Дипломная работа студентки 6 курса заочного отделения кин ларисы александровны




НазваниеДипломная работа студентки 6 курса заочного отделения кин ларисы александровны
страница1/6
Дата публикации29.06.2013
Размер1 Mb.
ТипДиплом
www.lit-yaz.ru > Литература > Диплом
  1   2   3   4   5   6

ЛИТЕРАТУРНЫЙ ИНСТИТУТ ИМЕНИ А.М. ГОРЬКОГО






ДИПЛОМНАЯ РАБОТА

СТУДЕНТКИ 6 КУРСА ЗАОЧНОГО ОТДЕЛЕНИЯ

КИН ЛАРИСЫ АЛЕКСАНДРОВНЫ

РЕКА ВРЕМЕНИ

или

МОЯ РЕАЛЬНОСТЬ

Руководитель семинара

к.ф.н., доцент ТОЛКАЧЕВ С.П.

Москва

2009 г.

О СЕБЕ
Кратко о себе. Живу по принципу: Сто рублей потерял - ничего не потерял. Друга потерял - много потерял. Кураж потерял - все потерял.
Чем обусловлен выбор профессии литературного работника? Мне кажется, невозможно единственно верно на него ответить. Писать для настоящего литератора, писателя по призванию - это ежедневный процесс, причем, даже если ты в данный момент не публикуешься. Если ты не подходишь к издательству, если у тебя нет издателя, все равно ты находишься в непрестанном поиске. Творчество - это некая одержимость, болезнь. Что бы ты ни читал, с кем бы ни общался, какие бы ситуации не наблюдал, все ты воспринимаешь через призму, а как бы писал я, какова была бы моя история этого события, как бы я преподнес её.

Вся жизнь, которая нас окружает, она все равно представляется только сплошь неописанными сюжетами, неизданными книгами. Каждый день у каждого из нас происходит куча событий, встреч, историй, разочарований. И, в принципе, каждая из этих историй могла бы быть воплотившейся на бумаге пьесой, рассказом, романом, эссе.

Откуда пришла моя любовь к литературе? Бывает, встретишь человека – он тебе нравится, и ты вполне можешь объяснить, почему – у него красивые выразительные глаза, он весёлый, умный, лёгкий в общении и т.д. и т.п.

То же самое с работой. Могла бы и дальше пытаться работать в другой сфере и находить плюсы – стабильный заработок, недалеко от дома и т.д. Но это не моё. Так же, как с нелюбимым. Можно пытаться строить отношения, но без глубоких чувств это будет пустой тратой времени.

Когда приходит настоящая любовь, слов нет. Ты не можешь объяснить порой не только окружающим, но и самой себе, почему именно этот человек, что в нём такое, чего нет в других. Любовь к Родине необъяснима. К родителям – тоже. К любимому человеку, сыну, любимой стезе, к тому, без чего не можешь, не хватает воздуха – нет объяснений. Они не нужны. И всё-таки попытаюсь.

Мне недостаточно просто писать. Не гонюсь за модой или славой, кроме того, окончание Литературного института отнюдь не гарантирует, что стану известным прозаиком. Теперь знаю, что учиться здесь тяжкий, каторжный труд, без которого ничего путного не выйдет. Меня это нисколько не смущает. Готова работать над собой с полной самоотдачей и куражом. Для меня это ещё и сладкий труд в удовольствие от получения результата.

С 12 лет с ума схожу по всему, что так или иначе связано с литературой. Смотрю и читаю всё, что может содержать хоть мало-мальски важную информацию о том, что происходит в данной сфере.

Пытаюсь сама чему-то учиться. Пытаюсь уловить принцип равновесия в творчестве, не забыв о лирическом герое, стилистике и динамике в композиции.

Для писателя нет мелочей. Нет случайностей. Из них складывается мир, в котором должны жить потенциальные читатели. Жить наряду с главными героями, которых автор должен подобрать с таким расчетом, чтобы они дышали на одной волне, понимали без слов, отдавались полностью.

Писатель должен был профи во всём. Но, главное, всё-таки поймать кураж. Работа должна доставлять наслаждение. Всегда. Она как любимый человек должна с каждой новой связью открываться всё больше и больше. Открывать всё новые грани. Какие трудности могут встать на пути человека, одухотворённого музой? Всё в моих руках.

Поступление в Литинститут дало мне свежий глоток жизни, благодаря которому смогла жить. Хотя была в тупике. Понимаю, что кроме литературы мне действительно ничего не интересно. И, уже заканчивая ЛИТ, чувствую себя гадким утёнком, потому что еще многому предстоит научиться.

Потом, уже после получения диплома, придёт осознание того, что надо было что-то по-другому написать, лучше сделать, и сейчас неудовлетворённость присутствует. Но говорю то, что чувствую.

Собственно, чтобы не пыталась сейчас объяснить, это не более чем жалкие потуги. Но знаю точно, что ничем другим заниматься с таким удовольствием и самоотдачей не буду.

Возможно, я ещё полный профан, но готова по-прежнему учиться с Ломоносовской жадностью и рвением. Готова проявлять самостоятельность в поисках истины, отвечать на вопросы, поставленные передо мной жизнью. Искренне жаль, что студенческие годы заканчиваются. Отчасти и потому, что боюсь ответственности – ведь теперь самореализация полностью ложится на мои плечи.

Если говорить о дальнейшей работе, то достаточно чётко представляю, как трудно найти издателя для своего проекта. Мало кто начинает работать с никому не известным писателем. Но насколько у кого сил хватает пробить свои проекты, тут зависит лишь от человека. Верю, что у меня хватит сил и возможностей опубликовать свою книгу, отвечающий самым злободневным вопросам времени, а не только делать коммерческие зарисовки или писать сценарии к глуповатым программам типо «час суда».

У меня есть цель – стать одним из лучших писателей мира. Готова работать, отдавать все силы любимому делу. Как бы наивно или пафосно это не звучало. Чтобы сейчас не сказала, этого будет слишком мало. Не очень люблю бросать слов на ветер. Хочу доказать.

Мне всегда везло с людьми. Трудно выделить кого-то конкретного. Попытаюсь. Прежде всего, это мама. Она растила меня с 7 лет одна. Все мои маломальские успехи – её неоспоримая заслуга. Это бабушка и дед по отцовской линии. Они очень много в меня души вложили. Это мой первый парень – Лёшка Еврейнов. Он умер от приступа эпилепсии 9 лет назад. Это мой друг Сашка, который до сих пор не теряет надежду покорить моё сердце. Это также все те, кто когда-либо меня обижал или предавал – они делали меня сильнее. Я благодарна им всем за то, что они были и есть.

Это мой любимый терпеливый и понимающий муж, отношения с которым, впрочем, сейчас далеки от идеала и, безусловно, мой сынулька Сенька – пожалуй, главный мужчина да и вообще самый важный человек в моей жизни. Вот точно могу сказать – Сенька это лучшее, что у меня в жизни получилось. Каждый день Бога благодарю за него.
Что касается моих пристрастий в литературе и искусстве то в прозе это Валентин Распутин, Набоков, Булгаков, Платонов. Безусловно, Достоевский.

Он стоит над всем вне времени. Толстой.

Из поэзии особенно интересны Анна Ахматова, Маяковский, Северянин, Есенин. Сынишке с удовольствием читаю Пушкина.

Особенно задевают те произведения, что написаны на основе личных наблюдений. У Толстова это «Педагогические сочинения», не приобретшие, к сожалению, достойной славы. В них кроется истина, идущая красной нитью через все произведения этого гения – человеку не нужно говорить о том, что он поступает низко, несправедливо или неправильно. Если он сам этого не понимает, то и стыдить его бессмысленно.

У Булгакова для меня наиболее ярким произведением явился рассказ «Полотенце с петухом», вошедший в серию документальных повествований о деятельности молодого хирурга.

Интересен как писатель мне и Януш Корчак, великолепный психолог и педагог, во время второй мировой войны пошедший в газовую камеру вслед за своими учениками.

Достоин внимание и Ницше, слабый и болезненный истерик, оставивший человечеству наследие, достойное безусловного внимания и интереса. Кроме того, я просто влюблена в Антуана де Сент Экрюпери и его «Маленького принца». А так же «Карлссона» Астрид Линдгрен.
Из живописи привлекает Перов, особенно «Тройка», «Последний кабак у заставы». Врубель с серией Демонов, Крамской, Сарьян «Ночь. Египет». Очень интересен Дали.

Увлекаюсь историей мировых религий, психологией, историей. С удовольствием перечитываю труды Соловьёва, Карамзина, Платонова, Павленко, Радзинского. Интересуюсь политологией, философией.

Своим достоинством считаю верность, упёртость и трудолюбие. Основные недостатки – излишняя чувствительность, нервность, страх перед неудачей, слезливая сентиментальность. К недостаткам также отношу излишнюю прямолинейность, резкость, несдержанность. Мне трудно лгать, притворяться, лицемерить. Наверное, это минус. Всегда влезаю во все проблемы, требуя торжества справедливости. Это тоже не есть хорошо.

Если чем-то увлечена сделаю всё возможное и невозможное. В лепёшку расшибусь, но сделаю всё просто супер. Могу не есть, не спать в состоянии творческого подъёма. Если же приходит разочарование, мне трудно уйти от депрессии. Очень привязываюсь к своим героям. Люблю их всем сердцем. У меня почти нет героев, которым бы не сочувствовала, пытаюсь понять каждого из них, чтобы они не делали и кем бы ни были.
ЛАСТОЧКА
Звук падающей воды заполняет комнату. Шуршание капель о листья смешивается с редким звуком медленно проезжающей в дворике машины или сонным капризным щебетанием птиц. Думаю о бездомных собаках. Они, должно быть, вымокли и стали похожи на старые тряпки, пропитанные водой.

Комната ещё спит. Бежевые шторы, телевизор, раскидистые кресла, горящая настольная лампа. Дремлет и сам разложенный диван, на котором я лежу. Вот к недовольному щебетанию птиц прибавился гомон ворон. Дождь всё продолжается, а я думаю о том, что если он не прекратиться, то моё намеченное на день свидание придётся отложить.

На табло телефона, высвечивается начало девятого. Задумчиво разглядываю скромную комнату. Медленно рассветает. Машины стали ездить немного чаще. Откуда-то издалека доносится очень слабый звук проезжающего поезда. Вот послышался слабый лай. Кто-то загромыхал, открывая свою «ракушку». Пролетевшая совсем рядом с окном ворона заклокотала что-то.

Услышала зовущий женский голос собачницы. Псина за окном лает.

Где-то далеко у машины сработала сигнализация. А дождь всё идёт и идёт. Взглянула на часы. Солнца сегодня наверняка снова не будет. Скучаю по солнцу. По солнечным событиям в моей жизни. Сейчас только пасмурные. Осень в этом году сырая, непогожая. Деревья толком пожелтеть не успели, как дождь насильно сбил листву.

Потянулась, окончательно просыпаясь. Когда же прекратиться дождь?!
Она старая, красная, пучеглазая. Копейка. Помню её с детства. На ней дедушка возил меня купаться на Москва-реку ещё девочкой. Ей уже 19 лет. Она ветхая, дохленькая, но весёлая и милая. А теперь отец нашёл для неё покупателя и совсем скоро у неё будет новый хозяин.

Тогда, в детстве, она казалась маленьким домом. И так весело горели в темноте летней ночи дверные лампочки. Я называла их фонариками.

Хотела бы относиться к ней иначе, но, как оказалось, люблю её. Это удивительно, но старушка столько лет в своём чреве возила нас – деда, бабушку, меня, мою собаку – лабрадора Графа, кота и черепаху на дачу.

Нет, дело даже не в этом. В автошколе на многих машинах ездила, но эта…

У моей бабушки тромбоэмболия. 40 % лёгких не функционируют. Она полторы недели провела в реанимации. И сейчас то, что дед делает, мне понятно – купил новую машину, чтобы оставить её мне. Знает, что если с бабушкой что-то случится, сам долго не протянет. Заботится обо всём заранее – квартиру – отцу, машину – мне. Я всё понимаю.

Тогда, когда состояние бабушки было очень тяжёлым, приехала к нему в Строгино и застала ветхого почерневшего старика. Он сидел в полумраке и всё говорил о том, что все люди рано или поздно умирают. Никогда не видела его таким.

Потом бабушку перевели в обычную палату, а уже вскоре выписали. Она борец. Хотя мы с ней часто ссоримся – она прилипчивая, как банный лист, любит советовать до тех пор, пока не вызовет стойкого раздражения и навязываться в гости, но я все же очень её люблю.

Дед загорелся купить машину. Поехал вместе с отцом.

Денег на «семёрку» ушло много. Чтобы восполнить хоть маленькую часть решили продать старушку – ласточку.

Помню, как ехала на ней в госпиталь в Красногорск к бабушке. Бедняга петляла по влажной дороге лысыми покрышками. Потом, в разговоре, с дуру ляпнула про это. И теперь…

Дед поехал в гараж, чтобы пригнать её на продажу. Должен был подъехать покупатель. Всё-таки 700 баксов… Она не завелась.

Отказал аккумулятор.

Не продавай меня!

Как бы и я хотела сказать деду – не продавай её, она ведь как лошадь, как собака. Она столько лет отдала нам. Всем. Ласточка. Красная, яркая, старенькая малышка-копеечка. Мне не нужен другой друг.

На ней я училась ездить, готовилась к экзаменам в ГАИ. Заезд в гараж, парковка задним ходом… Она лучшая!

Помню вопрос деда.

- Тебе нужна старая машина?

Не хочу! Не хочу ничего брать у них. Денег купить нет сейчас. Только на новую работу устроилась. Да и не возьмут с меня денег. А они им нужны. Они бы мне её подарили, а я не хочу, чтобы думали, что я забочусь о них, к бабушке в больницу ездила из-за того, что чего-то хочу от них. Мне ничего не нужно. Ничего.

Поэтому молча лью слёзы, расставаясь с дохленькой малышкой, чьё сцепление подводит, которая глохнет на холостом ходу. Прощай, маленькая. Надеюсь, твой новый хозяин будет любить тебя. Прости, но однажды каждый из нас предаст. Даже любимых и близких.

Рождалось чувство равное ощущению, когда видишь чёрную блестящую собачью спину под валами грязного снега. Не видишь морды, видишь только тонкую худую лапу и спину.

Ласточку продали на следующий день.

За семьсот баксов.
^ Затерявшись во времени
Мы видим мир двумя способами: либо вокруг вас всё печально, либо вы пытаетесь подавить в себе это чувство1.

Так случилось, что в доме моём на протяжении нескольких месяцев идёт ремонт. И вот в ходе этого копошения обнаружилось у меня множество исписанных тетрадей и листочков. В том числе старый дневник пятнадцатилетней давности. Первое, что бросилось в глаза:

"Господи, дай, чтобы мы купили коляску для того, чтобы везти сумку. И прошу тебя, сделай так, чтобы мы взяли с собой черепашку Теди..." Слёзы на глаза навернулись. Вспомнила, что когда-то мы с мамой были настолько бедными, что не было денег даже на еду. Котик мой, безвременно ушедший в 7 лет, грыз сухие рыбные кости. Барсик. Самое нежнейшее котообразное существо на земле. Наверное поэтому сейчас мой кот и кошка при любых финансовых неурядицах вдоволь едят свой «Китикет». Мы в ответе за тех, кого приручили.

Сейчас вот я как-то суше стала. А раньше столько было любви. И даже тогда я была более счастливой, чем теперь.
А ещё в этом дневнике был рассказ о собаке, доживающей последние дни. Обожаемому моему Графу посвещённый. Это было письмо, обращённое несостоявшемуся отчиму. Который до сих пор звонит раз в год маме. Он по-прежнему младше её на 7 лет и по-прежнему тоскует по ней. Но не приезжает.

Неровный детский подчерк мало чем отличался от тех каракуль, которыми я пишу сейчас.

"11.08.1992 г. (мне 11 лет) У меня есть собака. Лабрадор. Граф Графыч. Его мама Лола, отец Граф, дедушка лабрадор Цезарь, а бабушка водолаз. Я кончила 7 класс. С одной пятёркой и уймой троек. Теперь наш класс разделили: гуманитарный, математический, простой и коррекция. Я в простом.

^ Моему Графу 3 месяца. А твоя Джулианна умерла (чи-хуа-хуа с умными глазами). Сочувствую тебе.

Мы поехали к бабушке Тоне (бабушка Тоня умерла год назад. А ни я, ни мама не побывали на её похоронах и навестить могилу мама смогла лишь когда я уже была на сносях. Я не поехала – беременным плохая примета бывать на кладбище. Почему?)

^ Гуляли в лесу. На полянке рядом с каруселями увидели громадную собаку. "Травка" - кричала ему полненькая хозяйка. Впоследствии оказалось, пса звали Граф.

Примерно через неделю мы снова приехали к бабушке и снова встретили тётю Надю, его хозяйку. Мамочка философически рассуждала с простой тётенькой Надей, что, может, тоже заведёт большую собачку, что бы последняя охраняла меня. И вдруг неожиданно тётя Надя спросила что-то вроде: "Не хотите взять щеночка?" Она, с одной стороны ставила в пример своего Графа, с другой - расхваливала щенков. Да и я пищала у неё над ухом:

"Мам, а, мам? Возьмём,а?" Мамочка не ожидала такой неожиданной атаки и сдалась.

Она осталась на улице с отцом нашего Графа.

Не помню, какой это был этаж, но мы вошли в квартиру. Небольшого росточка женщина обменялась с тётей Надей несколькими словами, из чего выяснилось, что главного хозяина, её мужа, нет дома и прибудет он только в семь или восемь часов. "Ну пойдёмте, взглянем на щенков", - кажется, сказала она. Тётя Надя её поддержала. Она предложила мне заранее выбрать щенка.

Едва открылась кухонная дверь к нам вылетела Лола. Я приняла её за щенка и очень удивилась, почему она такая огромная. Но вслед за матерью появилось трое или четверо щенков. Среди них был и наш милый Граф.

^ Тётя Надя и я стояли. Она подняла самого храброго и смелого щенка и тихо, пока хозяйка этого странного дома что-то оглушительно говорила, сказала мне:

- Выбирай этого.

^ Она выпустила щенка из рук...

Но дело в том, что я решила выбрать щенка сама, без посторонней помощи, и когда тётя Надя посоветовала мне взять Графа я твёрдо решила, что возьму другого. Не пойму причину сего упрямства. Но в этот миг я решила, что тётя Надя, у которой такая мощная и красивая (просто прекрасная) собака, лучше разбирается в них, чем неопытная я. Я поняла, что Граф был самый живой, красивый и приятный из всех этих псов. Но чёрных щенков с "галстучком" (пятнышком) на груди было двое. У одного, правда, оно было больше, а у другого меньше.

^ Остальные щенки спали под столом. Их, кажется, было шестеро. И, по-моему, один из них незадолго до моего прихода умер. Графу было тогда три или две недели.

Итак, я решила взять Графа..."
Возвращаться домой не хотелось. Сходила к метро, купила себе две кассеты DVD, долго стояла на переходе, потом искала в палатках пиво. Нашла. Спрашивала везде. Женщина-покупательница в булочной неодобрительно глянула на меня - здесь пива не бывает.

Нашла, наконец, палатку. Купила бутылку. Стала пить. Весь рабочий день держалась. Там было плохо, отпускали домой. Не пошла - без него этой квартиры нет.

Пока не было врача села рядом с ним, целовала в морду и бормотала шёпотом. Из которого помню последнюю фразу:

- Я тебя отпускаю... - Все пятнадцать лет держала его. Но пора понять и принять. Такая дружба не могла длиться вечно.

И стоило этим словам слететь с моих губ раздался звонок в дверь.

- Ну вот и всё, - хрипло прошептала я.
Когда приехал ветеринар. Его усыплять. Гордо пытался встать, но его парализовало. Он не мог.

Помню урывками. Как целовала его морду, называла его "брательник". Сидела с закрытыми глазами, потому что было страшно. Пальцами зарывась в холку. Шерсть у него и сейчас была хорошая. Блестящая.

Я попросила сделать ему побольше дозу.

- Вы его кремировать потом будете, я не хочу, чтобы он очнулся.

Когда сделали первый укол он устало дёрнулся, крякнул что-то. Попытался вновь поднять голову. Я почти со злостью заставила его лечь, зарываясь в тёплую приятно пахнущую щерсть. Графка никогда не вонял псиной.

Однажды мы с Графкой застряли в лифте. Выключился свет и от пёсика моего стал исходить дикий, животный страх. Я тогда ощутила, как не хочется ему быть в этой темноте. И невольно призналась себе, что хочет он того или нет он вскоре в ней окажется.

Благо с собой у меня была булка свежекупленного белого хлеба. Граф у меня хлеб ел всегда с удовольствием и на этот раз мне удалось немного отвлечь его.

Ещё несколько месяцев я вытягивала его на своём эгоизме.

Да, я не представляю себе жизни без этой собаки. Так получилось, что она едва ли не единственное, что у меня есть. Мне кажется, никто представления не имеет, что он для меня.

Год назад умерла моя бабушка. Я переживала втреть меньше, чем теперь. И дело не только в том, что я очень редко её видела. Просто это так.

И первую ночь я рвала себе душу, не зная, куда кидаться.

Второй день тоже прошёл словно во сне. Потом был третий. И каждый новый день приносил новую боль. Новый её оттенок.

В ночь убийства и следующий день я боялась, что Граф, недобитый, очнётся где-нибудь и ему будет больно.

Потом мучилась угрызениями совести, что последние два-три дня не уделяла ему внимания. Приходила с работы и утыкалась в интернет.

А потом пришло новое невероятно тяжёлое чувство вины. Я, своими руками убила моего партнёра, брата, друга. Возможно, стоило ещё потерпеть. До утра, как хотела мама.

Но я была уверена, что поступаю правильно. Смотреть на нервный тик любимых слепеньких, с катарактой, глаз было невыносимо. И тогда принять решение против воли колченогого доходяжки, устало, но с остервенением цепляющегося за жизнь предстояло мне.

И я написала тогда кому-то на форуме:

"Его усыпили. Я не знаю, что делать! Я свою собаку сама держала, когда её усыпляли. Знаешь, когда этот мужик пришёл, График дёрнулся. А я его всё время держала... Целовала в морду и говорила, что он самый красивый. Брательник мой. Зря. Он глухой был, уже ничего не слышал. У меня глаза распухли от слёз и как у жабы сейчас. Мне сегодня жить не хочется. Правда. Я уже не могу больше. Мне уже лет десять так больно не было. Я знала, что он умрёт, но так и не подготовилась к этому. Хотя времени было предостаточно.

У меня даже собаки нет, которую обнять можно. Раньше когда плакала, обнимала его, зарывалась в чёрную шерсть и плакала. А ты, должно быть, думаешь, какая же идиотка, над собачкой плачет.

Я не знаю, как буду жить без него. Я не знаю! Это был самый близкий мой друг".

Последовал ответ:

"конецформыначалоформыконецформыначалоформыЧто ж отмучался старичок. Когда живое умирает от старости это "хорошая" смерть. А такая дружба не умирает. Нельзя быть такой собственницей. Всему хорошему когда-нибудь приходит конец. Надо уметь понимать неотвратимость момента и уважать его. Все хорошо, все так как и должно быть. График освободил тебя от своих страданий. Он пожил полную жизнь, у него были настоящие друзья. Не жалей себя, радуйся за него".
И когда я пришла на работу, измотанная и зарёванная, дружище мой Мишка сказал с чувством: "Держись. Мы с тобой!" Именно благодаря ему через месяц меня уволят... Странно.

Я знала об этом пол года. И за это время ничего не изменилось.

Ничего не меняется. Он не смотрит мне в глаза. Хотя я знаю, что мы одну музыку слушаем.

И после перерыва мы наслаждались обществом друг друга. Сначала трудно, напряжённо, нервно. Так, что я говорю:

"Странное чувство..."

"Какое чувство?"

"То ли спать хочется, то ли домой, то ли..."

Он не уходит. Встаёт, отходит на минутку и сразу чувство одиночества и дискомфорта, почти физическое. Он мне как брат. Только и стукач тоже. И я в напряжённой отчаянности расслабляюсь. Хочется говорить ему что-то приятное, флиртовать. И плевать на последствия. На то, как будет это воспринято кем-то, кто услышит. Просто плевать.

Утешаю себя тем, что перенесу полученную энергетику на отношения с кем-то другим. А по сути важен только этот миг. Ведь смерть не будет ждать. А вдруг - этот день последнее, что у нас есть. А завтра не будет его. И слова, которые он не услышит, будут гнить в небытии.

Зазвучала старая мелодия на М-радио, так любимое Игорем. "Гудбай, Америка". Спустя время другая: "Сиреневый мальчик" Найка Борзова. "Да Найк вообще клёвый чувак..."

Мы на одной музыке выросли, ещё бы...

- А как называется вот эта песня: "Водку я налил в стакан и спросил... и..."

- "Сектор Газа" - говорит он подтреснутым голосом. - "Стакан гранёный мне отвечал... Сколько в жизни я любил, сколько в жизни потерял..."

Не догадывался я и не знал... - остались недосказанными.

- Прикольная группа.

- У меня она есть где-то.

- Принесёшь мне кассету?

Он не ответил.

Оказывается, можно шесть часов сидеть напротив другого человека и наслаждаться просто тем, что он сидит напротив. Он тебе практически должен быть чужим, а он против всякой логики близкий. Это странно. Напротив сидят два великовозрастных скромника. Только один раз поймала его взгляд.

"Нельзя быть таким красивым".

"Видишь, сколько у тебя поклонниц..." Хотел переспросить, но не стал.

Откидывается на кресле, закрыв глаза. Я ещё не знаю. Он знает. Потому что сам предал меня.

- Голова болит? - участливо спрашиваю.

- Да нет... просто... Спать хочу.

И после этих хрупких часов ничего не остается. Пыль. Так проходят годы.

Что дальше? Произношу его имя... и он рядом. Идёт мне на встречу, останавливается напротив. Его интересую только я сегодня. Потому что завтра последний день. День очередного моего увольнения.

И я знаю.


И почему я всё время бегу. Это не муж мой глухонемой, это я глухонемая. Потому что мне всю жизнь смертельно страшно. Я не решаюсь открыть глаза, выпрямить плечи. Я убегаю от любого решения проблем, потому что всё всегда в моей жизни решалось за меня. И даже сейчас.

Трудности, даже мелкие, сбивают меня с ног. Но я так и не научилась жить по-другому.

Доверять кому-то.

Вот сегодня пол часа окулист втирал мне, что моё нежелание носить очки есть ни что иное как невозможность видеть окружающий мир. Я отчасти согласна2. Но носить их по-прежнему не буду.

РАЗДУМЬЯ
Что важнее? Ждать чуда или быть честной с самой собой? Моя душа гнетется. Жизнь проходит мимо. Надо держать её зубами, цепляться за неё, рвать.

Жизнь – это коридор. И с каждым годом он становится всё уже и уже. И ты понимаешь, что уже многого не успеваешь достичь. Время, что дано, не будет ждать лентяя или неумеху, который не знает, как его использовать. Оно как поезд уходит точно по расписанию.

За окном – тихая ночь. Каких тысячи. Душное одиночество бродит по моей инфантильной комнате, по каплям собирая крохи радости. Что было хорошего в тех годах, что я провела здесь, в клетке безысходности и тоски?

Когда что-то пошло не так? Когда разбился хрустальный шарик моего счастья?

Что мне сделать, чтобы вновь вернуться за ту черту, где нет истерик и слёз, где нет визжащей худой истерички с перекошенным лицом, пытающейся дать пощёчину тому, кто когда-то был лучшим другом.

Тысячи лет пройдут в одиночестве без тебя, и ничто не вернёт веру твою, улыбку, необыкновенный голодный блеск невыносимо-чёрных волчьих глаз. Как никогда остро ощущаю это сейчас.

Почему не могу и не хочу забыть наши ночные разговоры, раскалённые угли пластмассы у жадного уха. Ты вошёл в кровь, чудовище, и я не могу вырвать тебя из сердца, эгоистичный, грубый, единственный.

Тысячи лиц будут и уйдут, а твоё, самое далёкое, исчезнет первым.

Мы искусали друг друга до изнеможения, нечего больше рвать, разбивать, кромсать. Всё порвано, предано, раздавлено, распято. Нет ничего, чего бы не коснулась тленность разлада.

И всё-таки как дальше. С кем, если нет такого. Что останется после похорон надежды?

Не хочу так. А иначе никак.

Глаза – чёрные озёра. Слова – яд высшей пробы. Голос – мурашки по телу. «Лорик…» - и можно жить дальше. «Лорик…» - и можно утопиться в слезах, чтобы не было ничего, только душная тесная парта и его плечо и раскалённые нервы и желание орать от боли, что он. Никогда. Не придёт.

Кто придумал, что люди любить должны? Рвать вены, устало связывать их ремнями, чтобы при случае снова порвать. Дышать больно.

Лампа. Красная. Круг. Табуретка. Тишина. Цветок. Нецки.
Телефон. Телефон… Стол. Крем для ног. Альбом. Одинокий тапок. Скрепка. Слеза. Чей-то телефонный звонок. Sms-ки… Прощальная музыка с хрустом ломаемых крыльев. Беззащитному, рыжему, так не похожему на тебя, глупому, наивному.

Писала ему: «Иди на х**, пойди от***и у кого-нибудь, выродок» в ответ на его: «Не всем же быть умными, как ты. Я привык верить людям, и если они лгут, то это не моя вина, а их недостаток. Посему: если будешь со мной, то серьёзно, а если несерьёзно, то оставь меня в покое!»

Гнев плещется во мне, заволакивая ум. Ни копейки ни осталось на счету сотового, а до зарплаты ещё больше недели.

Холодно. Сухо. Шершаво мысли бродят по душе как по пустынным грязным залам. Завтра не будет ничего. Это был последний раз. Чокнутая продолжает ставить эксперименты.

Зеркало. В нём – рожа в очках, со вторым подбородком, прыщём на шее.

Тишина. Печенье в целлофановом пакете на журнальном столике у кресла, смятое мокрое полотенце, небрежно лежащая красная шерстяная кофта.

Ночь. Спать. Крыса3.
  1   2   3   4   5   6

Добавить документ в свой блог или на сайт

Похожие:

Дипломная работа студентки 6 курса заочного отделения кин ларисы александровны iconДипломная работа студентки пятого курса дневного отделения «Допущено к защите на гак»
Феномен fanfiction в сетевой литературе: «низовая словесность» в сетевых публикациях

Дипломная работа студентки 6 курса заочного отделения кин ларисы александровны iconДипломная работа студентки заочного отделения А. В. Быковской 2010 год
Год 2010 – год памяти Льва Толстого — столетие ухода великого писателя, мыслителя, публициста. Без Льва Толстого мир осиротел

Дипломная работа студентки 6 курса заочного отделения кин ларисы александровны iconКонтрольная работа по учебной дисциплине «Русский язык и культура...
По дисциплине «Русский язык и культура речи» для студентов III курса заочного отделения

Дипломная работа студентки 6 курса заочного отделения кин ларисы александровны iconКонтрольная работа №2 по дисциплине «Библиографоведение»
«Библиографоведение» для студентов 4 курса заочного отделения специальность «Библиотековедение»

Дипломная работа студентки 6 курса заочного отделения кин ларисы александровны iconСамостоятельная работа по русскому языку и культуре речи для студентов...
Задание Расставить знаки препинания и объяснить постановку или отсутствие запятой перед союзом «как»

Дипломная работа студентки 6 курса заочного отделения кин ларисы александровны iconВарианты для домашней контрольной работы по литературе для студентов...
Учебным планом заочного отделения предусмотрено выполнение одной домашних контрольных работ по литературе

Дипломная работа студентки 6 курса заочного отделения кин ларисы александровны iconРейтинг-план по дисциплине «Теория обучения» для студентов 1 курса заочного отделения

Дипломная работа студентки 6 курса заочного отделения кин ларисы александровны iconМетодическое обеспечение для студентов II курса заочного отделения
Методические рекомендации к оформлению и написанию контрольных работ

Дипломная работа студентки 6 курса заочного отделения кин ларисы александровны iconДля студентов 3 курса заочного отделения журналистики ифиж сгу
Анализ творчества И. А. Бунина в книге Ю. Мальцева «Иван Бунин. 1860-1953» (Посев, 1994)

Дипломная работа студентки 6 курса заочного отделения кин ларисы александровны iconМетодические рекомендации по немецкому языку для студентов заочного...
Методические рекомендации предназначены для студентов заочного отделения и составлены в соответствии с примерной программой по иностранным...



Образовательный материал



При копировании материала укажите ссылку © 2013
контакты
www.lit-yaz.ru
главная страница