Бывало, мы спали, а отец проводил арати*. Динь-динь-динь, мы слышали звон колокольчика, просыпались и видели, как отец склоняется перед Кришной




Скачать 26.42 Mb.
НазваниеБывало, мы спали, а отец проводил арати*. Динь-динь-динь, мы слышали звон колокольчика, просыпались и видели, как отец склоняется перед Кришной
страница42/198
Дата публикации14.06.2013
Размер26.42 Mb.
ТипДокументы
www.lit-yaz.ru > Физика > Документы
1   ...   38   39   40   41   42   43   44   45   ...   198

Аллен: Я испытывал суеверное благоговение, которое, судя по всему, было вызвано обычной глупостью. Учение Свами пришлось весьма кстати — оно заставило меня пересмотреть подобное мое отношение. Но это же самое, в свою очередь, побудило меня поставить под сомнение и его собственный авторитет. Я перестал слепо ему доверять.

Аллен описал Свамиджи «божественное» видeние, в котором ему явился Уильям Блейк в образе звука, в результате чего он осознал единство всего сущего. Некий садху во Вриндаване сказал Аллену, что, значит, Уильям Блейк — его гуру. Но для Бхактиведанты Свами это было полной нелепицей.

Аллен: Для меня самым главным в нем, тем, что сводило на нет все наши разногласия, была исходившая от него доброта, самоотверженная, бескорыстная доброта, которая сродни абсолютной жертвенности. Это всегда покоряло меня, какие бы интеллектуальные вопросы или сомнения ни роились в моей голове, и какой бы циничной ни была точка зрения моего «эго». От него исходило какое-то неотразимое личное обаяние, рождавшееся из его преданности делу, и это обаяние сглаживало все наши разногласия. Даже если наши взгляды расходились, мне всегда было приятно с ним общаться.

Аллен ответил согласием на просьбу Бхактиведанты Свами — больше петь и постараться бросить курить.

— Вы на самом деле намерены сделать этих американских ребят вайшнавами? — спросил Аллен.

— Да, — радостно ответил Свамиджи. — Все они станут брахманами.

Аллен оставил чек на двести долларов, чтобы покрыть издержки, необходимые для продления визы, и пожелал удачи.

«Брахманами!» — Аллен не мог представить, что такое возможно.

***

23 сентября

На Радхаштами, в день явления Шримати Радхарани, вечной супруги Господа Кришны, Бхактиведанта Свами провел еще одну церемонию посвящения. Кейт получил имя Киртанананда, Стив стал Сатсварупой, Брюс — Брахманандой, а Чак — Ачьютанандой. И снова был праздник с жертвенным огнем в гостиной Свамиджи и большим пиром.

***

Бхактиведанта Свами проповедовал в самом сердце наркотической культуры, где молодежь отчаянно пыталась изменить свое сознание любыми доступными средствами — при помощи наркотиков или чего-то еще. Свамиджи обещал им, что, повторяя Харе Кришна, они с легкостью обретут высшее сознание, к которому так стремятся. Объясняя философию сознания Кришны, он неизбежно был вынужден проводить параллели с наркотическим опытом, хотя бы для того, чтобы показать, что эти пути совершенно противоположны. Он хорошо знал, что многие индийские «садху», принимают ганджу и гашиш считая, что это помогает им в медитации. Еще до его отъезда из Индии туристы-хиппи уже стали привычным зрелищем на улицах Дели.

Индия привлекала хиппи мистической культурой и доступностью наркотиков. Там они знакомились со своими индийскими «коллегами», уверявшими, что курить гашиш — это духовное занятие, а затем возвращались в Америку с этими ложными представлениями об индийской духовной культуре.

Это был целый образ жизни. В местных магазинах можно было купить всё необходимое. Марихуана, ЛСД, мескалин, кокаин, а также более сильные наркотики — героин и барбитураты — свободно продавались на улицах и в парках. Газеты андерграунда публиковали важнейшие новости из мира наркотиков, печатали комиксы, героем которых был «Капитан Кайф» и кроссворды, разгадать которые могли только «прожженые» наркоманы.

Бхактиведанте Свами приходилось объяснять им, что сознание Кришны гораздо выше пресловутых «полетов в мир ЛСД».

— Думаете, прием ЛСД может вызвать экстаз и расширить сознание? — спросил он однажды у собравшихся в храме. — Тогда представьте себе эту комнату, целиком заполненную ЛСД. Таково Сознание Кришны.

Посетители постоянно задавали ученикам Свамиджи один и тот же вопрос:

— Вы что, кайфуете от этого?

И преданные отвечали:

— Еще как! Можно «улететь» на первых же звуках. Сам попробуй!

Грег Шарф (брат Брахмананды) ЛСД не увлекался, но жаждал высшего сознания и решил попробовать петь мантру.

Грег: Мне было восемнадцать. Все, кто посещал храм, баловались ЛСД, и я подумал, может быть, мне тоже начать - ведь я хотел быть как все. И я спросил Умапати:

— Слушай, Умапати, как считаешь, может, мне ЛСД попробовать? Я в толк не могу взять, о чем вы тут все толкуете.

Он ответил:

— Нет, Свамиджи сказал, что ЛСД не нужно.

Так я и не попробовал ЛСД, и думаю, что правильно сделал.

Хаягрива: Вы слышали об ЛСД? Это наркотик в виде таблетки, который вызывает духовный экстаз. Как по-вашему, это поможет мне в духовной жизни?

Бхактиведанта Свами: Тебе ничего не нужно принимать для духовной жизни. Твоя духовная жизнь уже с тобой.

Если бы эти слова произнес кто-то другой, Хаягрива никогда бы не согласился с ним. Но Свамиджи был «абсолютно уверен», и «о том, чтобы не согласиться, и речи быть не могло».

Сатсварупа: Я знал, что сознание Свамиджи всегда возвышенно, и надеялся, что как-нибудь он сможет научить этому и меня. Однажды, оставшись с ним наедине, я спросил:

— Можно ли достичь такого духовного уровня, откуда невозможно упасть?

Он ответил «Да», и это убедило меня в том, что попытки обрести духовность с помощью ЛСД, приводящие к еще более глубокому падению, нужно заменить абсолютно духовной жизнью - такой, какую вел Свамиджи. Я видел, насколько он сам убежден в этом, и это убедило и меня.

Грег: В то время ЛСД считался духовным наркотиком, и Свамиджи был единственным, кто осмелился открыто выступить против него, сказав, что это чушь. Должно быть, это была первая битва, которую ему пришлось выдержать при попытке распространить свое движение в Нижнем Ист-Сайде. Даже те, кто регулярно посещал храм, считали, что ЛСД — это хорошо.
Пожалуй, самые нашумевшие эксперименты с ЛСД в те дни проводили Тимоти Лири и Ричард Олперт, преподаватели психологии из Гарварда. Они изучали действие наркотиков, публиковали результаты своих исследований в научных журналах и пропагандировали применение ЛСД для достижения самоосознания и раскрытия заложенных в человеке способностей. После того как Тимоти Лири выгнали из Гарварда, он вознамерился стать общенациональным апостолом ЛСД и какое-то время возглавлял общину своих последователей в Мильбруке, недалеко от Нью-Йорка.

Когда члены мильбрукской коммуны узнали, что в Нижнем Ист-Сайде живет свами, ученики которого «улетают» от пения, они тоже решили походить в храм. Однажды вечером на киртан Свамиджи пришло с десяток хиппи из Мильбрука. Они все пели (не столько из любви к Кришне, сколько для того, чтобы испытать, какой кайф это приносит). После лекции лидер мильбрукцев задал вопрос о наркотиках. Бхактиведанта Свами ответил, что для духовной жизни наркотики не нужны, они не могут одухотворить сознание человека, а все религиозные видения, вызванные ими — просто галлюцинации. Постичь Бога не так-то просто - для этого недостаточно просто принять таблетку или выкурить сигарету. Повторение Харе Кришна, объяснил он, — это путь очищения, позволяющий снять материальную пелену с чистого сознания живого существа. Наркотики же делают эту пелену еще плотнее и мешают человеку достичь самоосознания.

— А сами-то Вы пробовали ЛСД? — вопрос прозвучал как вызов.

— Нет, — ответил Свамиджи — я никогда не употреблял ничего подобного, даже сигарет или чая.

— Если Вы никогда не принимали наркотиков, то как Вы можете судить о них?

Мильбрукцы оглядывали зал, победоносно улыбаясь. Двое или трое даже расхохотались и защелкали пальцами, полагая, что поймали Свами на слове.

— Я сам не пробовал, — ответил Свами, с царственным видом восседая на своем помосте. — Но мои ученики перепробовали все — марихуану, ЛСД, — а потом все бросили. Вы можете послушать, что они сами скажут. Хаягрива, расскажи.

Хаягрива выпрямился и заговорил своим звучным голосом:

— Как бы высоко вы ни «улетели», накачавшись ЛСД, когда-нибудь вы достигнете пика и вынуждены будете спуститься назад. Это все равно что лететь на ракете в космос [один из обычных примеров Свамиджи]. День за днем ваш космический корабль будет лететь все дальше и дальше, он может удалиться от Земли на тысячи километров, но рано или поздно вы должны будете вернуться на Землю, ваше путешествие не может продолжаться бесконечно долго. ЛСД приносит ощущение полета, но всякий раз нам приходится возвращаться. Это не духовное сознание. Достигнув духовного сознания, или сознания Кришны, вы продолжаете лететь. Поскольку вы идете к Кришне, вам не нужно больше возвращаться. Вы можете «улететь» навсегда.
Бхактиведанта Свами сидел у себя в дальней комнате вместе с Хаягривой, Умапати и другими учениками. Вечерняя программа только что закончилась, и визитеры из Мильбрука отправились восвояси.

— Свамиджи, сознание Кришны так прекрасно, — заговорил Умапати, — можно «лететь» все выше и выше и никогда не опускаться.

Свамиджи улыбнулся:

— Да, точно.

— Вечный кайф, — со смехом сказал Умапати, и другие тоже рассмеялись. Кто-то захлопал в ладоши, повторяя: «Вечный кайф, вечный кайф».

Беседа вдохновила Хаягриву и Умапати написать новую листовку:
^ ВЕЧНЫЙ КАЙФ!

Улети навсегда!

Практикуйте сознание Кришны.

Расширяйте свое сознание, повторяя

* ТРАНСЦЕНДЕНТНЫЕ ЗВУКИ *
ХАРЕ КРИШНА ХАРЕ КРИШНА,

^ КРИШНА КРИШНА ХАРЕ ХАРЕ

ХАРЕ РАМА ХАРЕ РАМА

РАМА РАМА ХАРЕ ХАРЕ
Листовка объясняла превосходство сознания Кришны над всеми остальными способами «улететь». Там употреблялись такие выражения, как «забалдеть» и «кайф без ломки». Она выступала против «применения методов искусственной стимуляции для самопознания и расширения внутреннего видения». Кто-то пожаловался, считая объявление слишком «хипповским», но Свамиджи сказал, что в этом нет ничего плохого.
Грег: Когда эти наркоманы с Нижнего Ист-Сайда приходили потолковать со Свамиджи, он так стойко их терпел… Он говорил о философии, о которой они и слыхом не слыхивали. Когда люди принимают ЛСД, они погружаются в себя и не совсем адекватно воспринимают то, что им говорят. Поэтому когда Свамиджи говорил о чем-то, они его не понимали. И ему приходилось раз за разом повторять все заново. Он был очень терпелив, но никогда не подыгрывал их заявлениям, что ЛСД помогает осознать себя.

***

Октябрь 1966 года.

Томпкинс-сквер был главным парком Нижнего Ист-Сайда. С юга он граничил с Седьмой улицей, застроенной четырех-пятиэтажными многоквартирными домами из песчаника, а с северной стороны, по Десятой улице, стояли такие же дома, но немного приличнее, и очень старый домик, где разместилось местное отделение Нью-Йоркской публичной бибилиотеки. На Авеню «Б», куда выходила восточная сторона парка, возвышалась церковь Святой Бригиты, построенная в 1848 году, когда округу населяли одни ирландцы. Церковь, школа и дом священника занимали большую часть квартала. С запада парк был ограничен Авеню «А», вдоль которой расположились многочисленные кондитерские, торговавшие всякой всячиной: газетами, журналами, сигаретами и крем-содой. Кроме того, там было несколько баров, бакалейных лавок и пара славянских ресторанов, где фирменным блюдом был дешевый борщ и где за трапезой бок о бок сидели украинцы и хиппи.

На четырех гектарах парка росло много высоких деревьев, но не менее половины его площади было вымощено плиткой. Защищая газоны, вдоль дорожек тянулась массивная ограда из кованого железа, высотой чуть больше полутора метров. Извилистая лента забора, многочисленные дорожки и ворота делали парк похожим на лабиринт.

В то воскресенье погода стояла теплая, и в парке было многолюдно. Почти все скамейки вдоль дорожек были заняты. На них небольшими группами сидели и разговаривали пожилые люди, в основном украинцы, одетые, несмотря на теплую погоду, в старомодные костюмы и свитера. В парке было полно детворы, в основном пуэрториканцев и негров, а также светловолосых, угрюмых детей из трущоб. Они носились на велосипедах, играли в мяч или пускали летающие тарелки. Площадки для игры в ручной мяч и баскетбол оккупировали подростки. И, как водится, повсюду бегали бездомные собаки.

От старых времен здесь сохранился миниатюрный мраморный бельведер (четыре колонны с крышей, а внутри — фонтанчик для питья). Надпись на нем гласила: «1891 год». На четырех его сторонах были начертаны слова «НАДЕЖДА», «ВЕРА», «МИЛОСЕРДИЕ», и «УМЕРЕННОСТЬ». Но чья-то рука намалевала на этом сооружении черной краской грубые рисунки, неразборчивые имена и инициалы. Сегодня скамью у бельведера заняли музыканты с латиноамериканскими барабанами конга и бонго, и весь парк пульсировал в такт их зажигательным ритмам.

Были здесь и хиппи, сильно выделявшиеся среди прочих. Бородатые представители местной богемы и их длинноволосые юные подруги в потертых джинсах тогда еще были непривычным зрелищем, и даже в «плавильный котел» Нижнего Ист-Сайда их присутствие вносило напряженность. Они были выходцами из зажиточных семей, и в трущобы их привела отнюдь не нужда. Из-за этого они часто ссорились с обездоленными иммигрантами. Всем известное пристрастие хиппи к наркотикам, их бунт против своих семей и материального благополучия и их авангардистские вкусы делали их презираемым меньшинством, предметом сарказма и насмешек окружающих. Но хиппи хотели только одного — делать то, что им хочется, вершить собственную революцию во имя «любви и мира», поэтому их обычно терпели, хотя и не признавали.

В Томпкинс-сквере собирались разные группы молодежи и хиппи. Одних объединяла дружба еще со школьной скамьи или употребление одних и тех же наркотиков, других — общая жизненная философия, схожие взгляды на искусство, литературу, политику или метафизику. Были тут и влюбленные. Были группы, членов которых на первый взгляд не связывало ничего, кроме общего стремления — делать все что заблагорассудится. Были и другие, жившие отшельниками — как одиночка, который сидит на скамейке в парке и анализирует эффект кокаина, глядя то вверх, на странно шелестящую зеленую листву деревьев и голубое небо над домами, то вниз — на мусор под ногами, а в это время ум его беспомощно мечется от страха к озарению, от отвращения к галлюцинациям, и так несколько часов, пока наркотический дурман не рассеется и он снова не превратится в обычного прохожего. Иногда они «зависали» в парке на всю ночь, а с первыми лучами солнца растягивались на скамейках, чтобы немного вздремнуть.

Особенно много хиппи было в парке по воскресеньям. Иногда они просто шли мимо, по дороге на площадь Св. Марка в Гринвич-Вилледже, или же на станцию «Лексингтон Авеню» на площади Астора, или к метро на углу улицы Хьюстона и Второй Авеню, или на Первую Авеню, к остановке автобуса, идущего из центра. Через парк было удобно попасть на Вторую Авеню, чтобы оттуда поехать в центр, или на Девятую, где можно было сесть на автобус, идущий через весь город. Многие приходили сюда просто так, чтобы выбраться из дома и посидеть с друзьями на свежем воздухе — покайфовать, поболтать или побродить по лабиринту парковых дорожек.

Но как бы ни были велики различия в интересах и наклонностях хиппи, Нижний Ист-Сайд был для всех них мистической страной. Это были не просто грязные трущобы — это было лучшее в мире место для экспериментов с сознанием. Несмотря на грязь, постоянную угрозу насилия и тесноту, в которой обитали жители здешних домов, Нижний Ист-Сайд оставался форпостом «революции расширения сознания». Если вы не жили здесь, не принимали психоделических средств или марихуаны, или, по крайней мере, вас не обуревала жажда найти свою свободную религию, то на вас ложилось клеймо невежественного ретрограда, задержавшегося на низшей ступени эволюции сознания и цепляющегося за идеалы «добропорядочных» американцев-материалистов. Именно эти поиски объединяли такую разноликую в остальном толпу хиппи Нижнего Ист-Сайда.

Вот сюда-то, на этот балаган, и пришел со своими учениками Свамиджи, чтобы провести киртан. Трое или четверо преданных пришли пораньше, выбрали в парке лужайку, расстелили ковер (подарок Роберта Нельсона), сели на него и, подыгрывая на караталах, запели Харе Кришна. Тут же к ним подкатили мальчишки на велосипедах и, затормозив у самого ковра и не слезая с седла, уставились на них с нахальным любопытством. Начали собираться прохожие.
1   ...   38   39   40   41   42   43   44   45   ...   198

Похожие:

Бывало, мы спали, а отец проводил арати*. Динь-динь-динь, мы слышали звон колокольчика, просыпались и видели, как отец склоняется перед Кришной iconДомашнее задание по чтению для группы
«Ха-ха-ха да хе-хе-хе, хи-хи-хи да бух-бух! Бу-бу-бу да бе-бе-бе, Динь-динь-динь да трюх-трюх!»

Бывало, мы спали, а отец проводил арати*. Динь-динь-динь, мы слышали звон колокольчика, просыпались и видели, как отец склоняется перед Кришной iconВеселый старичок
«Ха-ха-ха (6) Да хе-хе-хе, (7) Хи-хи-хи (8) Да бyх-бyх! (9) Бy-бy-бy (10) Да бе-бе-бе, (11) Динь-динь-динь (12) Да тpюх-тpюх!»

Бывало, мы спали, а отец проводил арати*. Динь-динь-динь, мы слышали звон колокольчика, просыпались и видели, как отец склоняется перед Кришной iconДинь-дон, динь-дон, это сказка или сон?
И это- неспроста. Ведь сегодня Новый год! А новый год-это сказочное, волшебное время, когда происходят разные чудеса. И не стоит...

Бывало, мы спали, а отец проводил арати*. Динь-динь-динь, мы слышали звон колокольчика, просыпались и видели, как отец склоняется перед Кришной iconМир вам дорогие слушатели. Продолжаем нашу тему под названием «Отец...
«Отец светов». Сегодня вторая, заключительная часть. «Отец светов», так о Нём говорит Святой Дух в Иак. 1,17. И этот стих мы возьмём...

Бывало, мы спали, а отец проводил арати*. Динь-динь-динь, мы слышали звон колокольчика, просыпались и видели, как отец склоняется перед Кришной iconНа южном берегу Азовского моря воды мало, и удобств для отдыхающих...
Впрочем, у Макара есть жизненные обстоятельства. Если у меня мать бухгалтер в совхозе, сестра уже работает телефонисткой и отец присылает...

Бывало, мы спали, а отец проводил арати*. Динь-динь-динь, мы слышали звон колокольчика, просыпались и видели, как отец склоняется перед Кришной iconВеры Федоровны Сазоновой 1 Отец Георгий
Георгия и на лодочке каталс Отец Георгий не был монахом, но мяса не ел. Наварит картошки с луком и лавровым листом, это ему и первое,...

Бывало, мы спали, а отец проводил арати*. Динь-динь-динь, мы слышали звон колокольчика, просыпались и видели, как отец склоняется перед Кришной iconОтец Мухамедгариф Мухамедгалимов, уроженец деревни
Кушлавыч Казанского уезда, Казанской губернии[2]. Дед Мухамедгалим был муллой. Мать — Мэмдудэ, отец которой Зиннатулла сын Зайнельбашира...

Бывало, мы спали, а отец проводил арати*. Динь-динь-динь, мы слышали звон колокольчика, просыпались и видели, как отец склоняется перед Кришной icon2 а сейчас, ребята, давайте поиграем в школу и узнаем, с какими уроками...
А сейчас, ребята, давайте поиграем в школу и узнаем, с какими уроками вы успели познакомиться и подружиться. А за ваши знания я буду...

Бывало, мы спали, а отец проводил арати*. Динь-динь-динь, мы слышали звон колокольчика, просыпались и видели, как отец склоняется перед Кришной iconО владимире андреевиче шевченко
Москву. В турции семья находилась с осени 1942г по осень 1944 г. После этого они переехали в Батуми, куда отец получил назначение...

Бывало, мы спали, а отец проводил арати*. Динь-динь-динь, мы слышали звон колокольчика, просыпались и видели, как отец склоняется перед Кришной iconОпыт герменевтического исследования
Философия; имя; миф; слово; герменевтика; термин; имяславие; Целое; космичность; энциклопедизм; статус языка; парадоксы; советское...



Образовательный материал



При копировании материала укажите ссылку © 2013
контакты
www.lit-yaz.ru
главная страница