А. Л. Бредихин аспирант кафедры государственно-правовых дисциплин Белгородского юридического института мвд россии




Скачать 152.63 Kb.
НазваниеА. Л. Бредихин аспирант кафедры государственно-правовых дисциплин Белгородского юридического института мвд россии
Дата публикации23.07.2013
Размер152.63 Kb.
ТипДокументы
www.lit-yaz.ru > Право > Документы
Суверенитет как политико-правовое явление
А.Л. Бредихин

аспирант кафедры государственно-правовых дисциплин Белгородского юридического института МВД России

В статье автор с учетом состояния современной политико-правовой системы общества анализирует понятие и сущность суверенитета, а также выделяет его политическую и юридическую стороны. Особое внимание уделено характеристике политического и юридического суверенитета и их взаимосвязи. Автор формулирует определения понятий: «суверенитет», «политический суверенитет», «юридический суверенитет».


Ключевые слова: ^ Суверенитет, политический суверенитет, юридический суверенитет, политическая система, правовая система, государство, законодательство, конституция.

Суверенитет в современном мире является очень важной и весьма спорной категорией. Разработанные теорией правовой и политической науки положения не стыкуются с реалиями происходящих процессов. Это вызывает необходимость, во-первых, выработать некое универсальное понимание категории «суверенитет», определить его содержание, а во-вторых, соотнести понятие и содержание суверенитета с современными политико-правовыми процессами.

Впервые понятие «суверенитет» ввел в научный оборот в 1576 г. Жан Боден в произведении «Шесть книг о государстве». В своей работе Боден определял суверенитет как политическое превосходство государственной власти в пределах территории определенной страны1. Суверенная власть, по его мнению, не имеет ограничений в качестве ее «способности к политическому действию»2, но ограничена естественными и божественными законами.

Со времени своего появления суверенитет обрел множество определений. Он вызывал споры не только в кабинетах ученых, но также в политической и правовой практике, был причиной международных кровопролитных войн. Несмотря на то, что суверенитет, как научная категория разрабатывался в течение многих веков, до сих пор нет единого представления о нем. Это порождает не только научную неопределенность, но и нестабильность мировой политической и правовой систем. В частности, до сих пор остаются непризнанными некоторые государственные образования (например, Приднестровье), и наоборот, признания обретают государства, которые искусственно образованы и не и имеют реального социального основания (например, Косово). Возможно, причиной отсутствия четкого понятия суверенитета является то, что исследователи не достаточно учитывают политико-правовую характеристику суверенитета. В основном происходит абсолютизация того или иного критерия. Одни авторы говорят о суверенитете как о правовом феномене, другие как о политическом, при этом ни один из подходов не является верным, так как нельзя говорить о форме (юридическом суверенитете) без учета содержания (политической составляющей) и наоборот.

Одним из первых разделять суверенитет на политический и юридический предложил французский ученый Морис Ориу. В качестве носителя политического суверенитета у него выступает нация. Он отмечает, что «все отдельные личности, составляющие нацию, участвуют в правительстве и осуществляют известную часть политического суверенитета»1. Носителем юридического суверенитета является народ, который «имеет пребывание в массе подданных, точнее, в общей воле, которую называют народной волей и которая не есть воля правительства, а, наоборот, воля подданства, с вытекающими из подданства юридическими полномочиями»2.

Г. Еллинек отмечает, что суверенитет по своему историческому происхождению есть представление политическое, лишь впоследствии превратившееся в правовое3. Далее он указывает «…суверенитет есть правовое понятие и мыслится как таковое и в литературе естественного права. Независимость государственной власти от какого бы то ни было авторитета всегда конструировалась как правовая, а не фактическая независимость»4.

Данную позицию поддерживает и российский ученый Н.Н. Палиенко: «суверенитет есть лишь чисто формальное юридическое понятие, указывающее на юридически безусловное и независимое господство государства… Понятие суверенитета совершенно не указывает на фактическое могущество и материальные средства и силу, состоящие в распоряжении данного государства для поддержания своего суверенитета. Это вопрос факта, весьма важный в политическом отношении, но не имеющий отношения к юридическому характеру суверенитета»1.

В научной литературе также существует мнение, что суверенитет «исключительно политическое понятие» (теории Аффольтера, Герцфельдера и др.)2.

Абсолютизация политического критерия суверенитета проявляется, в частности, в определении суверенитета нации. Так под суверенитетом нации понимается полновластие нации, ее возможность и способность определять характер своей жизни, осуществлять свое право на самоопределение вплоть до отделения и образования самостоятельного государства3. Как мы видим, в этом случае речь идет именно о фактическом суверенитете, а не о правовом. Более того, в данном случае политический суверенитет может идти вразрез с правовым.

Очевидным является то, что политический и юридический суверенитет являются двумя сторонами единого явления суверенитета. Эти стороны возможно рассматривать отдельно, однако именно их соединение характеризует качественное содержание суверенитета. В этой связи необходимо выяснить их связь и соотношение.

А.В. Шавров отмечает, что понятие «суверенитет» является связующим звеном между юридической наукой (суверенитет де-юре) и политической наукой (суверенитет де-факто), между желаемой (или декларируемой) моделью государственной власти и ее реальным состоянием4.

И.Д. Левин определяет юридический суверенитет как высшую власть органов государства, зафиксированную в законе, регулируемую правом, и, следовательно, осуществляемая в правовых формах5.

Политический суверенитет, по его мнению, – это реальное, проявляющееся как в юридических, так и внеюридических формах, политическое господство класса, опирающегося на свою экономическую мощь6.

Представляется, что политический и юридический суверенитет предстают как содержание и форма. Проблема соотношения формы и содержания является одной из центральных в диалектике.

Форма определяется как «способ существования содержания, неотделимый от него и служащий его выражением»1. Относительно диалектического соотношения формы и содержания необходимо выделить следующие положения:

1) неразрывность содержания и формы. Форма и содержание неразрывно в том смысле, что нет такой материальной системы, которая не имела бы содержание и форму. Содержание не может существовать без формы и наоборот.

2) неоднозначность связи. Это означает, что одно и то же содержание может иметь разные формы, а также одна и та же форма может иметь разное содержание.

3) противоречивость единства. Противоречивость означает, что у содержания и формы преобладают разнонаправленные тенденции. Содержание изменяется, а форма стремиться к устойчивости.

4) оптимальность развития – при соответствии формы содержанию, содержания форме2.

Указанные положения справедливы и для такого понятия как суверенитет, который также имеет форму и содержание. Содержанием суверенитета являются власть носителя суверенитета, независимая и верховная. Формой является институциональное и нормативное оформление данной власти.

Исходя из единства формы и содержания, политический и юридический суверенитет едины. Это означает, что юридический суверенитет должен реально выражать политические основания. К сожалению это далеко не всегда реализуется. Примером дисбаланса формы и содержания является формальный суверенитет, т.е. суверенитет, провозглашенный и закрепленный юридически, но фактически не осуществляющийся ввиду распространения на него влияния других государств, диктующих свою волю3.

В качестве примера формального суверенитета можно назвать государство Ирак. Администрация США диктует волю властям Ирака, реализуя свои собственные интересы, однако юридически признает данное государство как суверенное образование. То, что воля носителя суверенитета должна быть независимой и реализоваться в нормах права и системе органов власти является бесспорным. В случае с Ираком определить носителя суверенитета сложно в силу того, что носителем не может выступать правительство США, которое диктует свою волю, а органы власти не реализуют волю надлежащего носителя суверенитета.

Другую сторону несоответствия политического и юридического суверенитета провозглашают сторонники ограниченного суверенитета. Они исходят из того, что суверенитет может быть ограничен при помощи права.

А.А. Троицкая отмечает, что суверенитет государства означает возможность государства определять свою компетенцию и не является абсолютным. Суверенитет связан императивными нормами международного права и нормами национальных конституций1. Также автор указывает, что «право является тем пределом, за который суверенное государство не может выйти, так как сама характеристика государства, как субъекта обладающего суверенитетом, вытекает из права2.

Похожую позицию занимает М.И. Абдулаев, определяя суверенитет как ограниченную правом власть как внутри страны, так и в международных отношениях, осуществляемая от имени народа3.

Указанные мнения являются весьма спорными. Право есть форма отражения воли носителя власти, а носитель власти не может быть связан собственными установлениями. Таким образом, формально государственный суверенитет является ограниченным, ввиду невозможности осуществления государством отдельных полномочий. Однако, практика показывает, что государство может в любой момент отказаться от взятых на себя в соответствии с международными договорами обязательств. Например, несмотря на то, что Совет Безопасности ООН не дал санкцию на проведение военной операции в Ираке, некоторые страны НАТО все же решились на это. То есть отсюда следует вывод, что правовой суверенитет не может ограничить проявление политического, выраженного в воле его носителя.

Пренебрежение политическим суверенитетом наблюдается и в теории признания суверенитета за субъектами федерации. Так отмечается, что в федеративном государстве федерация делится своим сувере­нитетом, а субъект федерации своим. Своеобразие федерации в том, что на территории субъекта федерации сочетаются и действуют два разноуровневых суверенитета – федерации и ее субъекта, которые неравнозначны, но дополняют друг - друга. Суть федерализма в том, что эта государственная форма позво­ляет организовать взаимодействие двух разных государственных властей при ведущей роли федеральной власти1.

Да, возможно субъекты федерации и имеют большую степень самостоятельности, чем административно-территориальные единицы унитарного государства, но это не означает наличия у них суверенитета. Если же мы признаем делимость суверенитета между федерацией и субъектами, то это противоречит самому определению суверенитета. Не может быть нескольких верховных и независимых властей на одной территории. Кроме того, не может быть независимым суверен, если он вынужден подчиняться воле вышестоящего суверена.

Нельзя также признать суверенным государство, которое попало в зависимость от оккупационных властей, либо находящееся в состоянии гражданской войны. В первом случае воля источника суверенитета не может реализоваться и приобрести юридические свойства, а во втором случае не существует единого носителя политического суверенитета, поэтому не может быть единого юридического суверенитета.

Резюмируя все вышеизложенное можно предложить следующее понятие суверенитета.

Суверенитет – это необходимый признак государства, заключающийся в возможности носителя верховной власти самостоятельно определять свою волю и реализовывать ее без внешних ограничений (политическое качество), имеющий реальное выражение в правовых нормах и системе органов власти (юридическая сторона).

Для более подробного рассмотрения категории «суверенитет» необходимо охарактеризовать отдельно юридическую и политическую сторону государственного суверенитета, т.е. политический суверенитет и юридический суверенитет.

^ Политический суверенитет. В современной юридической, да и политической науке нет четкого определения политического суверенитета. В этой связи заслуживает внимание определение, предложенное известным советским ученым И.Д. Левиным. Он определил политический суверенитет как реальное, проявляющееся как в юридических, так и внеюридических формах, политическое господство класса, опирающегося на свою экономическую мощь2.

Нужно отметить, что вышеизложенное понятие политического суверенитета основано на марксистской идеологии, поэтому может быть не объективным. Однако, несомненным плюсом этого определения является то, что автор указал на обязательное существование реальных оснований государственной власти, наличие определенной политической силы, которая непосредственно осуществляет свою власть и реализует свой интерес.

В.Л. Цымбурский отмечает, что суверенитет в смысле политики предстает «в качестве постоянно переделяемой политической собственности»1. Исходя из этого, суверенитет является предметом борьбы различных групп за его обладание.

Собственник (носитель) суверенитета, как и собственник в смысле гражданского права господствует над предметом своего обладания, то есть государством. Он устанавливает определенный порядок в пределах территории государства, и этому порядку обязаны подчиняться все, в том числе и другие суверены. Суверенитет как объект права собственности существует всегда, а собственник может изменяться. Соответственно вся политическая борьба происходит за обладание суверенитетом, т.е. за своеобразное «право собственности» на государство. Борьба за власть и борьба за суверенитет – это практически одно и то же, ведь приобретая власть, присваивается и суверенитет. И наоборот, невозможно обладать суверенитетом, не имея возможности осуществлять государственную власть.

В качестве источника политического суверенитета можно считать то что, послужило причиной установления политической власти и образования государства на данной территории. Носителем политического суверенитета можно признать относительно обособленную часть народа, объединенную экономическими, идеологическими, религиозными, национальными и другими факторами, преследующими общие цели и задачи, при этом, ввиду господствующего положения, имеющими возможность участвовать в осуществлении верховной власти в обществе.

Источник политического суверенитета имеет смысл рассматривать, характеризуя догосударственный период развития общества. С момента появления государства он перестает существовать и порождает категорию «носитель политического суверенитета».

Таким образом, следует предположить, что политический суверенитет означает реальную возможность господствующей в определенном государстве политической силы самостоятельно выражать в праве и внеправовых формах свою волю и реализовывать ее без внешних ограничений.

В истории многих государств на определенных этапах развития происходит смена носителя суверенитета (как правило, революционным путем). То есть власть переходит к другой политической силе, которая выражает интересы уже другой социальной группы.

У Маркса общественно-экономические формации, которые в основу смены эпох кладут способ производства, являются по своей сути изменение носителя суверенитета. Так, например феодализм исходит из того, что в государстве выражаются интересы собственников земли. Политическое господство в эпоху капитализма связано уже не с землей, а с собственностью на средства производства. Ресурсом здесь выступают деньги, наличие которых и позволяет эксплуатировать нуждающихся в них лиц. Такая позиция марксистов правомерна, хотя и изрядно упрощена.

Немаловажное значение для изменения вектора развития государства имеет идеология. Именно приверженность большинства, либо господствующей группы общества определенной идеологии предопределяет дальнейшее развитие государства и определяет качественное состояние суверенитета.

США, страны Европы, Россия и другие устанавливают демократическую форму правления, провозглашают в качестве важнейшей ценности права и свободы человека гражданина. В рамках данной доктрины политическая борьба приведена в мирное русло. Различные политические силы ведут соревнование уже в рамках демократических процедур, главным образом посредством выборов.

^ Юридический суверенитет. Юридический суверенитет представляет собой формальное закрепление политической власти, ее реальных оснований в юридических документах. Он выражается в системе правовых норм, которые определяют положение органов государственной власти, их отношения между собой, гражданами страны и иными субъектами.

Определение источника и носителя юридического суверенитета является непростой задачей.

Термин «источник» определяется как «то, что дает начало чему-нибудь, откуда исходит что нибудь»1. «Носителем» же, является «тот, кто наделен чем-нибудь, может служить выразителем, представителем чего-нибудь»2.

Отсюда можно сделать вывод о том, что юридический суверенитет берет начало в юридических документах, т.е. источниками юридического суверенитета могут быть: конституция, которая провозглашает суверенитет; акты государств о признании суверенитета определенного государства (например, Указ Президента РФ от 26.08.2008 г. № 1261 «О признании Республики Южная Осетия»3); декларации независимости и другие юридические документы, в которых провозглашается и обосновывается суверенитет данного государства.

Носителем юридического суверенитета является вся система органов государственной власти государства, между которыми разделена компетенция. Именно данные органы осуществляют власть, т.е. издают властные распоряжения в виде нормативных актов, а также представляют государство в международных отношениях.

Если мы рассмотрим положения конституций современных демократических государств, то в них источником и носителем суверенитета признается народ (нация). Указание на принадлежность верховной власти народу содержится в конституциях Германии, Франции, Польши, Японии, России, Казахстана и т.д1. Например, в ст. 4 Конституции Республики Польши от 2 апреля 1997 г2. говориться, что верховная власть в Республике Польша принадлежит Нации; Конституция Франции гласит: национальный суверенитет принадлежит народу, который осуществляет его через своих представителей и посредством референдума.

Это позволяет с определенной долей условности назвать носителем юридического суверенитета также народ (нацию) государства, т.к. во-первых, это закреплено как юридическое положение в конституции, а во-вторых – созданы механизмы участия граждан в осуществлении власти с помощью выборов и референдума. То есть юридически суверенитет действительно принадлежит народу (нации).
В качестве выводов необходимо обозначить следующие моменты:

1. Суверенитет представляет собой сложное политико-правовое явление, политическая и правовая стороны которого едины, поэтому необходимо предложить общее его определение. Суверенитет – это необходимый признак государства, заключающийся в возможности носителя верховной власти самостоятельно определять свою волю и реализовывать ее без внешних ограничений (политическое качество), имеющий реальное выражение в правовых нормах и системе органов власти (юридическая сторона).

2. ^ Юридический суверенитет представляет собой формальное закрепление политической власти, ее реальных оснований в юридических документах. Он выражается в системе правовых норм, которые определяют положение органов государственной власти, их отношения между собой, гражданами страны и иными субъектами.

3. ^ Политический суверенитет означает реальную возможность господствующей в определенном государстве политической силы самостоятельно выражать в праве и внеправовых формах свою волю и реализовывать ее без внешних ограничений.


1 Черняк, Л.Ю. Общетеоретические проблемы государственного суверенитета: дис. … канд. юр. наук. – Челябинск, 2007. – С. 18.

2 Дегтярева М.И. Разработка понятия суверенитета Жаном Боденом // Полис. – 2000. - № 3. – С. 159.

1 Ориу М. Основы публичного права. – М., 1929. – С. 49

2 Цит. по: Хабиров Р.Ф. Концептуальное оформление представлений о сущности и содержании суверенитета // История государства и права. – 2007. - № 21.

3 Еллинек Г. Общее учение о государстве / Вступительная статья докт. юрид. наук, проф. И.Ю. Козлихина. – Спб.: Издательство «Юридический Центр Пресс», 2004. – С. 421.

4 Там же. – С. 458.

1 Цит. по: Левин И.Д. Суверенитет / Предисловие докт. юрид. наук, проф. С.А. Авакьян. Спб.: Издательство «Юридический центр Пресс», 2003. – С. 73.

2 См.: Черняк Л.Ю. Общетеоретические проблемы государственного суверенитета: дис. … канд. юрид. наук: 12.00.01. – Челябинск, 2007. – С. 58.

3 Марченко М.Н. Теория государства и права: учеб. – 2-е изд., перераб. и доп. – М.: ТК Велби, изд-во Проспект, 2006. – С. 60

4 Шавров А.В. Государство и суверенитет. Теоретические проблемы определения понятия «суверенитет» // http://www.ni-journal.ru/archive/dc347408/n3_2002/2ec1c013/7669bf44/

5 Левин И.Д. Суверенитет / Предисловие докт. юрид. наук, проф. С.А. Авакьян. Спб.: Издательство «Юридический центр Пресс», 2003. – С. 62.

6 Там же. С. 63

1 Ожегов С.И. и Шведова Н.Ю. Толковый словарь русского языка: 80 000 слов и фразеологических выражений / Российская академия наук. Институт русского языка им. В.В. Виноградова. – 4-е изд., дополненное. – М.: «А ТЕМП», 2004. – С. 855.

2 См.: Алексеев П.В., Панин А.В. Философия: Учебник. – 3-е изд., перераб. и доп. – М.: ТК Велби, Изд-во Проспект, 2003. – С. 472-474.

3 См.: Марченко, М.Н. Теория государства и права: учеб. – 2-е изд., перераб. и доп. / М.Н. Марченко – М.: ТК Велби, изд-во Проспект, 2006. – С. 59.

1 Троицкая А.А. Государственный суверенитет: ограничение или трансформация содержания // Конституционное и муниципальное право. – 2006. -№ 10. – С. 6

2 Там же. - С. 9-10.

3 Абдулаев М.И. Теория государства и права: Учебник для высших учебных заведений. – М.: Финансовый контроль, 2004.- С. 29.

1 Тадевосян Э.В. К вопросу о характере государственной власти субъекта Федерации // Государство и право. - 2000. - № 3.- С. 23

2 Левин И.Д. Суверенитет / Предисловие докт. юрид. наук, проф. С.А. Авакьян. Спб.: Издательство «Юридический центр Пресс», 2003. – С. 62.

1 Cм.: В.Л. Цымбурский. Идея суверенитета в российском, советском и постсоветском контексте // www.intelros.ru

1 Ожегов С.И. и Шведова Н.Ю. Толковый словарь русского языка: 80 000 слов и фразеологических выражений / Российская академия наук. Институт русского языка им. В.В. Виноградова. – 4-е изд., дополненное. – М.: «А ТЕМП», 2004. – С. 257.

2 Там же. – С. 422.

3 Собрание законодательства РФ. – 01.09.2008 - № 35. - ст. 4012.

1 См.: Конституции зарубежных государств Издание 2-е, исправленное и дополненное Соединенные Штаты Америки, Великобритания, Франция, Германия, Италия, Испания, Греция, Япония, Канада. -Москва Издательство БЕК, 1999; Новые конституции стран СНГ и Балтии. Сборник документов. Вып. 2. - М.: Манускрипт, 1997.

2 http://constitution.garant.ru/DOC_3864857.htm




Добавить документ в свой блог или на сайт

Похожие:

А. Л. Бредихин аспирант кафедры государственно-правовых дисциплин Белгородского юридического института мвд россии icon"Эвтаназия: социально-правовой аспект", проведённое девушкой под...
...

А. Л. Бредихин аспирант кафедры государственно-правовых дисциплин Белгородского юридического института мвд россии iconМартынов Ю. М., Чингузов О. М
Учебная программа обсуждена и рекомендована к изданию на заседании кафедры государственно-правовых дисциплин, протокол №4 от 21 октября...

А. Л. Бредихин аспирант кафедры государственно-правовых дисциплин Белгородского юридического института мвд россии iconУчебно-методический комплекс (специальность «Юриспруденция») Москва 2004
Составитель: Милованова М. М., кандидат юридических наук, доцент кафедры гражданско-правовых дисциплин, Васильева О. Н. ст преподаватель...

А. Л. Бредихин аспирант кафедры государственно-правовых дисциплин Белгородского юридического института мвд россии iconУчебно-методический комплекс (специальность «Юриспруденция») Москва 2004
Составитель: Милованова М. М., кандидат юридических наук, доцент кафедры гражданско-правовых дисциплин, Васильева О. Н. ст преподаватель...

А. Л. Бредихин аспирант кафедры государственно-правовых дисциплин Белгородского юридического института мвд россии iconУчебно-методический комплекс (специальность «Юриспруденция») Москва 2004
Составитель: Милованова М. М., кандидат юридических наук, доцент кафедры гражданско-правовых дисциплин, Васильева О. Н. ст преподаватель...

А. Л. Бредихин аспирант кафедры государственно-правовых дисциплин Белгородского юридического института мвд россии iconУчебно-методический комплекс (специальность 021100 Юриспруденция) Москва 2004
Составитель: Милованова М. М., кандидат юридических наук, доцент кафедры гражданско-правовых дисциплин, Васильева О. Н. ст преподаватель...

А. Л. Бредихин аспирант кафедры государственно-правовых дисциплин Белгородского юридического института мвд россии iconУчебно-методический комплекс (специальность 021100 «Юриспруденция») Москва 2004
Составитель: Милованова М. М., кандидат юридических наук, доцент кафедры гражданско-правовых дисциплин, Васильева О. Н. ст преподаватель...

А. Л. Бредихин аспирант кафедры государственно-правовых дисциплин Белгородского юридического института мвд россии iconУчебно-методический комплекс (специальность 021100 Юриспруденция) Москва 2004
Составитель: Милованова М. М., кандидат юридических наук, доцент кафедры гражданско-правовых дисциплин, Васильева О. Н. ст преподаватель...

А. Л. Бредихин аспирант кафедры государственно-правовых дисциплин Белгородского юридического института мвд россии iconУчебно-методический комплекс москва 2006 в основу разработки умк...
Умк рассмотрен и утвержден на заседании кафедры государственно-правовых дисциплин

А. Л. Бредихин аспирант кафедры государственно-правовых дисциплин Белгородского юридического института мвд россии iconУчебно-методическое пособие
Петров с. В. преподаватель кафедры социально-экономических дисциплин квш мвд россии



Образовательный материал



При копировании материала укажите ссылку © 2013
контакты
www.lit-yaz.ru
главная страница