Дипломная работа студентки 6 курса заочного отделения кин ларисы александровны




НазваниеДипломная работа студентки 6 курса заочного отделения кин ларисы александровны
страница6/6
Дата публикации29.06.2013
Размер1 Mb.
ТипДиплом
www.lit-yaz.ru > Литература > Диплом
1   2   3   4   5   6

Мама
Прошло несколько месяцев с тех пор, как я вышла замуж. В теплой светлой комнате стойкий запах испеченной в духовке курицы, в колонках – звук воды, птицы щебечут. Звуки флейты. Уже не приносящей никакого дискомфорта. Время до прихода мужа еще есть. Стоит заправить наконец кровать, убрать в шкаф ненужные вещи, проветрить. Полить цветы.

Да, мне скучно. Семейная жизнь не принесла какого-то невероятного света в мою жизнь. Как будто ничего не изменилось, только нагрузки добавилось – хотя бы взять ежевечерние приготовления ужина. Я стала ненавидеть мыть посуду. Что еще изменилось? Уже не каждый раз выключишь скучный фильм, потому что он нравится мужу. Постоянно требуется таскаться по магазинам, стирать. Хорошо хоть пока зима гладить не заставляет.

Сижу, ем виноград, и пытаюсь понять, что делать дальше. День пронесся как и вся неделя – быстро и незаметно. С понедельника я уволилась, сейчас пятница. Во вторник рассчиталась, все остальные дни или сдавала анализы, или спала. Скоро ехать на собеседование по поводу новой работы. Начинать с 8.30 – это ужасно. Лена звонила, говорит ориентировочно в понедельник-вторник.

Наконец-то хоть какое-то подобие порядка. Отмыла, хныча, плиту, часть посуды, убрала лишние вещи в комнате.

Я люблю свой город. Не так уж много столиц я видела, но наверняка знаю, что Москва – лучшая. Люблю свою маленькую кошку, что сонно щурит на меня свои серые глазки, тряпочкой растянувшись на левой руке. Люблю свою комнату в квартире, где живу с рождения. Все-таки и люблю комфорт, и какова бы ни была свобода в снятой после свадьбы квартиры меня всегда влекло назад.

Люблю мужа, хотя он никак не повзрослеет, возможно, именно за это и люблю. Люблю его голубые глаза, руки, накаченную спину, и мелкого нашего сынульку, который упорно пихает меня в живот.

Как хорошо быть худым. Быть легким, радоваться жизни, не знать никаких проблем с одышкой, учащенным сердцебиением, ощущением сердца. Но когда ты поправляешься с определенной целью все неудобства уходят на второй план. Будущая мама. Я знаю многих, кто отдал бы любые деньги, чтобы ощутить это счастье.

Признаться последний месяц беременности дается мне с трудом. Стали опухать руки, уже давно не налазит обручальное кольцо – ношу подаренный мужем и мамой на несколько месяцев позже перстенек с бриллиантиком. На улицу одной лишний раз выходить не хочется – люди таращатся на мой живот так, словно первый раз в жизни видят беременную женщину. Неприятно. Зато в метро часто уступают место. Женщины в подавляющем большинстве.

Хотя один раз я была свидетелем очень позабавившей меня ситуации – воспользовавшись моей тяжеловесной медлительностью мужичек лет сорока ловко проскочил мимо меня и уселся на свободное место, как раз передо мной.

Я встретила своего бывшего одноклассника в середине лета, сразу по возвращении с солнечных берегов Эгейского моря. Греция. Никогда до этого не была за границей, и эта поездка, занявшая двадцать два дня, стала открытием. Именно здесь я увидела впервые пальмы. Растительность Греции, насколько я успела заметить, довольно бедная, ровно как и сама нация, хотя коренные жители мнят себя чуть ли не творцами мира и цивилизации. Раса довольно отсталая, как не прискорбно это осознавать. Сродни туркам.

Удивило и обидело меня отношения к русским. Как к варварскому народу, который обязан греческой цивилизации алфавитом, письменностью, даже гербом. Против фактов не пойдешь, хотя на мой взгляд могли мы в этом вопросе обойтись и без греков, позаимствовав культурные традиции у какого-нибудь другого народа.

Конечно же море я люблю в принципе, но врядли рискнула без посторонней помощи потратить свои скромные сбережения, выбрав довольно непопулярный среди русскоязычного населения курорт – куда ближе был ежегодный Краснодарский край – Анапа, Джемите, Геленджик, Кабардинка, Абрау-Дюрсо, Витязево. За все время, проведенное в Греции, я видела от силы человек двадцать русских. Не могу сказать, что это сильно меня огорчило – приятно бродить среди лопочущих на своем поляков, греков, немцев, можно смело говорить о своем.

Узкие улочки Каролини, небольшого городка поблизости с Паралией, где, собственно, мы и провели весь отпуск, лишь поначалу казались загадочными. Простенькие домики, среди которых не встретился мне ни один деревянный или непотребного вида, не вызывали желания даже сфотографировать их.

На ломанном греко-английском мы пытались добраться то до базара, то до центрального парка. Базар к нашему удивлению оказался всего-навсего небольшой копией московского горячо любимого мной Черкизовского рынка, и кроме превалирующих китайских дешевых товаров тут почти ничего не было. Все-таки прикупив безделушки и кое-что чудом попавшееся греческое мы стали пробираться к выходу.

Очень понравился парк города Каролини. Небольшой, он безусловно поражал обилием фонтанов, и в самой сердцевине этого комплекса стояли нагретые солнцем лавочки, где усталый путник как и в лучах светила, так и в тени мог провести несколько приятных часов. Приобретя мороженное, банановое и фисташковое, развесное, готового фасованного я так ни разу и не увидела, мы долго разглядывали приобретения, фотографировались на фоне прозрачных струй и курсировали с камерой вокруг фонтановой красоты.

Разочарованием по приезде в Москву стало для меня то, что купленная камера, приобретенная за довольно приличную сумму, кроме как на самой панельке диски не просматривала. Не помогли ни скачанные в нете программы, читающие все дивиди, ни другие ухищрения. Это лишний раз убедило меня в том, что следует обходить магазины с некачественной техникой вроде «Это» и «Эльдорадо».

Да что там, главное, остались впечатления.

Море, как и прибрежные домики, никогда не приносило разочарований. Даже в начале июня мы через силу лезли в очень прохладные и такие же прозрачные воды. Это в Краснодарском крае можно себе позволить несколько дней не купаться – там расценки не те. Здесь же хотелось отрываться согласно отданным сбережениям. Удивительно, но даже на расстоянии полутора – двух метров от дна можно было вполне явственно различить ракушки на дне.

Разглядывали бесчисленных, всех размеров и темпераментов крабов, курсирующих по горячим камням. Кормили хлебом черепах, населяющих узкие, очевидно, пресноводные водоемы, впадающие в море.

Кстати, когда мы с мужем переехали в съемную квартиру и купили аквариум, безусловно завели парочку крабов – не морских правда, пресноводных. К сожалению, они, как и большинство обитателей нашего нового аквариума, приобретенных на «Птичке», и в кузьминском зоомагазине, прожили недолго. Один умудрился выползти через отверстие, предназначенное для шнуров от энергосберегающей лампы и фильтра, и стал добычей для нашей оторвы – кошечки, которая не оставила непрошенному гостю ни одного шанса. Второго мы отсадили от подранных рыбок. Пару дней протянул бедолага в трехлитровой банке.

Красивый аквариум за месяц почти полностью опустел – больше дюжины рыбок – розовый, мой любимиц, и желтенький попугаи, черные телескопики, рыжие звездочеты с глазами на затылке, желтые сомы, обычные серые сомики были загублены. Конечно сорок литров для такого обилия катастрофически мало. Каждой такой крупной рыбехе требовалось хотя бы двадцать. В итоге осталась самая стойкая, на момент приобретения самая подранная, но самая живучая рыбка с красным хохолком.

Единственным минусом, который сильно подпортил мои впечатления об отдыхе, был перелет. И я не говорю о задержке рейса на три часа при вылете из Солоников – куда больше меня подкосил сам процесс. В детстве, лет до семи, я ежегодно летала по России, но никогда не испытывала никакого дискомфорта кроме, пожалуй, закладывания ушей. Удивительно, но старенькие советского производства самолеты внушали куда больше доверия, чем мощные, с китайской начинкой «Боинги», отправляющиеся в Грецию теперь.

После двадцатилетнего перерыва воздушное путешествие давалось мне с трудом. И три часа перелета едва ли не перекрывали радости приобщения к древнейшей из культур. Плотно прикрыв, не смотря на сопротивление рядом сидящих, иллюминатор я закрыла глаза и всю дорогу тряслась, вцепившись в подлокотник. Полет назад был чуть менее болезненным, но я дала себе слово добираться до курортов теперь более безопасными путями.

Сразу по возвращении в Москву я взяла еще пару дней за свой счет, чтобы съездить на дачу. У нас есть маленький скромный домик под Волоколамском, на 110 км. от Москвы. Давно я туда не добиралась на электричке, а тут пришлось – что бы повидать бабушку и деда еще не растеряв коричневый, не сравнимый, безусловно, с российским, загар, я доехала до «Тушинской» и уже приобретя билет до «Матренино» обнаружила, что требуемый транспорт из-за летнего расписания придет лишь через час и на нем я проеду лишь половину пути.

С трудом отыскав место на забитой унылыми пассажирами лавочке, я достала мобильный. На тот момент у меня не было служебного сотового, который оплачивал бы мой прямой работодатель, и вопрос кому звонить стоял ребром. Тогда-то я и позвонила своему школьному другу, бывшему парню. Он скинул мой номер, и перезвонил, как делал это всегда, чтобы я не тратила деньги.

Через четыре месяца я вышла за него замуж. Скоро будет год, как мы поженились. Через считанные дни после свадьбы стали ждать маленького.

Переехали в съемную квартиру мы в конце декабря. Благо находилась она на Окской, совсем недалеко от квартиры моей мамы. Всего за двадцать минут пешей прогулки можно было попасть из одной точки в другую.

Пятиэтажки всегда манили меня. Здесь было тепло, и даже маленькое пространство нас поначалу не смущало.

Первым делом мы убрали расставленные повсюду иконки и свечи. Я православная, но в меру. Купили новый диван – поскольку полуторо спальная кровать, сиротливо жавшаяся у левой стены, не внушала доверия. Мы задвинули старый, ободранный шкаф, пропахший нафталином, за дверь, вытащили в коридор ободранные низкий шкафчик и книжные полки. Потихоньку перевезли телевизор, музыкальный центр. Стали медленно обживаться.

Через некоторое время, может, месяц, у нас появилась кошка. У неё до сих пор нет имени – Кисена, Мусена, Кисмочка, Кошёлка, Дымка – это все она. Но чаще всего я зову её Мусленок, Муслик Но и этого нам показалось мало. Через месяц у нас появился аквариум. В ранней юности у меня были рыбки, но это были гуппи и все, подобные им. Теперь же в сорока литровый аквариум мы напихали двух крупных попугаев – лимонно-желтого и ярко-розового, двух крупных желтых сомика, двух телескопиков, двух звездочетов, двух белых толстеньких рыбок с красным хохолком, двух маленьких серых стандартных сомиков, двух крабов и одного маленького сомика-липуна.

Красивый крашенный ядовито-зеленым грунт, хотя и промытый, и прокаленный в духовке, новый аквариум, пахнущий клеем, большая плотность населения привела к массовому мору рыбы. Мы часто меняли воду, но рыбки дохли и гнили, так, что почти каждый день мы обнаруживали по трупику. Это было очень тяжело. Особенно тяжелой была для меня гибель любимого мною розового попугая.

О, попугаи - это удивительные рыбы. Любопытные, крупненькие, почти с куриное яйцо, и ротик у них всегда удивленно приоткрыт. Я сама столовой ложкой достала его бездыханный трупик, чтобы смыть в канализацию… никогда больше не буду их заводить.

Потом начались проблемы с соседями. Обнаружив не прописанных жильцов, одинокая истеричная соседка снизу стала доставать нашу хозяйку вымыслами о том, что мы громко слушаем музыку, бросаем из окон шкурки от бананов, консервные банки и т.п. Стараясь не конфликтовать, мы упорно избегали общения с ней, приходилось чуть ли не каждый день оправдываться перед «тетей Галей». Дальше – хуже. Приходя домой, мы обнаруживали вырубленным свет и заклеенным глазок.

Кончилось все с протечкой унитаза. Гнилой, уже наверно не менее пол века служивший людям белый друг очень сильно подвел нас. Затопив в один из вечеров соседку снизу. Конечно отчасти была и вина мужа – он решил поменять слив и скорее всего не завершил начатое. Да Бог с ним, это ведь пустяки, дело житейское.

Галина собрала с нас справки, что мы москвичи, ксерокопии паспортов с пропиской, и в тот же день предложила съехать. Её мало беспокоил тот факт, что она выселяет на улицу беременную женщину (меня), находящуюся к тому же на больничном – мне только начали делать капельницы. У нас с Сенькой было многоводие. Вот такие служащие церкви на пенсии бывают. Ну бог ей судья.

Плохо было еще и то, что Галина – мать моей старой подруги, и безусловно этот конфликт не мог не отразиться на наших отношениях.

Как бы то ни было, мы за день собрали все вещи, в три заезда перевезли все к маме. Муж и мама занялись переездом, а я как болящая сидела дома и размышляла о суетности бытия. О том, как тяжело приходится тем, кто приезжает в негостеприимную столицу – и работы с нормальным заработком нет, и с жильем наверняка куда большие проблемы, чем у москвичей.

Со временем конфликт и набожная, сдающая в наем квартиру Галина стали вызывать меньшее раздражение, но негатив остался надолго. И к Кузьминкам, и к Окской, и к пятиэтажкам с их озлобленными жителями.

Надо отдать должное – Галина вернула нам деньги за купленный диван, хотя он и стоил недорого – девять тысяч, а муж потребовал все деньги за месяц, хотя мы съехали десятого числа, мотивируя это тем, что последние две недели уже не жизнь была, а сплошной террор. Я его в этом одобрила.

Сейчас кажется, будто и не с нами это происходило. Остались только теплые воспоминания. О том, как мы с мужем зимой купили рыбок и он нес целлофановый пакет с ними от парка, где находился зоомагазин, до нашего дома, а это не менее получаса ходьбы. Вечерами после «Дома-2» мы выходили на улицу, стабильно по сорок минут гуляли на школьном дворе, я вышагивала, выставив вперед свой огромный живот.

А еще мы ходили в «Пятерочку». Я набирала фруктов, которые муж практически не ел, и сумки общим весом не менее пятидесяти килограмм он пер до дома, делая не менее четырех остановок. Хотя идти до дома на Окской даже моим тяжеловесным шагом было не более десяти минут. Мы весело жили. Особенно скрашивала быт Муслёнка – наша маленькая кошечка.

Да… Сенька родился всего несколько месяцев назад, но совершенно изменил мою жизнь. Нашу жизнь. И спустя год брака уже точно могу сказать, что все, что я делала до сих пор, делала ради Сеньки. Все, что было до него - был только путь к нему. Я любила и ненавидела, изредка и слава богу не очень сильно разочаровывалась, чтобы встретить папу шестидесяти пяти сантиметрового восьмикилограммового карапуза с каре-голубыми глазами.

Главное, что есть в моей жизни – это Сенька. Мой сын. Уже два раза за неполные четыре месяца мы с ним лежали в больнице – желтушка новорожденных прошла только через два месяца, пупочная ранка в три, сейчас новые болячки нашлись, в том числе увеличенная вилочковая железа, открытое овальное окно в ножке Гиса, периодически чинеет носогубный треугольник – но мы не унываем.

Вот сейчас у Сеньки растет нижний зубик. Он почти не может кушать. Даже из соски, сцеженное молоко не пьет. Сижу с полными молока сиськами – грущу. Спать хочется. Малыш почти не спит. Особенно сейчас. Кричит по ночам, не просыпаясь.

После рождения он спал по 4-5 часов ночью и 3-4 днем, на прогулке. Дома не спал больше получаса. Только в два месяца мы обратились к ватебрологу – отличному дядьке с бородой, похожему на доктора Айболита. После часа истошных криков Сенька заснул и стал потихоньку прибавлять к часам сна. Сейчас спит ночью, правда, раза три-четыре кушает во сне. Только так может – когда бодрствует сильно беспокоят десна.

C грустью рассматриваю самые первые фотографии моего гномика на старенькой «раскладушке» «нокиа» – через несколько часов после рождения, на третий день. На ручке с длинными ноготками бирочка – кусок неопределенноко цвета клеенки. Помню, как мне его, скользкого и серенького, положили на живот. Я спросила: «а почему он не кричит? Он вообще живой?» Чьи-то руки забрали малыша, и я услышала его острый крик. Потом он кричал негромко. И когда пришла педиатр я спросила: «а почему он так тихо кричит?» И правда, крики Сенечки больше походил на стоны.

После того, как меня зашили, а заняло это довольно долгое время, меня на кровати подкатили к месту, где лежал мой Кроха Енотик.

Мы долго лежали друг напротив друга. Я на кровати, он на столике для новорожденных, под синей лампой. Недоверчиво смотрели друг на друга. Я пыталась понять, нравится он мне или нет.

Через час или два пришла педиатр и попыталась приложить Сеньку к груди. Он не понял, что от него хотят, и даже когда она выдавила капельку молозива ему на губки, лишь почмокал. Сосок он не взял даже когда она аккуратно раскрыла ротик и вложила его. Тогда я не придала этому значения.

Нас погрузили на кровать. Вернее, погрузили Сеньку, который моментально заснул на моём животе. Мы ехали по коридору, спускались на лифте, потом снова по коридору уже пятого этажа. Кто-то поздравил меня.

Потом были четыре ночи без сна. В первые же часы я переложила малявку из пластиковой коробочки-кроватки к себе на кровать, лежала и рассматривала его – сморщенные ручки, как у маленького старичка, опухшую мордочку, крепко-крепко зажмуренные глаза, страдальческое выражение лица. Одного взгляда на фотку того времени достаточно, чтобы вызвать у меня слезы. Сеньке действительно пришлось нелегко. Все нужно делать в свое время. А рожать ребенка в тридцать лет уже само по себе ставить под удар маленького человечка.

У меня есть фотка, где он спит, положив крохотную ладошку на бледную щечку. Всем своим видом как бы говоря озвученное как-то мужем: «Ой, ё, и куда я попал…»

Не смотря на желтушку и кефалогематому, нас выписали на четвертый день. Выписали Сеньку, а меня хотя и были какие-то мелкие проблемы вроде плохо сокращающейся матки, что потребовало отсасывание крови, никто бы там не удержал.

Господи, сколько у нас было всего. Никогда не забуду, как нас первый раз положили в больницу. При первичном осмотре фельдшеру показалась странным расположение нашей кефалогематомы – она довольно сильно напугала меня, сказав, что никогда такой не видела.

Нас отвели в хирургию. Это отделение не предусматривало, как другие, присутствия родителей ночью, и в семь часов вечера, если бы Сеньку оставили там, я должна была отправиться домой, оставив его, чего не делала ни разу после рождения. Моего малыша забрали, а я, осиротевшая, осталась ждать в коридоре. Позвонила мужу и в слезах сказала: «Я поеду домой, а он останется здесь, голодный…» Пока стояла и ждала, видела каталку, поразившую меня до глубины души.

На огромной взрослой кровати, в центре, лежал крохотный, с Сеньку, комочек, накрытый простыней, так, что видно было только одну головку с малиновым изможденным личиком, он морщился и жалобно плакал. Это было настолько несправедливо – везти на операцию такого кроху…

Нам сделали два рентгена. Слава богу никаких вопросов не возникло. Это всего лишь кефалогематома.

Дальше нас хотели определить в тринадцатое отделение, детское, но с очень плохими условиями для родителей. Матери спали на сдвинутых стульях в комнатушках с туалетную комнату. Нас же отправили в один из боксов инфекционного отделения.

Сенька, перевозбудившийся, плакал и кричал. И я не знала, как его успокоить. Единственный способ был дать сиську, но это делать мне категорически запретили под угрозой перевода в тринадцатое отделение, так как колики и вздутие, как считали принявшие нас медики, было связано с кормлением по требованию. Предполагалось, что кормить моего молышка следует через три часа.

Но Сенька был маленьким и слабым, сосал плохо, на груди засыпал и оставался голодным. Полторы недели муки. Сенька желтел от назначенного спиртового «хофитола», голодал и мучился. Я даже представления не имела, как ущербно чувствует себя женщина, которая не может кормить грудью. Весь месяц до этого я успокаивала его только молоком и сейчас изводилась, возможно, даже больше, чем сынок.

В боксе кроме нас с Сенькой лежала еще одна мамочка с ребенком месяцев трех. Он был очень крупный, рыхлый. Родился путем кесарева сечения, так как был больше четырех кило. Соседка моя все время пела песенки, читала стишки своему гному, и по сравнению со мной, растерянной, зареванной, опустошенной, безусловно, выигрывала.

Только с её подачи я поняла, что, оказывается, плачущий комочек можно успокоить ещё чем-то кроме груди. Так мною был применен метод смотрения на воду, вычитанный в «365 способов успокоить плачущего ребенка» у Джулиана Оренстайна. Классный американец, врач и отец трех детей. И действительно, глядя на струю обычной водопроводной воды, льющейся из крана, Сенечка успокаивался.

Билирубин за полторы недели почти не изменился, но нас выписали и дома мы долечивались большими дозами глюкозы.

Эх, да ладно, что о плохом… Сейчас он спит в своей люльке, которая ему практически мала, моему семидесятиметровому карапузу. Спит. А это главное. Люблю, когда он спит. И не только потому, что удается выкроить крохи свободного времени, просто раньше он спал часов семь-восемь, а ведь новорожденные должны спать до восемнадцати часов. Сейчас в лучшие дни доходим до тринадцати. Это уже неплохо.

С понедельника снова на массаж. В районной поликлинике провели его два месяца назад, теперь пойдем в физкультурный центр. Добираться до него пешком почти час, но вроде как и специалисты по детскому массажу хорошие.

В моей комнате полный хаос. У пианино – детские качели. Музыкальные, с подвешенными сверху плюшевыми медведями. Качается в них мой малышок редко, поскольку хотя они с откидной спинкой, но рассчитаны все равно на детишек с шести месяцев.

Кресло-качалка. До его появления я представления не имела, что это такое. Д. Оренстайн пишет, что в ней малыши хорошо укачиваются. Как бы не так. Это может быть их американские дети, но не мой советской закалки капризенок. Качаемся с Сенькой напротив негромко работающего музыкального центра, и изредка получается довести его до полусонного состояния. Но не более того.

Сенька обожает Михаила Шуфутинского. Мои гены. Причем лирические композиции: «Моя Одесса», «Крещатик» (отличная песня, моя молодость), «Ты у меня единственная», из последнего «Пусть тебе присниться Пальма де Майорка», под неё он очень хорошо засыпает, «Обожаю».

На втором месте идет А. Челентано. Его мы слушаем почти постоянно. Именно поэтому, должно быть, его усыпляющий эффект несколько снизился.

Понравился ему и услышанный недавно по радио Высотский. Так забавно было наблюдать, как он, открыв ротик, с упоение слушает о злоключениях канатоходца.

Приобрели мы и увлажнитель воздуха с ионизацией и подцветкой. Но пользоваться я им брезгую – во-первых, он ультразвуковой, что уже само по себе настораживает, и потом опять же ионы, после воздействия которых, выделяемых «Люстрой Чижевского» у моей бабушки появилась тромбоэмболия, да и я чуть не попала в больницу. Так что мне все эти новомодные прибамбасы, как говориться…

В кроватке у Сеньки сидит Лунтик. Сиреневый герой одноименного мульт-сериала. Он – развивающая игрушка. Здоровается, предлагает «поделать» зарядку, послушать музыку, просит показать цвет, фигуры или цифры, которые расположены у него на задних лапках. Отличная вещь. Мобиль у нас простенький. Пластмассовый. Но моему Козлику нравится. Ну, о прорезывателях, погремушках, резиновых и мягких игрушках я не говорю – этого добра у каждого малыша хватает.

Ну вот и проснулся мой Гномик… Что я хочу сказать…

Все, что было до его появления – смерть старой больной собаки, бесчисленные знакомые, на протяжении года походы в кино через день, в аквапарк, на каток, в кафе, ресторанчики, цветы, художник со странным именем Филипп, музыкант-флейтист Сашка, маляр Серега, безработный Вовка, пьяница Валерка, съемная квартира, сумасшедшая соседка, протекший унитаз, хозяйка квартиры, мать моей подруги, которая выселила на в один день, мертвые рыбки, мои любимые попугайчики – все суета сует. И главное – это то, что мы вместе. Мы семья и ничего кроме этого мне не надо.

СОДЕРЖАНИЕ:
О себе стр. 1

«Ласточка» стр. 5

«Затерявшись во времени» стр. 8

«Раздумья» стр. 15
Записки менеджера по продажам фольги

для горячего тиснения

    1. «ВЕЧЕР» стр. 17

    2. «УТРО МЕНЕДЖЕРА» стр. 25

    3. ^ «ЕЩЁ ОДИН РАБОЧИЙ ДЕНЬ

(День, когда Валера снова запил)» стр. 28

    1. «КОРОБКА КОНФЕТ» стр. 31

    2. «ПЬЯНЫЙ ВЕЧЕР» стр. 33

    3. «ОБИТАТЕЛИ ОФИСА» стр. 35

    4. «ПЬЯНЫЙ МАЧО» стр. 39

    5. «ИТОГИ» стр. 41

    6. «ПОСЛЕДЫШ ЧУВСТВ» стр. 55

    7. «КЛЕПТОМАНКА» стр. 68


«По пути от тебя к тебе» стр. 72

«Мама» стр. 81

Восход солнца есть подлинное чудо...


1 Мэттью Райан Ходж, фильм «Соединенные штаты Лиланда»

2 В грозы, в бури,
В житейскую стынь,
При тяжелых утратах
И когда тебе грустно,
Казаться улыбчивым и простым —
Самое высшее в мире искусство.

Сергей Александрович Есенин, «Черный человек», 1925 год

3 Если женщина идет с опущенной головой - у нее есть любовник! Если женщина идет с гордо поднятой головой - у нее есть любовник! Если женщина держит голову прямо - у нее есть любовник! И вообще - если у женщины есть голова, то у нее есть любовник! Раневская

4 Вы знаете, милочка, что такое говно? Так оно по сравнению с моей жизнью — повидло. Раневская

1   2   3   4   5   6

Похожие:

Дипломная работа студентки 6 курса заочного отделения кин ларисы александровны iconДипломная работа студентки пятого курса дневного отделения «Допущено к защите на гак»
Феномен fanfiction в сетевой литературе: «низовая словесность» в сетевых публикациях

Дипломная работа студентки 6 курса заочного отделения кин ларисы александровны iconДипломная работа студентки заочного отделения А. В. Быковской 2010 год
Год 2010 – год памяти Льва Толстого — столетие ухода великого писателя, мыслителя, публициста. Без Льва Толстого мир осиротел

Дипломная работа студентки 6 курса заочного отделения кин ларисы александровны iconКонтрольная работа по учебной дисциплине «Русский язык и культура...
По дисциплине «Русский язык и культура речи» для студентов III курса заочного отделения

Дипломная работа студентки 6 курса заочного отделения кин ларисы александровны iconКонтрольная работа №2 по дисциплине «Библиографоведение»
«Библиографоведение» для студентов 4 курса заочного отделения специальность «Библиотековедение»

Дипломная работа студентки 6 курса заочного отделения кин ларисы александровны iconСамостоятельная работа по русскому языку и культуре речи для студентов...
Задание Расставить знаки препинания и объяснить постановку или отсутствие запятой перед союзом «как»

Дипломная работа студентки 6 курса заочного отделения кин ларисы александровны iconВарианты для домашней контрольной работы по литературе для студентов...
Учебным планом заочного отделения предусмотрено выполнение одной домашних контрольных работ по литературе

Дипломная работа студентки 6 курса заочного отделения кин ларисы александровны iconРейтинг-план по дисциплине «Теория обучения» для студентов 1 курса заочного отделения

Дипломная работа студентки 6 курса заочного отделения кин ларисы александровны iconМетодическое обеспечение для студентов II курса заочного отделения
Методические рекомендации к оформлению и написанию контрольных работ

Дипломная работа студентки 6 курса заочного отделения кин ларисы александровны iconДля студентов 3 курса заочного отделения журналистики ифиж сгу
Анализ творчества И. А. Бунина в книге Ю. Мальцева «Иван Бунин. 1860-1953» (Посев, 1994)

Дипломная работа студентки 6 курса заочного отделения кин ларисы александровны iconМетодические рекомендации по немецкому языку для студентов заочного...
Методические рекомендации предназначены для студентов заочного отделения и составлены в соответствии с примерной программой по иностранным...



Образовательный материал



При копировании материала укажите ссылку © 2013
контакты
www.lit-yaz.ru
главная страница