Бывало, мы спали, а отец проводил арати*. Динь-динь-динь, мы слышали звон колокольчика, просыпались и видели, как отец склоняется перед Кришной




Скачать 26.42 Mb.
НазваниеБывало, мы спали, а отец проводил арати*. Динь-динь-динь, мы слышали звон колокольчика, просыпались и видели, как отец склоняется перед Кришной
страница13/198
Дата публикации14.06.2013
Размер26.42 Mb.
ТипДокументы
www.lit-yaz.ru > Физика > Документы
1   ...   9   10   11   12   13   14   15   16   ...   198

Абхай был полон решимости, и друзья согласились ему помочь. Сначала они встретились с Рам Митрой, заявившим, что господин Бхаял - его настолько близкий друг, что по первой же просьбе просто отдаст ему храм. Доктор Шастри тоже собрался идти к господину Бхаялу, чтобы объяснить, насколько хорошо будет для жителей Джханси , если это место достанется Абхаю.

На встрече Рева Шанкар Бхаяла с Рам Митрой присутствовали Абхай, Доктор Шастри, Радхелал Маллик, Прабхакар Мишра и Сурьямукхи Шарма, молодая образованная жительница Джханси. Они представили ситуацию с нескольких точек зрения, и господин Бхаял выслушал их. Он согласился, что сейчас здания просто пропадают, а новое предложение ему понравилось. Г-н Бхаял согласился предоставить Абхаю помещение для Лиги Преданных на неограниченный срок. Более того, по просьбе Абхая, он сам согласился стать членом «Лиги». Они обменялись рукопожатием. От лица владельца г-н Бхаял пожертвовал земельный участок Бхарати Бхаван Абхаю Чарану Дэ и «Лиге Преданных».

***

В декабре и январе Абхай работал над Уставом Лиги Преданных. По примеру духовного учителя, он хотел начать широкую, интенсивную проповедь. И когда он попытался изложить свои цели на бумаге, проект немедленно стал разрастаться — за пределы Джханси, за пределы Индии! Конечно, Лига преданных была предназначена в первую очередь для молодых людей из Джханси — они уже проявляли огромный интерес, — но Устав, который составлял Абхай, включал в себя нечто гораздо большее, нежели просто расписание вечерних лекций и киртанов. Это была расширенная схема, включающая в себя описание четырех укладов общества (брахманов, кшатриев*, вайший* и шудр) и подробный план деятельности всемирного религиозного Движения. Устав предусматривал испытательный срок для будущих членов, описывал духовное посвящение, определял экономические отношения между Лигой и каждым ее членом, порядок обеспечения проповедников жильем, давал четкое определение запрещенных действий: «незаконные связи с женщинами, привычка к одурманивающим веществам, любая пища помимо строго вегетарианской, азартные игры и бессмысленные спортивные и развлекательные мероприятия».

Чтобы зарегистрировать «Лигу» в Лакнау, Абхаю был нужен «Меморандум Общества», подписанный его членами. В этом документе, в котором перечислялись основные задачи организации, Абхай раскрыл свое видение того, как будет продолжаться миссия Бхактисиддханты Сарасвати. Подобно духовным братьям, которые после раскола Гаудия-матха создали свои матхи, Абхай образовал новую ветвь Гаудия сампрадаи*, назвав ее «Лигой преданных». Его целью было не заполучить в собственность несколько зданий - он создавал общество преданных Кришны, которое должно было перерасти во всемирное Движение. Его планы не знали границ. Он думал об открытии центров духовного развития по всему миру… Абхай писал: «Господь Чайтанья… дал нам трансцендентный метод общения с АБСОЛЮТНОЙ ЛИЧНОСТЬЮ, БОГОМ, и в Его учении нет ничего абсурдного с точки зрения здравого смысла, и ничего такого, что противоречило бы какой-либо из религий, признанной цивилизованным человечеством». Среди целей «Лиги» называлось открытие центров во всех частях света. Таким образом, она становилась «Международной Организацией духовного развития через образование и культуру, путем привлечения членов любых наций, убеждений и каст». «Лига» должна была выпускать литературу на разных языках и каждый месяц печатать журнал «Назад к Богу».
Собрав все необходимые подписи под «Меморандумом Общества», Абхай отправился в Лакнау, где 4 февраля заплатил взнос в пятьдесят рупий и заполнил заявление, после чего вернулся в Джханси.

***

Поселившись в одной из комнат Мемориала Радхи, Абхай каждый день вставал в четыре часа утра и будил своего соседа, Прабхакара Мишру. С четырех до пяти он обычно писал, потом шел на прогулку в Антия Тал, в пять тридцать делал омовение, а затем повторял на четках Харе Кришна до семи часов, когда подходило время лекции по «Чайтанья-чаритамрите» или «Шримад-Бхагаватам» (хотя, как правило, единственным его слушателем был Прабхакар Мишра). В восемь он возвращался к своей литературной работе, печатая до начала одиннадцатого, а затем принимался за приготовление пищи. После полудня он шел в город, где встречался с людьми, проповедовал, искал новых кандидатов, готовых вступить в Лигу преданных. В конце дня он вновь садился писать и работал до семи часов, а потом готовился к лекции и киртану, которые должен был провести в одном из мест, куда его приглашали. Хотя у Абхая не было денег на дальнейшее издание журнала «Назад к Богу», он стабильно продолжал писать очерки, не думая, будут они опубликованы или нет. Им было закончено длинное, около двадцати четырех тысяч слов, эссе, озаглавленное «Послание Бога». Еще он написал несколько статей, в которых предлагалось обсудить наставления «Бхагавад-гиты» в свете мировых проблем; а также «Науку преданности» — краткое изложение «Бхакти-расамрита-синдху» Рупы Госвами.

***

16 мая 1953 года Абхай устроил торжественное открытие Лиги преданных, с длительными чтениями, киртанами и раздачей прасада с раннего утра и до поздней ночи. Здания Лиги были украшены листьями, цветами и множеством глиняных сосудов с водой. Вечером, при большом стечении народа, Абхай прочитал лекцию по девятой главе «Бхагавад-гиты» «Раджа-гухья йога». Прабхакар Мишра провел огненное жертвоприношение, несколько брахманов декламировали мантры из «Брахма-самхиты». Каждый гость получил шестнадцатистраничный проспект со статьей Абхая о причинах учреждения Лиги и выдержками из ее Устава, объясняющими ее цель. Проспекты были подписаны: «ОМ…ТАТ…САТ, Абхай Чаранаравиндо Бхактиведанта, основатель и председатель». Открытие было благоприятным и радостным событием в жизни Джханси, и вечером сотни горожан собрались на лекцию Абхая. Доктор Шарма, почетный член Лиги и редактор ежедневной местной газеты, уже успел разрекламировать празднование и планировал на следующий день подробно его описать. Об открытии Лиги также сообщалось В «Гаудия Патрике».

«Присутствовал также издатель местного «Теософского Общества», Шри Лакшминараян Раджапали,; несмотря на расхождение с Бхактиведантой Прабху в философских взглядах, он, тем не менее, очень симпатизирует этому Движению. На собрании присутствовало множество достойных упоминания людей. Собрание попросило провести церемонию открытия Раджапати Шри К. М. Мунши… Этот центр зарегистрирован Актом Регистрации Обществ. Здание, в котором размещается Лига, называется «Шри Бхарати Бхаван». В нем есть зал для лекций и храм, похожий на дворец. Общество занимается в этом центре самой разнообразной деятельностью, а члены Общества, помимо прочего, могут жить в Бхарати Бхаване».
Абхай был уверен, что теперь Бхарати Бхаван будет объявлен и признан домом Лиги преданных. Он с радостью видел, что день открытия Лиги был делом не только его личным, но событием, которое отметили многие уважаемые жители Джханси.

***

А прошлое, казалось, с каждым днем все больше и больше удалялось от него. Но однажды, уже почти через полгода пребывания в Джханси, Абхай получил телеграмму, шокировавшую его напоминанием о прошлых связях. Его предприятие в Аллахабаде было разграблено. Его же собственные работники забрали все деньги, лекарства и все, что нашли ценного. Ущерб составил семь тысяч рупий.

Прочитав сообщение, Абхай рассмеялся и опять вспомнил стих из «Бхагаватам»:

йасйахам анугрихнами

харишйе тад-дханам шанайх

тато дханам тйаджантй асйа

сва-джана духкха-духкхитам

Прабхакар Мишра посоветовал Абхаю вернуться в Аллахабад, пока еще можно что-то сделать.

— Нет, — ответил Абхай, — это мне на благо. Было столько беспокойств! Теперь с одной из самых сильных привязанностей покончено! И теперь я могу полностью отдать свою жизнь Шри-Шри Радха-Мадхаве.

Сын Абхая, Бриндабан, вскоре приехал в Джханси, чтобы просить отца вернуться в Калькутту и возродить их старое предприятие, «Абхай Чаран Дэ и Сыновья». Абхай привел сына в свою комнату в Мемориале Радхи и объяснил, что не может вернуться. Он попросил Бриндабана остаться с ним, чтобы помогать, печатая на машинке, но тот отказался и вернулся в Калькутту.

***

С самой первой встречи с Прабхакаром Абхай старался убедить этого образованного молодого человека принять активное участие в работе «Лиги преданных». Хотя у Прабхакара (который был преподавателем и начальником медицинской службы Университета) было много обязанностей, он помогал по мере возможности, и вскоре стал самым активным помощником Абхая. Абхай назначил его секретарем «Лиги», а через несколько месяцев дал ему посвящение. Так Абхай стал духовным учителем Прабхакара, а Прабхакар - его первым учеником. Будучи проповедником, Абхай был обязан принимать учеников, передавая им наставления парампары и Харе Кришна мантру в том же виде, в каком он сам получил их от духовного учителя. Прабхакар, правда, не был учеником, полностью посвятившим себя миссии гуру, и действовал скорее как помощник, нежели как ученик, оставаясь в большей или меньшей степени независимым. Ректор университета, санскритолог и врач, он продолжал заниматься и своими собственными делами.

Шрила Прабхупада: Там, в Лиге преданных, я был один. Было несколько студентов, но они не проявляли особой активности. Все делал я сам. Я хотел привлечь Прабхакара Мишру и других, но им не очень-то нравилась перспектива отдать этому все свое время. Если бы его попросили полностью посвятить себя только этой деятельности, он бы не согласился. Но он получил посвящение. Все они хорошо знали санскрит - на то они и врачи.

Поэтому в сообщении «Гаудия Патрики», посвященном церемонии открытия Лиги, о Прабхакаре говорилось (в очень уважительном тоне) как о партнере Абхая по Лиге преданных, хотя на самом деле он был учеником Шрилы Бхактиведанты.
«Провести жертвоприношение Бхактиведанта Прабху предложил известному Ачарье Шримад Прабхакару Мишре Шастри, кавья-, вьякарана-, веданта-тиртхе, (т.е. специалисту в области поэзии, грамматики и философии), бакалавру санскрита и магистру медицины. Он — ректор колледжа, где изучаются Веды и Веданги и присваиваются научные степени. Кроме того, он является помощником управляющего Лиги преданных».
Учитывая место и обстоятельства, Абхай старался занимать этого молодого человека в преданном служении. Цель Абхая состояла не в том, чтобы набрать учеников, а в том, чтобы создать Лигу преданных. А для этого нужны были помощники.

Прабхакар Мишра: При первой же нашей встрече Свамиджи сказал мне: «Ты брахман и прабхакар*, а питаешься в ресторане! Пойдем ко мне, — я сам буду готовить и кормить тебя». Так получилось, что мы готовили прасад, предлагали Господу и принимали бхагават-прасад вместе. Так, по его милости, я получил возможность вкушать прасад. Еще он велел мне: «Стань «кеша-хином» (обрей голову)». И когда я пришел с обритой головой в наш колледж, там все надо мной смеялись. Когда я объяснил ситуацию Свамиджи, он сказал: «Ты начальник медицинской части, тебе можно отрастить волосы».

Когда я получил дикшу*, Свамиджи дал мне имя Ачарья Прабхакар. Мое первоначальное имя было Прабхакар Мишра, но он сказал: «Не пиши больше Мишра. Ты — Ачарья Прабхакар». Он дал мне имя, туласи-малу*, нанес мне на лоб тилаку и надел на шею кантхи-малу*. Он зарегистрировал Лигу преданных и назначил меня своим секретарем, чтобы проповедовать по всему миру. Мы разъезжали по деревням, проводя санкиртану и Бхагавад-гита катху*.

***

Абхай открыл в Джханси Движение санкиртаны. Поначалу он ходил по району Найбхасти и пел Харе Кришна в сопровождении одного лишь Ачарьи Прабхакара. Он упорно продолжал это делать, и постепенно его группа разрослась до пятидесяти человек, которые регулярно собирались, чтобы вместе ходить на парикраму, петь и посещать храмы. Обычно после этого они шли в Мемориал Радхи на вечернюю лекцию.

Когда Абхай ходил проповедовать в соседние деревни, он, как правило, брал с собой кого-нибудь из членов Лиги, кто на тот момент был свободен. Как-то раз в сопровождении Ачарьи Прабхакара он отправился на пада-ятру* в Чиргоан, расположенный примерно в тридцать пяти километрах от Джханси. В Чиргоане жил известный в то время в народе поэт Маитхили Саран Гупта, который пригласил Абхая и его ученика к себе на обед. Абхай сказал хозяину, что, поскольку он настоящий поэт, то должен писать стихи, прославляющие Кришну. Тот согласился. Завершив проповедь в Чиргоане, Абхай и Прабхакар вернулись в Джханси, останавливаясь на обратном пути на один день в каждой деревне. По вечерам собирались местные жители, и Абхай проводил киртан. Он объяснял Прабхакару, что хотя многие из этих крестьян не были большими знатоками «Бхагавад-гиты» или «Бхагаватам», благодаря киртану все они могли получить высшее духовное благо. Крестьяне всегда радушно принимали Абхая и просили его снова к ним вернуться, только заблаговременно предупредив, чтобы они могли как следует подготовиться к встрече…

Проповедуя в округе Джханси, Абхай в то же время старался придать деятельности своей Лиги преданных международный размах. Он обращался в государственные органы с просьбой помочь ему расширить эту подлинную программу образования, а также старался привлечь к проповеди старых друзей. Он написал в Калькутту бывшему однокашнику, Рупену Митре, приглашая его принять участие в миссионерской деятельности всемирного масштаба.

“Для этой миссии я хочу подготовить сорок учеников и уже обращался к Правительству с просьбой оказать мне помощь в этой образовательной программе. Мне бы хотелось, чтобы ты стал одним из этих учеников; Картикдаду тоже попроси присоединиться к нам. Из газет, которые я высылаю тебе, ты узнаешь, как мы живем и чем занимаемся, и тогда ты сможешь составить представление о нас и решить, под силу ли тебе присоединиться к нам. Прежде всего, нам хотелось бы обучить нескольких пожилых, удалившихся от дел людей жизни ванапрастхи, и нескольких юношей - жизни брахмачари. Я не хочу браться за санньясу, поскольку жизнь санньяси слишком сложна для падших людей этого века. Так называемые санньяси в красных одеждах опозорили доброе имя этого уклада жизни. [Абхай также просит Рупена] Пожалуйста, сообщи мне, во сколько обойдутся следующие объявления в калькуттских газетах на английском и на бенгальском языках.
ОБРАЗОВАНИЕ

Приглашаются представители любой национальности, желающие развить в себе качества истинных брахманов для проповеди по всему миру учения «Бхагавад-гиты» и его практического применения. Для достойных кандидатов — бесплатное обучение и жилье. Обращаться: А.Ч. Бхактиведанта, основатель и руководитель Лиги Преданных, Бхарати Бхаван, П.О. Джханси (У.П.).

— Абхай Чаран Дэ¬¬
***

Абхай хотел иметь документ, подтверждающий, что Бхарати Бхаван принадлежит Лиге преданных. До сих пор это подтверждалось только устным заверением, но, планируя основать в Джханси постоянную штаб-квартиру Лиги, он хотел получить и письменное соглашение. Когда он обратился к Рева Шанкар Бхаялу за дарственной, господин Бхаял дал ему этот документ, прося заплатить за регистрацию зданий каких-то пятьсот рупий. Но еще недавно Абхай потерял семь тысяч и израсходовал на проповедь еще три (большая часть из которых ушла на организацию торжеств по случаю открытия Лиги), и поэтому найти даже пятьсот рупий сейчас не представлялось возможным. Ачарья Прабхакар, несмотря на занимаемую должность в университете, денег не имел совсем — родители давали ему по три рупии в день. Не слишком богаты были и большинство гостей Абхая, особенно студенты. Но просьба господина Бхаяла о пяти сотнях рупий не была срочной. К тому же он не сообщил, что случится, если Абхай откажется.

Однако вскоре он заговорил по-другому: теперь господин Абхай Чаран Дэ должен был купить Бхарати Бхаван за пять тысяч рупий.

Это привело Абхая в замешательство. Великодушный дар вдруг превратился в коммерческую сделку. Люди в городе уже называли этот земельный участок «ашрамом Абхая Бхактиведанты», а на его фасаде крупными буквами было написано «Лига преданных». Под давлением друзей Абхая, господин Бхаял согласился позволить ему и дальше жить здесь, но в конце концов Абхай обязан был купить участок. Господин Бхаял обещал сделать для Лиги преданных скидку и установить разумную цену.

Абхай забеспокоился, не представляя, что еще предпримет хозяин земли. Лучше всего для Лиги было бы выкупить эту землю. Но ему не под силу было собрать даже пятисот рупий, что уж говорить о пяти тысячах — это казалось совершенно невозможным. Абхай не находил особой финансовой поддержки в своей общине - в Лиге не было ни одного человека, который полностью посвятил бы себя этому делу. Каждый участвовал в нем лишь по мере возможностей.

Он знал только один способ собрать деньги: фармацевтический бизнес. Оставалось еще небольшое дело, которое вел в Калькутте его сын. Когда-то Абхай зарабатывал по три тысячи рупий в месяц. Он подумывал о том, чтобы обратиться за помощью к своим духовным братьям, но перспектива заработать деньги самому привлекала его гораздо больше. Тридцать лет он зарабатывал деньги на фармацевтике, а сейчас мог делать то же самое ради куда более достойной цели!

***

Когда весной 1954 года он прибыл в Калькутту, денег у него не было совсем. Он решил остановиться у духовных братьев в Гаудия Санге, в Четле, в том же районе, где жила его семья. Поскольку денег у него не было, расходы взял на себя глава ашрама. Абхай ежедневно проводил беседы по «Шримад-Бхагаватам», которые брахмачари из Гаудия Санги очень высоко ценили.

Кришна Кумара Брахмачари: Даже когда он уезжал, я продолжал слышать его приятный, мелодичный голос. Он часто говорил о своем желании проповедовать за границей.

Один из сыновей Абхая держал небольшое предприятие «Лаборатория Вималтон», тем самым поддерживая семью. Абхай знал, что жена отнесется равнодушно к его деятельность в Джханси; а сын, даже побывав там, оказался не особо впечатлен увиденным. По мнению родных, его проповедь в Джханси была угрозой их семейной жизни. Абхай же жил своей идеей — и она постепенно приобретала все более четкие очертания — он хотел изменить мир с помощью сознания Кришны. Он даже думал о том, чтобы открыть филиал Лиги преданных в Калькутте.

Но снова и снова ему приходилось погружаться в неизбежные семейные обязанности: некоторые из детей еще не вступили в брак, а квартирные и другие счета требовали оплаты. Даже если бы он принял на себя руководство «Лабораторией Вималтон» - весь доход все равно будет забирать семья. И даже если он переедет домой и прекратит проповедь, согласившись с их требованиями, останется еще одно огромное препятствие — их несерьезное отношение к преданному служению. Изменить семью он не мог. Какой смысл погружаться в бизнес, если родные не станут преданными? Он приезжал домой, и раз за разом повторялась одна и та же сцена. Приходили друзья, Абхай проповедовал, давал лекции по «Бхагавад-гите» — совсем как в Джханси. А в это время жена и другие члены семьи, как обычно, пили чай в другой комнате.

Шрила Прабхупада: Я хотел, насколько возможно, привлечь ее к совместной работе по распространению сознания Кришны, чтобы она помогала мне. Но она оказалась очень упряма и совершенно не помогала мне в распространении сознания Кришны. В конце концов, уже через много лет, я понял — она никогда не станет моим помощником.

Она очень любила пить чай. Я часто просил ее не делать этого, потому что мне хотелось иметь настоящую вайшнавскую семью. Я много раз ей об этом говорил, и как-то раз я не выдержал и сказал: «Выбирай — или я, или чай. Нет чая, или нет меня». Таким образом, я осуждал даже членов своей семьи. Но они не принимали всерьез моих указаний, считая меня просто отцом и мужем. И она ответила: «Чай или ты? Естественно, я откажусь от тебя». Она думала, что я шучу.
Однажды Радхарани совершила непоправимую ошибку. В Индии существовала система обмена товаров; смысл ее был в том, что покупатель клал на весы предмет, который представлял какую-то ценность, а лавочник уравновешивал его товаром. И однажды, когда Абхая не было дома, жена отнесла его любимый «Бхагаватам», его святыню, на рынок, чтобы обменять на печенье к чаю. Когда Абхай вернулся и начал искать свою книгу, жена все ему рассказала. Она отнеслась к случившемуся не очень серьезно, — у нее просто кончилось печенье к чаю, вот и все, — но Абхай был потрясен. На какое-то время он впал в уныние, но на смену унынию поднялась волна непреклонной решимости: с семейной жизнью было покончено.

Когда он объявил им о своем намерении уйти, никто не понял, что он имеет в виду. Тридцать лет он постоянно куда-то уезжал и приезжал. И когда он закрыл за собою дверь, они подумали: «Опять отправляется куда-то. Опять уезжает». Это было обычным делом. Все видели, даже соседи — господин Дэ опять уезжает. Он был дома, а теперь уезжает. Но Абхай знал, что больше не вернется.

Шрила Прабхупада: Я хотел женить сыновей и выдать замуж дочерей, прежде чем оставить семью, но некоторые из них не были согласны. А потом… а потом времени уже не было. Какая разница, вступили они в брак или нет. Пусть сами заботятся о своих делах. Что если бы я умер прямо сейчас — кто позаботился бы тогда о моей дочери? В такие моменты обычно говорят: «Бог позаботится». Тогда почему не сейчас? Бог позаботится. Мой Гуру Махараджа называл отказ от семейной жизни «гражданское самоубийство». Самоубийство — это преступление. Но это [отречение от семьи] подобно добровольному самоубийству — «Теперь я мертв. Делайте, что хотите».

Кришна говорит: сарва-дхарман паритйаджйа — оставь все религии. А семья — это гриха-дхарма — религия семьи. Но Кришна говорит: оставь все это. Привязанность живет в нас. Когда мы говорим, что от чувства привязанности нужно освобождаться постепенно, это значит, что мы просто не способны резко оборвать семейные узы, поскольку в нас живет эта привязанность. Но если Бог может позаботиться о моих родных в случае моей немедленной смерти, то почему Он не позаботится о них сейчас?

Он испытывал такие бурные духовные чувства, что даже не вспомнил о Джханси. Он хотел сесть на поезд и уехать… куда глаза глядят. Он вспомнил старых друзей — своих духовных братьев, которые жили в ашраме в Джхарграме — это совсем недалеко на поезде, к югу от Калькутты. Он занял у друга десять рупий и купил билет до Джхарграма.

Это был небольшой матх. Там Абхая встретили Парамахамса Махараджа, Дамодара Махараджа и еще несколько человек. Парамахамса Махараджа присутствовал при первой встрече Абхая с Бхактисиддхантой Сарасвати и помнил, как выглядел тогда Абхай — в белом кхади, похожий на «анархиста», последователя Ганди. Абхай сказал им: «Я не смог удовлетворить запросы семьи. Позвольте мне проповедовать послание Господа Чайтаньи». Абхай рассказал, как потерпел неудачу в бизнесе, как добровольно оставил семью и теперь остался без средств.

Парамахамса Махараджа: Когда Абхай приехал, он выглядел очень бедным и голодным. У него совсем не было средств. Он пришел в матх один и только повторял Харе Кришна — больше ничего.

Абхай проводил время в Джхарграме, повторяя святое имя и понемногу привыкая к своему новому положению. Несколько дней он повторял джапу почти без перерыва. Вечерами Парамахамса Махараджа читал лекции, после чего Абхай рассказывал о «Бхагавад-гите». Но время шло, и мысли его возвращались в Джханси, и вскоре он вновь почувствовал готовность вернуться в Лигу преданных. Он должен был сохранить здания и продолжить проповедь.

Перед тем, как вернуться в Джханси, Абхай приобрел большое Божество Господа Чайтаньи, которое планировал установить в Бхарати Бхаване. Так уж случилось - он поехал в Калькутту, чтобы заняться бизнесом и подзаработать, но теперь остался без денег, бизнеса и семейных обязанностей. Он был женат уже тридцать шесть лет. И теперь, когда ему исполнилось пятьдесят восемь, он принял образ жизни ванапрастхи. Теперь он мог целиком и полностью посвятить свою жизнь проповеди сознания Кришны.

***

Абхай не сменил белую курту и дхоти на шафрановые одежды ванапрастхи. Жители Джханси и без того знали его как проповедника, у которого нет семьи, — с тех самых пор, как он впервые появился здесь, полтора года назад. Теперь он вернулся сюда с Божеством Господа Чайтаньи и с твердым намерением основать в Джханси храм в Его честь. Абхая ждал очень теплый прием Ачарьи Прабхакара и других. Но кроме того, здесь его ожидало соперничество за Мемориал Радхи.

Все началось с конференции по санскриту «Банделканд Санскрит Саммелан», на которую в Джханси приехал губернатор провинции, К. М. Мунши и его жена Лилавати. Лилавати Мунши активно участвовала в общественной жизни и организовала несколько отделений Махила Самити Сангхи, общества, целью которого было социальное возвышение женщин посредством обучения их секретарскому делу и английскому языку. Две образованные женщины из Джханси, Чандрамукхи и Сурьямукхи, хотели, чтобы эта программа заработала и в Джханси и, воспользовавшись удобным случаем, обратились к Лилавати Мунши. Она их поддержала, и женщины начали обсуждать, где в Джханси можно было бы открыть женский общественный центр. Одна из них предложила Бхарати Бхаван. Хотя Сурьямукхи Шарма была сторонницей Абхая, и в свое время первой обратилась от его имени к господину Бхаялу с просьбой отдать Бхарати Бхаван в дар Лиге преданных, она считала, что проблемы женщин гораздо более важны и к тому же знала, что права Абхая на здания не были официально оформлены. Женщины единодушно решили, что эти здания будут превосходным помещением для Махила Самити Сангхи, и что это дело гораздо важнее, чем миссия господина Абхая Чарана.

Сурьямукхи, уверенная в поддержке жены губернатора, обратилась к А. Ч. Бхактиведанте. Она объяснила, что его мечты о «всемирной лиге вайшнавов» никогда не станут реальностью. Он, конечно, славный человек, и все ее симпатии - на его стороне, но вряд ли когда-нибудь ему удастся воплотить в жизнь столь фантастические планы. Она предложила ему освободить Бхарати Бхаван, чтобы жена губернатора могла организовать там женский общественный центр. «Вы можете свободно путешествовать и искать место для постройки храма, — сказала она ему, — а у бедных женщин Джханси нет ничего, и эти здания должны быть отданы им». Но Абхай был непреклонен. «Нет, — сказал он, — ищите себе другое здание». Абхай обосновал свой отказ тем, что работает ради блага не какой-то группы людей, а всех живых существ. Разочарованная Сурьямукхи ушла. Абхая удивило, что один из членов Лиги преданных теперь выступил против него, да еще при поддержке жены губернатора!

У г-жи Мунши были более серьезные связи, и ей не нужно было даже самой встречаться с Абхаем. Поэтому он ничего не знал о ее действиях. Она побеседовала с господином Бхаялом, который заверил ее, что окажет давление на Абхая Чарана и убедит его отказаться от притязаний на Бхарати Бхаван. Мистер Бхаял владел кинотеатром в Джханси, поэтому было вскользь упомянуто и о том, что у него могут возникнуть большие трудности с лицензией на прокат фильмов, если Абхай Чаран не освободит Мемориал Радхи.

В декабре 1954 года г-жа Мунши написала Абхаю письмо, где напомнила о его неудачной попытке собрать пять тысяч рупий. «Дорогой Бхактиведантаджи, — писала она, — Вы хотели организовать здесь свое общество, но у Вас ничего не получилось. Мне же, в отличие от Вас, удалось организовать Махила Самити. Почему бы Вам не отдать эти здания мне?» Абхай не хотел сдаваться. У него были друзья-юристы, которые говорили, что у него - хороший шанс выиграть в суде, несмотря на сопротивление семьи самого губернатора: на пользу ему было традиционное уважительное отношение индусов к зданиям религиозного назначения.

Абхай написал госпоже Мунши ответ, представившись основателем Лиги преданных. Он рассказал об ее целях, приложив к письму экземпляр проспекта о Лиге и приведя множество высказываний видных людей, прославляющих ее удивительную деятельность — доктора Раджендра Прасада, Шри Ситарама, Раджа Махендра Пратапа и даже ее мужа, Шри К. М. Мунши. Он также упомянул, что президент Лиги недавно получил в Матхуре пожертвование в сотню рупий от Его Превосходительства губернатора — самого господина Мунши. Абхай объяснил, что он спокойно (хотя и медленно) занимался своей деятельностью в Джханси, а теперь его ум очень обеспокоен этими переговорами, затеянными г-жой Мунши. Он попросил ее ни на кого не давить с целью вынудить его покинуть Бхарати Бхаван, хотя и признал, что «если Вы или кто-либо из Ваших представителей окажет более серьезное давление, то я, конечно, не смогу противостоять этому, ведь я ничтожество по сравнению с Вами».

Абхай надеялся, что если он расскажет во всех подробностях о деятельности Лиги, она поймет, что его дело важнее, чем Махила Самити. Он процитировал три первых стиха из четвертой главы «Бхагавад-гиты», в которых Господь Кришна описывает, как древняя наука бхакти-йоги передавалась через парампару (преемственность учителей), и что на царях лежит ответственность следить, чтобы сознание Кришны распространялось на благо всех и каждого. Он объяснил, что поскольку (согласно «Бхагавад-гите») только немногие из сотен и тысяч людей стремятся к самоосознанию, а Лига преданных направляет своих членов именно в этом направлении, то он выполняет очень редкое и важное служение. Он предложил госпоже Мунши встретиться с пятнадцатью санньяси, живущими в этой области, и начать сотрудничать с ними, поняв важность деятельности Лиги. Лига преданных несет благо людям всех категорий. Шри Кришна сказал в «Бхагавад-гите»: «Даже низкорожденный может принять прибежище у Верховного Господа». А Махила Самити, отметил Абхай, берет за основу телесные представления о личности — касту, вероисповедание, цвет кожи, пол; поэтому не может сравниться по важности с Лигой преданных. В конце письма Абхай попросил госпожу Мунши не пытаться занять Мемориал Радхи, который уже используется для благородной и высокой цели. Свое письмо он подписал: «А.Ч. Бхактиведанта, основатель и секретарь Лиги преданных».

Сознавая, в какую интригу вовлечен, Абхай собрался с мыслями и набросал на бумаге «Краткую историю», обрисовав основные события, связанные с его пребыванием в Бхарати Бхаване.

^ КРАТКАЯ ИСТОРИЯ

1. Я приехал в Джханси в октябре 1952 года.

2. Я дал несколько лекций в Гита Мандире по случаю Ганди Джаянти 1952 года.

3. Познакомился с Прабхакаром Шастри.

4. Моя идея создания Лиги преданных воплотилась в жизнь.

5. Он отвел меня к Рева Шанкару для переговоров по поводу Бхарати Бхавана.

6. Шри Рева Шанкар, в присутствии Прабхакара, Митраджи, согласился передать Бхарати Бхаван Лиге Преданных, а сам стал ее членом. Я написал несколько писем из Аллахабада, подтверждающих это.

8. Мое письмо от 10/12/52 подтверждено.

9. Прабхакар упомянул о желании Рева Шанкара 01/01/53.

10. Я подготовил необходимый для Лиги преданных документ и приехал в Джханси, чтобы собрать подписи членов. Рева Шанкар подписал его и согласился стать ответственным членом Лиги.

11. Документ был отдан на регистрацию в Лакнау 04/02/53. Вернулся 10/10/53.

12. 16/05/53. Торжественное открытие Лиги Преданных. Работа началась. С тех пор я занимаю здания и продолжаю заниматься своим делом.

Абхай продолжал восстанавливать события, перечислив более тридцати пунктов, включая новости, объявления в газетах и поздравления, которые он получил. Он описал историю того, как «приехал сюда, пожертвовав бизнесом и семьей»: «Я получил телеграмму из Аллахабада, сообщающую о краже со взломом. Из-за моей работы здесь я не мог заниматься делами, в результате чего мой бизнес был закрыт, и я потерпел убытки в семь тысяч рупий».

Абхай думал обратиться за помощью к некоторым из своих духовных братьев, санньяси. Если бы он или они смогли выкупить эти здания, тогда бы конкуренты замолчали. Он думал, что покупка новых зданий заинтересует его духовных братьев, которые смогут использовать их для своих миссий.

Вриндаван был совсем близко — в четырех часах езды на поезде до Матхуры, а потом немного на танге — рукой подать. В октябре 1953 года Абхай совершил паломничество во Вриндаван и даже подыскал себе комнату в храме рядом с Кеши-гхатом, в которой планировал поселиться в будущем. После переезда в Джханси Абхай посещал Вриндаван несколько раз. На этот раз он отправился в храм у Имлитала, чтобы встретиться со своим духовным братом, Бхактишарангой Госвами, и предложить ему купить Бхарати Бхаван для проповеди сознания Кришны, как завещал Шрила Бхактисиддханта Сарасвати. Но Бхактишарангу Госвами это не заинтересовало. После встречи еще с одним духовным братом, Дамодарой Махараджем (который, однако, тоже не проявил интереса к Джханси), Абхай на танге вернулся обратно в Матхуру. Там он встретился с Кешавой Махараджем, который приехал в Матхуру с группой учеников, чтобы открыть там центр, но пока не нашел подходящего места. Когда Абхай рассказал ему о зданиях в Джханси, Махараджа это заинтересовало. Они с Абхаем совместно написали письмо господину Бхаялу, где изложили цели своего движения и свою просьбу, после чего Абхай, Кешава Махарадж и его ученики отправились в Джханси вместе.

Кешава Махарадж и его группа остановились в Джханси на несколько дней, во время которых они проводили киртаны и лекции. Они заранее договорились о встрече с Рева Шанкаром Бхаялом, но г-н Бхаял не пришел, поэтому встречу пришлось перенести на другой день. А тем временем у Кешавы Махараджа уже начало складываться мнение о Джханси, и он обсудил с Абхаем перспективу создания в Джханси главного центра миссии. Он заметил, что, хотя местное население настроено хорошо, район слишком отдален. Да и до встречи с господином Бхаялом Кешава Махараджа неохотно соглашался разместить свою миссию в Джханси. Абхаю пришлось согласился - он помнил, что Шрила Бхактисиддханта Сарасвати приказывал проповедникам идти в большие города и не заниматься бхаджаном в уединении, и признал, что за два года проповеди в Джханси не приобрел ни одного стойкого последователя, который полностью посвятил бы себя делу Лиги.

Когда, наконец, они встретились с господином Бхаялом, тот не сообщил ничего конкретного о сроках купли зданий. Он сказал, что они могут купить их, но при одном условии: что он получит право влиять на характер программ, которые там будут проходить. Это еще раз подтвердило, что тут дело нечисто, и Абхай заподозрил, что господин Бхаял находится под возрастающим давлением: он должен отдать эти здания Махила Самити. Кешава Махарадж, потеряв всякий интерес, решил вернуться в Матхуру и предложил Абхаю присоединиться к ним.

Но Абхай остался.

Господин Бхаял хотел отделаться от него и даже вернул его задаток в двести десять рупий, сказав, что теперь у Абхая нет никаких оснований жить в Бхарати Бхаване. Абхай записал в своей «Краткой истории»:

29. Он также дал мне чек на двести десять рупий, которые я давал ему в качестве залога, но денег у него в банке не было, и банк вернул чек с пометкой.

30. Полученные деньги господин Бхаял незаконно присвоил и использовал для личных целей, а теперь он выдал недействительный чек, договорившись с банком.

31. Я воспринимаю это как полное надувательство от начала до конца.

32. Я не освобожу помещение, пока мне не вернут все деньги.

Но Абхай понимал, что все происходящее - проявление непостижимой воли Кришны. И события, и мнения, — все было против его миссии в Джханси. Она уже не выглядела такой успешной, как раньше.

Шрила Прабхупада: Я хотел начать оттуда. Это было хорошее место, большой дом. Оно не принадлежало мне, но я его занимал. Так или иначе, этой женщине этот дом тоже показался очень хорошим. Она была женой губернатора и могла осуществлять давление через налоговых и правительственных чиновников. Конечно, у меня было много знакомых и друзей, и они советовали мне не сдаваться. Но я подумал: «Кто будет с ней тягаться?» Я подумал: «Я ушел из дома. Зачем же сейчас ввязываться в тяжбу? Нет, мне не нужен этот дом».

Абхай помнил, как проповедники Гаудия Матха годами судились друг с другом, попусту растрачивая силы. Он разорвал путы долгой семейной жизни и бизнеса, и у него больше не было тяги к судебным баталиям. Он мог бы затеять сражение, но помнил, как Кешава Махарадж сказал, что не возлагает больших надежд на Джханси. Конечно, начало было хорошее, а иначе Абхай ни за что бы не выбрал для создания всемирной Лиги такую, прямо сказать, глубинку. Образованные юноши и девушки желали ему успеха, равно как и женской лиге, Теософскому обществу, Арья Самаджу и многим другим движениям. Но их добрым намерениям, очевидно, не доставало чистой преданности: даже его единственный ученик мог помогать ему только время от времени. Впрочем, все эти сомнения не имели бы над никакой власти, если бы не жестокая реальность: его выселяли.

Шрила Прабхупада: Если бы я не захотел уехать, никто бы меня не выгнал. Это факт. Но я подумал: «Стоит ли ввязываться?» Она была женой губернатора и могла оказать давление через налоговую службу. Управляющий этого дома содержал кинотеатр, и ему нужно было продлить лицензию. И налоговый инспектор принудил его отобрать здание, в противном случае, они бы ее ему не продлили. Я подумал, что незачем этому человеку страдать из-за меня. Мне придется заплатить большую сумму, а она — все равно жена губернатора.

Он решил уехать. Он наказал друзьям поддержать Лигу преданных в его отсутствие. Им было грустно оттого, что он уезжает, но при этом некоторые из них открыто превозносили работу женского общества и были ей рады. И хотя они видели, что Абхай не в состоянии выкупить эти здания сам, они не могли оказать ему финансовую помощь.

Его близкие друзья страдали больше, но он заверил, что их связь будет продолжаться. Он обещал писать им письма — Ачарье Прабхакару (особенно ему), Радхелалу Маллику, г-ну Митре, д-ру Шастри — и дал им наставления относительно того, что им делать. Абхай заверил Ачарью Прабхакара, что будет поддерживать с ним связь, надеясь, что тот продолжит действовать в качестве секретаря Лиги, даже если она будет не в Джханси. Тем не менее, было очевидно, что на этом закончилась глава великих планов по созданию мирового Движения: проповеди от дома к дому, от деревни к деревне, проведению санкиртаны, чтения лекций по Гите, раздачи прасада. Было маловероятно, что он вернется сюда, и жители Джханси увидят его снова.

Покидая Бхарати Бхаван, на стене которого двухметровыми буквами было написано «ЛИГА ПРЕДАННЫХ», Абхай чувствовал печаль. Успех Абхая в Джханси был легким и быстрым. Образованная молодежь Джханси с самого начала отнеслась к нему с уважением, и если бы не интриги, он никогда бы не уехал отсюда. Но он видел, что выбора не было. Он приехал сюда по делам, как семейный человек, а уезжал как бездомный ванапрастха, вынужденный принять прибежище у Кришны. Он не знал, что будет дальше, но у него были твердые намерения и крепкое здоровье. Поэтому он отправился в Матхуру, увозя с собой Божество Господа Чайтаньи.
1   ...   9   10   11   12   13   14   15   16   ...   198

Похожие:

Бывало, мы спали, а отец проводил арати*. Динь-динь-динь, мы слышали звон колокольчика, просыпались и видели, как отец склоняется перед Кришной iconДомашнее задание по чтению для группы
«Ха-ха-ха да хе-хе-хе, хи-хи-хи да бух-бух! Бу-бу-бу да бе-бе-бе, Динь-динь-динь да трюх-трюх!»

Бывало, мы спали, а отец проводил арати*. Динь-динь-динь, мы слышали звон колокольчика, просыпались и видели, как отец склоняется перед Кришной iconВеселый старичок
«Ха-ха-ха (6) Да хе-хе-хе, (7) Хи-хи-хи (8) Да бyх-бyх! (9) Бy-бy-бy (10) Да бе-бе-бе, (11) Динь-динь-динь (12) Да тpюх-тpюх!»

Бывало, мы спали, а отец проводил арати*. Динь-динь-динь, мы слышали звон колокольчика, просыпались и видели, как отец склоняется перед Кришной iconДинь-дон, динь-дон, это сказка или сон?
И это- неспроста. Ведь сегодня Новый год! А новый год-это сказочное, волшебное время, когда происходят разные чудеса. И не стоит...

Бывало, мы спали, а отец проводил арати*. Динь-динь-динь, мы слышали звон колокольчика, просыпались и видели, как отец склоняется перед Кришной iconМир вам дорогие слушатели. Продолжаем нашу тему под названием «Отец...
«Отец светов». Сегодня вторая, заключительная часть. «Отец светов», так о Нём говорит Святой Дух в Иак. 1,17. И этот стих мы возьмём...

Бывало, мы спали, а отец проводил арати*. Динь-динь-динь, мы слышали звон колокольчика, просыпались и видели, как отец склоняется перед Кришной iconНа южном берегу Азовского моря воды мало, и удобств для отдыхающих...
Впрочем, у Макара есть жизненные обстоятельства. Если у меня мать бухгалтер в совхозе, сестра уже работает телефонисткой и отец присылает...

Бывало, мы спали, а отец проводил арати*. Динь-динь-динь, мы слышали звон колокольчика, просыпались и видели, как отец склоняется перед Кришной iconВеры Федоровны Сазоновой 1 Отец Георгий
Георгия и на лодочке каталс Отец Георгий не был монахом, но мяса не ел. Наварит картошки с луком и лавровым листом, это ему и первое,...

Бывало, мы спали, а отец проводил арати*. Динь-динь-динь, мы слышали звон колокольчика, просыпались и видели, как отец склоняется перед Кришной iconОтец Мухамедгариф Мухамедгалимов, уроженец деревни
Кушлавыч Казанского уезда, Казанской губернии[2]. Дед Мухамедгалим был муллой. Мать — Мэмдудэ, отец которой Зиннатулла сын Зайнельбашира...

Бывало, мы спали, а отец проводил арати*. Динь-динь-динь, мы слышали звон колокольчика, просыпались и видели, как отец склоняется перед Кришной icon2 а сейчас, ребята, давайте поиграем в школу и узнаем, с какими уроками...
А сейчас, ребята, давайте поиграем в школу и узнаем, с какими уроками вы успели познакомиться и подружиться. А за ваши знания я буду...

Бывало, мы спали, а отец проводил арати*. Динь-динь-динь, мы слышали звон колокольчика, просыпались и видели, как отец склоняется перед Кришной iconО владимире андреевиче шевченко
Москву. В турции семья находилась с осени 1942г по осень 1944 г. После этого они переехали в Батуми, куда отец получил назначение...

Бывало, мы спали, а отец проводил арати*. Динь-динь-динь, мы слышали звон колокольчика, просыпались и видели, как отец склоняется перед Кришной iconОпыт герменевтического исследования
Философия; имя; миф; слово; герменевтика; термин; имяславие; Целое; космичность; энциклопедизм; статус языка; парадоксы; советское...



Образовательный материал



При копировании материала укажите ссылку © 2013
контакты
www.lit-yaz.ru
главная страница