Давид Вениаминович Ривман Криминальная виктимология Серия «Учебники для вузов» Главный редактор Е. Строганова




НазваниеДавид Вениаминович Ривман Криминальная виктимология Серия «Учебники для вузов» Главный редактор Е. Строганова
страница5/24
Дата публикации15.06.2013
Размер4.24 Mb.
ТипУчебники
www.lit-yaz.ru > Право > Учебники
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   24
многие жиз­ненные вопросы» (Здравомыслов А. Г., Ядов В. А, Отношение к труду и ценнос­тные ориентации личности//Социология в СССР. М.: Мысль, 1965. Т. 2. С. 199). Другими словами, социальная установка — это система социальной ориентации, которую человек для себя лринял (см. эту же работу). А. М. Яков­лев йонимает под установкой способность «действовать определенным обра­зом или избирательное установление связей» (Яковлев А. М. Некоторые тео­ретические вопросы общей методики изучения личности преступника// Проблемы искоренения преступности. М., 1968. С. 85).

ния (оскорбление, клевета, издевательство и т. д.) Соответственно в этом типе представлены агрессивные насильники и агрессивные про­вокаторы.

Для потерпевших этого типа характерно намеренное создание конф­ликтной ситуации. Их поведение (оно может быть преступным, адми­нистративно наказуемым или только аморальным) является реализаци­ей типичной для них антиобщественной направленности личности, в дамках которой агрессивность проявляется по отношению к определен­ным лицам и в определенных ситуациях (избирательно), но может быть и «размытой», не персонифицированной по объекту. Соответственно агрессивные потерпевшие по своему отношению к другим лицам и пове­дению представляют типы избирательно агрессивных насильников и провокаторов и агрессивных насильников и агрессивных провокаторов общего плана.

Для потерпевших — агрессивных насильников (исключения могут быть лишь у психически больных), при всех различиях в мотивации поведения, характерно наличие насильственной антиобщественной установки личности. Их виктимное поведение, за некоторыми исклю­чениями, одновременно и преступное, а их типологические характери­стики вытекают из типологии субъектов указанных преступлений.

Поведение агрессивных провокаторов менее опасно, так как оно ке связано с физическим насилием. Оно большей частью также правона-рушающее, но реже — преступное.

Типологические различия между агрессивными потерпевшими об­щего плана и избирательно агрессивными в основном прослеживаются не в конкретных, отдельно взятых ситуациях, а в масштабе виктимного проявления негативных качеств потерпевших. Так, примером корыст­ного агрессивного насильника общего плана может быть лицо, соверша­ющее разбойные нападения на улице и имеющее достаточно широкую возможность оказаться жертвой активного противодействия. Несрав­ненно меньшие возможности в этом отношении у корыстного избира­тельно агрессивного насильника, совершающего разбойное нападение на своего соседа. Его виктимные возможности ограничены, с одной сто^ роны, единственностью ситуации, с другой — вполне определенной, ча­сто известной нападающему способностью к противодействию избран­ной жертвы.

Отношение агрессивных потерпевших к своему поведению всегда осознанное (действуют умышленно). Что касается возможных опас­ных для них последствий, то здесь наличествует самый широкий круг

представлений — от четкого понимания развития ситуации до полно­го его отсутствия. Это зависит от личностных качеств (в одном слу­чае — это низкий интеллект, неспособность осознать виктимность своего поведения в сочетании с типичной для субъекта агрессивнос­тью, в другом — агрессивность, реализуемая в расчете на избежание вик±имных последствий, в третьем — полная бездумность типичного самоуверенного хулигана и др.), временного состояния (как правило, алкогольного или наркотического опьянения), влияния конкретной ситуации.

Совершенно различна мотивация агрессивного виктимного поведе­ния. Она может быть корыстной, сексуальной, связанной с бытовыми конфликтами, развиваться на фоне психической неуравновешенности и т. д. Соответственно с учетом мотивационной и поведенческой ха­рактеристик могут быть представлены типы (или подтипы) агрессий-ных потерпевших как общей, так и избирательной направленности.

Корыстный агрессивный тип. Виктимное поведение потерпевших этого типа направлено на завладение чужим имуществом. Оно заключа­ется в нападении, физическом или психическом насилии, иных действи­ях, объективно провоцирующих ответное причинение вреда. Выбор объекта агрессии может быть случайным (например, нападение из ху­лиганских побуждений на незнакомого человека) или избирательным, направленным на конкретное заранее выбранное лицо (например, на­сильственные действия с целью устранения совладельца собственнос­ти). Агрессивное виктимное поведение, не связанное с физическим на­силием, может провоцировать ответную насильственную реакцию за счет угроз насилием.

Сексуальный агрессивный тип. Виктимное поведение потерпев­ших данного типа — это поведение лица, покушающегося на совер­шение изнасилования или иного полового преступления, которому в результате сопротивления причинен вред. Для сексуального агрес­сивного насильника общего плана характерно посягательство на слу­чайную жертву, а избирательно агрессивного — на определенное, стабильно связанное с нападавшим лицо. Ненасильственное прово­цирующее виктимное поведение с сексуальной мотивацией свой­ственно иному типу потерпевшего — это «любовники», вторгаю­щиеся в чужую семью, становящиеся жертвами ревнивых мужей; «беглецы» от сексуальных партнерш, нарушившие обещания, и т. д. \грессивная составляющая провоцирующего поведения выражается ъ грубости, оскорблении, унижении, издевательстве и др.

Хулиган (тип с установкой на немотивированную агрессию). Вик­тимное поведение-потерпевших этого типа может заключаться в напа­дении, физическом насилии или ненасильственных, но провоцирующих действиях — приставании, оскорблениях, нецензурной брани и т. д. Это типичное поведение «неудачливого хулигана», часто становящегося жертвой себе подобных,

Негативный мститель. Виктимное позедение потерпевших этого типа заключается в нападении или выражено в иных действиях толч-кового характера — оскорблениях, клевете, угрозах и т. д. в ответ на негативное поведение другого лица, как случайного, так и опреде­ленного, находящегося с ним в стабильных отношениях. Соответ-1 ственно среди потерпевших этого типа представлены агрессивные насильники и провокаторы общего и избирательного плана.

Скандалист. Виктимное поведение потерпевших этого типа выра­жено в физическом насилии или иных провоцирующих действиях — оскорблении, клевете и др. — в отношении соседей, сослуживцев, зна­комых. Агрессивность потерпевших этого типа избирательна.

Семейный деспот. Виктимное поведение потерпевших этого типа выражается в физическом или психическом насилии в отношении членов семьи. Это тип истязателя, пьяницы, пользующегося тем, что жена связана материальной зависимостью, детьми; чаще всего это мужчины среднего и более старшего возраста, нередко ранее суди­мые.

Лицо, больное психически или страдающее расстройствами нерв­ной системы, с повышенной общей или избирательной агрессивностью, реализующейся в виктимных насильственных или иных провоцирую­щих действиях в отношении определенного лица или лиц.

^ АКТИВНЫЙ ТИП ПОТЕРПЕВШЕГО '

К потерпевшим этого типа относятся лица, поведение которых не агрессивно и не конфликтно, но в конечном счете приводит к причи­нению вреда им самим. Оно заключается в обращении с просьбой о причинении вреда или в иной форме проврцирует причинение вреда. Виктимная активность может быть и «замкнутой». По существу, для активных потерпевших характерно поведение двух видов: провоци­рующее, если для причинения вреда привлекается другое лицо, и са­мопричиняющее. С учетом специфики поведения и отношения к вик-тимным последствиям в рамках этого типа представлены:

* сознательный подстрекатель (обращающийся с просьбой о при­чинении ему вреда). Типичный пример сознательного подстрека-

теля — женщина, обращающаяся с просьбой сделать криминаль­ный аборт;

• неосторожный подстрекатель (поведение объективно в'форме 4 какой-либо просьбы или иным способом провоцирует преступни­ка на причинение вреда, но сам потерпевший этого в должной мере не сознает). Типичная ситуация неосторожного подстрека­тельства — поведение лица, предложившего сесть за руль ш>яяо-му водителю и в конечном счете пострадавшего в аварии; *

• сознательный самопричинитель (лицо, умышленно причиняю­щее себе физический или Имущественный вред). Чаще других встречаются лица, причиняющие себе травмы или иное повреж­дение здоровью с целью уклонения от воинской службы;

• неосторожный самопричинитель (вред причинен собственными неосторожными действиями в процессе совершения иного умыш-г ленного или неосторожного преступления). Типичный неосто­рожный самопричинитель — человек, пострадавший при подго-трвке взрывного устройства в криминальных целях.

Различие в понимании виктимных последствий и отношении к ним заключается в том, что сознательный подстрекатель, понимая неотвра­тимость причинения ему вреда, может и не осознавать, каким именно он будет, точно так же, как сознательный самопричинитель. В свою очередь, неосторожный подстрекатель и неосторожный самопричиви-тель вообще не осознают того, что их действия опасны. Во всяком слу­чае, они рассчитывают избежать вреда.

инициативный тип потерпевшего \

Потерпевшие этого типа—лица, поведение которых имеет положи­тельный характер, но приводит к причинению им вреда. Сюда отно­сятся в первую очередь те лица, служебное или общественное положе­ние которых делает для них вмешательство в опасные ситуации обязательным. Иначе говоря, это лица, положительное поведение ко­торых обращает на них преступные действия причинителя вреда непосредственно или «взамен» другого лица, ими защищенного, а так­же оказывающие активное сопротивление в ситуациях, где их перво­начального вмешательства не было.

Инициативные потерпевшие подразделяются на инициативных об­щего плана (для них характерно инициативное положительное пове­дение в любых ситуациях конфликтного порядка) и избирательно инициативных (положительное инициативное поведение которых ха-

рактерно лишь для определенных ситуаций). С учетом исполняемых ими социальных ролей в этом типе выделяются:

» инициативный по должности (виктимное поведение определяется обязанностями, вытекающими из должностного положения потер­певшего). Типичный пример — сотрудник милиции, пострадавший при задержании преступника;

• инициативный по общественному положению (виктимное пове-J дение диктуется необходимостью вмешательства в конфликтные ситуации, недопустимостью уклонения qr этого по моральным 'соображениям). Это депутаты, члены общественных фондов за­щиты прав и др.

» чисто инициативный (исключительно в силу личностных ка­честв, свободных от требований должностного и общественного положения).

Потерпевшие этого типа имеют положительную установку лич­ности. Их осознание последствий вмешательства может быть раз­личным: от стопроцентного до нулевого. Пользуясь терминологией Б. Холыста, можно сказать, что потерпевшие этого типа, более чем какие-либо другие, представляют собой «невиновное групповое предрасположение».

пассивный тип потерпевшего

Потерпевшие этого типа — лица, не оказывающие сопротивления, противодействия преступнику по различным причинам: в силу возра­ста, физической слабости, беспомощного состояния (стабильного или временного), трусости, из опасения ответственности за собственные противоправные или аморальные действия и т. д.

Следует иметь в виду, что пассивность поведения и отнесение потер­певшего к пассивному типу далеко не всегда выражают качества конк­ретной личности, поскольку в принципе активный, инициативный, даже агрессивный человек может не проявить своих качеств из-за обстоя­тельств, которые диктовала ему предпочтительность (с его точки зре­ния) пассивного поведения. {Типичная ситуация такого поведения по­терпевшего — неоказание сопротивления насильнику из-за боязни огласки, скандала, вызванного призывами о помощи, если обстановка, в которой оказалась потерпевшая, создалась при ее участии.)

В рамках пассивного типа выделяются:

»,. объективно не способный к сопротивлению (стабильно или вре­менно);

• объективно способный к сопротивлению (не оказывающий его из-за трусости, боязни огласки, опасения собственной ответственности, нежелания привлечения к ответственности причинителя вреда, страха за судьбу близких, по религиозным соображениям и т,, д.)-Способность или неспособность к сопротивлению, противодей­ствию преступнику — категория не абсолютная: это качеетво связано с конкретными ситуациями. Хотя, естественно, существуют лица, бес­помощные применительно к любым ситуациям и обстоятельствам.

некритичный тип потерпевшего

К потерпевшим этого типа относятся лица, демонстрирующие неосмотрительность, неумение правильно оценить жизненные ситуа­ции. Некритичность может криминологически значимо Проявиться как на базе личностных негативных черт (алчность, корыстолюбие и г др.), так и положительных (щедрость, доброта, отзывчивость» сме­лость и др.), а кроме того, в силу невысокого интеллектуального уровня. В данном случае некритичность выступает как рсновное, решающее личностное качество, поскольку, естественно, для по­давляющего большинства потерпевших в той или иной мере харак­терна некритичность, неумение достаточно дальновидно оценить си­туации, которые привели к причинению вреда

Некритичные потерпевшие подразделяются на некритичных обще­
го плана (некритично воспринимают любые жизненные ситуации) и
избирательно некритичных(не могут разобраться лишь в ситуациях
определенного содержания). Например, отлично ориентируясь в си­
туациях, связанных с насильственными действиями, проявляя сообра­
зительность и умение избрать правильную линию поведения, человек
оказывается совершенно не способным «раскусить» уловки мошенни­
ка. Некритичность потерпевших в связи с личностными и ситуатив­
ными факторами может проявиться по-разному, в связи с чем выделя­
ются варианты личности данного типа: '

» с низким интеллектуальным и образовательным уровнем,

* несовершеннолетний; ф преклонного возраста;

* больной, в том числе психически больной;

• некритичный без очевидных «формализованных» качеств.

нейтральный тип потерпевшего

К этому типу относятся лица, поведение которых во всех отношени­ях безупречно: оно не было негативным и никоим образом не вызыва-

ло преступные действия; в пределах своих возможностей потерпевший критически осмысливал ситуацию.

Конечно, и нейтральное поведение, строго говоря, не нейтрально,
поскольку не мешает преступнику. Однако оно не создает каких-либо
дополнительных условий и не повышает виктимности индивида от
уровня средней. ч

Ясно, что эти общие типы потерпевших имеют в основе, как веду­
щий типообразущий параметр, поведение, проявление потерпевшего
вовне, в ситуации преступления. О внутренних психолого-мотиваци-
онных механизмах поведения они дают относительное представление.
Действительно, агрессивность, например, может иметь в основе и сек­
суальную, и корыстную направленность; пассивность — как различные
соображения «невыгодности», так и неспособность к противодейст­
вию; некритичность — самые различные уровни непонимания и т. д.
Соответственно для того, чтобы «раскрыть» общий тип, наполнить его
максимально возможней по объему концентрацией психологических
черт, присущих в той или иной мере потерпевшим данного типа, сле­
довало бы идти по пути обобщения, которое, в принципе, может и не
найти (на уровне конкретного индивида) отражения в жизненном ма­
териале, i

Очевидно, этот путь нецелесообразен, и надо оставить за исходным типом нагрузку самой общей поведенческой характеристики раз­личных групп жертв. Иное теряет смысл, поскольку эта категория — «социально-психологический тип потерпевшего» — реально «работа­ет» лишь в расшифровке, в детализации. По сути дела, внутренний, психологический механизм поведения потерпевшего раскрывается только на уровне максимальной конкретизации внутренних побуж­дений и внешних условий их проявления, т. е. применительно к тем или иным видам преступлений. Таким образом, познавательное содер­жание социально-психологического типа потерпевшего раскрывается главным образом через детализацию, расшифровку сходного типа, иначе говоря, через те варианты, которые составляют типологическую группу.

Социально-психологический тип потерпевшего от преступления — это, в принципе, построенная на описании модель, более или менее пол­но отражающая оригинал, а точнее, типичное как результат суммы кон­кретных личностей, послуживших объектами изучения и обобщения.

Таким образом, само понятие «социально-психологический тип по­терпевшего» следует рассматривать в двух аспектах.

а) оно может относиться к человеку, конкретной личности, соответ­ствующей определенному типическому сочетанию индивццуаль-ных социально-психологических свойств, качеств, черт, характери­стик;

б) оно может означать модель, построенную на суммирований типи­ческого в личностях массы людей, проявивших себя в конкрет­ных обстоятельствах, причем в форме «стандартного», привыч­ного, типичного, повторяющегося и тому подобного поведения. Это поведение может быть отрицательным или положительным, но обязательно отклоняющимся, выходящим за пределы «нормы безопасности» и, следовательно, повышающим степень виктим-ности.

Эта точка отсчета — «норма безопасности» — предложена не слу­чайно. Исходным в типизации потерпевших должно быть положение об отклонении индивида от нормы безопасности, выход за границы того условного поля (поля безопасности), в пределах которого ему объективно было бы обеспечено избежание вреда. Здесь должно учи­тываться именно объективное положение вещей, а не моральные и правовые оценки, потому что «норма безопасности» может быть со­блюдена и ценой нарушения норм морали и права.1

Конечно, и нейтральное поведение — компонент, строго говоря, не нейтральный (в объективном плане нейтральное поведение смыкается с пассивным), однако здесь срабатывает положение, что, в принципе, потерпевшим может оказаться любой человек. Другими словами, это столь распространенное, типичное явление (но складывающееся не за счет личности, а за счет ситуации), что здесь достаточно указания на общий, исходный тип. Детализировать его, чтобы «уложить» подтипы, варианты в рамки определенных моделей, очень сложно, а главное — не нужно.

Существуют типы потерпевших, для которых характерными явля­ются не только Поведение, но и иные личностные параметры, напри-

1 Норма безопасности — рто определенное обстановкой правило, линия поведе­ния, обеспечивающая лицу избежание причинения вреда преступлением. Она может быть простой, если имеется опасность причинения вреда одного вида, и сложной — при опасности причинения вреда различного характера.

Поле безопасности — это внешняя для лица обстановка (ситуация), в пре­делах которой объективно исключается опасность причинения вреда пре­ступлением.

мер должностное, общественное или семейное положение и др. Эти .«юменты также находят свое отражение в детализации исходных, об­щих типов.

В модели (а социально-психологический тип — это модель) долж­ны быть отражены все элементы структуры личности потерпевших от преступлений, специфичность, типичность проявления оригинала в ситуациях тех или иных преступлений. На первый план выдвига­ются или социальные, или психологические (а чаще и те и другие) компоненты личности, именно те из них, которые наиболее значимы в ситуациях этих преступлений. Поэтому и сконструирована модель, в известной мере, односторонне: в ней наиболее четко отражены именно «нужные», т. е. криминологически значимые для определен­ных ситуаций, определенных преступлений элементы, черты, кото­рые находят себе место в тех или иных, подструктурах личности [99, с. 69-70; 100, с. 111-145; 53, с. 20].

Тип личности никогда в идеале не повторяет, не отражает конкрет­ного индивида. Как обобщение, тип богаче, полнее отдельного индиви­да. Но в то же время, именно как обобщение, он беднее, ибо не может »• отразить абсолютно все психологические нюансы, которыми отлича­ется каждая конкретная личность. Модель богаче в блоках, в крупных мазках, индивидуум — в деталях, ибо многое, четко обрисованное на уровне блока, в нем смазывается, преломляется в различные вариан­ты, смешанные, промежуточные типы.

Создавая типологию потерпевших, т. е. возможно более полную систе­му моделей, отражающих общее в массе конкретных личностей, мы полу­чаем возможность при решении задач различного рода (в том числе и про­филактических) не просто изучать конкретного индивида, но и находить его соответствие определенному социально-психологическому типу и по­лучать исходный вариант работы «по модели». Этот процесс обязательно приведет к тому, что какие-то из компонентов модели отпадут (этого нет в оригинале), какие-то добавятся (этого нет в модели). В итоге создастся возможность ответить на вопрос, что представляет собой индивид, како­му, чистому или смешанному, типу он соответствует.

При разработке типологии потерпевших, таким образом, необходи­мо иметь в виду следующее:

а) типичность социально-психологического облика потерпевших, не являясь совокупностью качеств, черт, свойств, принадлежа­щих исключительно этой категории лиц, вытекает из проявления этих качеств в виктимном поведении, т. е. прведении, отклоняю-

/

щемся за пределы «нормы безопасности» (хотя по существу это
поведение может быть и положительным и отрицательным^ в тощ
числе правонарушающим); '
б) поскольку ситуации различных преступлений по-разному вик-
тимно «проявляют» те или иные свойства личности, типичность
избирательна. Следовательно, общие социально-психодоглче-
ские типы, отражающие лишь главную отличительную чЦйту —
поведение — и соотнесенные с классификационными группами,
могут быть раскрыты лишь за счет расшифровки, детализации
применительно к мотивам поведения и ситуациям криминологи­
чески однородных преступлений.

Типология как схема размещения ^ з^оолоки (социально-психоло­гические типы), сгруппированные по определенному принципу. В этом плане возможны два Варианта.

Поскольку типичное поведение типично не вообще, а в определенных обстоятельствах, постольку и типология потерпевших может быть скон­струирована применительно к определенным видам преступлений. В пользу Такой конструкции говорят и потребности практической профилактики: осуществление предупредительной работы требует ин­формации о потерпевших от определенных категорий преступлений.

Вместе с тем это не единственный конструктивный вариант. Типо­логию потерпевших можно построить и по принципу углубления и расширения классификации по признакам поведения, за счет напол­нения социально-психологическим содержанием классификационных групп, имеющих в основе общие, исходные типы потерпевших. Для решения некоторых задач (в частности, общей и индивидуальной про­филактики) эта типология может быть наиболее удобной.

Типология личности вообще и потерпевших от преступлений в ча­стности может быть сконструирована лишь на фактическом материа­ле. В этом плане каждый блок типологии, т. е. каждый социально-психологический тип личности, есть извлечение из существующего, описание тех социально значимых свойств личности, которые вопло­щаются в различных по своему характеру типах поведения (для на­шего случая — виктимного) в условиях определенных типичных, спе­цифичных ситуаций.

Такие блоки (социально-психологические типы) могут быть созда-f ны лишь через развитие элементов поведенческой классификации по­терпевших, которая в этом отношении «питает» типологию, по какой бы схеме она ни строилась.

Создание типологии потерпевших — задача сложная, но вполне раз­решимая. Уже сейчас обрисовываются психологические типы потер­певших от некоторых наиболее характерных в виктимологическом от­ношении преступлений.

Можно утверждать, Что для некоторых преступлений типичны от­рицательные по своим качествам и поведению типы потерпевших, для других^- положительные, хотя, конечно, в большинстве случаев среди потерпевших от того или иного преступления мы находим и тех и дру­гих [114, с. 8-17,43-69; 128, с. 82-102].

2.5* Массовая виктимность

Люди, обладающие аналогичными, сходными или, наоборот, различ­ными морально-психологическими, бирфизичйскими и социальными качествами, определяющими ту или иную степень уязвимости в отно­шении преступлений, составляют массу, в которой отдельное лицо с его индивидуальной виктимностью выступает лишь как элемент совокуп­ности.

Отсюда следует, что помимо индивидуальной виктимности суще­ствует и виктимность массовая, виктимность как социальное явление. Это сложное явление, которое в зависимости от реализации опре­деленных личностных и ситуативных факторов, сложившихся в опре­деленное множество, некую количественную новую суммарность, выражается в различных видах. К ним следует отнести групповую вик­тимность (виктимность отдельных групп населения, категорий людей, сходных по параметрам виктимности); объектно-видовую виктим^ ность (виктимность как предпосылку и следствие различных видов преступлений); субъектно-видовую виктимность (виктимность как предпосылку и следствие преступлений, совершаемых различными категориями преступников) [122, с. 23] Субъекты последней — антй1 поды субъектов виктимизации.

К явлению массовой виктимности относится и виктимность интег-ративных жертв ~ аддитивная (интегративная) виктимность.

Однако, прежде чем рассмотреть явление массовой виктимности по существу, следует выяснить, как соотносятся массовая и индиви­дуальная виктимность, является ли массовая виктимность простой суммой актов индивидуальной виктимности или есть нечто иное, ка­чественно отличное [108, с. 111-120].

i

Ответ на вопрос, чем отличается преступность от отдельногр пре­ступления, как объяснить то положение, что взятые поодиночкр явле­ния обладают одними свойствами, но, если их же рассмотреть в делом, свойства этого целого становятся другими, отличными от свойств, со­ставляющих данное целое частей, заключается в том, что если,каждое отдельно взятое преступление «могло случиться, а могло и не обучить­ся», «могло быть, а могло и не быть», т. е. может рассматриваться как «случайное» явление, то по отношению к совокупности этих «случай­ных» явлений такой подход невозможен. Здесь приходится констати­ровать, что это не только могло, но и должно было случиться, т. е. преступность в целом есть явление закономерное для конкретных ус­ловий конкретного общества. Здесь необходимое прокладывает себе дорогу сквозь бесконечное множество случайностей [175, с. 40; 68, с. 106-107; 48, с. 128,74].

В этой же плоскости лежит и ответ на вопрос о соотношении инди­видуальной виктимности (отдельного факта виктимности и акта вик-тимизации) и виктимности как массового, социального явления.'

Конкретное лицо может оказаться жертвой преступления, может и избежать причинения вреда (либо потому, что не произошло преступ­ления, либо потому, что преступление случилось, но данному лицу «повезло»). Однако совокупность таких «случайных» явлений не ос­тавляет шансов на «постоянное благополучие»: причинение вреда (реализация индивидуальной виктимности) не только может, но И должно происходить. Виктимность на этом уровне — такое же законо­мерное явление, как преступность.

Если индивидуальная виктимность может реализоваться, а может и остаться в виде ие реализованных предрасположений и Предпосы­лок, то виктимность массовая — это, в конечном счете, всегда вик­тимность реализованная, так как виктимные предрасположения и предпосылки массы индивидов, для большинства остающиеся в по-тейции, вместе с тем закономерно реализуются для некоторой Части этих индивидов.

Использование категории причинности применительно к массовым явлениям позволяет вскрыть наряду с общими Причинами, определив­шими главную тенденцию развития того или иного явления, и причи­ны различных отклонений от этой тенденции f 70, с. 22,23].

Применительно к проблемам виктимности, например, можно (и нуж­но) исследовать отклонения у отдельных лиц в формировании положи­тельных установок личности и дать этим отклонениям конкретное при-

\

чинн&е объяснение. Очевидно, они зависят как от индивидуальных лич­ностных качеств, так и от условий, создающих обстановку, в которой формировался конкретный индивид, социальной среды, с которой он как личность взаимодействует [7, с. 10].

Складываясь из отдельных актов индивидуальной (потенциальной и реализфанной) виктимности, массовая виктимность образует социаль­ное явление, отличающееся от составляющих его частей. Индивидуаль­ная викуимноегь и виктимность как социальное явление качественно различается, соотносясь как отдельное и общее.

Виктимность как социальное явление (общее) существует лишь в актах индивидуальной виктимности (отдельном), но это не означает, что они^- два похожих явления: «большое» и «маленькое».

На социальном, массовом уровне специфической причиной вик­тимности является преступность, ибо прежде всего она «создает», «производит» виктимность. В этом смысле виктимность как массо­вое, социальное явление (а это, в конечном счете, всегда реализован­ная виктимность) есть следствие преступности. Иными словами, причины массовой виктимности — это причины преступности, но не рождающие виктимность непосредственно.

Однако виктимность как массовое социальное явление, производ­ное от преступности, — это одна сторона взаимосвязи между этими явлениями. Существует и другая, в которой преступность и виктим­ность (в некоторых ее компонентах) как бы меняются местами.

Массовая виктимность включает в себя три компонента:

а) совокупность потенций уязвимости, реально существующей у населения в целом и отдельных его групп (общностей);

б) деятельный, поведенческий компонент, который выражен в сово­купности актов опасного для действующих индивидов поведения (позитивного, негативного, толкающего на преступление или со­здающего способствующие условия);

в) совокупность актов причинения вреда, последствий преступлений, т. е. реализации виктимности, виктимизации (виктимность — ре­зультат).

Анализ причин правонарушений свидетельствует, что «совокупность правонарушений и их причин можно рассматривать как систему с го­раздо большими основаниями, чем лишь один массив правонарушений как таковых» [70, с. 63; 1, с. 53; 153, с. 109-110]. Но если это так, то виктимность в поведенческом аспекте, виктимное поведение находит

себе место в ряду причин преступности и условий, способствующих
проявлению этих причин. 7

Виктимность является элементом (подсистемой) социальном Систе­
мы «преступность» и «представительствует» в сфере ее причин, спо­
собствующих условий и последствий. I

Элементы подсистемы «виктимность» (виды виктимности! Как бы накладываются на элементы системы «преступность» в той » части, которая связана с механизмами причинения вреда физически*! лицам как индивидуально, так и в составе интегративной жертвы. 1

Психологический фон массовой виктимности пррявляетф много-планово: в содержательном плане массовое виктимное поведение мо­жет быть, как и индивидуальное, нейтральным, положительным и не­гативным.

Массовая виктимность характеризуется состоянием (уровнем, струк­турой и динамикой) [121, с. 24-25].

Уровень виктимности — это выраженное в абсолютных цифрах чис­ло преступлений, повлекших причинение вреда физическим лицам; число потерпевших от этих преступлений, а также случаев причине­ния вреда преступлениями, так как их может быть больше, чем пре­ступлений и потерпевших (жертв).

Индексы (или коэффициенты) виктимности отражают относитель­ные Параметры, характеризующие виктимность. Они, в принципе, ана­логичны индексам преступности.

Индекс виктимности по лицам исчисляется из количества потерпев­ших от преступлений (жертв) за определенный период времени на той или иной территории и общего количества населения в расчете на ты­сячу, '10 тыс., 100 тыс. человек. Этот показатель выражается только в относительных цифрах [121, с. 24-25]. Расчет производится по фор­муле:

Км=|хЮОО,

где Км — коэффициент виктимности по лицам; П — количество потер­певших; Н — все население региона, независимо от возраста.

Расчет специальной (избирательной) виктимности производится по формуле:

Кси= 5*1000, Н

где l4 — коэффициент специальной виктимности по лицам, т. е. вик-тимнЬсти — следствия определенных видов преступлений; П — коли­чества потерпевших от определенных видов преступлений; Н — все на­селение региона, независимо от возраста.

Расчет коэффициента реальной виктимности, учитывающий не толькошиц, признанных потерпевшими, но всех жертв преступлений, производится по аналогичным формулам, где Кы(ж) — коэффициент виктишшсти по лицам; Ж — количество жертв преступлений; Н — все население региона; Ксвл(ж) — коэффициент специальной виктим­ности. |

1 * "Ж

K_M=fxlOOO

„ I

ж

КСШ1(ж) = ^хЮОО.

Коэффициент виктимоопасности всей совокупности преступлений (исходя из количества лиц, признанных потерпевшими, или общего количества жертв) рассчитывается по формулам:

П * Ж

К™=^х1000илиКюп(ж) = £.
р р

Для расчета коэффициента виктимоопасности отдельных видов преступлений применяются аналогичные формулы:

К11_ т, /К,

с«к,=^Г ^K——^fP

"рс ,. рс

I Коэффициент виктимоопасности может рассчитываться и по мно-

гоэпизодным преступлениям по формуле:

т/» П •,. Ж
К„«- или Кмж)=—.

Для более точной оценки виктимности могут применяться коэффи­циенты латентной виктимности

К _ Ж шит П + Ж

и латентной виктимности по ее видам (физический вред, сексуальное
насилие и др.)- /

Структура виктимности может быть построена по самым различным
признакам: полу, возрасту, образованию и другщм параметрам, относя­
щимся к потерпевшим; признакам, относящимся к престужйкам,
Причинившим Вред, а также к преступлениям. Она должна офажать
удельный вес отдельных видов преступлений, которыми причинецвред,
в общем количестве преступлений, совершенных за определеншй пе­
риод времени на той или иной территории; удельный вес различных
групп потерпевших в отдельных видах преступлений; удельный вес по­
терпевших от отдельных видов преступлений в различных гружпах и в
общем числе потерпевших и др. 1

Динамика виктимности отражает изменения в пределах конкретно­
го временнбго периода состояния виктимности, ее уровня и структуры
в отдельности, в сочетаниях и в полной совокупности.' I

Динамика виктимности сложна по ее функциональным зависимо­стям. С одной стороны, виктимность изменяется в связи с количе­ственными и качественными изменениями преступности, с другой — в потенциальном компоненте и не в связи с ее изменениями: виктим­ность изменяется «раньше» преступности, и уже это влечет изменение в последней. «Спрос определяет предложение», и поэтому, например, появление социального слоя богатых и хорошо обеспеченных людей увеличивает количество грабежей, разбоев, вымогательств, захвата за­ложников с целью получения выкупа, усиливает борьбу за обладание собственностью внутри коммерческих структур, в том числе и путем насилия, вплоть до^ убийств, и др. Наоборот, позитивные изменения в столь многочисленной группе, как неосмотрительные пешеходы, отра­зится на снижении транспортных происшествий.

Разумеется, это только «частичка» динамики: изменения преступно­сти и виктимности могут и не быть связаны с влиянием одного из этих явлений на другое, а вызываться социальными изменениями и про­цессами, которые «параллельно» воздействуют и на преступность, и (в смысле изменения «набора» виктимных потенций) на виктимность.

1 Практическое состояние виктимности (уровень, структура, динамика) отражает в большей мере уровень ее реализации, иначе говоря, уровень виктимизированности. Что касается ее (виктимности) структуры, то, в прин­ципе, она есть выражение и реализованной и потенциальной ее составляю­щих. В известной мере структура виктимности — это ее прогноз.

\

Виктимность — лишь относительно «внутреннее дело преступно­сти». В определенном смысле она, наряду с другими причинами и ус­ловиями, обеспечивает существование преступности, определяет воз­можность совершения преступлений, влекущих причинение ущерба •физическим лицам.

Социальная сущность явления виктимности вытекает из того, что:

» реализованная виктимность есть следствие социального явле­нии — преступности;

* виктимность в потенции есть результат действия совокупности социальных условий на уровне макросреды и социальной сферы отдельных личностей.

«Помощники» преступников, «соавторы» преступлений (в отдель­ности и} в массе) появляются не случайно; они создаются социальными условиями. Если индивидуальная виктимность может реализоваться, а может и остаться в виде не реализованных предрасположений, то i виктимность массовая всегда одновременно потенциальная и реализо­ванная, ибо виктимные предрасположения массы людей, для боль­шинства из них остающиеся потенциальными, вместе с тем закономер­но реализуются для некоторой их части.

Таким образом, массовая виктимность — отражающее состояние общества, связанное с преступностью, исторически изменчивое со­циальное явление, оно выражается в совокупности всех жертв и актов причинения вреда преступлениями физическим лицам на определен­ной территории в определенный период времени и общих для населе­ния и отдельных его групп потенций уязвимости, реализующихся в массе разнохарактерных индивидуальных виктимных проявлений, в различной степени детерминирующих совершение преступлений и причинение вреда.1

1 В принципе, сходное определение массовой виктимности как потенциально реализованной предлагает В. И. Полубинский (Полубинский В. И. Правовые основы учения о жертве преступления. Горький, 1979. С. 36). См. также: Ров-мак Д. В., Устинов В. С. Виктимология. 2000. С. 46-53.

..

1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   24

Похожие:

Давид Вениаминович Ривман Криминальная виктимология Серия «Учебники для вузов» Главный редактор Е. Строганова iconУчебное пособие для вузов Главный редактор В. Усманов
...

Давид Вениаминович Ривман Криминальная виктимология Серия «Учебники для вузов» Главный редактор Е. Строганова iconСерия
Главный редактор Заведующий редакцией Руководитель проекта Литературный редактор Художник обложки Корректоры Верстка

Давид Вениаминович Ривман Криминальная виктимология Серия «Учебники для вузов» Главный редактор Е. Строганова iconРедактор Художник Корректоры Верстка Е. Строганова Е. Журавлева Ю....
Лзз психология рекламы. — Спб.: Питер, 2002. — 368 с: ил. — (Серия «Мастера психологии»)

Давид Вениаминович Ривман Криминальная виктимология Серия «Учебники для вузов» Главный редактор Е. Строганова iconПрактикум по конфликтологии 2-е издание, дополненное и переработанное
Главный редактор Заведующий редакцией Руководитель проекта Литературный редактор Художественный редактор Корректор Верстка

Давид Вениаминович Ривман Криминальная виктимология Серия «Учебники для вузов» Главный редактор Е. Строганова iconВиктимология
Термин «виктимность» заимствован из криминологии, спец раздел которой — юридическая виктимология имеет своим предметом изучение жертв...

Давид Вениаминович Ривман Криминальная виктимология Серия «Учебники для вузов» Главный редактор Е. Строганова iconДля студентов гуманитарных вузов, а также читателей, интересующихся...
Соколов С. В. Социальная философия: Учеб пособие для вузов. М.: Юнити-дана, 2003. 440 с. (Серия "Gogito ergo sum".)

Давид Вениаминович Ривман Криминальная виктимология Серия «Учебники для вузов» Главный редактор Е. Строганова iconУчебник для вузов. Спб.: Питер, 2008. 583 с: ил. Серия «Учебник для вузов»
...

Давид Вениаминович Ривман Криминальная виктимология Серия «Учебники для вузов» Главный редактор Е. Строганова iconУчебник для вузов / Под ред. Г. С. Никифорова. 2-е изд., доп и перераб....
Учебник предназначен для студентов и преподавателей факультетов психологии университетов, а также для специалистов, занятых на практике...

Давид Вениаминович Ривман Криминальная виктимология Серия «Учебники для вузов» Главный редактор Е. Строганова iconУчебники и пособия по теоретическим предметам 10 Методическая литература...
Серия «Золотой репертуар пианиста» (Используется в музыкальной практике разного уровня подготовки) 17

Давид Вениаминович Ривман Криминальная виктимология Серия «Учебники для вузов» Главный редактор Е. Строганова iconКнига издана при содействии Фонда “Учебная Литература”
В. Л. Махлин, Л. Т. Мильская, Л. А. Мостова, А. П. Огурцов, А. М. Руткевич, И. М. Савельева, М. М. Скибицкий, П. В. Соснов, А. Л....



Образовательный материал



При копировании материала укажите ссылку © 2013
контакты
www.lit-yaz.ru
главная страница