Доклад комиссии ЦК кпсс президиуму ЦК кпсс по установлению причин массовых репрессий против членов и кандидатов в члены ЦК вкп(б), избранных на ХVII съезде партии




НазваниеДоклад комиссии ЦК кпсс президиуму ЦК кпсс по установлению причин массовых репрессий против членов и кандидатов в члены ЦК вкп(б), избранных на ХVII съезде партии
страница2/4
Дата публикации20.11.2014
Размер0.65 Mb.
ТипДоклад
www.lit-yaz.ru > Право > Доклад
1   2   3   4

Националь­ность

Из них





^ Всего рассмотрено

Осуждено к расстрелу

Осуждено к др. наказаниям

Передано в суды

Возвращено к доследованию

1.

2.

3.

4.

5.

6.

7.

8.

9.

10.

11.

Поляков

Немцев

«Харбинцев»

Латышей

Греков

Румын

Финнов

Эстонцев

Иранцев

Афганцев

Других

106666 31753

30938

17581

11261

6292

5880

5680

2180

691

9064

84471

24858

19312

13944

9450

4021

5224

4672

908

99

5781

19018

5750

10 669

2741

1553

2077

423

625

1154

400

2494

943

676

251

512

70

42

140

69

17

12

488

2234

569

706

384

180

152

93

224

101

180

301




Итого:

227986

172830

46912

3120

5124


15 августа 1937 года Ежов, основываясь на постановлении Политбюро ЦК ВКП(б), издал приказ № 00486, которым обязал местные органы НКВД арестовать и осудить через Особое совещание на срок не менее 5-8 лет лишения свободы всех «жен изменников Родины, членов право-троцкистских шпионо-диверсионных организа­ций», осужденных после 1 августа 1936 г., а также и «социально опасных и способных к антисоветским действиям» их детей старше 15 лет.

Впоследствии действие этого приказа было распространено на членов семей так называемых харбинцев.

Приказ № 00486 издан в грубом противоречии с основами советского законода­тельства, предусматривающими, что уголовному наказанию лицо может быть под­вергнуто лишь за конкретно совершенное им преступление. По этому же приказу в ла­геря на длительные сроки были водворены сотни тысяч ни в чем неповинных людей, а их малолетние дети, лишенные обоих родителей, сдавались в детские дома или под надзор дальних родственников.
^ II. Искусственное создание антисоветских организаций, блоков и различного рода центров
Приказы Ежова по проведению массовых арестов не только ориентировали, но и обязывали местные органы НКВД «вскрывать» казачьи повстанческие организации, шпионские, диверсионные группы и организации «ПОВ» (Польска организация войскова) и т. п.

Начальники УНКВД, получив разверстку на арест нескольких тысяч человек, бы­ли поставлены перед необходимостью арестовывать сразу сотни и тысячи человек. А так как всем этим арестам надо было придать какую-то видимость законности, то стали выдумывать повсеместно всякого рода повстанческие, право-троцкистские, шпионско-террористические, диверсионно-вредительские и тому подобные организа­ции, «центры», «блоки» и просто группы.

Судя по материалам следственных дел того времени, получается, что почти во всех краях, областях и республиках существовали широко разветвленные «право-троцкистские шпионско-террористические, диверсионно-вредительские» организа­ции и центры и, как правило, эти «организации» или «центры» возглавляли первые се­кретари обкомов, крайкомов или ЦК нацкомпартий.

Так, в бывшей Западной области руководителем «контрреволюционной организа­ции правых» был первый секретарь обкома И. П. Румянцев, член ВКП(б) с 1905 года, в Татарии «руководителем правотроцкистского националистического блока» являлся бывший первый секретарь обкома А. К. Лепа, член ВКП(б) с 1914 года, руководителем «антисоветской террористической организации правых» в Челябинской области был первый секретарь обкома К.В. Рындин, член ВКП(б) с 1915 года и т. д.

В Новосибирской области были «вскрыты» «Сибирский комитет ПОВ», «Ново­сибирская троцкистская организация в РККА», «Новосибирский троцкистский терро­ристический центр», «Новосибирская фашистская национал-социалистическая пар­тия Германии», «Новосибирская латышская национал-социалистическая фашистская организация» и еще других 33 «антисоветских» организации и группы.

НКВД Таджикской ССР якобы вскрыл контрреволюционную буржуазно-нацио­налистическую организацию. Связи ее выходили на право-троцкистский центр, Иран, Афганистан, Японию, Англию и Германию, и контрреволюционную буржуазно-наци­оналистическую организацию Узбекской ССР.

В руководстве этой организации состояли 4 бывших секретаря ЦК КП(б) Таджи­кистана, 2 бывших председателя СНК, 2 бывших председателя ЦИК республики, 12 наркомов и 1 руководитель республиканских организаций, почти все зав. отделами ЦК, 18 секретарей РК КП(б) Таджикистана, председатели и зам. председателей райис­полкомов, писатели, военные и другие партийно-советские работники.

УНКВД по Свердловской области «вскрыло» так называемый «Уральский по­встанческий штаб - орган блока правых, троцкистов, эсеров, церковников и агентуры РОВСа», руководимый секретарем Свердловского обкома Кабаковым, членом КПСС с 1914 года. Этот штаб якобы объединял 200 подразделений, сформированных по воен­ному образцу, 15 повстанческих организаций и 56 групп.

В Киевской области уже к декабрю 1937 г. было «вскрыто» 87 повстанческо-диверсионных, террористических организаций и 365 повстанческо-диверсионных вре­дительских групп.

Эти всякого рода контрреволюционные организации придумывались не только в краях, областях и районах, но даже на отдельных предприятиях, причем непремен­но с выходом за кордон. Так, например, на Рубежанском химкомбинате в гор. Сталино существовала якобы «контрреволюционная троцкистская шпионско-диверси­онная организация» с непосредственным выходом на разведку Польши и Чехослова­кии.

О том, как создавались работниками НКВД всякого рода «антисоветские центры» и «блоки», видно из показаний Розенблюма А. М., члена КПСС с 1906 года, подвергав­шегося аресту в 1937 году Ленинградским УНКВД.

Розенблюм, будучи допрошенным в 1955 г., показал, что после ареста он был под­вергнут жестоким истязаниям, в процессе которых у него вымогали ложные показания как на него самого, так и на других лиц, часть которых, между прочим, уже были рас­стреляны по приговорам трибуналов, а затем привели в кабинет Заковского.

Заковский говорил о бесцельности сопротивления, что арестованному есть толь­ко один выход - тюрьма, а затем предложил свободу при условии дачи им в суде лжи­вых показаний по фабрикуемому НКВД «делу» о Ленинградском вредительском, шпи­онском, диверсионном, террористическом центре.

«...Для наглядности, - показал Розенблюм, - Заковский развернул передо мной несколько вариантов предполагаемых схем этого Центра и его ответвлений...

Ознакомив меня с этими схемами, Заковский сказал, что НКВД готовит дело об этом центре, причем процесс будет открытый.

Будет предана суду головка центра 4-5 человек: Чудов, Угаров, Смородин, Позерн, Шапошникова и др. и от каждого филиала по 2-3 чел. ...

... Дело о Лен[инградском] центре должно быть поставлено солидно. А здесь ре­шающее значение имеют свидетели. Тут играет немаловажную роль и общественное положение (в прошлом, конечно), и партийный стаж свидетеля.

Самому тебе ничего не придется выдумывать. НКВД составит для тебя готовый конспект по каждому филиалу в отдельности и твое дело его заучить, хорошо запом­нить все вопросы и ответы, которые могут задавать на суде. Дело это будет готовиться 4-5 месяцев, а то и полгода. Все это время будешь готовиться, чтобы не подвести след­ствие и себя. От хода и исхода суда будет зависеть дальнейшая твоя участь. Сдрей­фишь и начнешь фальшивить - пеняй на себя. Выдержишь - сохранишь кочан (голо­ву), кормить и одевать будем до смерти на казенный счет».

(Материалы проверки дела Комарова, л. д. 60-69.)
О грубейших нарушениях законности в процессе следствия
Проводимая губительная для партии и советского государства практика массовых необоснованных арестов повлекла за собой грубейшие нарушения советской законно­сти в органах следствия, прокуратуры и суда.

По указанию Ежова и его помощников оперативные работники НКВД в центре и на местах, забросив агентурную работу по вскрытию действительных врагов совет­ского народа, переключились на аресты и следствие с задачей любыми средствами обосновать незаконные аресты и показать видимость существования широко разветв­ленной сети различного рода антисоветских формирований.

Пробравшиеся в органы государственной безопасности враги партии, примазав­шиеся карьеристы, подхалимы делали свое черное дело и обманом и угрозами втяну­ли в него честных членов партии, пришедших на работу в органы НКВД из партийных аппаратов для защиты интересов партии и советского государства.

Массовые избиения и истязания арестованных, изнурительные непрерывные многосуточные допросы, шантаж и провокация были «узаконены» как единственные средства для «разоблачения врагов».

Упрощенное следствие, санкционированное законом от 1 декабря 1934 года, ис­ключало возможность какой-либо проверки «выбитых» показаний, да она была и «не нужна», так как суды и тройки судили и совсем без материалов.

Во многих местах начальники заранее определяли, сколько признаний в сутки должен получить каждый следователь и сколько фамилий членов антисоветских фор­мирований должно быть указано в каждом протоколе допроса обвиняемого.

Как правило, протоколы допроса составлялись в отсутствие арестованных, и по­следние о содержании «своих показаний» зачастую узнавали лишь при подписи их.

Для того, чтобы получить большее количество признаний, в ряде органов госбе­зопасности прибегали к прямой провокации. Уговаривали заключенных дать показа­ния о их якобы шпионской работе в пользу иностранных разведок, объясняя при этом, что такого рода вымышленные показания нужны партии и правительству. При этом обещали заключенным освободить их после дачи подобного рода «признаний».

Бывший начальник УНКВД Нижне-Амурской области Фельдман в собственно­ручных показаниях от 10 сентября 1939 года указал, что ему пришлось допрашивать арестованного комдива Деревцова, который отказался от ранее данных им показаний, а на вопрос о причинах отказа заявил:

«Меня обманул Арнольдов, он сказал, что я не арестован, а мобилизован по зада­нию ЦК ВКП(б) для помощи органам НКВД для вскрытия в ОКДВА военно-троцкист­ского заговора. Теперь же я узнал, что это обман, мою жену выселили из квартиры, арестовали, вещи конфисковали...»

(Архивно-следственное дело № 137366 на Фельдмана.)

Широко распространена была практика, когда в камеру к арестованному, не даю­щему требуемых показаний, подсаживали агента-провокатора или другого арестован­ного, который уже безропотно подписывал любую ложь, и последнему вменяли в обя­занность уговорить не дающего показаний «признаться» в своей вине. Так, Буб­нов А. С. уговаривал Постышева П. П., Шварц С. С - Евдокимова Е. Г., а сидевшему с Блюхером В. К. агенту давали даже в камеру коньяк, и уговоры происходили во время его распития.

Особо серьезные нарушения в следствии, нанесшие непоправимый ущерб пар­тии, имели место в центральном аппарате НКВД СССР, где избиением и вымогатель­ством ложных показаний занимались почти все, начиная от наркома - Ежова и кончая рядовым работником. Отсюда же выходили в периферийные органы руководящие ука­зания о фальсификации дел.

Об обстановке, царившей в следствии, свидетельствуют следующие дела.
Дело ПОСТЫШЕВА П. П.
Товарищ Постышев шестнадцатилетним юношей в 1904 году вступил в ряды на­шей партии и с тех пор до конца своей жизни был активным ее бойцом. Заслуги тов. Постышева перед советским народом хорошо известны. Он принимал активное учас­тие в партизанском движении, в становлении советской власти в Сибири и на Дальнем Востоке. После окончания гражданской войны, в годы восстановления народного хо­зяйства и социалистического строительства тов. Постышев находился на большой ру­ководящей партийной работе: секретарем Киевского губкома, секретарем ЦК ВКП(б), секретарем ЦК КП(б)У и первым секретарем Куйбышевского обкома партии.

21 февраля 1938 года тов. Постышев был арестован и обвинен в том, что он являл­ся участником право-троцкистского заговора, направленного на свержение советского строя, кроме того, являлся японским, польским и германским шпионом. Военная Кол­легия Верховного Суда СССР в составе Ульриха, Дмитриева и Суслина приговорила тов. Постышева к расстрелу. В тот же день приговор был приведен в исполнение.

В настоящее время бесспорно доказано, что над тов. Постышевым была учинена гнусная расправа. Еще в ходе следствия по делу Постышева один из следователей пи­сал Ежову, что к Постышеву применяются незаконные методы следствия, «показания» Постышева о его «шпионской» и другой антисоветской деятельности написаны следо­вателями в отсутствие Постышева.

Документально установлено, что вся эта гнуснейшая провокация с делом тов. По­стышева, его зверское уничтожение были санкционированы т. Сталиным, как это дела­лось и по всем другим делам на руководящих партийных и хозяйственных работников.

В июне 1955 г. Верховным Судом ранее вынесенный приговор по делу Постыше­ва отменен за отсутствием в его действиях состава преступления.
Дело КОСИОРА С.В.
Косиор С.В., член партии с 1907 года, в прошлом рабочий слесарь, до Великой Октябрьской революции неоднократно подвергался арестам и ссылке. После Февраль­ской революции тов. Косиор был членом Петербургского комитета партии, в 1919 г. -секретарем ЦК КП(б)У, а затем секретарем Сиббюро ЦК РКП. В 1924 г. на ХIII съезде партии тов. Косиор был избран членом ЦК, с 1925 по 1928 гг. он работал секретарем ЦК ВКП(б), а с 1928 по 1937 гг. генеральными секретарем ЦК КП(б)У. С 1937 г. тов. Косиор работал заместителем Председателя СНК СССР и председателем КСК. На ХVII съезде партии тов. Косиор был избран кандидатом в члены Политбюро ЦК ВКП(б).

3 мая 1938 года тов. Косиор С.В. был арестован и 26 февраля 1939 года Военной Коллегией приговорен к расстрелу за то, что он якобы еще в 1922 году вошел в контр­революционную организацию «ПОВ» (Польска организация войскова), занял в ней руководящее положение и был эмиссаром Пилсудского на Украине, а в 1934 году со­здал и возглавил «контрреволюционный заговорщический террористический центр на Украине».

Документально доказано, что арестован товарищ Косиор был без всяких на то ос­нований и повода. С первых же дней содержания его в Лефортовской тюрьме к нему применялись самые варварские, зверские пытки, учинялись допросы свыше 14 часов беспрерывно, в ночное время, лишая его сна и минимального отдыха. Достаточно ска­зать, что он допрашивался 54 раза, хотя в деле имеется всего 4 протокола допроса.

Лишением сна, жестокими пытками и истязаниями товарища Косиора заставили подписать протоколы, написанные по произволу следователей в отсутствие обвиняе­мого.
1   2   3   4

Похожие:

Доклад комиссии ЦК кпсс президиуму ЦК кпсс по установлению причин массовых репрессий против членов и кандидатов в члены ЦК вкп(б), избранных на ХVII съезде партии iconЛитература 50-60-х годов ХХ века период «оттепели»
Сталина, первый «глоток свободы» доклад Н. С. Хрущева на ХХ съезде кпсс с осуждением культа личности и решение о реабилитации большинства...

Доклад комиссии ЦК кпсс президиуму ЦК кпсс по установлению причин массовых репрессий против членов и кандидатов в члены ЦК вкп(б), избранных на ХVII съезде партии icon«Партийное руководство деятельностью комсомола по восстановлению...
Суворовского райкома кпсс (1954-1957 гг.), директор восьмилетней школы №13 г. Ставрополя (1960-1961 гг.), старший преподаватель кафедры...

Доклад комиссии ЦК кпсс президиуму ЦК кпсс по установлению причин массовых репрессий против членов и кандидатов в члены ЦК вкп(б), избранных на ХVII съезде партии iconВ дни, когда подписывался к печати этот номер «Юности», в Кремлевском...
Пленума был вынесен вопрос «Ускоренное развитие химической промышленности — важнейшее условие подъема сельскохозяйственного производства...

Доклад комиссии ЦК кпсс президиуму ЦК кпсс по установлению причин массовых репрессий против членов и кандидатов в члены ЦК вкп(б), избранных на ХVII съезде партии iconС замоскворецких куполов!
Вопросы, поставленные в докладе Л. Ф. Ильичева, в выступлениях по этому докладу, в речи Н. С. Хрущева и записанные в постановлении...

Доклад комиссии ЦК кпсс президиуму ЦК кпсс по установлению причин массовых репрессий против членов и кандидатов в члены ЦК вкп(б), избранных на ХVII съезде партии iconПресс-релиз "На митинге против политических репрессий новосибирцы...
Четвёртого мая в Первомайском сквере Новосибирска состоялся митинг против политических репрессий

Доклад комиссии ЦК кпсс президиуму ЦК кпсс по установлению причин массовых репрессий против членов и кандидатов в члены ЦК вкп(б), избранных на ХVII съезде партии icon-
Президент Грузии Михаил Саакашвили 25 марта намерен посетить Брюссель для участия в съезде Европейской народной партии, сообщила...

Доклад комиссии ЦК кпсс президиуму ЦК кпсс по установлению причин массовых репрессий против членов и кандидатов в члены ЦК вкп(б), избранных на ХVII съезде партии iconЕвропейская комиссия по правам человека жалоба No. 25781/94 кипр против турции доклад комиссии

Доклад комиссии ЦК кпсс президиуму ЦК кпсс по установлению причин массовых репрессий против членов и кандидатов в члены ЦК вкп(б), избранных на ХVII съезде партии iconКризис в нашей партии 97
Первый такой вопрос — вопрос о политическом значении того деления нашей пар­тии на «большинство» и «меньшинство», которое сложилось...

Доклад комиссии ЦК кпсс президиуму ЦК кпсс по установлению причин массовых репрессий против членов и кандидатов в члены ЦК вкп(б), избранных на ХVII съезде партии icon«Основная общеобразовательная школа №5»
Школа интернат была открыта в 1957 году по Постановлению ЦК кпсс и в целях обеспечения всестороннего общего и политехнического образования...

Доклад комиссии ЦК кпсс президиуму ЦК кпсс по установлению причин массовых репрессий против членов и кандидатов в члены ЦК вкп(б), избранных на ХVII съезде партии iconГригорий Кваша Поиски империи. Исторический структурный гороскоп
Кпсс полномочий никому еще не сдала и зорко следит за идеологической чистотой нашей жизни. (Первые астрологические публикации пошли...



Образовательный материал



При копировании материала укажите ссылку © 2013
контакты
www.lit-yaz.ru
главная страница