Владимир Забалуев Алексей Зензинов поспели вишни в саду у дяди вани гетеротекстуальная драма Введение




НазваниеВладимир Забалуев Алексей Зензинов поспели вишни в саду у дяди вани гетеротекстуальная драма Введение
страница8/9
Дата публикации04.12.2013
Размер0.75 Mb.
ТипДокументы
www.lit-yaz.ru > Философия > Документы
1   2   3   4   5   6   7   8   9

Ведущий. Та же комната и те же лица плюс Войницкий и Астров. Они просят Марину и Телегина удалится, чтобы те не мешали им выяснять отношения.

^ По двум канатам спускаются сверху Войницкий и Астров и качаются друг подле друга.

 

Войницкий. Leave me alone! (Марине и Телегину) Go away! Go away and leave me to myself, at least for an hour.

Телегин. Yes, yes, Vanya.

Марина. The gander cackles; ho! ho! ho!

- Оставь меня. Уйдите отсюда, оставьте меня одного хоть на один час!

 

- Сию минуту, Ваня!

- Гусак: го-го-го!

 

III

Ведущий. Та же комната. Из действующих лиц остаются Войницкий и Астров. Доктор просит дядю Ваню вернуть обратно украденный морфий, но никакого забвения взамен не обещает.

^ Телегин и Марина по металлическим конструкциям уползают со сцены.

 

Войницкий. Leave me alone!

Астров. I would, with the greatest pleasure. I ought to have gone long ago, but I won't leave you until you have returned what you took from me.

Войницкий. I took nothing from you.

Астров. Да?

^ Качаются на канатах.

Войницкий (пожимая плечами). Strange! I attempted murder, and am not going to be arrested or brought to trial. That means they think me mad. (Злой смех.) I saw you kiss her; I saw you in each other's arms!

Астров. Yes, sir, I did kiss her, sir; so there. (Делает нос.)

Войницкий. Well, I am a madman.

Астров. That line's old as time! You're not mad; you're simply a ridiculous fool. You're full of beans. I used to think every fool was out of his senses, but now I see that lack of sense is a man's normal state. You're perfectly normal.

Войницкий (закрывает лицо руками). Oh! If you knew how ashamed I am! What can I do? What can I do?

Астров. Nothing.

Войницкий. If I could only wake some still, bright morning and feel that life had begun again. Tell me, tell me how to begin, what to begin with.

 

 

- Оставь меня!

- С большим удовольствием, мне давно уже нужно уехать отсюда, но, повторяю, я не уеду, пока ты не возвратишь того, что взял у меня.

- Я у тебя ничего не брал.

- You didn't?

 

 

- Странно. Я покушался на убийство, а меня не арестовывают, не отдают под суд. Значит, считают меня сумасшедшим. Я видел, видел, как ты обнимал ее!

 

- Да-с, обнимал-с, а тебе вот.

 

- Что ж, я сумасшедший.

- Стара шутка. Ты не сумасшедший, а просто чудак. Шут гороховый. Прежде я всякого чудака считал больным, невменяемым, а теперь я такого мнения, что нормальное состояние человека – это быть чудаком. Ты вполне нормален.

- Стыдно. Невыносимо. Что мне делать? Что мне делать?

 

 

- Ничего.

- Проснуться бы в ясное тихое утро…Начать новую жизнь… Подскажи мне, как начать… с чего начать

 

 

^ V

Войницкий поет "Балладу о тех, кто "под" и "над"

Войницкий

Устроен так людской наш род -

шельмует брата брат.

Когда один уходит "под",

другой взлетает "над".

Замешкался раззява -

и все наоборот,

ему кричат :"раззява,

пенек, чушок, урод!

Успел, упав, отжаться?

Куда теперь деваться!

Ты будешь надрываться

и вечно будешь "под".

Кривил лицо надменный сброд,

надкусывал губу,

и захотелось тем, кто "под",

переменить судьбу.

Но не прошло полгода -

я ошибиться рад -

прошло всего полгода,

и веселился ад:

лежали друг на дружке,

вдали стреляли пушки,

и плакали подружки

о тех, кто "под" и "над".

Устроен так людской наш род:

не сторож брату брат,

когда один ложится "под",

другой ложится "над".

 

^ Астров (с досадой). What nonsense! What sort of a new life can you and I look forward to? We can have no hope.

Войницкий. None?

Астров. None. Of that I am convinced. (Живо.) But don't keep trying to talk your way out of it! Give me what you took from me, will you?

Войницкий. I took nothing from you.

Астров. You took a little bottle of morphine out of my medicine-case.

Качаются на канатах.

Listen! If you're positively determined to make an end to yourself, go into the woods and shoot yourself there. I don't like the idea of having to perform a postmortem on you. Do you think I should find it entertaining?

- Какая еще там новая жизнь! Наше положение, твое и мое, безнадежно.

 

- Да?

- Я убежден в этом. Но ты мне зубов не заговаривай. Ты отдай то, что взял у меня.

 

- Я ничего у тебя не брал.

- Ты взял у меня из дорожной аптеки баночку с морфием.

 

 

Если тебе во что бы то ни стало хочется покончить с собой, то ступай в лес и застрелись там. С меня же довольно и того, что мне придется вскрывать тебя… Ты думаешь, это интересно?

 

 

IV

Ведущий. Та же комната и те же лица, плюс Соня. "Ты думаешь, это интересно?" - спросил доктор дядю Ваню. Он не ждал ответа, потому что ждал девушку, которая ни разу не видела, как вскрывают трупы, но готова была целовать руки доктора сразу после операции. Зачем, когда ему гораздо проще эти руки умыть.

^ По веревочной лестнице спускается Соня в джинсах и футболке и исполняет "Балладу о последнем вздохе"

Соня

Скальпель хирурга острей языка,

глаз острее, чем скальпель,

прокурены зубы, а на висках

пота несколько капель.

Теряя сознанье, в последний момент

"вау" вскричал пациент.

Лампа светит на длинный стол

в Ялте, а может, в Орле.

Нелепый, грузный, вспоротый сом

все утро лежит на столе.

Теряя сознанье, в последний момент

"вау" вскричал пациент.

Семь раз разрежь и один зашей -

покойный и так неплох -

и пусть не коснутся твоих ушей

ни окрик, ни плач, ни вздох.

Ангелы сняли седьмую печать.

А мертвый умеет молчать.

 

Астров (обращается к Соне). Sonya, your uncle has stolen a bottle of morphine out of my medicine-case and won't give it back. Tell him that his behaviour is -- well, unwise. Besides, I haven't time for this, I must be going.

^ Соня. Uncle Vanya, did you take the morphine?

Качаются на канатах.

Астров. Yes, he took it. I'm absolutely sure.

Соня. Give it back! Why do you want to frighten us (Нежно.) Give it back, Uncle Vanya! My misfortune is perhaps even greater than yours, but I'm not plunged in despair. I endure my sorrow, and shall endure it until my life comes to a natural end. You must endure yours, too.

^ Качаются на канатах.

Give it back! Dear, darling Uncle Vanya. Give it back! (Плачет.) You are so good, I'm sure you'll have pity on us and give it back.

 

Войницкий (достает баночку и подает ее Астрову). There it is! (Соне.) And now, we must get to work at once; we must do something, or else I won't be able to endure it.

 

^ Соня. Yes, yes, to work! As soon as we have seen them off we'll go to work.

Астров (забирает баночку). Now I can be off.

 

- Софья Александровна, ваш дядя утащил из моей аптеки баночку с морфием и не отдает. Скажите ему, что это… неумно наконец. Да и некогда мне. Мне пора ехать.

 

- Дядя Ваня, ты взял морфий?

 

 

- Он взял. Я в этом уверен.

 

- Отдай! Зачем ты нас пугаешь? Отдай, дядя Ваня! Я, может быть, несчастная не меньше твоего, однако же не прихожу в отчаяние. Я терплю и буду терпеть, пока жизнь моя не окончится сама собою… Терпи и ты.

 

 

 

Отдай! Дорогой, славный дядя, милый, отдай! Ты добрый, ты пожалеешь нас, и отдашь.

 

 

- На, возьми! Но надо скорее работать, скорее делать что-нибудь, а то не могу, не могу…

 

 

 

- Да, да работать. Как только проводим наших, сядем работать.

- Теперь можно и в путь.

V

Ведущий. Та же комната и те же действующие лица плюс Елена Андреевна. Как истинная женщина она успевает решить сразу две задачи: помирить свойственника с мужем и найти повод, чтобы остаться наедине с несостоявшимся любовником.

^ Входит Елена Андреевна.

Елена Андреевна. Are you here, Ivan? We're leaving in a moment. Go to Alexander, he wants to speak to you.

Соня. Go, Uncle Vanya (Берет Войницкого под руку.) Come, you and papa must make peace and be friends; that is absolutely necessary.

- Иван Петрович, вы здесь? Мы сейчас уезжаем… Идите к Александру, он хочет что-то сказать вам.

- Иди ты, дядя Ваня. Папа и ты должны помириться. Это необходимо.

 

VI

^ Соня и Войницкий поднимаются куда-то под потолок.

Ведущий. Та же комната. Елена Андреевна и доктор остаются наедине. Нужна ли им на самом деле эта встреча – они сейчас не знают. И не узнают никогда.

 

 

^ Елена Андреевна (глядя в зал). I'm going away. Good-bye.

Астров. So soon? Couldn't you stay? Couldn't you? Tomorrow -- in the forest –

Елена Андреевна. No. It's all settled. One thing I must ask of you: don't think too badly of me; I'd like you to respect me.

Астров. Ah! (Жест нетерпения.) Stay, please stay!

Елена Андреевна. How comical you are! I'm angry with you and yet I'll always remember you with pleasure. Come, one more shake of our hands, and then let's part good friends. ^ Не поминайте лихом.

Астров. Yes, go.

Астров. How strange it is. We meet, and then suddenly it seems that we must part forever. That's the way in this world. As long as we are alone, before Uncle Vanya comes in with a bouquet -- allow me -- to kiss you good-bye -- may I?

^ Оба закрывают глаза и беззвучно шевелят губами, целуя воображаемый образ друг друга.

So! Splendid!

Елена Андреевна. I wish you every happiness. (Оглянувшись.) For once in my life, I shall! and scorn the consequences!

^ Оба, закрыв глаза, порывисто обнимают воображаемый образ друг друга, и тотчас же, круто развернувшись, расходятся в разные стороны.

I must go.

 

- Я уезжаю. Прощайте.

 

- Уже? А то остались бы. А? Завтра, в лесничестве…

 

- Нет. Уже решено. Я об одном прошу вас: думайте обо мне лучше. Мне хочется, чтобы вы меня уважали.

- Э! Останьтесь, прошу вас.

 

- Какой вы смешной… Я сердита на вас, но все же… буду вспоминать о вас с удовольствием. Ну, давайте, пожмем друг другу руки и разойдемся друзьями. Let's not bear each other any ill will

- Да, уезжайте… уезжайте.

- Как-то странно… Были знакомы и вдруг почему-то… никогда уже больше не увидимся. Так и все на свете… Пока здесь никого нет, пока дядя Ваня не вошел с букетом, позвольте мне… поцеловать вас… На прощанье… Да?

 

 

 

 

Ну, вот… и прекрасно.

- Желаю вам всего хорошего. Куда ни шло, раз в жизни!

 

 

 

 

 

 

 

 

Надо уезжать.

 

VII

^ По канатам и железным конструкциям спускаются на сцену Серебряков, Войницкий, Мария Васильевна с книгой, Телегин и Соня. Все – в джинсах и футболках.

Ведущий. Та же комната. Все персонажи в сборе. О чем можно сказать перед тем, как распрощаться с человеком навсегда? Разумеется, о том, что вы с ним еще увидитесь – причем в самом недалеком будущем.

 

Серебряков (Войницкому). Let's let bygones be bygones. I have gone through so much in the last few hours that I feel capable of writing a whole treatise on the conduct of life for the instruction of posterity. I gladly accept your apology, and myself ask your forgiveness.

 

Войницкий. You'll be receiving the regular amount as before. Everything will be just the same.

Серебряков. Mother!

Мария Васильевна. Have your picture taken, Alexander, and send me one. You know how dear you are to me.

 

- Кто старое помянет, тому глаз вон. После того, что случилось, в эти несколько часов я так много пережил и столько передумал, что, кажется, мог бы написать в назидание потомству целый трактат о том, как надо жить. Я охотно принимаю твои извинения и сам прошу извинить меня. Прощай.

- Ты будешь аккуратно получать то же, что получал и раньше. Все будет по старому.

- Maman…

- Александр, снимитесь опять и пришлите мне свою фотографию. Вы знаете, как вы мне дороги.

 

VIII

^ Ведущий выстраивает всех для общей фотографии и поет "Балладу о фотокарточке"

Ведущий:

Что увидал молодой офицер

на желтом старинном фото?

Ружейный прицел увидал офицер.

Южную ночь и ружейный прицел

на желтом старинном фото.

А что увидала помещичья дочь

на желтом старинном фото?

Навзничь упала помещичья дочь,

ни муж и ни брат ей не могут помочь

на желтом старинном фото.

А что увидал сопляк-гимназист

на желтом старинном фото?

Воздух портовый горяч и смолист

и маменькин крестик, проигранный в вист,

на желтом старинном фото.

А что увидал расторопный купец

на желтом старинном фото?

В стаканах первач, на столе - холодец,

ступени подвала и делу конец

на желтом старинном фото.

А что увидала большая страна

на желтом старинном фото?

Смотрела страна - ни трезва, ни пьяна,

себя увидать не сумела она

на желтом старинном фото.

Вспышка. Снимок сделан.
1   2   3   4   5   6   7   8   9

Похожие:

Владимир Забалуев Алексей Зензинов поспели вишни в саду у дяди вани гетеротекстуальная драма Введение iconВладимир забалуев, алексей зензинов
На сцене три столика. На одном ноутбук. На втором вязание. На третьем церковные свечи и кучки монет. А еще стоит мольберт

Владимир Забалуев Алексей Зензинов поспели вишни в саду у дяди вани гетеротекстуальная драма Введение iconВладимир забалуев алексей зензинов
Ночь с 20 на 21 августа. Закрытый занавес. Гудок к отправлению поезда. Невнятный голос диспетчерши с сильным окающим выговором объявляет...

Владимир Забалуев Алексей Зензинов поспели вишни в саду у дяди вани гетеротекстуальная драма Введение icon00. 48 документальный фильм «Обводный канал». Режиссер: Алексей Учитель....
Алексей Учитель. Сценаристы: Владимир Ивченко, Алексей Учитель. Оператор: Юрий Александров. Композиторы: Михаил Малин, Андрей Отряскин....

Владимир Забалуев Алексей Зензинов поспели вишни в саду у дяди вани гетеротекстуальная драма Введение iconРекомендовано для любой зрительской аудитории (0+) Стоимость билета 50 рублей
Россия, 2007. 85 мин. Режиссер Владимир Саков. В ролях: Алексей Булдаков, Александр Филиппенко, Юрий Гальцев, Елена Воробей, Алексей...

Владимир Забалуев Алексей Зензинов поспели вишни в саду у дяди вани гетеротекстуальная драма Введение iconDreamjob
В фильме снимались: Владимир Легин, Алексей Череватенко, Владимир Белай, Иван Авраменко, Ирина Сытникова, Андрей Духин, Евгений Пронин,...

Владимир Забалуев Алексей Зензинов поспели вишни в саду у дяди вани гетеротекстуальная драма Введение iconТихоновский Богословский Институт Профессор, протоиерей Владимир...
Воробьев Владимир, проф., прот. Введение в литургическое предание Православной Церкви. – М.: Пстби, 2004 – 231 с

Владимир Забалуев Алексей Зензинов поспели вишни в саду у дяди вани гетеротекстуальная драма Введение iconКлебанова Н. Н. 240-448-631
Прутко́в — литературная маска, под которой в журналах «Современник», «Искра» и других выступали в 50—60-е годы XIX века поэты Алексей...

Владимир Забалуев Алексей Зензинов поспели вишни в саду у дяди вани гетеротекстуальная драма Введение iconТематический план занятий
Введение в литературоведение (Понятия рода, вида, жанра, жанровой разновидности. Эпос, лирика и драма как три рода литературы, выделенные...

Владимир Забалуев Алексей Зензинов поспели вишни в саду у дяди вани гетеротекстуальная драма Введение icon"большое спасение дяди федора". Начало обычно в Простоквашино у дяди...
...

Владимир Забалуев Алексей Зензинов поспели вишни в саду у дяди вани гетеротекстуальная драма Введение iconВладимир Соловьев Жизненная драма Платона
Платонова творчества в деревянные рамки школьных делений по отвлеченным темам и дисциплинам позднейшего происхождения, я должен был...



Образовательный материал



При копировании материала укажите ссылку © 2013
контакты
www.lit-yaz.ru
главная страница