Библиографам Севастопольской Морской библиотек и им адмирала М. П. Лазарева посвящатетс я к 190-летию библиотеки




НазваниеБиблиографам Севастопольской Морской библиотек и им адмирала М. П. Лазарева посвящатетс я к 190-летию библиотеки
страница2/4
Дата публикации17.08.2013
Размер0.85 Mb.
ТипДокументы
www.lit-yaz.ru > Военное дело > Документы
1   2   3   4
человека, повторяю с утра и до утра – Севастополю, Морской библиотеке – троекратное ВСЕФЛОТСКОЕ ура!

Криванчиков»

21июня 1977.
И письмо:

«Дорогая Евгения Матвеевна!

Выполняя своё обещание (слово – есть слово!), шлю стихи, посвящённые Вам.

Они, как и всякая новая моя книга, написаны в Атлантике, и, думается, успели насквозь пропитаться ветрами океана и африканских государств, в которых я побывал.

Возвращаюсь на РМТ «Ялта» на Родину. Только что (в который раз!) пересекли экватор, где и пишу сие письмо.

Поклон Вашему домашнему гарнизону и всему коллективу славной Морской библиотеки.

Стихи эти ещё не напечатаны, но за этим дело не станет. Салют Д.Н.Ткаченко и – да здравствует дружба!

Криванчиков

Атлантика, Экватор.

6сен.1965г.

^ РЕДУТ ШВАРЦА

Е.М.Шварц

Открылись океанские ворота.

Я с палубы, окаченной волной,

смотрю, как белоплечий мыс Европа

несёт стволы орудий надо мной.

Он у вершины белый, в самом деле,

я против правды не грешу ничуть:

как будто это облака присели,

устав,

на мыс Европа

отдохнуть.

Он может так и может громче зваться,

но оставаясь тут самим собой,

я не сравню его с редутом Шварца,

хотя редут и не воспел Толстой.

Гудели севастопольские склоны,

и англичанин – канонир в упор

бил по редуту,

бил по бастионам,

бил по обеим линиям Бом-Бор.

Нахимов, зло переборов усталость,

сжимал трубу подзорную в руке,

и, отражаясь, вспышки бомб метались

на чёрном адмиральском козырьке.

Когда-то это было горькой явью…

Но к славе севастопольской земли

овеенные жаром и бесславьем

могилы чужеземцев заросли,

и я, влюблённый в ремесло живое,

смотрю, как удивить нас норовит,

отмахиваясь пальмами от зноя,

Гибралтара роскошнейшая стрит.

На ней – рекламно, рядом с кока-кола,

мол, выбирай по вкусу, не скупись,

зовут глаза страдальчески-весёлых,

полураздетых мисс-киноактрис.

На ней – в моднейшей шляпе житель рая,

давно забывший стерлинговый звон,

с панели подбирает, озираясь,

безжалостно раздавленный лимон,

и нашим пониманием растерян

тут в средиземноморском далеке,

сконфузясь, отвернулся мистер стерлинг

с резиновой дубинкой в кулаке.

Недалеко ж за век ушёл Гибралтар,

как будто бы сидит он на цепи!..

Свои товары он от нас не прятал,

Наоборот – он нам кричал:

− Купи!

С торгашеской ухмылкою базара,

лишь бизнес вознося на пьедестал,

живого уценённого товара

тускнеющий румянец предлагал…

наследники защитников редута

грустят, мечтами высветлив свой взгляд,

по женщинам любимым, что в каютах

влюблено день и ночь на нас глядят.

В краю заморском помню поминутно,

что для моих друзей

и для меня

герои мной воспетого редута –

по духу и Отечеству

родня!

Улыбчиво в радушие играя,

мгновенно на глазах меняя вид,

надежды удивить нас не теряет

Гибралтара роскошнейшая стрит.

А мы не удивляемся упрямо,

поигрывая фунтами в горсти:

нас не подцепишь на крючок рекламы,

ты вот – троих нам в космос запусти!
Средиземное море, Гибралтар.

Криванчиков. Атлантический океан, Экватор.

6 сент.1965
Очень тёплые, дружеские письма присылали А.Крон, В.Азаров, В.Конецкий. Я готова их все поместить на этих страницах. Ну, вот открытка от Александра Крона:

Севастополь, ул. Нахимова,7

Военно-морская библиотека

Е.М.Шварц

Уважаемая Евгения Матвеевна,

Поздравляю Вас с Новым годом, прошу передать мои поздравления и искреннюю благодарность товарищам по работе.

Ал.Крон.

Р.S. Привет шлёт моя жена.

Письмо Ал.Крона:

Дорогая Евгения Матвеевна!

Очень жаль, что мы не повидались.

Три дня я не принадлежал самому себе, нас водили с одного выступления на другое. Мы должны были улететь 31-го. Как только выяснилось, что вылет откладывается на 1-е, мы с Н.С. Атаровым поехали к Вам в библиотеку, а она была закрыта – мы попали в выходной день.

Хотелось мне также повидать М.А.Крастелёва, но домашнего телефона у меня не было, к тому же, прикомандированный к нам полковник Дорохов заверил меня, что Крастелёва нет в Севастополе, иначе он непременно был бы на трибуне. Милодана я тоже не видел, а Ясногородскую мельком в горкоме.

Севастопольская поездка была для меня интересной, но и утомительной, пришлось много выступать.

Вернувшись, опять засел за работу. Надо навёрстывать упущенное. Теперь до осени – никуда.

Будьте здоровы и благополучны.

Ваш А.Крон

2.YIII

В архиве Е.М.Шварц хранятся пять писем Виктора Конецкого. В них – самое искреннее уважение к нашей героине и доверие к ней. Мне рассказала В.А.Назинцева, что к Конецкому когда-то был по какому-то делу направлен Борис Гельман. Он представился и сказал, что приехал из Севастополя, на что Конецкий сказал: «Из Севастополя? Я там признаю только Е.М.Шварц». Это не цитата, но смысл передан верно. Давайте познакомимся с некоторыми из писем В.Конецкого.

Дорогая Е.Шварц!

Чего Вы имени-то и отчества не написали? Не удалось мне посетить Ваш белый город. Метнуло меня в Одессу, а потом в Москву, и вот сижу опять у себя в Ленинграде. Жаль. Мне в Вашей библиотеке и покопаться очень надо. Для работы новой. И из интересу. Жаль. Но ничего не попишешь.

Благодарю Вас за приглашение.

Будьте счастливы.

Привет всем Вашим коллегам.

В.Конецкий

30 окт.63г.

Л-д

Уважаемая Евгения Матвеевна!

До получения Вашего письма читал недавно в «Литературке» о Вашей библиотеке и о «Женечке Шварц», и о том, как вы там верёвкой таскаете на-гора кипы человеческой мудрости и глупости. Всё было очень трогательно.

Потом получил Ваше письмо, из которого узнал, что существует журнал «Коммунист Вооружённых Сил». Такого журнала в бытность мою на Военном флоте, как мне кажется, не было, и я о нём не знал. Моя мама, которая более интересуется всякими печатными отзывами обо мне, нежели я, конечно, побежала по городу и журнал с великими трудностями достала в какой-то военной библиотеке. Статейка никак меня не встревожила и не удивила. Всё это ерунда. Единственное нехорошее соображение – подвернулась тут мне интересная работа на океанографическом судне, а там виза нужна, а визу мне всё придерживают. И такая вот идиотская статейка может вдруг исполнить роль рокового злодея.

Получил я письма Ваших моряков. И написал Вале Милодану, что их коллективные выступления меня тревожат. Сгореть могут ребята. Я-то знаю, что такое «Личное дело». Хотя, будь я на их месте, я бы такие письма тоже подписывал. Или, может быть, и сочинял.

Надеюсь очень попасть этим летом в Ваши пенаты, т.к. маршрут мой, если всё хорошо будет, пролегает через Севастополь.

Последняя Ваша фраза меня, конечно, растрогала, но дело в том, что я, сидя в яйце своей писательской профессии, очень хорошо понимаю свою писательскую ограниченность. От приятной до определённого момента «настроенческой прозы» до настоящей, серьёзной литературы – дистанция огромная. И мне её не пройти. Отсюда и тоска. Отсюда и бегство опять и опять в море.

Благодарю Вас за доброе отношение.

Будьте счастливы!

В.Конецкий

30 окт.63г.

Л-д

От Всеволода Азарова в архиве Е.М.Шварц также хранятся несколько писем, причём, часто письма написаны рукой жены Азарова, чувствуется, что у них сложились дружеские семейные отношения. Но постоянно в письмах речь ведётся и о литературных делах.

^ ПИСЬМО АЗАРОВА В.

Комарово 28VIII 83

Дорогие Женя и Алексей Фёдорович,

Спасибо Вам за «три тома Ваших партийных книжек» и за добрую память. Когда Вы, Женечка, будете опять публиковать сведения о книжках, посвящённых Севастополю, не забудьте и нашу с Колей Флёровым книжечку стихов, выпущенную когда-то Политуправлением КЧФ «Солнце над Чёрным морем».

Она, пожалуй, самая редкая из всего того, что мы посвятили этой теме, и у Вас в библиотеке наверняка есть. Вы привязали мои предыдущие сборники к предпоследнему «Любовь моя и боль моя». Я знаю – так делается. Но разве у Вас нет самой последней «Роза ветров»(Советский писатель, 1982г.)?

Там, кстати, тоже есть о Севастополе – первое, что мною было посвящено флоту и городу Славы сразу после войны, это ни разу не перепечатанное потом большое стихотворение, написанное без рифм и посвящённое главному архитектору, восстановившему Севастополь из руин Юрию Андреевичу Траутману. С тех пор мы дружим…

…Ваша знаменитая Сарина (если я не путаю фамилию - секретарь тогдашнего ГК) посмотрела на Траутмана, как баран на новые ворота.

И это о человеке, который отстраивал улицы Ленина, Нахимова, Большую Морскую. Посмотрите мои стихи о нём в книжке «У двух морей» (Сов.писат.,1947) Она у Вас есть – я дарил её библиотеке. И Вы поймёте мою горечь.
Ниже я привожу текст телеграммы, которую получила Евгения Матвеевна в день рождения.

ТЕЛЕГРАММА

Библиотека.

Шварц Евгении Матвеевне

Нашего неизменного друга соратника вдохновителя отлично понимающего не только но самую суть писательского дела от всего сердца поздравляем днём рождения желаем на всю вашу долгую жизнь сохранить очарование женщины и большого настоящего человека вызывающего глубокое уважение.

Ваши друзья соревнователи

Николай Михайловский Всеволод Азаров
Не каждый работник библиотеки удостоится такого поздравления.

И ещё об одном адресате Евгении Матвеевны хочется здесь рассказать. Когда я знакомилась со статьями Е.М.Шварц, обратила внимание на ту, что называлась «Они любили Россию», в ней шла речь об истории журнала «Морской сборник», который издавался во Франции русскими эмигрантами-моряками. Идея статьи возникла в связи с перепиской с известным эстонским художником и искусствоведом Борисом Вильгельмовичем Энстом. Он в 1980г. в поисках картины И.Кёллера, вывезенной из Севастополя в 1920г. на корабле эскадры (это был портрет Марии Фёдоровны, жены императора Александра 111, которая была покровительницей Севастопольского морского экипажа, где портрет и хранился), приехал в Париж.

Борис Энст коллекционировал картины художника Кёллера. Какие-то его картины нашлись в Симферополе, в музее. Но надо было определить, чьей кисти они принадлежат, т.к. числились как работы «неизвестного художника». В связи с этим завязалась переписка, перешедшая в хорошую тёплую дружбу. Б.Энст рассказывает о своих поисках за границей и присылает Евгении Матвеевне копию своей статьи о поездке в Париж, о встрече с морским офицером Николаем Остелецким. Очень интересный материал. И тут приходит на ум мысль: с другим человеком, не с Евгенией Матвеевной, у Б.Энста не могло получиться таких отношений и такой переписки.

Об Е.М.Шварц можно говорить и говорить. Вот идеал библиографа. «Славься ты, славься ты, Русь моя!» Такие светлые люди рождаются на твоей земле.
^ ТЕМА СТАНИСЛАВЫ ЯНОВНЫ ЗАРЕМБА
Станислава Яновна Заремба – это второй легендарный человек в Морской библиотеке. Это я почувствовала при разговоре с работниками библиотеки. Все называли её или нежно Стасичка, или с трогательным волнением – Станислава Яновна. А так как о С.Я. Заремба я раньше ничего не знала, то мне стало интересно: что же это за человек и почему о ней так говорят? И музыкальная тема для моей «Симфонии» о Станиславе Яновне появилась – песня композитора А.Эшпая на стихи В.Карпенко «Песня об иве».

Над рекой ленивой

Наклонилась ива,

Я её спросила:

«Я ли не красива?»

Услыхала ива,

И сказала ива:

«Не родись красивой,

А родись счастливой.

Не родись красивой –

Красота завянет,

А родись счастливой –

Счастье не обманет».

Над рекой ленивой

Тихо шепчет ива:

«Не родись красивой,

А родись счастливой».

И по тому, что мне удалось узнать о Станиславе Яновне, я поняла, что она действительно счастливый человек и специалист- библиограф от Бога. Конечно, очень хотелось встретиться с самой Станиславой Яновной, но меня предупредили: она не любит этого, ведёт очень скромную жизнь. И я отступилась.

Давайте снова сначала заглянем в книгу А.П.Бычкова «Записки директора Морской библиотеки им. адмирала М.П.Лазарева».

« С августа 1966 года в Морской библиотеке плодотворно трудится Заремба Станислава Яновна. Закончила Харьковский библиотечный институт. Профессионал, специалист высокого уровня. В 1992 году по своей инициативе уступила полставки Евгении Матвеевне (уже одно это заставляет проникнуться глубочайшим уважением к Станиславе Яновне. Много ли людей на её месте поступили бы так же? – Л. П.) С 1993 г. в течение десяти лет возглавляла профбюро. Обладая добрым деятельным характером, она внесла свой вклад в сплочение коллектива. Недаром её называли совестью библиотеки».

Только одна эта последняя фраза А.П.Бычкова дорогого стоит.

Но пойдём дальше. В газете «Флаг Родины», 2006, 5дек. помещена заметка С.П.Карповой «И ум, и совесть, и душа».

«В каждом флотском коллективе есть свои рекордсмены и рекорды служебного, трудового, творческого долголетия, − пишет Светлана Петровна. − Морская библиотека им.адмирала М.П.Лазарева тоже гордится коллегами, чей профессиональный стаж славен, долог и, что самое замечательное, по-прежнему в цене, ибо корифеи библиотечного дела идут в ногу со временем, а нередко опережают его.

Нынче один из таких рекордов ставит Станислава Яновна Заремба. Судите сами: если четыре десятилетия её работы в нашей знаменитой книжной сокровищнице сложить с личным юбилейным возрастом, получится больше ста лет! И даже перейдя от шуточных подсчётов к серьёзным, всё равно получишь целую эпоху просветительства. Ведь Станислава Яновна стояла у истоков послевоенных библиографических изысканий и собирательства наших фондов. Она создала и много лет ведёт уникальную справочную картотеку «Боевая деятельность Черноморского флота в годы Великой Отечественной войны». Для такой работы требуются глубокие специальные знания, высокая эрудированность, культура, умение вести упорный, целенаправленный поиск в безбрежном море литературы, публицистики, документалистики. Станислава Яновна в полной мере обладает всеми этими достоинствами!

За сорок лет, отданных Морской библиотеке, Станислава Заремба выполнила десятки тысяч (!) библиографических справок для читателей, составила сотни рекомендательных списков литературы, а уж со сколькими авторами и читателями повстречалась и поработала, и вовсе не пересчитать. Но абсолютно точно, что для каждого у неё нашлись терпение, уважительное отношение, готовность помочь в поиске самых нужных книг, журналов, газет. И даже маленьких статей, и даже цитат или фраз, за которые, как за главное звено, можно вытащить всю цепь необходимых сведений.

А ещё коллеги называют Станиславу Яновну «совестью библиотеки» и ценят не только за профессиональные качества, но и за доброту, интеллигентность, отзывчивость. Совпадение двух весомых юбилеев в её творческой и жизненной биографии – праздник для всего коллектива. Сердечно поздравляя виновницу торжества с двойной датой, мы дарим ей такие строки:

«Как дорога нам

Ваша доброта!

Ну, как бы Вам

сказать…

Не то, что нынче

доброты не стало,

Но вот такого

чистого кристалла

Ещё нам не являла

благодать.

Какое равновесие

страстей!

Какая всеобъемлющая

совесть!

…Была бы

поразительною повесть

о жизни Вашей.

Нет её светлей!»

Ну, читатель, каково? И впрямь, не родись красивой, а родись счастливой. Я поняла, что Станислава Яновна – счастливый человек. Но и красивая женщина, я видела её фотографию, с которой на меня смотрела такая добрая и нежная женщина, что захватывало дух. Но это ещё не всё. Во «Флаге Родины» №193 за 9октября 2004 года напечатано интервью Наталии Микиртумовой «Тайны дидаскалий» со С.Я. Заремба. На мой взгляд, «Тайна дидаскалий» − поэма, посвящённая Станиславе Яновне. Умеет журналистка Микиртумова воспеть человека! Давайте с этим интервью познакомимся.

«Станислава Яновна, − спрашивает Наталья Микиртумова, − а что такое дидаскалии?

− Это надписи, сделанные на камне, так в Древней Греции увековечивались лучшие произведения художественной литературы.

− Можно их назвать прообразом книжного каталога?

− В определённой мере. Дидаскалии весьма неплохо ориентировали древнего читателя. Но если речь о книжных лоциях, надо бы начать с крупнейшей из древних библиотек. Две тысячи лет тому назад в столице Египта Александрии существовало хранилище на 700000 и более свитков, собранных со всего мира. Не будь способа их поиска, ни один из царей (а копилась сокровищница столетиями) не нашёл бы нужного листа. «Первокниги» не только накапливались, их изучали, систематизировали, описывали… Вполне можно предположить, что профессия библиографа тогда-то именно и зародилась.

И далее Н.Микиртумова пишет: «Библиограф Севастопольской Морской библиотеки им. М.П.Лазарева Станислава Яновна Заремба – интереснейший собеседник. И, конечно же, знаток и хранительница тех самых тайн, благодаря которым египетские цари находили-таки входы и выходы из анналов своего многотысячного собрания. Правда, если когда-то сия методика скрывалась за семью печатями и передавалась исключительно от жреца к жрецу, у Зарембы и её коллег совсем обратное призвание. Им надо сделать мир печатной информации как можно доступнее для большего количества людей. Образно говоря, передать ту нить Ариадны, которая приведёт читателя, исследователя, учёного к самому высокому художественному слову, к самой объективной документалистике.

Для молодых читателей приведу более современное сравнение.

Представьте себе Интернет без поисковых программ. Сколько понадобится пользователю времени, чтобы его компьютер выдал необходимые сведения? Да это всё равно, что искать иголку в стоге сена!

У библиографов же каждая «иголочка» имеет своё место, причём хорошо ведомо, где самые тонюсенькие – для кружев, где самые ходовые – воротничок подшить, а где наипрочнейшие − шинельное сукно выстёгивать…

Впрочем, и это весьма упрощённое представление. Книга – не иголка. И чтобы профессионально ориентироваться в гигантском информационном мире, заключённом в книжные переплёты, печатные листы, надо быть специалистом и в той области знаний, куда вводишь читателя. В краеведении – краеведом, в истории − историком, в географии – географом и т.д. Недаром в вузах, готовящих книговедов, библиографические факультеты считаются самыми престижными, самыми сложными. И если библиотечное дело − дисциплина, библиография – скорее отрасль науки, а её служители – настоящие учёные, разве что с большим практическим уклоном. То есть просветители, пропагандисты знаний.

Приглашая Станиславу Яновну Зарембу в кают-компанию «Флага Родины», мы, конечно же, уже знали, что на Черноморском флоте и в Севастополе она представляет лучших знатоков своего цеха. Недаром директор прославленного морского библиоучреждения капитан 1ранга в отставке Анатолий Бычков подчёркивает, что библиограф Заремба – «поэт своей профессии». Она обладает уникальными знаниями, навыками, удивительно сочетает в себе жёсткую дисциплину, скрупулёзность со страстностью в служении избранному делу. В коллективе её называют «совестью библиотеки» (вот уже третий человек повторяет эти два слова – «совесть библиотеки». Значит, так и было. – Л. П.)

Но, как известно, именно такие высокие мастера избегают внимания к собственной персоне. Их называют незаменимыми, а они настаивают: «В нашем коллективе немало прекрасных специалистов!» Поэтому вернёмся к «дидаскалиям» Морской библиотеки.

^ Станислава Яновна, а в вашей библиотеке есть раритетные библиографические издания?

− Да. В редком фонде хранятся несколько изданий Х1Х века, являющиеся печатными каталогами русских книг и тогдашней периодики. Мало того, есть лоции английских, французских книг на языке оригинала. Это говорит об уровне образованности офицеров российского Черноморского флота: свободное владение иностранными языками – норма.

^ А если вернуться к истории отечественной библиографии, кто был в ней первопроходимцем?

− Считается, что на Руси это произошло в начале Х1 века, с приходом христианства. Большими любителями книг были Ярослав Мудрый и его сыновья. Они собрали знаменитую библиотеку, поиски которой ведутся до настоящего времени. По преданиям, она была сформирована с большим умом и вкусом; знать, на то были у князя сведущие люди.

Теперь сделаем ещё одно признание. Экскурс в историю профессии, которую представляет опытнейшая работница Морской библиотеки, понадобился для того, чтобы рассказать о ценном вложении черноморских библиографов в науку знания о знаниях. Именуется оно картотекой «Черноморский флот в Великой Отечественной войне». Причём, эта система ориентации в книгах и других видах печатной продукции (до разделов, глав, параграфов и абзацев) настолько содержательна и универсальна, что имеет официальный «сертификат» качества, выданный Центральной военно-морской библиотекой. Переводя на язык компьютерщиков – это программа, позволяющая получить доступ к огромному пласту всесторонней информации о боевом пути КЧФ, сформатированной по её научной, исторической и практической ценности.

Станислава Яновна приступила к созданию каталога в середине шестидесятых годов. Этот труд она получила в наследие от опытнейшего библиографа Надежды Александровны Ильинской, ставшей учителем и вдохновителем молодой работницы. Правда, у последней уже были написаны собственные небезынтересные страницы профессиональной биографии. Выпускница Харьковского библиотечного института, Станислава Заремба с 1956 г. успела поработать в одном из крупнейших книжных собраний восточного Казахстана, когда-то начавшемся с книг, привезённых ссыльными, политзаключёнными. Её читателями были шахтёры и чабаны, а первой серьёзной задачей – картотека краеведческой литературы.

Потом в Севастополе она всё начнёт сначала, с новыми читателями и на новом материале. Но по уже усвоенным правилам, главное из которых – ЧЕСТНОСТЬ. А это означает невозможность пропуска ни одного печатного источника, каким бы невыразительным он ни казался. Если уж взялась быть проводником в мире литературы, знай каждый уголок.

^ А разве реально прочесть такую бездну книг, запомнить, что чем ценно?

− Можно внимательно просмотреть. И решить: в какой раздел задуманной схемы – картотеки «уложить», чтобы в нужный момент читатель нашёл и книгу, и потребную в ней статью.

Надежда Ильинская и подхватившая, победно реализовавшая её начинание Станислава Заремба создали такую уникальную картотеку, которая охватывает огромный объём сведений о Черноморском флоте, начиная с июня 1941года.

Она объединяет в себе около 55 тысяч источников и пополняется по сей день. Две её части слагаются из 34 разделов и 40тысяч библиографических записей.

Подчеркнём: создаваться эта программа начала в годы настоящего печатного бума. Объём информации был огромен и без алгоритма ориентации в ней мог стать неудобоваримой массой. Флотские библиографы искали и нашли принцип, по которому разложили эти знания по полочкам. В нём учтены хронология и содержательность событий, действующие лица, персоналии видов войск, родов, сил флота, кораблей, героев. В нём собрана огромная информация о всех приказах командования Черноморского флота за все годы войны, указы о награждениях черноморцев и другие уникальные сведения. Основные боевые операции в осмыслении военачальников и свидетельствах рядовых матросов, боевые биографии частей, эскадрилий, бригад, батарей… И теперь, по прошествии почти сорока лет с начала формирования картотеки, вероятно, уже нет ни одного вопроса по истории черноморцев-героев Великой Отечественной войны, ответ на который не подсказала бы эта особая «дидаскалия». В течение многих лет к её помощи прибегали учёные, историки, писатели, студенты и школьники, изучающие историю Отечества. По ней производился розыск погибших героев и родственников. В неё по сей день вписываются новинки печати и авторские дарения.

^ Станислава Яновна, что на вашем рабочем столе готовится для очередного пополнения картотеки?

− Уже занесены книга Василия Минакова «Мужество черноморских соколов», воспоминания Риммы Октябрьской «Живые голоса», сборник известного историка Геннадия Ванеева «Моряки-черноморцы в обороне главной базы флота 1941-1942г.г.».

^ Как один из главных авторов уникальной картотеки вы наверняка знаете многие подробности обороны Севастополя. Скажите два слова, например, о бронепоездах.

− Самый прославленный бронепоезд, конечно, «Железняков». О нём мичманом Николаем Александровым написана книга «Севастопольский бронепоезд» (Памятник открыт 24октября 1967г.)

Но мало кто знает, что в связи с выпуском книги автор – бывший пулемётчик Александров – был принят в Военном совете КЧФ. Появление книги отмечалось как важное событие в жизни флота. А для «флажковцев» добавлю: в 1941 году о другом бронепоезде – «За Родину!» − писал ваш коллега, фронтовой корреспондент Владимир Апошанский.

Да, начав беседу со Станиславой Яновной Зарембой, оторваться от неё трудно. Такая беседа подобна увлекательной книге.

Но, завершая повествование, хочется приоткрыть ещё одну из тайн ведуньи книжных лоций. Лучшую, но сыгравшую большую роль в культурной жизни Севастополя, в судьбе коллектива Морской библиотеки. Станислава Яновна долгие счастливые годы была супругой заслуженного работника культуры Украины и ведущего журналиста «Флага Родины», его историографа Анатолия Степановича Мареты. К блистательной паре этих двух истинных отечественных интеллигентов мы ещё вернёмся, но здесь важно сказать: талантливое перо журналиста, писателя во многом опиралось на глубокое понимание и человеческую поддержку семьи, во главе которой всё-таки стояла мама Стася.

А в Морской библиотеке её величают «совестью коллектива» не только потому, что десятилетия возглавляла профсоюзное бюро, объединяя, примиряя, гармонизируя отношения коллектива. Её творческое содружество с известными библиографами Евгенией Матвеевной Шварц, Светланой Петровной Карповой стало просто легендарным, а добросердечие, искренность ко всем и к каждому товарищу по цеху – примером, достойным подражания.

Жаль, что об этом не рассказывают каталоги. Их создатели, даже самые одарённые и самоотверженные, издревле остаются безымянными. И откуда узнать, кто именно высекал на тех греческих камнях первые дидаскалии? Зато черноморская Ариадна литературы известна».

Ну, как, читатель? Потрясающий материал! И я не могла от него оторваться, полностью включила в свою «Симфонию».

Нашла я ещё статью Юрия Александрова «Портрет библиографа» («Флаг Родины», 2008, 27февраля, с.7) И в ней – самое искреннее, доброе отношение к Станиславе Яновне: «Обращает на себя внимание, − пишет журналист Ю.Александров, − одно обстоятельство – это тишина, чем-то схожая с покоем святых храмов или музейных залов. Вот в этом покое и тишине трудится Станислава Яновна. Правда, иногда отвлекаясь от работы в минуты перерыва, смотрит в окно. И размышляя о своём, как бы вынимает из памяти картотеки далёкие страницы минувшей жизни.

Например, детские годы, прошедшие в селе Окунёвка, что на Днепропетровщине. Вспоминаются длинные зимние вечера, проводимые с книгами, читаемыми при свете керосиновой лампы и под заунывный вой метели за окном.

Именно тогда она раз и навсегда полюбила Книгу и решила посвятить ей жизнь, но так, чтобы свою любовь к литературе отдать людям. Потому-то сразу после школы она, не раздумывая, поступила в Харьковский библиотечный институт, по окончанию которого оказалась в далёком Усть-Каменогорске – городе металлургов».

Проработала Станислава Яновна там почти десять лет. Неизвестно, как сложилась бы её судьба, если бы не появился на её пути человек, с которым она и создала своё семейное счастье. Им оказался Анатолий Степанович Марета, о чём мы с вами уже прочитали в статье Натальи Микиртумовой. Главное, что он увёз её с собой в Севастополь, где начался новый отсчёт времени в стенах Морской библиотеки в качестве библиографа.

И дальше журналист пишет: «Она, следуя раз и навсегда установленным традициям Надежды Ильинской, по-прежнему ничего не упускает из виду, отбирая и систематизируя информацию по флоту. И делает это с завидным усердием. Но…

Как бы там ни было, а время даёт о себе знать. Уходит задор, а главное – силы, ведь у Станиславы Яновны большая семья − сыновья, невестки, внуки. Особенно им хочется уделить побольше внимания. Так что в скором времени она покинет стены Морской библиотеки, ставшей для неё домом…

Воспитанное годами чувство долга, видимо, навсегда останется у Станиславы Яновны. А, главное, её причастность к флоту: пусть какая-то польза привнесена ему. А как заблестели её глаза, когда она поведала о том, что за последнее время люди больше и больше пользуются услугами библиографа, особенно, молодёжь.

− Да вот, хотя бы последний пример, − сказала Станислава Яновна, − как-то пришла старшеклассница по фамилии Горобец и попросила дать сведения об одном из курсантов Военно-морского училища им. ЛКСМУ, совершившего подвиг при обороне Севастополя. У них в классе проходил конкурс сочинений. Конечно, я тут же откликнулась на просьбу этой девочки. Господи, побольше бы таких просьб! – И Станислава Яновна принялась взволнованно перебирать новые газеты и журналы. Она усердно прятала глаза, не смея их поднять. И я понимающе глядел на её действия и ничем не мог помочь, особенно в такой ситуации, когда человек ставит точку на своей трудовой деятельности.

Не знаю, как вы, читатель, но я с большим интересом читала статьи, посвящённые Станиславе Яновне. Однако время неуклонно бежит вперёд, старые профессионалы уходят, уступая свои места молодым, талантливым людям, унося с собой ту сокровищницу знаний, что накопили за долгие годы жизни и работы. Грустно, конечно.

Однако так заведено в человеческом обществе. Нам только остаётся пожелать здоровья Станиславе Яновне и успехов в воспитании внуков. А накопленные знания очень пригодятся бабушке, чтобы вырастить из них настоящих севастопольцев и патриотов.
^ ТЕМА СВЕТЛАНЫ ПЕТРОВНЫ КАРПОВОЙ
Светлана Петровна Карпова – это уже наши дни. Трудные дни, наполненные не только поисками библиографическими, но и самыми настоящими тревогами: выживем или не выживем.

И мне невольно на ум приходят строки любимой песни на стихи К.Ваншенкина, музыку Э. Колмановского «Я люблю тебя, жизнь».

«Я люблю тебя, жизнь,

Что само по себе и не ново,

Я люблю тебя, жизнь,

Я люблю тебя снова и снова.
Вот уж окна зажглись,

Я шагаю с работы устало.

Я люблю тебя, жизнь,

И хочу, чтобы лучше ты стала».

В этих словах – уверенность, что выживет Морская библиотека и её сотрудники. А мы, кто посещает её, этому бесконечно рады. И я с удовольствием буду говорить теперь о Светлане Петровне, ведь именно она возглавляет библиографическую работу в Морской библиотеке сегодня. И снова заглянем в записки А.П.Бычкова: «Высоким профессионализмом и основательной теоретической подготовкой выделяется Карпова Светлана Петровна. Закончила исторический факультет Чимкентского пединститута и Харьковский институт культуры. В Морской библиотеке с ноября 1987 года, сначала методистом, а с 1992 года зав. методико-библиографическим отделом. Обладает хорошей памятью, широким научным кругозором. Творчески и системно решает поставленные задачи. Характер, как оценивает сама Светлана Петровна, жёсткий, требовательный. Все ответственные выступления, разработка документов, участие в научных симпозиумах и конференциях поручаются ей. Справедливости ради надо сказать, что наши отношения поначалу складывались непросто. Но я всегда ценил её профессионализм и глубокие знания. Называю Светлану Петровну нашим научным руководителем». Вот такую высокую оценку дал А.П.Бычков библиографу С.П.Карповой.

А теперь обратимся к статьям, посвящённым Светлане Петровне и опубликованным в газете «Флаг Родины».

24 мая 2002 года во «Флажке» Светлану Петровну поздравила корреспондент Евгения Щербакова, назвавшая свою публикацию «Совпадение на всю жизнь».

«Книги – её призвание, её профессия, увлечение, страсть. Заглянув однажды в гороскоп, она изумилась совпадению – ей и в самом деле предназначено оживлять, соединять, информировать. Для Светланы Петровны это так естественно − «загораться» идеей и увлекать ею других, щедро делясь откровением творческого предвидения и искушения».

Между прочим, в этом я могла уже сама убедиться. Я принесла в библиотеку альбом отца, посвящённый Отдельному батальону морской пехоты электромеханической школы, чтобы сканировать из него фотографии. По пути зашла к Светлане Петровне: она дала мне несколько газет. Увидев альбом в моих руках, сразу оживилась: «Покажите». И вот тут-то я и ощутила эту чёрточку – «загораться». Посмотрела и сказала: «Вот хорошо, что вы сканируете у нас. Может и нам в работе пригодиться». Тут же примерила к своей профессиональной деятельности. Вроде, мелочь, но сразу характеризует человека, а мне услышать это было приятно.

Далее Е.Щербакова рассказывает о трудовом пути Светланы Петровны. «Взахлёб» работала в Феодосийском литературно-мемориальном музее Александра Грина. «Живопись, архитектура, поэзия – то было время, когда мозг жадно впитывал, душа восторгалась, а сердце билось в унисон с сердцами единомышленников, что с наслаждением вкушали плод познаний. Тот самый, которым никогда нельзя насытиться, но возможно поделиться».

Затем было Севастопольское высшее военно-морское инженерное училище, куда она поступила библиотекарем.

«…курсанты – теперешние флотские командиры – и по сей день вспоминают интересные диспуты и беседы».

И продолжает: «Для неё самой стройная система науковедения стала открытием и одновременно пропуском в библиографию, где ныне, уже будучи дипломированным специалистом, она − исследователь и аналитик. И ещё – новатор. Именно Карпова инициировала в начале девяностых проведение в Морской библиотеке ЧФ деловых игр и «круглых столов» для флотских воспитателей и библиотекарей ОГП.

С ней всегда неспокойно, ибо никогда не знаешь, какой именно смелой идеей искусит она в очередной раз. Но надо признать, что очень интересно.

Её глубокие знания и высокий профессионализм не могли не быть оценены руководством Морской библиотеки (Вспомните Бычкова: «наши отношения поначалу складывались непросто. Но я всегда ценил её профессионализм» − Л. П.) «Но самое главное, что для нашей героини очень важен творческий имидж Морской библиотеки, то, насколько современно выглядит она среди библиотек ВМФ РФ. «Имя Морской библиотеки должно звучать!» − считает Карпова»

И конечно, я не могу обойтись, рассказывая о С.П.Карповой, без статей Натальи Микиртумовой. Я уже поместила её статью о С.Я Зарембе. А теперь во «Флаге Родины» за 2002год, 26 марта я нашла интервью Микиртумовой со Светланой Петровной. Корреспондент пригласила её в кают-компанию «Флага Родины». «Ключевая литера её профессии – первослово всей интеллектуальной деятельности человечества. «Библио» − квинтэссенция сделанного, обдуманного и повторенного миллион раз во всех веках и народах. Впрочем, у сегодняшней гостьи нашей редакционной кают-компании два высших образования, книговедение она приплюсовала к знаниям историка…

Свой профессиональный выбор она полагает звёздным, ибо он ни разу не обманул ни её ума, ни сердца».

«Страничка к страничке она собирает своё знание, непрерывно делясь им с черноморцами и севастопольцами. На исходе февраля (2002 года – Л.П,) Морская библиотека в лице Светланы Петровны Карповой и целой команды единомышленников, вокалистов, музыкантов, актёров провела литературно-музыкальное чтение для коллег всех библиотек и книголюбов города и флота. Оно получило такой резонанс, так умно и высоко сыграло на престиж защитников России, что, как говорится, сам Бог велит пусть вкратце, но озвучить этот труд на страницах «Флага Родины».

Слово Светлане Петровне.

− Эта история – воистину сказание, в котором большинство страниц великих, славных, звёздных. Но были горькие, порою трагические. И хотя не так уж много времени отделяет нас от них, многое, увы, стёрлось в памяти общества. Наш долг – ещё раз напомнить современникам о том, что для российских офицеров никогда не было выбора между жизнью и честью.

Помимо военных подвигов и жертв, офицерский корпус приносил на алтарь Отечества свои знания, опыт, исследовательский талант, Российская армия и флот были не только силой вооружённой, но и просвещённой. Русские офицеры, элита общества, составляли наиобразованнейшую его часть, отличающуюся не только силой оружия, но и духа, нравственности. И уж если были невольниками, так только своей офицерской чести!

Мы привыкли подтверждать славу офицерскую исключительно победами. Но у истории свои счёты. Нравственное наследие погибших, но не сдавшихся, нередко бывает весомее, возвышеннее, бессмертнее иных побед».

И далее Светлана Петровна рассказывает о программе проведённого мероприятия. Здесь и события в Порт-Артуре в январе 1905 года.

«Командующий эскадрой вице-адмирал Э.Рождественский запрашивает Петербург: «Ввиду изменения обстановки вверенная мне эскадра не может завоевать море…»После долгого молчания получает ответ – следует идти.

«Навстречу гибели, ваше высочество?» − вице-адмирал Рождественский мог задать, но не задал такого вопроса. Эскадра двинулась на боевые позиции. У острова Цусима её ждал почти весь флот противника – 80 кораблей. 300 выстрелов в минуту против возможных русских 134 выстрелов… Общий итог разгрома ужасен. Потерян 21 корабль, 5000 русских моряков ушли в глубины Японского моря.

Но можно ли сказать, что эти пять тысяч героев, сражавшихся с беззаветным мужеством, погибли напрасно? Нет! Потому что подвиг, как и всякое высшее проявление душевной энергии, не пропадает бесследно. И, быть может, взять реванш на Дальнем Востоке в 1945 году советским солдатам помогли души тех погибших в начале двадцатого века матросов и офицеров.

Сегодня по традиции российские корабли, проходя траверз острова Цусима, отдают воинские почести эскадре вице-адмирала Рождественского».

И так Светлана Петровна рассказывает о мероприятии, проведённом ею, вызвавшем живейший интерес у военной аудитории и севастопольцев.

Были и другие мероприятия, круглые столы: «Флотская семья на службе Отечеству: семейные традиции черноморцев», «Патриотическое воспитание детей военнослужащих ЧФ». Прямо скажем: темы животрепещущие.

Здесь же надо вспомнить ещё один «круглый стол», имеющий очень большое значение. Он прошёл в Доме Москвы на тему «Русский язык в системе межкультурных коммуникаций». Светлана Петровна приняла в нём самое активное участие, познакомила меня с Рекомендациями «круглого стола». Отрывки из них я хочу привести, чтобы мы могли почувствовать серьёзность мероприятия:

«Сохранение и развитие русскоязычного пространства в России, а также в странах дальнего и ближнего зарубежья, является одной из актуальных задач современной культурной политики. Её решение направлено на развитие межкультурного диалога, представляющегося сегодня одним из мощных ресурсов стабильности и безопасности пространства Евразийского региона… Основу стратегии развития России и государств – участников СНГ составляет успешное налаживание международных отношений, обеспечивающих систему многосторонних коммуникаций информационного обмена…

Русский язык как государственный язык выполняет особую миссию представительства России на официальном уровне…

Участники «круглого стола» дали всестороннюю и объективную оценку социокультурной ситуации, сложившейся в тех странах, где ещё совсем недавно русский язык выступал средством межкультурного обмена и взаимопонимания между народами. Выявлено множество проблем, на преодоление которых понадобится значительное время и немало усилий. Таким образом, можно считать, что работа по реализации Федеральной целевой программы «Русский язык 2006 – 2010» только начинается…

В задачи «круглого стола» входило определение возможности библиотек в распределении информации и книг на русском языке через восстанавливающуюся в последние годы библиотечную сеть государств – участников СНГ, а также благодаря деятельности Библиотечной Ассамблеи Евразии. Однако в ходе обсуждения этого вопроса обнаружилось немало проблем, требующих незамедлительного и оптимального решения». Вот такие глобальные проблемы ставит и принимает участие в их решении наш нынешний глава информационно-библиографического отдела Морской библиотеки им. М.П.Лазарева.

В мае 2007 года у Светланы Петровны Карповой юбилей. Наталья Микиртумова вновь пригласила её в кают-компанию «Флага Родины», чтобы попросить ответить на вопросы.

Например:

Ещё Дмитрий Лихачёв говорил о том, что, если библиотеки сохраняются, то культуру любой страны можно восстановить даже при гибели университетов и институтов. Так что же такое библиотека?

− Заблуждение считать её просто общественным учреждением. Библиотека – часть общего культурного пространства, имеющая своё немалое значение в обществе и его истории. Это такое «сакральное место», где хранятся память человеческая, национальная культура. У неё великие культуросберегающие функции.

Второй очень важный момент заключается в том, что здесь читателю знания представляются в наиболее доступной форме. То есть они систематизированы, есть апробированная карта их поиска.

И, наконец, библиотека – это «дисциплинирующее пространство», где существует особый порядок, вырабатываются правила, в основе которых лежит уважение к книге, к знаниям, к человеческому интеллекту и творчеству.

^ А на какое место вы ставите Интернет, который стал самым оперативным средством информирования образования и вообще двигателем научно-технического прогресса?

− Библиотеки не могут не пользоваться его мощными ресурсами. Мировая информационная сеть становится и их принадлежностью, на несколько порядков увеличивая возможности и социальную роль этих учреждений. Здесь предлагаются и создаются свои базы данных, книжный фонд переносится на электронные носители, представляя многомиллионным пользователям доступ к сокровищам литературы и книгоиздательства.

Но не надо забывать, что библиотека – это часть традиционной культуры, она должна сохранить величайшую методику развития интеллекта – чтение. Сохранить «книжного человека», роскошь его общения с книгой.

Предлагаю выстроить такой ряд: книга (библиотека) − информация (Интернет). Книгу можно любить, перелистывать, изучать, дарить, передавать по наследству. Информация же хороша только свежей (кому нужны устаревшие новости!) Информация за ненадобностью умирает, а книга – вечна. Следовательно, вечны и библиотеки!

^ Вы в своей профессии двадцать два года. Не жалеете о выборе?

− Никогда. Служение книгам – что может быть достойнее! Моя профессия (а лучше сказать наша, потому что не представляю себя вне коллектива Морской библиотеки) – одна из самых благородных и интересных, открывающих человеку большие возможности для творчества и самореализации. Я обрела в ней всё, о чём только мечтала. Реальность чуда – возможность прочесть любую книгу, живое общение с читателями, радость быть полезной им. Под этими сводами собираются интереснейшие люди! Я просто счастлива, что работаю в библиографическом отделе. Наш поиск сродни научному поиску, на его пути совершаются открытия, невозможные без творчества и вдохновения. Библиография – это состояние души!

^ Тогда признавайтесь в ваших главных библиографических привязанностях!

− Пушкин. Русская литература и русская философия конца Х1Х – начала ХХ веков и роль офицерского морского корпуса в судьбе России. В девятнадцатом веке Россия была, пожалуй, единственным суверенным славянским государством. Она олицетворяла не только военно-политическое могущество, но и культурную мощь славянского мира. Всплеск духовной энергии России был настолько силён, а российская классическая литература настолько феноменальна, что это буквально вытолкнуло страну в мировые духовные лидеры.

В начале ХХ века в России наступает философско-религиозный ренессанс. Он также выходит за пределы страны и потрясает духовную жизнь всей Европы. Именно русские философы начинают заниматься такими классическими проблемами философии, как духовность, искание добра и смысла жизни, бессмертия.

А всё начиналось со светозарного имени Пушкина. Семён Франк, русский философ начала ХХ века, писал, что задача познания Пушкина есть прежде всего задача русского национального самопознания, так как Пушкин является воплощением этого познания. «Пушкин, − писал Франк, − сумел сохранить русскую душу, свойством которой является потребность иметь глаза, устремлённые к небу».

…Не могу не коснуться и российского морского офицерского корпуса – это славная и часто трагическая история служения Отечеству. Помимо военных жертв, морские офицеры клали на алтарь России свои знания, опыт, исследовательский талант. Два столетия русские военные моряки исследовали моря и земли, составляли карты, писали книги. Это был сгусток интеллекта нации, люди с самыми высокими понятиями о чести и долге…

Морские офицеры и сегодня посвящают себя державному служению России. Разыскивать и систематизировать материал о героических судьбах русских офицеров – не только веление души, но и задача профессионала военно-морской библиотеки.

Наша черноморская сокровищница книг совсем скоро будет отмечать 185-летний юбилей (теперь уже библиотека готовится к 190-летнему юбилею – Л.П.). Чем живёт, чем радует читателей?

− Прежде всего, своим фондом. В последнее время мы приобрели серьёзные учебники и монографии по социологии, экономике, политологии, экологии, бизнесу, юридическим наукам – всё, чем интересуются нынешние читатели. Ну и, конечно, у нас самое богатое собрание книг по военной и военно-технической тематике. В нём есть книжные редкости отечественного и мирового уровней.

Наш читальный зал открыт для всех без исключения севастопольцев и гостей города. Здесь имеется «ночной абонемент», позволяющий взять нужную книгу на дом. Понадобилась ксерокопия главы, статьи, фрагмента – пожалуйста! У нас особая система обслуживания студентов и школьников российских образовательных учреждений, находящихся в Севастополе. Что же касается абонемента, он работает на военнослужащих Черноморского флота и ВМС Украины, членов их семей, военных пенсионеров, рабочих и служащих ЧФ.

^ Известно, что наша Морская «лазаревская» библиотека – ещё и клуб интеллектуалов…

− Безусловно! Здесь постоянно проходят презентации новых книг. Писатели и поэты, краеведы и любители истории, деятели культуры встречаются в одном кругу. А дни открытых дверей! А выставки! Они пользуются неизменным успехом у черноморцев и севастопольцев.

Это интервью со Светланой Петровной Н.Микиртумова назвала «Камея мудрости». Во вступлении к нему она пишет: «Светлана Петровна Карпова великая мастерица выбирать и носить украшения. В её ушках, на груди или руках вы никогда не увидите безвкусной вещицы. Это – всегда достойное произведение ювелира, сочетающее чувство прекрасного, вкуса и меры!» А в заключение сделала вывод: «О личном юбилее Светлана Петровна, как видите, не сказала ни слова. Она верна своим человеческим, женским и профессиональным пристрастиям. В переводе на язык драгоценностей это именуется камеей мудрости».

И, наконец, я узнала новость: Светлана Петровна Карпова представлена на форум «Общественное признание» под девизом «Честь имею жить в Севастополе». Я видела документы на представление, а теперь, когда пишу, она уже стала лауреатом форума. В газете «Слава Севастополя» за 12 июня 2010г. я прочла: «Номинация «Деятели культуры, искусства, журналистики, творческой интеллигенцииза вклад в культуру и духовно-нравственное воспитание севастопольцев на истории и традициях города-героя.
1   2   3   4

Похожие:

Библиографам Севастопольской Морской библиотек и им адмирала М. П. Лазарева посвящатетс я к 190-летию библиотеки iconСценарий конкурса чтецов, посвященного 190-летию со дня рождения...
Мы рады приветствовать вас на конкурсе чтецов, посвященного 190-летию со дня рождения великого русского поэта Николая Алексеевича...

Библиографам Севастопольской Морской библиотек и им адмирала М. П. Лазарева посвящатетс я к 190-летию библиотеки iconСправка о проведении мероприятий, посвященных 190-летию со дня рождения...
Справка о проведении мероприятий, посвященных 190-летию со дня рождения Н. А. Некрасова

Библиографам Севастопольской Морской библиотек и им адмирала М. П. Лазарева посвящатетс я к 190-летию библиотеки iconАнализ деятельности общедоступных библиотек Республики Дагестан за...
Рдб им. Н. Юсупова, рсб для слепых. В сельской местности расположены 1015 библиотек, в городах 58. Как и в прошлые годы библиотеки...

Библиографам Севастопольской Морской библиотек и им адмирала М. П. Лазарева посвящатетс я к 190-летию библиотеки iconПлан работы библиотеки на 2012-2013 учебный год. Книжный фонд библиотеки...
Книговыдача на 2011-2012учебный год составила 5100 экземпляров. 340 уч-ся являлись читателями школьной библиотеки, 380 учащихся пользовались...

Библиографам Севастопольской Морской библиотек и им адмирала М. П. Лазарева посвящатетс я к 190-летию библиотеки icon«Библиотеки – образованию» был проведён блиц-опрос, показавший
Библиотеки Тамбовщины – школе [Текст]: обзор деятельности муниципальных библиотек области / сост. Н. А. Юмашева; «тогук тамб обл...

Библиографам Севастопольской Морской библиотек и им адмирала М. П. Лазарева посвящатетс я к 190-летию библиотеки iconУчебная литература
Лазарева, В. А. Литературное чтение : учебник для 3класса : в 2 кн. / В. А. Лазарева. Самара : Издательство «Учебная литература»...

Библиографам Севастопольской Морской библиотек и им адмирала М. П. Лазарева посвящатетс я к 190-летию библиотеки iconВ конкурсе Литературных листков участвовали 5-9классы
Анализ произведения месячника, посвященного 190-летию со дня рождения Н. А. Некрасова

Библиографам Севастопольской Морской библиотек и им адмирала М. П. Лазарева посвящатетс я к 190-летию библиотеки iconНиколай Петрович Фетинов Морской рыболовный спорт Chernovol «Морской...
Книга знакомит читателей с особенностями морской рыбалки практически во всех бассейнах нашей страны. В ней рассказывается о снастях,...

Библиографам Севастопольской Морской библиотек и им адмирала М. П. Лазарева посвящатетс я к 190-летию библиотеки iconСердце Севастополя Ленинский район
«Да здравствует наш Ленинский район!», который прошёл на базе библиотеки-филиала №5 Централизованной библиотечной системы для детей....

Библиографам Севастопольской Морской библиотек и им адмирала М. П. Лазарева посвящатетс я к 190-летию библиотеки iconПлан проведения Месячника библиотеки, посвященной Международному Дню школьных библиотек



Образовательный материал



При копировании материала укажите ссылку © 2013
контакты
www.lit-yaz.ru
главная страница