Владимир Забалуев Алексей Зензинов поспели вишни в саду у дяди вани гетеротекстуальная драма Введение




НазваниеВладимир Забалуев Алексей Зензинов поспели вишни в саду у дяди вани гетеротекстуальная драма Введение
страница3/9
Дата публикации04.12.2013
Размер0.75 Mb.
ТипДокументы
www.lit-yaz.ru > Философия > Документы
1   2   3   4   5   6   7   8   9

^ Петя. (хлопает в ладоши) Прошу всех занять места. Думаю, одного действия нам хватит.

Гаев. Кого?.. Двойного в угол! (бьет по шару и неохотно садится возле Любови Андреевны.)

^ Петя топчется возле них. Шарлотта пристраивается на освободившемся стуле. Спектакль начинается.

 

(По ходу действия Любовь Андреевна отпускает руку Гаева и жадно целуется с Кретьеном. Гаев резко поднимается и идет к бильярдному столу. Там он и стоит, спиной к внутренней сцене, катая по зеленому сукну бильярдный шар.

^ Петя с изумлением смотрит на Раневскую и Кретьена. Затем, схватившись за голову, бежит к противоположной стене подвала. Его место незаметно занимает Шарлотта.

В подвал вбегает Недобейко. Его никто не замечает, и он замирает на лестнице, после чего на цыпочках выбирается из подвала. Слышен топот копыт. Через какое-то время слышны отдаленные выстрелы. Короткий разрыв орудия. Тишина)

( II, B)

 

АКТ 3

Присутствующие по инерции смотрят на закрывающийся занавес.

Пищик. Да. Было время, пивали мы чай с лимоном. С вареньем и сахаром. И настоечку из буфета таскали. Заедали балычком. Икорочкой. А теперь видим все это только во сне. Словно и не жили. Дашенька, дочь моя, говорит… говорит… (засыпает)

Кретьен. Льюба, когда жье обьед? Я гольоден. Нье забьюду, как нас угощаль месье комендант в городкье Пльосе. Я ель за обье уши, так что за щьеками трещальо.

Гаев. О, времена, когда земные блага радовали наши чувства своим присутствием. Помнишь ли ты, сестра, как вечерами, возвращаясь из гостей домой, мы еще из далека видели в саду багровое пламя под треножником, еще на подходе чувствовали запах вишневого варенья, которое готовила мать? Помните ли вы, господа, те волшебные годы…

Лопахин. …когда я, босой и голодный, стоял на снегу у крыльца вашей кухни, а дворецкий Фирс гнал меня взашей.

^ Любовь Андреевна. И за это вы заживо заколотили его в усадьбе в день нашего отъезда!

Лопахин. Любовь Андреевна, Любовь Андреевна!… Странно, господа. Был я мужиком и сыном мужика. Потом стал миллионщиком, и, просто так, за ради азарта купил с торгов с торгов усадьбу Любови и Леонида Андреевичей. Был товарищем министра в каком-то задрипанном беглом демократическом правительстве. А теперь бегу. Куда – не знаю. Скорее всего, в Америку. Бегу от красных. Бегу от белых.

^ Пищик. (снова просыпаясь) Прости меня, великой души человек. Про каких это белых ты говоришь? Простите старика, проспал, ничего не слышал.

Лопахин. А что, товарищи вас еще не обрадовали известием? Его превосходительство адмирал провозгласил себя верховным правителем и единоличным спасителем Отечества! Демократическое правительство упразднено и расстреляно. Из министров, если не ошибаюсь, уцелел один Зензинов. О прочей сволочи, вроде меня или Пищика, ничего пока что не известно.

^ Пищик. А друзья наши и союзники чехи?

Лопахин. Гусь свинье не союзник. Отзывают части с фронта, эвакуируются во Владивосток, а оттуда через два океана – домой. Поняли, что так ближе будет… Золотопогонники на подходе к городу. Кстати, это не они стреляли во время представления?..

Шарлотта и Петя переглядываются и стремглав бегут к двери. Дверь заперта снаружи. Чуть отойдя в сторону, Шарлотта разряжает наган в дверь, и дергает ручку. Дверь не поддается. Шарлотта отбирает наган у Пети и расстреливает всю обойму. Дверь снова не поддается.

Лопахин. Заперли. Будьте как дома, товарищи. Присоединяйтесь к нашей теплой… пока еще… кумпании.

^ Гаев. "Вход сюда для всех открыт. Нет уж выхода отсюда!" Стихи гражданина Анакреонта. Желтым в угол. (бьет по шару)

Лопахин. Как у вас складно получилось, Леонид Андреевич! Натуральный пиит.

Гаев. От кого это конским потом пахнет? Бью дуплетом! (бьет по шару)

Шарлотта. От меня. Я должна много ездить верхом.

Лопахин. О, великая немая заговорила! Что-то будет. А представление ихнее мне даже понравилось. Вы, Любовь Андреевна, когда-то посоветовали мне пьес не смотреть.

^ Любовь Андреевна. Не помню.

Лопахин. В последний приезд в усадьбу. Перед продажей.

Любовь Андреевна. Не помню…Как я могла посоветовать вам такую глупость… Не помню.

Лопахин. Глупость, не глупость – все равно я вам бесконечно благодарен. (припадает к ее руке) Милая моя, удивительная моя! Я вам так скажу – четырнадцать лет прошло, а я ничего не смотрел. Может быть, в ущерб делу. И план спасения вашей усадьбы, помните, вам предлагал – тоже в ущерб делу? Если б вы меня послушали, не потеряли бы усадьбу, а я – вас!..

^ Петя. Так!..

Пауза.

Лопахин. И все-таки, Любовь Андреевна, что с Варей? Почему ее нет с вами?

Любовь Андреевна. Варя ушла в монастырь.

Лопахин. В наше время? Ушла в такой предрассудок! Где монастырь? На чьей территории – красных?

^ Любовь Андреевна. Монастырь уже месяц как сожжен и разграблен. Кем, до конца не ясно, возможно, даже, и не вашими, Петя. Что они делали с монашками, я, с вашего разрешения, Ермолай Алексеевич, говорить не стану. С тех пор мне про Варю известно не больше вашего.

Лопахин. А я ведь ее искал…

Раневская. Она прислала телеграмму и просила ни за что не сообщать вам о ее решении. Мы с вами, Ермолай Алексеевич, столько лет не видались, так что Варину просьбу выполнить мне не составило труда.

^ Пауза. Кретьен кашляет и дергает Любовь Андреевну за руку.

Любовь Андреевна. Вы, Ермолай Алексеевич, сильно виноваты. Впрочем, не больше, чем я.

Лопахин переминается с ноги на ногу.

Виноваты вы. Виновата я – ее преступная и слабая мать. Виноват этот страшный человек. (кивает на Кретьена)

Пищик. Ваш зять?

^ Шарлотта с грохотом роняет наган на пол. Никто не оглядывается на нее, только Кретьен вжимает голову в плечи. Гаев с силой бьет кием по шару.

Гаев. Любин любовник. (швыряет на пол кий, Епиходову.) Помнишь, как ты сломал в бильярдной мой кий! Никогда не прощу тебе! Сто одиннадцать несчастий.

^ Петя. А что, Ермолай Алекссевич, удался ли ваш план раздела вишневого сада под дачи?

Лопахин. Да на что тебе знать? Ты все такой же зануда, студент! Хочешь подробностей? Ладно! Когда весной вскрыли дом, в прихожей нашли труп дворецкого Фирса… Шутка сказать: до весны никто не вспомнил о старике – ни хозяева, ни бывшая прислуга, ни ты, студент, ни я, недотепа… Были огромадные неприятности с полицией. Еще большие – с совестью. А в первую голову обидно было, что дело пострадало. Брать землю под участки после такого происшествия никто не желал, пришлось цену вдвое сбросить… В общем, не состоялся гешефт. А как хорошо было задумано!

^ Петя. Ха-ха-ха!.. Я смеюсь над вами! Над вами - тенями прошлого. Я – гражданин будущего, его впередсмотрящий и глашатай!

Лопахин. Ну, знаешь, студент, это уже и не смешно. Когда появятся белые, посмотрим, кто первый перейдет в мир теней. Так что твой смех мимо цели. Как сказал бы Леонид Андреич, мазнули дуплетом.

Гаев. (взвинченным голосом). Попрошу не понимать мое имя всуе! Разве не понимаете вы…вы, министришка какого-то самозванного правительства, Поволжско-Уральского, так, кажется… Не впору ли вам подумать, что и вас настигло воздаяние за все, что вы сделали со мной и сестрой! С нашим вишневым садом! Уместно ли вам, вчерашнему мужику-хаму острить, курить, стучать каблуками, когда все, все, что составляло смысл и оправдание и нашей, а теперь уже и вашей жизни испохаблено вашими, как вы их называли? Дачниками!

Раневская. Леня!

Лопахин. Не извольте беспокоиться, Любовь Андреевна. Господин Гаев меня обидеть не могут. Меня уже так обидели братья мои сиволапые, декретов наслушавшись… Крепко обидели. А вот вам я, Любовь Андреевна, удивляюсь. Как же вы из Франции да в наше блудово болото с головой ухнули? И сами пропали, и девочек своих не уберегли. Эх, Любовь Андреевна, Любовь Андреевна. В русскую стужу парижское таксо быстро ломается.

Кретьен. Месье Лопахин, вы нье зналь наш причин, наш мотив.

Лопахин. Ваш мотив мне давно все уши загадил. (преувеличенно мажорно насвистывает «Марсельезу») Наигрались!

Епиходов. Однако, Ермолай Алексеевич, как-то в хорошо знакомом обществе о таких материях рассуждать бы не стоило. Ну, мало ли что гильотиной нас Париж облагодетельствовали? Это плоды досужего ума и пример, ни к чему не обязывающий.

Пищик. А скажите, античного мужества человек, где же опять же министерство ваше, курьеры там, рассыльные? Где мое министерство, пропадай моя телега?

Лопахин. Не знаю. Ни телеграфной, ни почтовой связи нет. Ехал сюда на два дня с личным поручением Савинкова, а застрял, похоже, до самой смерти, благо она, косенькая, уже за окошком стоит.

^ Гаев. Отчего же вы так убеждены, что нас расстреляют?

Лопахин. Нас? Исключите себя из этого приятного списка. Преданные Верховному правителю России войска расстреливают исключительно краснопузых смутьянов, вешают мародеров, немножко жгут жидов, а вызывающих сомнение субъектов, вроде вас, просто допрашивают в контрразведке. Иногда, если повезет, отпускают – для поддержания численности верноподданных. А вот министришку, вроде меня, наверняка ждет могилевская губерния. Надеюсь, ее географическое месторасположение никому объяснять не надо?

Кретьен. Могильёв? Это там, гдье Польтава? Мальороссия?

Все удрученно молчат.

Кретьен. Я попаль пальец в рот? Non, non, пальец в нёбо… Так?

^ Пауза

Лопахин. (Пете) Те двое – расстреляны?

Шарлотта. Нет. Их закололи штыками китайские интернационалисты из моей бригады.

Петя. В отместку за двух расстрелянных вашей контрразведкой подпольщиков-путейцев…

Все. Как растреляных? Почему заколоты? Нам же обещали…

Лопахин. Вот что, господа! Впрочем, то же относится и к товарищам. Бежать надо…

^ Гаев. Нам и здесь хорошо. Не правда ли, сестра? Зачем бежать? Куда бежать? Где еще мы найдем тюрьму с бильярдом и таких собеседников…

Лопахин. Баба вы! Всего мужского – этот кий да шары. (ломает кий, обломки разбрасывает) Что теперь скажете?

^ Гаев. Люба! Я не хочу жить, Люба! Я никогда не прощу родителям, что они произвели меня на свет!

Лопахин. Кого?

Гремят засовы и в подвал вваливается полковник Василий Васильевич Соленый в походном мундире.

^ Василий Васильевич. Господа! Россия слиняла в три дня. Не хочу другой России, не хочу другой России. (визгливо кричит) Не хочу другой России! (отыскав глазами Епиходова) Помню, помню. Вы надзиратель тюрьмы. Сколько времени вам потребуется, чтобы очистить тюрьму от этого паскудства? (закрыв глаза) Потом, все разговоры потом. Во дворе лежат четыре трупа – два пролетария с огнестрельными и мещанин с женой – с колотыми ранами. Никакой иерархии, никакой субординации. Никакой эстетики… Кто были эти заключенные? Как их звали, есть ли у них братья и сестры, о чем они мечтали в детстве, какова была их последняя мысль?

^ Пищик. Не знаем, сударь.

Любовь Андреевна. Мы не успели с ними познакомиться, полковник. Видите ли…

Василий Васильевич. Мир их праху. Аминь!

Снимает фуражку и крестится. Все, кроме Кретьена, невольно крестятся вслед за ним.

(снова надевает фуражку) Теперь к делу. Господин Лопахин! Мне донесли, что вы сбежали вместе с чехами. Клевета. Вы настоящий патриот. Вы добровольно отдали себя в руки новой, последней и окончательной власти. (хлопает в ладоши)

Входит Яша в форме унтер-офицера.

^ Гаев и Лопахин. (вместе) Яшка, подлец!

Любовь Андреевна. Яша, верните наше столовое серебро. Вы тогда пропали в Цюрихе, прихватив вилки, ложки и ножи. Верните столовое серебро, Яша. Оно вам сейчас явно не нужно.

Яша. (прячась за спиной Василия Васильевича) Василий Васильевич, я их не понимаю. Какое-то невежество и клевета. (Епиходову) И ты здесь, семьсот семьдесят семь несчастий!

^ Василий Васильевич. Яшка, ты снова где-то подворовывал? Успокойтесь, господа. Война все списала. И нас с вами, и столовое серебро. (прислушивается.) А это кто за ширмой? Друзья или враги? (идет за занавес.)

^ Яша. А что, Леонид Андреевич, вы все такой же?

Гаев. (притворно сосредоточенно ходит с обломком кия вокруг стола) Желтого в угол!.. Никуда от лакеев не денешься…

Яша. (с удовлетворением) Все такой же!.. Ясно дело, вам бы нашего брата, слугу, заживо заколотить, как Фирса. Не выйдет-с! Нынче война-с! Это я, если захочу, вас этими руками заживо закопаю…

^ Пауза.

Давно хотел посмотреть, Леонид Андреевич, как вы себя поведете, если вас пощекотать. Ну, хоть этой сабелькой!.. (идет на Гаева)

Гаев. (пятясь) Люба, останови его! Если он ко мне притронется, я покончу с собой!

Любовь Андреевна. Полковник! Ермолай Алексеевич!

Лопахин, кивнув, засучивает рукава и двигается к Яше. Появляется Василий Васильевич.

^ Василий Васильевич. Не беспокойтесь, господа, я вас не оставлю на произвол жизни. Яков, опять ты со своими садистскими штучками. Сколько раз говорил тебе: не вступать в контакт с приговоренными… (Лопахину) Обещаю, он к ним пальцем не притронется. Господин товарищ министра, не будем засиживаться. Яков вас проводит.

Лопахин. Понятно, полковник. Ну, господа, до свиданьица! (Раневской) Подумать только, Любовь Андреевна, а ведь я, мужик неотесанный, мог бы у вас в зятьях ходить.

^ Петя и Кретьен вздрагивают.

Да будет вам кривляться-то. (Яше) Яшка, подлец, веди меня!

Яша. Слушаюсь. (Василию Васильевичу, растерянно) Это я по привычке-с.

Василий Васильевич. За нечаянно, брат, бьют отчаянно... Ступай!

^ Яша. (Лопахину) Пойдем… те… -с…

Пауза.

(жалобно) Ермолай Алексеевич!

Лопахин. Всегда хотелось сказать вам что-нибудь доброе, нежное, Любовь Андреевна… (вынимает из кармана золотые часы, слушает их, кладет обратно) Да не получается. Так всю жизнь и никогда…

Уходят. По дороге Яша что-то шепчет Василию Васильевичу.

^ Василий Васильевич. (Пищику) Боже царя храни!.. Борис Борисович, разве так ведут себя воспитанные люди?

Пищик. В каком смысле, драгоценнейший?

Василий Васильевич. Какой смысл у бессмыслицы? И есть ли что-то бессмысленней смысла?… (трет лоб) Вы же видите, Борис Борисович, я вас, членов правительства, собираю, как золото, по крупице, а вы молчите…Хочу обрадовать: ваша должность упраздняется, господин инспектор тюрем. Как homo hominum, признаюсь: никогда не нравились ваши потуги. Тюрьмы – рассадник паразитизма, отвлечение сил ума и флегмы от главной цели. Зачем нужны тюрьмы, заключенные, а тем более – их быт и само бытие, во время Армагеддона? Мы идем на последний бой, а потому воля наша такова. Заключенных – расстрелять. Тюрьмы – очистить под казармы, конюшни и склады. Короче говоря, прошу вас присоединиться к обществу товарища министра. Первая задача белого воинства – очиститься от мнимых друзей и лживых союзников. Останутся лишь те, кого предстоит выжечь каленым железом, и мы, небесные ратники.
1   2   3   4   5   6   7   8   9

Похожие:

Владимир Забалуев Алексей Зензинов поспели вишни в саду у дяди вани гетеротекстуальная драма Введение iconВладимир забалуев, алексей зензинов
На сцене три столика. На одном ноутбук. На втором вязание. На третьем церковные свечи и кучки монет. А еще стоит мольберт

Владимир Забалуев Алексей Зензинов поспели вишни в саду у дяди вани гетеротекстуальная драма Введение iconВладимир забалуев алексей зензинов
Ночь с 20 на 21 августа. Закрытый занавес. Гудок к отправлению поезда. Невнятный голос диспетчерши с сильным окающим выговором объявляет...

Владимир Забалуев Алексей Зензинов поспели вишни в саду у дяди вани гетеротекстуальная драма Введение icon00. 48 документальный фильм «Обводный канал». Режиссер: Алексей Учитель....
Алексей Учитель. Сценаристы: Владимир Ивченко, Алексей Учитель. Оператор: Юрий Александров. Композиторы: Михаил Малин, Андрей Отряскин....

Владимир Забалуев Алексей Зензинов поспели вишни в саду у дяди вани гетеротекстуальная драма Введение iconРекомендовано для любой зрительской аудитории (0+) Стоимость билета 50 рублей
Россия, 2007. 85 мин. Режиссер Владимир Саков. В ролях: Алексей Булдаков, Александр Филиппенко, Юрий Гальцев, Елена Воробей, Алексей...

Владимир Забалуев Алексей Зензинов поспели вишни в саду у дяди вани гетеротекстуальная драма Введение iconDreamjob
В фильме снимались: Владимир Легин, Алексей Череватенко, Владимир Белай, Иван Авраменко, Ирина Сытникова, Андрей Духин, Евгений Пронин,...

Владимир Забалуев Алексей Зензинов поспели вишни в саду у дяди вани гетеротекстуальная драма Введение iconТихоновский Богословский Институт Профессор, протоиерей Владимир...
Воробьев Владимир, проф., прот. Введение в литургическое предание Православной Церкви. – М.: Пстби, 2004 – 231 с

Владимир Забалуев Алексей Зензинов поспели вишни в саду у дяди вани гетеротекстуальная драма Введение iconКлебанова Н. Н. 240-448-631
Прутко́в — литературная маска, под которой в журналах «Современник», «Искра» и других выступали в 50—60-е годы XIX века поэты Алексей...

Владимир Забалуев Алексей Зензинов поспели вишни в саду у дяди вани гетеротекстуальная драма Введение iconТематический план занятий
Введение в литературоведение (Понятия рода, вида, жанра, жанровой разновидности. Эпос, лирика и драма как три рода литературы, выделенные...

Владимир Забалуев Алексей Зензинов поспели вишни в саду у дяди вани гетеротекстуальная драма Введение icon"большое спасение дяди федора". Начало обычно в Простоквашино у дяди...
...

Владимир Забалуев Алексей Зензинов поспели вишни в саду у дяди вани гетеротекстуальная драма Введение iconВладимир Соловьев Жизненная драма Платона
Платонова творчества в деревянные рамки школьных делений по отвлеченным темам и дисциплинам позднейшего происхождения, я должен был...



Образовательный материал



При копировании материала укажите ссылку © 2013
контакты
www.lit-yaz.ru
главная страница