальной реформы в КБР, позволяющих достигнуть ее общих целей в условиях поддержания общественно-политической стабильности.
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   17

Добавить документ в свой блог или на сайт

Похожие:

Адыгских общественных объединений кбр iconУчастие представителей общественных объединений в мероприятиях, проведенных в ноябре
Ноября в городской школе №9 состоялся районный фестиваль детских общественных объединений и движений «Радуга содружества»

Адыгских общественных объединений кбр iconУстав общероссийского союза общественных объединений Федерации авиационного спорта России
Общероссийский союз общественных объединений «Федерация авиационного спорта России» (в дальнейшем именуемая фас россии). фас россии...

Адыгских общественных объединений кбр iconНовогодний прием в Доме Правительства
Главы кбр собрались на встречу с руководителем республики Арсеном Каноковым, Председателем Правительства кбр русланом Хасановым,...

Адыгских общественных объединений кбр iconМониторинг региональных сми по теме: «образование»
Уважаемые лидеры и руководители детских и молодежных общественных объединений калининградской области! 8

Адыгских общественных объединений кбр iconОтчет о реализации проекта «Город равных возможностей для детей»
Направление «Привлечение волонтеров, некоммерческих организаций и общественных объединений к оказанию услуг»

Адыгских общественных объединений кбр iconКонкурс профессионального мастерства среди педагогов-организаторов «Лидер года-2008»
Цель: пропаганда деятельности эффективно работающих взрослых лидеров детских и молодёжных общественных объединений

Адыгских общественных объединений кбр iconРекомендации по поведению заседаний методических объединений учителей истории и обществознания
Л. П. Андрианова, ст преподаватель кафедры иностранных языков и общественных дисциплин нмц развития основного и среднего образования...

Адыгских общественных объединений кбр iconИнтернет-конкурс «Новости–пресс» Участники
Участники: члены детских общественных объединений и организаций Союза «Романтики и фантазеры», старшеклассники оу городского округа...

Адыгских общественных объединений кбр iconАдминистрации президента пмр информационно-справочные материалы календарь знаменательных
Рекомендуется для организации информационно-массовой работы общественных объединений приднестровской молдавской республики

Адыгских общественных объединений кбр iconПрограмма работы с соотечественниками, проживающими за рубежом, на 2012 2014 годы
...



Образовательный материал



При копировании материала укажите ссылку © 2013
контакты
www.lit-yaz.ru
главная страница