Том 9 Редактор-составитель Ю. Г. Фельштнский Предисловие, примечания, указатели Ю. Г. Фельштинского и Г. И. Чернявского




НазваниеТом 9 Редактор-составитель Ю. Г. Фельштнский Предисловие, примечания, указатели Ю. Г. Фельштинского и Г. И. Чернявского
страница7/57
Дата публикации03.10.2013
Размер7.42 Mb.
ТипДокументы
www.lit-yaz.ru > Военное дело > Документы
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   ...   57
^

Необходимое пояснение


Речь эта, как показывает дата, относится к 1925 г., когда автор ещё твёрдо надеялся на то, что советская бюрократия преодолеет тенденции бюрократизма и создаст исключительно благоприятную обстановку для развития научной мысли. В силу ряда исторических причин эта надежда до сих пор не оправдалась. Наоборот, советское государство подверглось за истекшие после того 13 лет полному бюрократическому окостенению и приняло тоталитарный характер, тлетворный для развития науки и искусства. В силу жестокой иронии истории действительный марксизм стал ныне в Советском Союзе наиболее запретной из всех доктрин. В области общественной науки скованная советская мысль не только не сказала нового слова, но наоборот, впала в жалкую схоластику. Тоталитарный режим оказывает гибельное влияние также и на развитие естественных наук. Тем не менее, развитые в этой речи соображения сохраняют свою силу и в той части, которая касается взаимоотношений между социальным режимом и научной мыслью. Их нужно приурочивать, однако, не к сегодняшнему советскому государству, продукту перерождения и разложения, а к тому социалистическому государству, которое вырастет из дальнейшей победоносной борьбы международного рабочего класса.

Л.Т[роцкий]

18 апреля 1938 г.

К “Д.И.Менделеев и марксизм”93
^ Редактору газеты “Дейли Гералд”

Милостивый государь!

В словаре всех цивилизованных народов существует слово цинизм. Как классический пример обнажённого цинизма следовало бы отныне ввести во все энциклопедии защиту британским правительством интересов клики капиталистических эксплуататоров. Я не ошибусь поэтому, если скажу, что мировое общественное мнение с величайшим интересом ждёт голоса Британской рабочей партии по поводу возмутительной роли британской дипломатии в вопросе об эксплуатации правительством Мексики акционерной нефтяной компании “Агила”.

Юридическая сторона вопроса ясна ребёнку. В целях эксплуатации естественных богатств Мексики британские империалисты поставили себя под покровительство и вместе с тем под контроль мексиканских законов и мексиканских властей. Никто не вынуждал к этому господ капиталистов ни военным насилием, ни дипломатическими нотами. Они действовали вполне добровольно и сознательно. Теперь г. Чемберлен94 и лорд Галифакс хотят заставить человечество поверить, что британские капиталисты обязались признавать законы Мексики лишь в тех пределах, в каких сами найдут это нужным. При этом случайно оказывается, что совершенно беспристрастное истолкование мексиканских законов Чемберленом-Галифаксом буква в букву совпадает с истолкованием заинтересованных капиталистов. Британское правительство не может, однако, отрицать того, что в истолковании законов Мексики компетентны только мексиканское правительство и высший суд этой страны. Лорду Галифаксу, который питает такие симпатии к законам и судам Гитлера, мексиканские законы и суды могут казаться несправедливыми. Но кто дал британскому правительству право контроля над внутренней политикой и судопроизводством независимого государства? В этом вопросе уже заключена часть ответа: британское правительство, привыкшее распоряжаться сотнями миллионов колониальных рабов и полурабов, пытается те же методы применить и в отношении Мексики. Встретив мужественное сопротивление, оно поручает своим юристам придумать наспех аргументы, в которых юридическая логика заменена империалистическим цинизмом.

Экономическая и социальная сторона проблемы столь же ясна, как и её правовая сторона. Административный комитет вашей партии поступил бы, на мой взгляд, правильно, если бы создал специальную комиссию для изучения того, что британский и вообще иностранный капитал внёс в Мексику и что он извлёк из неё. Такая комиссия могла бы в короткий срок представить британскому обществу потрясающий баланс экономической эксплуатации! Небольшая клика британских магнатов в полном смысле слова выкачивает жизненные соки Мексики, как и ряда других отсталых или слабых стран. Чистейшим фарисейством являются торжественные речи о внесении иностранным капиталом “цивилизации”, о его содействии развитию народного хозяйства и пр. Дело идёт в действительности о расхищении естественных богатств страны. Природе нужны были многие миллионы лет, чтоб заложить в почву и под почву Мексики золото, серебро и нефть. Иностранные империалисты хотят расхитить эти богатства в возможно короткий срок, пользуясь дешёвой рабочей силой и покровительством своей дипломатии и своего флота. Посетите любой центр горной промышленности: сотни миллионов долларов, извлекаемые иностранным капиталом из почвы, ничего, ровно ничего не дают культуре страны: ни дорог, ни зданий, ни городского благоустройства. Даже помещения самих кампаний похожи нередко на казармы. Зачем, в самом деле, расходовать мексиканскую нефть, мексиканское золото, мексиканское серебро на нужды далёкой и чужой Мексики, когда на получаемые барыши можно строить дворцы, музеи, театры в Лондоне или в Монако? Таковы эти цивилизаторы! Взамен исторгаемых богатств они оставляют дыры в мексиканской земле и расстроенное здоровье мексиканских рабочих.

Ноты британского правительства ссылаются на “международное право”. Даже ирония опускает бессильно руки перед этим доводом. О каком международном праве идёт речь? Очевидно, о том, какое восторжествовало в Эфиопии, и которому британское правительство готовится дать свою санкцию. Очевидно, о том самом праве, которое самолёты и танки Муссолини и Гитлера возвещают в Испании уже второй год при неизменной поддержке британского правительства. Это последнее вело бесконечные переговоры об уводе из Испании иностранных “добровольцев”. Наивное общественное мнение долго воображало, что дело идёт о приостановлении интервенции иностранных фашистских бандитов. На самом деле британское правительство требовало от Муссолини одного: чтобы он увёл свои войска от Испании после того, как он обеспечит победу Франко. В этом случае, как во всех других, задача состояла не в том, что защищать “международное право” или “демократию”, а в том, чтобы оградить интересы британских капиталистов в испанской горной промышленности от возможных покушений со стороны Италии.

В Мексике британское правительство проводит, в основном, ту же политику, что в Испании; только в отношении Испании – в пассивной форме, в отношении Мексики – в активной. Мы присутствуем сейчас при первых шагах этой активности. Во что она развернётся дальше? Этого сейчас никто не может предсказать. Чемберлен этого ещё не знает и сам. Одно можно утверждать с уверенностью: дальнейшее развитие политики покушений британского империализма на независимость Мексики будет в огромной степени зависеть от поведения британского рабочего класса. Здесь нельзя отделываться неопределёнными формулами. Нужна твёрдая решимость, чтоб парализовать преступную руку империалистского насилия. Я кончаю поэтому, как начал: мировое общественное мнение ждёт твёрдого голоса Британской рабочей партии!

P.S. Некоторые империалистические газеты пытались представить меня инициатором экспроприации. Такой вздор не заслуживает даже опровержения. Обо всех этапах борьбы группы иностранных капиталов против мексиканских законов я как частное лицо пользующееся гостеприимством этой страны, узнавал из газет. Но этого было слишком достаточно, чтоб составить себе мнение. Высказать вслух это мнение есть элементарный долг каждого участника освободительной борьбы пролетариата.

Л.Т[роцкий]

22 апреля 1938 г.

Койоакан
[Письмо М.Зборовскому и Л.Эстрин]

25 апреля 1938 г.

Дорогие товарищи!

1) Посылаю вам для “Бюллетеня” новую работу “Их мораль и наша”95. Статья велика и может либо составить двойной номер “Бюллетеня” либо быть напечатана в двух номерах. Предоставляю это на ваше усмотрение. Можно напечатать эту статью раньше, а “переходную программу” позже, уже после конференции96 со всеми вытекающими поправками. Вы должны будете решить сами эти вопросы в зависимости от обстоятельств.

2) Я считаю, что вы имеете от меня теперь материал на 4 месяца. За это время я, может быть, пошлю короткие статьи на актуальные политические темы. Но вы ничего от меня не ждите.

3) Очень желательно было бы привлечь Бармина к участию в “Бюллетене”. Согласен ли он на это? Предложите ему, пожалуйста, если он желает вступить в прямую переписку со мною. Я буду этому очень рад.

4) В Вашем письме вы указываете, какие конспиративные поправки вы внесли в корреспонденцию, чтобы сделать автора неукзнаваемым. Такие сообщения представляют явную неострожность, так как письма могут по дороге читаться агентами ГПУ.

5) Ваш план создать русский клуб, конечно, очень привлекателен. Весь вопрос в подборе людей. Как относится к этой идее т. Бармин? Его участие представляется мне очень важным. Его имя получило теперь большую известность. К нему могут обращаться колеблющиеся советские люди за границей и пр. Было бы даже желательно указать на это в той или другой форме в самом “Бюллетене”, разумеется, если сам Бармин согласен с этим.

6) Я работаю параллельно над книгами о Сталине и о Ленине и весьма надеюсь на ваше сотрудничество.

Жму руку

[Л.Д.Троцкий]
[Письмо М.Зборовского и Л.Эстрин Л.Д.Троцкому]

25 апреля 1938 г.

Дорогой Лев Давыдович,

Мы уже давно без известий от Вас и даже ещё не знаем Вашего мнения относительно № 64 “Бюллетеня”, хотя и послали Вам уже № 65 и должны начать готовить № 66. Ждём от Вас материалов и указаний.

1. Немедленно по выходе № 65 “Бюллетеня” нам позвонил В.[Кривицкий] и попросил о свидании. Мы встретились с ним, он спросил, кто является автором статьи о невозвращенцах (мы не сочли нужным скрывать от него, что это Ваша статья). “Для меня очень важно, что написано в ‘Бюллетене’. Мне стыдно за Л.Д.[Троцкого], что он написал такую статью. Очевидно, он плохо информирован”. После этого он выразил желание написать Вам подробное письмо при условии, что кроме нас обоих и Вас лично никто этого письма не увидит. Мы не считали возможным отказать ему в посредничестве и условились с ним встретиться. Во время первой встречи с ним он продиктовал несколько страниц черновика письма к Вам и очень обстоятельно, в течение многих часов разговаривал с нами и объяснил нам, о чём он хочет Вам написать. Это нечто вроде исповеди, из которой Вам станет ясна психология его, Райсса, и всего их окружения (так он, по крайней мере, думает). Поскольку письмо В.[Кривицкого] подробно изложит его точку зрения, мы не считаем целесообразным передавать Вам содержание нашего разговора с ним. Он просил Вам передать, что письмо его следует с ближайшей почтой.

2. Из следственных документов по делу об убийстве Людвига [Порецкого] удалось выяснить следующее:

а. Убийцы – Аббиат97 и Мартинья98 – в феврале 1937 г. были в Мексике. Полиции не удалось установить, зачем они туда поехали. Считаем нужным обратить внимание на то обстоятельство, что они поехали туда сразу же после Вашего приезда.

б. Аббиат, хотя и француз, но русского происхождения. До 1920 г. они жили в Петрограде. Сестра его оставалась в Ленинграде до 1929 г., где была замужем за неким Ерикаловым (Василий). После развода со своим мужем в 1929 г. она выехала за границу. Жила всё время в Париже. В октябре 1937 г. (сразу же после убийства) она уехала обратно в Москву, где находится сейчас, переписывается с матерью регулярно. Интересен тот факт, что письма её опускаются в почтовый ящик в Париже. Адрес её в Москве: Л.А.Керзон, 13 улица Фрунзе, квартира 50.

3. В Амстердаме объявился Пятигорский99. Он говорит, что выехал в начале 1938 г. из Москвы. У него австрийский паспорт. Ведь он же в своё время был близок к вам? Странно, что его выпустили. Нет ли тут какой-нибудь провокации?

Во франц[узской] прессе появилось сообщение, что агент ГПУ, некий Жорж Минк, выехал в Мексику для организации покушения.

Сердечный привет Н.И.[Седовой] и Вам. Крепко жмем руку.

[М.Зборовский, Л.Эстрин]
^ Проблема Labor Party

Вопрос о Labor Party никогда не был для революционных марксистов вопросом “принципа”. Мы всегда исходили из конкретной политической обстановки и тенденций её развития. Несколько лет тому назад, до кризиса 1929 г. и даже позже, до возникновения СИО100, можно было надеяться на то, что революционная, т. е. большевистская, партия будет развиваться в Соединённых Штатах параллельно с радикализацией рабочего класса и успеет своевременно стать во главе его. В этих условиях было бы бессмыслицей заниматься абстрактной пропагандой в пользу неизвестной “Рабочей партии”. Положение с того времени, однако, радикально изменилось. Могущественно выросшие профессиональные союзы в условиях углубляющегося кризиса капитализма толкаются и будут толкаться всё более неудержимо на путь политической борьбы и тем самым – на путь сплочения в Labor Party. Если многие официальные вожди трэд-юнионов, несмотря на повелительный голос обстановки и возрастающее давление масс, сохраняют более чем сдержанную позицию в вопросе о Labor Party гораздо большую остроту, чем во все предшествующие периоды101. Тем не менее можно с достаточной уверенностью предсказать, что сопротивление бюрократии окажется сломленным. Революционная организация, которая заняла бы по отношению к этому прогрессивному движению отрицательную или нейтрально выжидательную позицию, обрекла бы себя на изоляцию и сектантское вырождение. Социалистическая рабочая партия (секция Четвёртого Интернационала) отдаёт себе ясный отчёт в том, что в силу ряда неблагоприятных исторических причин её собственное развитие отстало от радикализации широких слоёв американского пролетариата и что именно в силу этого проблема создания Labor Party ставится всем ходом развития в порядок дня. СРП не ограничивается, однако, подобно сталинцам, ловстонистам и пр., абстрактным лозунгом Рабочей или Рабоче-Фермерской партии, отвергает беспринципные верхушечные комбинации под прикрытием этого лозунга, а выдвигает систему переходных ценностей, чтоб оплодотворять ими массовое движение в пользу Labor Party.

Сохраняя свою полную организационную и политическую независимость, СРП ведёт систематическую и непримиримую борьбу против консервативной трэдюнионской бюрократии, которая противится созданию Labor Party или стремится превратить её во вспомогательное орудие одной из буржуазных партий. Разъясняя и пропагандируя в профессиональных союзах, на собраниях и пр. свою программу переходных требований, СРП неутомимо разоблачает на живом опыте масс реформистские и пацифистские иллюзии трэдюнионской бюрократии и её социал-демократических и сталинских союзников.

Когда и как сложится Labor Party и через какие этапы и расколы она пройдёт, покажет будущее. Защищая Labor Party от атак буржуазии, СРП не берёт и не возьмёт на себя, однако, за эту партию никакой ответственности. На всех этапах её развития СРП занимает по отношению к Labor Party критическую позицию, поддерживает прогрессивные тенденции против реакционных и вместе с тем непримиримо критикует половинчатый характер прогрессивных (центристских) течений. Для СРП Labor Party должна стать, с одной стороны, передаточным механизмом для воздействия на более широкие круги рабочих. По самому существу, Labor Party может сохранить прогрессивное значение лишь в течение сравнительно короткого переходного периода. Дальнейшее обострение революционной ситуации неизбежно взорвёт оболочку Labor Party и позволит СРП сплотить под знамена Четвёртого Интернационала революционный авангард американского пролетариата.

[Л.Д.Троцкий]

Апрель 1938 г.
[Письмо М.Зборовскому]

15 мая 1938 г.

Дорогой товарищ,

1. Помимо мелких статей или документов я послал вам за последние недели две большие работы: “Агония капитализма...” 102 и “Их мораль и наша”. Я уже писал вам, что, по моему мнению, лучше начать с “Морали”. Если у вас есть ценные корреспонденции, то “Мораль” можно разбить на два номера.

2. Составление номеров и техника производят вполне благоприятное впечатление.

3. Французский перевод статьи об Л.Седове плох, очень много искажений смысла. Видно, что перевод производился либо совершенно неопытным переводчиком, либо крайне спешно и неряшливо. Это ужасно досадно. Желательно, разумеется, чтобы статья о морали вышла также по-французски, но при условии очень тщательного и безукоризненного перевода. В противном случае лучше и совсем не выходить.

4. Те анекдоты, которые ходят по Москве, следовало бы опубликовать в “Бюллетене”.

5. Письма от Кривицкого я не получил. Факт его сотрудничества в “Социалистическом вестнике” является в моих глазах демонстрацией разрыва с большевизмом, т. е. марксизмом. Можно сотрудничать, вернее сказать, нельзя не сотрудничать при нынешних условиях даже в консервативной буржуазной прессе: здесь цели ясны всякому и никто не смешает данного автора с данной газетой. Но когда бывший представитель ГПУ на другой день после разрыва начинает сотрудничать в органе меньшевиков, то это не может быть понято иначе, как акт солидаризации с меньшевиками. Покровительственное замечание редакции, что, мол, автор ещё не вполне отказался от предрассудков большевизма, имеет крайне унизительный для Кривицкого характер.

6. Я получил французскую книгу Цилиги103. Это по самой природе своей провинциальный меньшевик, только экзальтированный. Книга даёт очень мало новых фактов. В теоретическом и политическом отношении совершенно несостоятельна и заключает в себе ряд недостойных вылазок против бывших товарищей Цилиги по тюрьме, как, например, Солнцев и другие.

7. Передайте, пожалуйста, товарищу Бармину, что я был бы очень рад вступить с ним в прямую переписку. Сообщите ему мой адрес и пусть он мне напишет свой.

8. Теперь о самом главном, т. е. о вашем возможном содействии моей работе по Сталину. Так как американские товарищи тоже занимаются розысками и подбором материала, то я предлагаю установить хотя бы грубое разделение труда, именно по хронологической линии: американцы будут подбирать материалы главным образом до 1925 года, а парижане с 1925 года до сегодняшнего дня. Разумеется, это не исключает того, что вы сможете мне доставлять материалы, относящиеся и к первому периоду, если эти материалы вам более доступны, чем американцам. Что касается последнего периода, т. е. после 1925 года, то мне нужны наиболее важные факты, статьи, речи или, по крайней мере, важнейшие цитаты, характеризующие все этапы и зигзаги политики Сталина.

[Л.Д.Троцкий]

1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   ...   57

Похожие:

Том 9 Редактор-составитель Ю. Г. Фельштнский Предисловие, примечания, указатели Ю. Г. Фельштинского и Г. И. Чернявского iconЮ. Г. Фельштинского и Г. И. Чернявского
Известия, №157 с указанием сведений, добытых расследованием Особой комиссии

Том 9 Редактор-составитель Ю. Г. Фельштнский Предисловие, примечания, указатели Ю. Г. Фельштинского и Г. И. Чернявского iconМировой философии в четырех томах
По техническим причинам первый том выпу­скается в двух частях. Примечания, указатели и содержание даны в конце второй части

Том 9 Редактор-составитель Ю. Г. Фельштнский Предисловие, примечания, указатели Ю. Г. Фельштинского и Г. И. Чернявского iconМировой философии в четырех томах
По техническим причинам первый том выпу­скается в двух частях. Примечания, указатели и содержание даны в конце второй части

Том 9 Редактор-составитель Ю. Г. Фельштнский Предисловие, примечания, указатели Ю. Г. Фельштинского и Г. И. Чернявского iconРедактор-составитель Ю. Г. Фельштинский
...

Том 9 Редактор-составитель Ю. Г. Фельштнский Предисловие, примечания, указатели Ю. Г. Фельштинского и Г. И. Чернявского iconБ. Л. Смирнов Ашхабад, 1978 г. Издательство «Ылым» Философские тексты...
Философские тексты «Махабхараты». Отв ред. Ю. М. Волобуев. Перевод с санскрита, предисловие, примечания и толковый словарь Б. Л....

Том 9 Редактор-составитель Ю. Г. Фельштнский Предисловие, примечания, указатели Ю. Г. Фельштинского и Г. И. Чернявского iconЛ. И. Зубчинская Предисловие, редакция, примечания Л. М. Гиндилис
М.: Международный Центр Рерихов, Издательско-просветительская группа «Струна», 2002. – Выпуск – 448 с

Том 9 Редактор-составитель Ю. Г. Фельштнский Предисловие, примечания, указатели Ю. Г. Фельштинского и Г. И. Чернявского iconПрактикум по конфликтологии 2-е издание, дополненное и переработанное
Главный редактор Заведующий редакцией Руководитель проекта Литературный редактор Художественный редактор Корректор Верстка

Том 9 Редактор-составитель Ю. Г. Фельштнский Предисловие, примечания, указатели Ю. Г. Фельштинского и Г. И. Чернявского iconКорейцы
Составитель, редактор, автор предисловия, послесловия, воспоминаний, примечаний и комментариев Светлана алиева

Том 9 Редактор-составитель Ю. Г. Фельштнский Предисловие, примечания, указатели Ю. Г. Фельштинского и Г. И. Чернявского iconПредисловие и общая редакция кандидата психологических наук В. А. Елисеева Москва
Редактор Н. В. Щукин в книге обобщен накопленный по самовнушению материал, который

Том 9 Редактор-составитель Ю. Г. Фельштнский Предисловие, примечания, указатели Ю. Г. Фельштинского и Г. И. Чернявского iconАнри Корбэн История исламской философии пер с франц и примечания А. Кузнецова Предисловие
Вначале нужно объяснить в нескольких строчках смысл заглавия и структуру данного исследования. Работая над ним мы не имели предшественников,...



Образовательный материал



При копировании материала укажите ссылку © 2013
контакты
www.lit-yaz.ru
главная страница