В 50 60-е годы ХХ века еще молоды были солдаты, вернувшиеся живыми из сражений второй мировой войны. В них жила память этой войны, ее боль, и никому было не




Скачать 78.41 Kb.
НазваниеВ 50 60-е годы ХХ века еще молоды были солдаты, вернувшиеся живыми из сражений второй мировой войны. В них жила память этой войны, ее боль, и никому было не
Дата публикации15.01.2014
Размер78.41 Kb.
ТипДокументы
www.lit-yaz.ru > Военное дело > Документы
Надежда Гашева
Минное поле
В 50 - 60-е годы ХХ века еще молоды были солдаты, вернувшиеся живыми из сражений второй мировой войны. В них жила память этой войны, ее боль, и никому было не под силу "разминировать" минные поля этой памяти. Мы и до сих пор не знаем, как обожжены были души наших старших современников, которых привычно уже называем ветеранами войны. Мы лишь приближаемся к пониманию этого, когда читаем пронзительные стихи или суровую прозу тех, кто в зной и в стужу держал оборону, выходил из окружения, шел в атаку, кто попадал в плен, прикрывал отход, штурмовал высотки, форсировал реки, брал города...Они выносили невыносимое, видели кровь, мучения раненых и смерть товарищей, сами бывали тяжко ранены, а некоторые - гибли, но и погибшие успели написать свою строку, свою правду о войне, а уцелевшие тем более считали это своим долгом.
"Разминирование" минного поля памяти о войне шло сначала именно через искусство - музыка, слово, живопись, фотографии и кинопленки возвращали нам даль фронтовых дорог и вели к пониманию цены Победы. Выходили из печати сборники стихов, появлялись рассказы, повести, романы, всё это не сразу, через рогатки запретов и бессмысленной цензуры, но ширился и нарастал грозный вал правды. Не все готовы были принять и осмыслить ее - тем хуже для потомков. Эта правда не парадно-фанфарная, а горькая и болевая. Вторая мировая война была трагедией не одного лишь военного поколения и не только нашей страны, но людям нашей страны очень тяжко досталась Победа. Мы все в долгу перед ветеранами войны, и долг этот никогда не будет оплачен. Не будем лгать себе, что никто не забыт и ничто не забыто, но хотя бы в скорбные и великие даты прислушаемся к гулу трагедии и славы Отечества.
В год 60-летия Победы над фашизмом надо вспомнить имена писателей и поэтов нашего края, участников сражений страшной войны, оставивших нам память о них. Самое яркое имя - это имя Виктора Астафьева. Он честно исполнил свой долг солдата и бескомпромиссно - свой долг писателя. Он прошел всю войну рядовым солдатом, был тяжело ранен, контужен. Он рассказал правду о войне своим читателям, а ведь писать ее - значило снова и снова вспоминать то, что так тяжко легло на плечи еще в юности, переживать то, что хотелось бы позабыть, видеть то, что человеку вообще никогда не следует видеть. В начале 70-х годов Виктор Петрович прочитал вслух писателям и редакторам Пермского книжного издательства свою только что написанную повесть "Пастух и пастушка". Впечатление было невероятно сильное. Герой повести, молоденький лейтенант, умирает не от ранения - рана должна была зажить, а оттого что в душе всё выболело. Жестоко и точно описаны в маленькой повести будни войны, подвиг и мародерство, солдатская участь, муки замерзающих на морозе раненых, женская нежность, любовь... Помню оглушительную тишину, когда Астафьев читал первую главу повести - " Бой". Такой прозы о войне мы еще не слыхали, не читали...
В этом разделе нашего альманаха мы приведем отрывок из повести " Пастух и пастушка" - пусть снова обожжет сердца огонь того боя, неподдельный жар писательского слова. Сам Астафьев признавался: "Пастушка" - моя продукция, добытая сердцем, извлеченная из него, слеланная упорным, долгим, очень нелегким трудом". Такому труду писатель посвятил всю свою послевоенную жизнь.
Прошел всю войну другой прозаик - Олег Селянкин. Он был офицером, но и его военный опыт тяжел и труден. Часто он рассказывал невероятные военные истории, далеко не все они вошли в его книги. Эти истории в свое время не раз слышал Роберт Белов. Я хочу предоставить ему слово:
"Весной 43-го, после Сталинграда, немцы поперек Дона, какой к тому моменту они контролировали, установили несколько заграждений-перетяг из тросов с бонами, чтобы лишить наши войска возможности на каких-либо плавсредствах проникать в тыл: река проходила сквозь линию фронта. Берега охранялись. Советское командование создало диверсионную группу из двадцати матросов со спецзаданием эти преграды уничтожать. Командовать отрядом был назначен старший лейтенант флота Селянкин.
В тех случаях, когда сбить охрану было непосильно или оказывалось нецелесообразно из-за демаскировки, подрывники подбирались к цели вплавь, держа мины зубами, большей частью проныривая под водой. Такому тактическому приему своих бойцов обучал сам командир группы личным примером.
Это все - в весеннее-то ледяное половодье! Тем не менее, задание было выполнено и без существенных потерь.
В тех случаях, когда сбить охрану было непосильно или оказывалось нецелесообразно из-за демаскировки, подрывники подбирались к цели вплавь, держа мины зубами, большей частью проныривая под водой. Такому тактическому приему своих бойцов обучал сам командир группы личным примером.
Это все - в весеннее-то ледяное половодье! Тем не менее, задание было выполнено и без существенных потерь.
Под Сталинградом вообще-то Селянкин командовал дивизионом тральщиков, обезвреживая установленные немцами в фарватере Волгии плавучие мины. А еще перед тем, назначенный с подлодки в морскую пехоту, он успел навоеваться и на сухопутье - в Прибалтике, и под Питером, и под Москвой. И уж чего-чего, а личной безудержной отваги парням, прозванным "черной смертью" и "полосатыми дьяволами", было не занимать.
Кроме прямых, в обязанности тральщиков под Сталинградом входила максимальная помощь воинским переправам через Волгу. Перевозили грузы и подкрепление на городской берег, сколь позволяло мизерное водоизмещение катеров, обратно - раненых.
Однажды, поздней уже осенью, судно Селянкина вместе с другими попало под бомбежку. Увидев пикирующие "Юнкерсы", - а всяка-то бомбочка сыплется ведь прямехонько же на тебя, болезного, - многие зеленые необстрелянные солдатики сиганули с палубы за борт, прямо в реку. И, как на притчу, забарахлил, потерял обороты двигатель.
Тем временем начали приходить в ум свалившиеся в Волгу. Налившиеся водою обутки и набрякшие шинели сделались многопудовыми и волокли прямо ко дну. Увидавши, что катер почти не движется, бывшие еще на плаву из последних сил ринулись к нему. То же самое сделали сверзившиеся с других плавсредств. Суденышко мигом облепили кругом, мертвой хваткой вцепившись в обносы. Положение стало совершенно пиковым. Кораблик утерял всякую маневренность, был мишенью уже по существу неподвижной, шевелимой только теченьем. Не нужно было и прямого попадания, уложенные на палубу боеприпасы могли сдетонировать и от недалекого взрыва. Мало того, суденышко приобрело рискованную осадку.
Тогда вдоль бортов понесся старшина Миндовский, дробя подкованными каблуками кисти рук вцепившихся.
Ужасное было дело.
Ужасное вышло дело, но сквозь продолжающуюся бомбежку, хоть и на маломальском ходу, судно чудом сумело пробиться-прибиться к спасительному крутояру, доставив бесценный боевой запас и тех солдат, что не запаниковали.
На войне как на войне. Жуткое было дело...
Батальные сочинения Селянкина всяк вправе, в зависимости от собственного жизненного опыта, познаний, эстетических вкусов и понимания назначения литературы, оценивать по-своему, вплоть до полного неприятия. Астафьев, например, активно их не признавал (как, впрочем, и наоборот), считая селянкинские писанья про войну, и не только его, а и все среднесоцреалистические, выхолощенными и залакированными. Но понимал и помнил, что навоевался-то Олег Константинович, как и сам же Виктор Петрович, всласть-вусмерть. Скажем, не очень-то будучи расположенным к нему и лично, на приглашение пойти на 75-летие Селянкина как раз в один из приездов Астафьева в Пермь, тот сперва сходу отказался, но тут же одумался:
- А нельзя не пойти. Не по-человечески будет. Все-таки воевал он здорово.
Была и в работе Селянкина одна маленькая, но очень личная, особенная и весьма весомая черточка. Вымышленный-невымышленный у него герой, с прототипом или без, если по авторской задумке это хороший человек, он давал ему фамилию кого-нибудь из своих фронтовых сослуживцев, погибших - в первую очередь. Будто ставил им своеобразные памятники.
Наиболее часто у него упоминается старшина Миндовский. Однако сам реальный старшина кончил печально и курьезно. Когда их, уже с Припяти, перебрасывали на зарубежные реки (последняя - Шпрее), по железной дороге, на платформах, во время одной из больших остановок какой-то службист-комендант, чтобы приструнить матросню, начал науськивать на них свой взвод. Назревало дикое и глупое побоище. Тогда начальник эшелона приказал машинистам дать протяжный и начать помалу двигать состав. Вроде бы обошлось. Только вдрызг осерчавший на то, что не довелось ему похлестаться с "тыловыми крысами" старшина Миндовский развернул на своем катере башенку и из пушечки вдарил по комендатурской хибаре.Попал-не попал - неизвестно. Но на одной из следующих стоянок на платформу к старшине тихо поднялись молчаливые люди, без шума извлекли его из кубрика и увели под конвоем.
А и сам-то Олег Константинович тоже едва не кончил плачевно. То ли ослушался кого, какому начальнику нагрубил, то ли тоже отчебучил чего, только дело пахло трибуналом. Сам он говорил, что распорядился накормить пленных власовцев. Могли за такое и его определить в"изменника родине", но отделался он, в общем, легким испугом. Поплатился только карьерным ростом и возможными регалиями. Видимо, зачли былые заслуги. Впрочем, иконостас из орденов-медалей был у него и без того весьма и весьма внушительный. Он остался в звании капитан-лейтенанта, что соответствует общеармейскому капитану. Но имя его попало на страницы нескольких представительных и солидных изданий по истории войны".
Владимир Воробьев воевал в артиллерии. Был тяжело ранен. О войне говорить не любил, пошучивал над собой: дескать, к пушкам посылали таких, как я, неумех, а сначала вызывали мастеров - кто умел руками работать. Он стал детским писателем и военной темы почти не касался. Однако была у него мысль написать о ней, он просто не успел. Помню его яростную филиппику насчет книг о пионерах-героях: это позор для взрослых,- говорил он, - что мы позволили втянуть в войну детей! Такого нельзя допускать, этим нельзя гордиться! Замысел одной военной истории - о любви и разлуке - он мне рассказывал, но не осуществил.
Владислав Занадворов не дожил до Победы - он погиб в 1942 году в битве на Волге. А родился он на берегах Камы, в Перми. До войны учился, работал геологом, успел побывать в экспедициях на Кольском полуострове, на Крайнем Севере, за Полярным кругом, в Казахстане. Он издал уже свою первую повесть "Медная гора" и первые стихи - сборник "Простор" вышел в Перми в 1941 году. А дальше была война...Незадолго до ее начала уехал на Украину старший брат Владислава - Герман Занадворов. Он оказался в оккупации. Там он создал группу сопротивления фашистскому режиму. Незадолго до освобождения Украины советскими войсками Герман был выдан и казнен оккупантами. Он успел спрятать свой дневник. Дневник был опубликован в Перми - в двухтомнике, куда вошли стихи Владислава и проза Германа.
Сражались в годы Великой Отечественной поэты Константин Мамонтов, Николай Домовитов, Борис Ширшов Сражались на разных фронтах, в разных войсках. Мамонтов был связистом, Домовитов - пехотинцем, Ширшов - пулеметчиком. Все трое были тяжело ранены. Домовитов, кроме того, за неосторожные слова прямо из госпиталя был отправлен в тюрьму и осужден на 10 лет лагерей. А Мамонтова сочли погибшим, и его стихи были напечатаны в сборнике "Имена на поверке" среди других стихов погибших на войне молодых поэтов. Все трое писали стихи после войны. Никого из них уже нет в живых.
Вообще никого из пермских писателей и поэтов военного поколения в живых не осталось. Остались только их книги. Их болевая память. Многие таланты, надо думать, ушли безвестно - не успели проявиться, погибли в огне войны совсем юными. Минное поле войны продолжали разминировать поэты и писатели следующего поколения, те, кто были детьми и подростками в сороковые годы. Раны памяти народа не зажили. Тема не исчерпана. Эхо войны всё звучит. Вы его услышите на страницах альманаха.
Мы начали наш альманах именно этим разделом - "Минное поле" - потому что книга выходит в год 60-летия Победы над фашизмом. В остальных разделах читатель найдет стихи, прозу, критику пермских литераторов разных поколений и на разный, надо полагать, вкус. Мы только постарались шире представить творчество молодых писателей и поэтов.

Добавить документ в свой блог или на сайт

Похожие:

В 50 60-е годы ХХ века еще молоды были солдаты, вернувшиеся живыми из сражений второй мировой войны. В них жила память этой войны, ее боль, и никому было не iconТиппельскирх История Второй мировой войны. Блицкриг «История Второй...
Второй мировой войны. Этот капитальный труд увидел свет в 1954 году и до сих пор не потерял актуальности. Данная книга представляет...

В 50 60-е годы ХХ века еще молоды были солдаты, вернувшиеся живыми из сражений второй мировой войны. В них жила память этой войны, ее боль, и никому было не iconКоллектив Авторов Итоги Второй мировой войны. Выводы побежденных спб.: Полигон; М.: Аст,; 1998
В книге разбираются также вопросы развития вооружения и боевой техники, использования различных видов транспорта, организации финансирования...

В 50 60-е годы ХХ века еще молоды были солдаты, вернувшиеся живыми из сражений второй мировой войны. В них жила память этой войны, ее боль, и никому было не iconДиплом Отражение Второй мировой войны в русской литературе в военные...
Отражение Второй мировой войны в русской литературе в военные годы и в послевоенный период

В 50 60-е годы ХХ века еще молоды были солдаты, вернувшиеся живыми из сражений второй мировой войны. В них жила память этой войны, ее боль, и никому было не iconУрок по конкурсу «Учитель года 2012» (11 класс). Тема: «На фронтах Первой мировой войны»
Познакомить учащихся с причинами Первой мировой войны, с международными событиями, приведшими к началу мировой войны

В 50 60-е годы ХХ века еще молоды были солдаты, вернувшиеся живыми из сражений второй мировой войны. В них жила память этой войны, ее боль, и никому было не icon6. военные и послевоенные годы вторая мировая война оказала влияние...
Хакасии в годы войны, о героизме воинов-земляков на фронтах. Однако тема влияния войны на хакасский этнос практически затронута была...

В 50 60-е годы ХХ века еще молоды были солдаты, вернувшиеся живыми из сражений второй мировой войны. В них жила память этой войны, ее боль, и никому было не iconВладимир Касаткин Плененная песней
С конца прошлого века и до начала второй мировой войны в музыкальных кругах многих стран было широко известно имя выдающейся русской...

В 50 60-е годы ХХ века еще молоды были солдаты, вернувшиеся живыми из сражений второй мировой войны. В них жила память этой войны, ее боль, и никому было не iconУбийст­ва этих советских евреев очень не проста, поскольку для ее...
На эту тему меня навели работы историков-ревизио­нистов, об ошибках которых я буду говорить в этой кни­ге, и ряд не всегда заметных,...

В 50 60-е годы ХХ века еще молоды были солдаты, вернувшиеся живыми из сражений второй мировой войны. В них жила память этой войны, ее боль, и никому было не iconР егиональный конкурс творческих работ учащихся, посвящённый 65-летию Великой Победы
Вот уже без малого 65 лет, как мы живём без войны. Без большой войны. Были ещё Афганистан и Чечня, там тоже гибли безвинно наши люди....

В 50 60-е годы ХХ века еще молоды были солдаты, вернувшиеся живыми из сражений второй мировой войны. В них жила память этой войны, ее боль, и никому было не iconРусские солдаты на зарубежных фронтах Первой мировой войны
Кроме того, остаются огромные лакуны в изучении истории Первой мировой, различных контингентов русской армии в ее ходе, русских военнопленных...

В 50 60-е годы ХХ века еще молоды были солдаты, вернувшиеся живыми из сражений второй мировой войны. В них жила память этой войны, ее боль, и никому было не iconДень Победы ( старшая и подготовительная группы)
В этот день в каждой семье вспоминают тех, кто остался на полях сражений, тех, кто после войны налаживал мирную жизнь. Поздравляют...



Образовательный материал



При копировании материала укажите ссылку © 2013
контакты
www.lit-yaz.ru
главная страница