Поэта и поэзии в творчестве А. С. Пушкина




НазваниеПоэта и поэзии в творчестве А. С. Пушкина
страница9/11
Дата публикации23.09.2014
Размер1.27 Mb.
ТипЛитература
www.lit-yaz.ru > Литература > Литература
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11

^ 37. «Пророк» (анализ стихотворения М. Ю. Лермонтова)
Восстань, пророк, и виждь, и внемли

Исполнись волею моей,

И, обходя моря и земли,

Глаголом жги сердца людей.

А. С. Пушкин «Пророк»

Начиная с 1836 г. тема поэзии получает в творчестве Лермонтова новое звучание. Он создает целый цикл стихов, в которых высказывает свое поэтическое кредо, свою развернутую идейно художественную программу. Это «Кинжал» (1838 г.), «Поэт» (1838 г.), «Не верь себе» (1839 г.), «Журналист, Читатель и Писатель» (1840 г.) и, наконец, «Пророк» – одно из последних и наиболее значительных стихотворений Лермонтова, завершающее в его творчестве тему поэта. Метафорическое изображение поэта гражданина в образе пророка характерно для декабристской поэзии. Та же метафора развертывается в одноименном стихотворении А. С. Пушкина, полемическим ответом на которое в известной мере явился стихотворение Лермонтова.

В стихотворении «Пророк» свое развитие «пушкинской» темы Лермонтов подчеркнуто начинает именно с того момента, на котором остановился его предшественник: «С тех пор, как вечный судия Мне дал всеведенье пророка…». И вот показывает Лермонтов судьбу того, кто, вняв «гласу бога», явился в мир «глаголом жечь сердца людей»: «В меня все ближние мои Бросали бешено каменья».

В стихотворении «Пророк» звучит протест против непонимания поэта обществом. Лермонтов рассказывает о том, какова оказалась судьба поэта пророка: его обличительные речи и высокие призывы встретили враждебное отношение со стороны людей, погрязших в «злобе и пороке». Жажда свободы и ее непостижимость – важная тема лирики Лермонтова. «Пророк» – последняя капля в чаше его страданий. Если пушкинское последние стихотворение «Я памятник себе воздвиг нерукотворный…» устремлено в будущее, то лермонтовский «Пророк» полон отчаяния, в нем нет надежды на признание потомков, нет уверенности в том, что годы труда не пропали даром. Осмеянный, презираемый пророк – вот лермонтовское продолжение и опровержение строк Пушкина:

Восстань, пророк, и виждь, и внемли,

Исполнись волею моей,

И, обходя моря и земли,

Глаголом жги сердца людей.

Лермонтовскому «Пророку» внемлет лишь мирная, незнающая людских пророков природа («И звезды слушают меня, Лучами радостно играя»), «шумный град» же встречает его насмешками «самолюбивой» пошлости, неспособной понять высокое аскетическое инакомыслие.

В соответствии со всем духом творчества Лермонтова тема «Пророка» раскрывается как трагическая. Она весьма многогранна: это и образ общества враждебного «любви и правде», и образ страдающей в таком обществе свободной творческой личности, и мотив трагичной разобщенности интеллигенции и народа, их взаимного непонимания.

Белинский относил «Пророка» к лучшим созданиям Лермонтова: «Какая глубина мысли, какая страшная энергия выражения! Таких стихов долго, долго не дождаться России!…»
^ 38. Как Печорин относится к проблеме судьбы? (по роману М. Ю. Лермонтова «Герой нашего времени»)
Жизнь моя, ты откуда идешь и куда?

Отчего мне мой путь столь неясен и таен?

Для чего я не ведаю цели труда?

Почему я влеченьям своим не хозяин?

Пессо

Тема судьбы, предопределения и свободы человеческой воли является одной из важнейших сторон центральной проблемы личности в «Герое нашего времени». Наиболее прямо она поставлена в «Фаталисте», который не случайно завершает роман, служит своего рода итогом нравственно философских исканий героя, а с ним и автора. В отличие от романтиков Лермонтов рассматривает проблему свободы и необходимости многогранно, не сводя ее к теме рока, судьбы и трагической борьбы с ним только избранных натур.

Можно увидеть, что проблема эта ставится не только в финальном «Фаталисте». Писатель тонко и ненавязчиво переносит ее от повести к повести, от одного образа к другому, пытливо всматриваясь в ее многообразные реальные жизненные проявления. И в отношении к этой проблеме в романе то тут, то там сталкиваются самые различные позиции и «правды» персонажей, подчас прямо противоположные, создавая своего рода сквозной «большой диалог» голосов, «поющих различно на одну тему» (Л. Гроссман). Вот некоторые из этих утверждаемых правд, оппозиционно взаимосвязанных: ничем не ограниченная свобода человека, подчиняющаяся только его хотению, воле и игре случая, – и полная зависимость жизни, даже поведения человека, его отдельных поступков от предопределения, судьбы, воли бога; активное противодействие человека социальной среде, условиям жизни, обстоятельствам и всего его жизненного пути; свободные порывы чувства, мысли и сковывающая их сила традиций, привычек; личная «собственная надобность» – и казенная служебная необходимость; не знающая пределов духовно нравственная свобода личности – и необходимость уважения прав и достоинства другой, самой «незаметной» человеческой личности. Все эти и другие оттенки единой проблемы получают многообразное воплощение в романе.

Даже Максим Максимыч, казалось бы, далекий от таких философских вопросов, втягивается в их орбиту. Вспомним эпизод его последней встречи с Печориным, когда он «в первый раз отроду, может быть, бросил дела службы для собственной надобности… и как же он был вознагражден!». По «казенной надобности» скитается на Кавказе Печорин. Но в отличие от Максима Максимыча он всюду стремится утвердить «собственную надобность».

Одну из итоговых фраз «Фаталиста» Лермонтов вписал в рукопись уже после ее завершения, видимо, придавая ей особый ключевой смысл. После того как герою удалось не только избежать, казалось бы, верной гибели, но и обезвредить обезумевшего преступника, готового к новым бессмысленным убийствам, он обронил одну, но многозначительную фразу: «Офицеры меня поздравляли, – и точно было с чем». Частный эпизод наполнился широким обобщенным смыслом: при наличии благородной, пусть и частной, социально значимой цели в Печорине раскрываются лучшие его человеческие качества. В других же случаях они находят свой вынужденный выход в «действии пустом». Живущее в Печорине потенциально героическое начало получает в «Фаталисте» свое наиболее прямое воплощение.

Хорошо изучив свой собственный характер, Печорин тем не менее не все выводит в своей жизни из него. Показательны в этом отношении рассуждения в новелле «Княжна Мери», как бы подводящие предварительный неутешительный итог прожитой им жизни: «Я шел медленно; мне было грустно. Неужели, думал я, мое единственное назначение на земле – разрушать чужие надежды? С тех пор как я живу и действую, судьба как то всегда приводила меня к развязке чужих драм, как будто без меня никто не мог ни умереть, ни прийти в отчаяние. Я был необходимое лицо пятого акта, невольно я разыгрывал жалкую роль палача или предателя. Какую цель имела на это судьба?» И в то же время, какова бы ни была роль судьбы в жизни человека, Печорин меньше всего склонен к пассивному выжиданию того, что уготовила ему таинственная судьба, он всегда готов к активному действованию, к борьбе не только с окружающими его людьми, не устраивающей его средою, но порою и с самой судьбой.

Н. В. Гоголь
^ 39. Чичиков у Плюшкина (по поэме Н. В. Гоголя «Мертвые души»)
Поэма «Мертвые души» отражает социальные явления и конфликты, которыми характеризовалась русская жизнь 30 х – начала 40 х гг. XIX в. В ней очень верно подмечены и описаны образ жизни и нравы того времени. Рисуя образы помещиков: Манилова, Коробочки, Ноздрева, Собакевича и Плюшкина, автор воссоздал обобщенную картину жизни крепостной России, где царил произвол, хозяйство находилось в упадке, а личность претерпевала нравственную деградацию, причем независимо от того, была ли она личностью рабовладельца или раба.

Визит к помещику Плюшкина автор начинает с описания деревни и поместья. Любой дом несет на себе отпечаток личности его владельца. Н. В. Гоголь до предела довел эту черту в «Мертвых душах», и сходство стало почти гротескным, так что получились как бы двойные портреты героев поэмы. Чичиков в своих разъездах и хлопотах посещает потенциальных продавцов мертвых душ, и каждое дворянское поместье точно отражает характер хозяина.

На всех строениях Чичиков заметил «какую то особенную ветхость». Все дома в деревне были словно ободранные, в окнах стекол не было, даже церковь «испятнанная, истрескавшаяся». Господский дом тоже выглядел инвалидом: облупившаяся штукатурка, забитые досками окна. Вся эта обстановка говорила о беспросветной участи обитателей. И то, что всеобщий упадок произошел не из за мотовства ее владельца, а стал следствием болезненной скупости, говорит о полном распаде личности. На фоне жалкой деревушки перед Чичиковым предстала странная фигура: не то мужик, не то баба, в «неопределенном платье, похожем на женский капот», таком рваном, замасленном и заношенном, что «если бы Чичиков встретил его так принаряженного где нибудь у церковных дверей, то, вероятно, дал бы ему медный грош». Между тем в амбарах у него хранились огромные запасы, сушилы были загромождены множеством холстов, сукон, овчин, на рабочем дворе хранилась посуда, никогда не употреблявшаяся, да и крепостных крестьян у него было больше, чем у других помещиков уезда. Вся жизнь этого человека свелась к одному: тащить все к себе, копить, обирать крестьян. Бессмысленная жажда накопительства Плюшкина доведена до абсурда. Он постоянно ворует у крестьян, собирает всякую дрянь, пополняя кучу в углу дома. Страсть приобретательства привела к тому, что он утратил реальное представление о предметах, перестал отличать полезные вещи от ненужного хлама. Люди у него «мрут как мухи», десятками числятся в бегах. Крестьян он считает тунеядцами и ворами, питает к ним ненависть и видит в них существа низшего порядка.

«Вон наш рыболов пошел на охоту», – говорят о нем мужики. В этой метафоре заложен глубокий смысл – «вылавливания душ человеческих». Плюшкин, в рубище, как святой подвижник, вспоминает о том, что он должен был «вылавливать» и собирать вместо бесполезных вещей души человеческие. «Святители мои!» – восклицает он, когда эта мысль озаряет его подсознание.

Гоголь рассказывает обо всей жизни Плюшкина, что в корне отличает его от других помещиков и сближает с Чичиковым. Его прошлая жизнь трагически противоположна его плачевной старости. Было время, был и он хозяином рачительным, и семьянином счастливым. Его поместье было образцовым, посмотреть на которое и перенять опыт хозяина приезжали соседи. Была у него «приветливая и говорливая» жена, были две милые дочки и сын. Жена умерла, старшая дочь убежала с кавалерийским офицером, вторая дочь умерла, сын, служа в полку, проигрался в карты. Плюшкин отказался от дочери, проклял сына, перестал принимать гостей и бывать у соседей, руководствуясь соображением, что дружба и родственные связи ведут за собой материальные издержки. В дальнейшем Гоголь сухо и сжато рассказывает о постепенном превращении живого человека в духовного мертвеца.

Плюшкин – самый страшный типаж в галерее гоголевских помещиков. При создании этого образа Гоголь шел по пути наибольшего сопротивления – у него были гениальные предшественники в изображении скупца: Мольер, Пушкин, Бальзак. Плюшкин ужаснее всех скопцов на свете, потому что здесь выведена душа заведомо мертвая. Нарисовав жуткую картину нравственного падения, Гоголь заставляет читателя ужаснуться и задуматься.
^ 40. Хлестаков и хлестаковщина в комедии Н. В. Гоголя «Ревизор»
В письме к Пушкину Гоголь обращается с просьбой, которую принято считать началом, исходной точкой «Ревизора»: «Сделайте милость, дайте какой нибудь сюжет смешной или не смешной, но русский чисто анекдот. Рука дрожит написать тем временем комедию. Сделайте милость, дайте сюжет, духом будет комедия из пяти актов, и клянусь, будет смешнее черта». И Пушкин рассказал Гоголю и об истории с литератором Свиньиным, и о происшествии, случившемся с ним самим, когда он отправился в Оренбург за материалами для «Истории Пугачева». Местный губернатор был уверен, что литературные занятия – лишь прикрытие тайной ревизии деятельности городских чиновников. Таким образом, явление это для России вполне типичное. Повсюду в государстве царили беззаконие, казнокрадство, а вместе с ними страх ревизии и твердая убежденность, что неподкупного ревизора не бывает. Именно поэтому ловкий мошенник без труда мог выдать себя за важное лицо, и поэтому же какой нибудь проезжий господин мог быть принят за таковое лицо. Правда, есть разница между «выдать» и «быть принятым», для Гоголя очень существенная, но и в том и в другом случае причина превращения «проезжего господина» в чиновника одна и та же. Сюжеты о мнимых ревизорах бытовали и в устных рассказах, проникли и в литературу.

Комедия вводит читателя и зрителя в мир тихого провинциального городка, откуда «хоть три года скачи, ни до какого государства не доедешь». Размеренное течение жизни в городе взрывает «пренеприятное известие» о приезде тайного ревизора, о чем в начале пьесы сообщает городничий своему окружению. Узнав о предстоящем визите государственного инспектора, все чиновники города тут же направляют свои усилия на соблюдение внешней благопристойности. Мы видим, что ни одно из распоряжений городничего в связи с приездом ревизора не содержит ничего дельного по существу – все направлено лишь на соблюдение внешних приличий. Поэтому вместо того чтобы заниматься решением насущных задач города, чиновники направляют свои усилия на наведение «порядка» (снятие охотничьего арапника, висевшего в присутствии, уборки улицы, по которой поедет ревизор). «Насчет же внутреннего распоряжения и того, что называет в письме Андрей Иванович грешками, я ничего не могу сказать. Да и странно говорить: нет человека, который бы за собою не имел каких нибудь грехов. Это уж так самим Богом устроено», – говорит городничий. В такой обстановке всеобщего ожидания ревизора и появляется в комедии мелкий чиновник из Петербурга Хлестаков. Появившийся персонаж отличается стремлением казаться «чином повыше» и способностью «блистать среди себе подобных при полной умственной и духовной пустоте». Вначале Хлестаков не понимает, за кого его принимают, и наслаждается «приятностью» своего нового положения. Он сочиняет небылицы о своем высоком положении в Петербурге, что называется, пускает пыль в глаза. Причем, как пишет Гоголь, Хлестаков «не лгун по ремеслу; он сам позабывает, что лжет, и уж сам почти верит тому, что говорит». Именно Хлестаков – идеал человека в своем обществе – стал самым ярким образом чиновника того времени, символом эпохи.

Хлестаков – наивный баловень, пустейший дворянчик, прожигающий средства своего отца помещика. Он пустышка, «без царя в голове», и он же воплощение нахальства. У него «легкость необыкновенная в мыслях». «Он просто глуп, – писал Гоголь, – болтает, потому что слушают, врет, потому что хорошо поел и выпил хорошего вина». Он легко переходит от фанфаронства к трусости, от заносчивости к унижению. Всеми его поступками руководит мелкое тщеславие, самое главное для него – пыль в глаза пустить. Он может совершить любую подлость, потому что не имеет понятия о добре и зле. Он игрок, и волокита, и взяточник, и крепостник (слуга голодает, ему это безразлично). Он врет, а все видят в этом вранье исполнение своих заветных желаний, их не шокирует, когда он, завравшись, хватит лишнего.

Образ Хлестакова – один из самых ярких, созданных Гоголем, он является обобщающим образом чиновничьей России. Характер Хлестакова совершенно новый в литературе. «Хлестаковщина» стала именем нарицательным. В комедии правдиво раскрыты психология и характеры людей, которых в жизни можно было встретить нередко.

«Микроскопическая мелкость и гигантская пошлость» – так определил В. Г. Белинский основные черты хлестаковщины, характеризующие чиновничество России того времени.
^ 41. Беседа Чичикова с Маниловым (по поэме Н. В. Гоголя)
Чичиков, познакомившись в городе с помещиками, получил от каждого из них приглашение посетить имение. Галерею владельцев «мертвых душ» открывает Манилов. Автор в самом начале главы дает характеристику этого персонажа. Внешность его первоначально производила очень приятное впечатление, затем – недоумение, а в третью минуту «… скажешь: “Черт знает что такое!” и отойдешь подальше…». Слащавость и сентиментальность, выделенные в портрете Манилова, составляют сущность его праздного образа жизни. Он постоянно о чем то думает и мечтает, считает себя образованным человеком (в полку, где он служил, его считали образованнейшим), хочет «следить какую нибудь этакую науку», хотя на столе у него «всегда лежала какая то книжка, заложенная закладкою на четырнадцатой странице, которую он постоянно читал уже два года». Манилов создает фантастические проекты, один нелепее другого, не имея представления о реальной жизни. Манилов – бесплодный мечтатель. Он мечтает о нежнейшей дружбе с Чичиковым, узнав о которой «государь... пожаловал бы их генералами», мечтает о беседке с колоннами и надписью: «Храм уединенного размышления»... Вся жизнь Манилова заменена иллюзией. Даже речь его соответствует характеру: пересыпана сентиментальными выражениями вроде «майский день», «именины сердца». Хозяйством он не занимался, «он даже никогда не ездил на поле, хозяйство шло как то само собою. Описывая обстановку в доме, Гоголь также замечает эту леность и незавершенность во всем: в комнатах рядом с хорошей, дорогой мебелью стояли кресла, обтянутые рогожею. Хозяин усадьбы, по видимому, и не замечает, как имение его приходит в упадок, мысль его далеко, в прекрасных, абсолютно невозможных с точки зрения реальности мечтах.

Приехав к Манилову, Чичиков знакомится с его женой, с детьми. Чичиков со свойственной ему проницательностью сразу понимает сущность помещика и то, как с ним нужно вести себя. Он становиться таким же слащаво любезным, как Манилов. Долго упрашивают они друг друга пройти вперед и «наконец оба приятеля вошли в дверь боком и несколько притиснули друг друга».

Прекраснодушному Манилову нравится все: и город, и его обитатели. Павел Иванович с удовольствием поддерживает его в этом, и они рассыпаются в любезностях, говоря о губернаторе, полицмейстере и «таким образом перебрали почти всех чиновников города, которые все оказались самыми достойными людьми». В дальнейшем разговоре оба собеседника не забывают постоянно одаривать друг друга комплиментами.

Знакомство с детьми Манилова слегка удивило Чичикова экстравагантностью их имен, что, впрочем, еще раз подтвердило мечтательную, оторванную от реальности натуру помещика. После обеда оба собеседника удаляются в кабинет, чтобы, наконец, заняться предметом, ради которого Чичиков и приехал в губернию. Манилов, услышав просьбу Чичикова, очень растерян.

«– Как с? извините…я несколько туг на ухо, мне послышалось престранное слово…

– Я полагаю приобресть мертвых, которые, впрочем, значились по ревизии как живые, – сказал Чичиков».

Манилов не только несколько глуховат, но к тому же отстал от окружающей жизни. Иначе он не удивился бы «странному» сочетанию двух понятий: душа и мертвая.

Писатель намеренно делает нечеткими границы между живым и мертвым, и эта антитеза обретает метафорический смысл. Предприятие Чичикова предстает перед нами как некий крестовый поход. Он как бы собирает по разным кругам ада тени покойников с целью вывести их к настоящей, живой жизни. Манилов интересуется, с землей ли хочет купить души Чичиков. «Нет, на вывод», – отвечает Чичиков. Можно предположить, что Гоголь здесь имеет в виду вывод из ада. Помещика, не знающего даже, сколько крестьян у него умерло, заботит, «не будет ли эта негоция не соответствующею гражданским постановлениям и дальнейшим видам России». В момент разговора о мертвых душах Манилов сравнивается со слишком умным министром. Здесь ирония Гоголя как бы нечаянно вторгается в запретную область. Сравнение Манилова с министром означает, что последний не так уж и отличается от этого помещика, а «маниловщина» – типичное явление. Манилова окончательно успокаивает пафосная тирада Чичикова о его преклонении перед законом: «закон – я немею пред законом». Этих слов оказалось достаточно, что бы так ни в чем и не разобравшийся Манилов подарил крестьян.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11

Похожие:

Поэта и поэзии в творчестве А. С. Пушкина iconТема поэта и поэзии в творчестве А. С. Пушкина
А. С. Пушкиным на заре его творчества. А. С. Пушкин пытается отговорить своего друга писать стихи, представляя те трудности, которые...

Поэта и поэзии в творчестве А. С. Пушкина iconПоэта и поэзии в творчестве А. С. Пушкина
Вступительное испытание по русскому языку проводится в письменной форме – изложение. По характеру текстового материала поступающий...

Поэта и поэзии в творчестве А. С. Пушкина iconПоэта и поэзии в творчестве Пушкина (Юг, Михайловское)
Вопросы к курсу «Система русской словесности» (конец XVIII – первая половина XIX вв.; Н. М. Карамзин, В. А. Жуковский, К. Н. Батюшков,...

Поэта и поэзии в творчестве А. С. Пушкина iconЛюбви в лирике А. С. Пушкина Пейзажная лирика А. С. Пушкина Тема...
«Чумакевич Э. В. Сочинения на отлично! Русская литература. 9–11 классы.»: Питер; Санкт-Петербург; 2011

Поэта и поэзии в творчестве А. С. Пушкина iconТема поэта и поэзии в лирике А. С. Пушкина
Чтение диалога Чарского и импровизатора из произведения А. Пушкина «Египетские ночи» (глава 2)

Поэта и поэзии в творчестве А. С. Пушкина iconОриентировочный план ответа по теме «М. Ю. Лермонтов о поэте и поэзии»
Вступление. Традиционный взгляд на назначение поэта и поэзии в русской литературе от Г. Р. Державина до А. С. Пушкина

Поэта и поэзии в творчестве А. С. Пушкина iconТема урока: лирика а. С. Пушкина подготовка к игре
Цели урока: обобщить и закрепить сведения о жизни и творчестве А. С. Пушкина; развивать познавательный интерес уч-ся к творчеству...

Поэта и поэзии в творчестве А. С. Пушкина iconТема: «Любовная лирика А. С. Пушкина»
Цель урока: познакомить с любовной лирикой А. С. Пушкина; вызвать интерес к личности и творчеству поэта; создать благоприятные условия...

Поэта и поэзии в творчестве А. С. Пушкина iconПоэта и поэзии в лирике А. С. Пушкина

Поэта и поэзии в творчестве А. С. Пушкина iconЛюбви является одной из важнейших тем в творчестве А. С. Пушкина....
Слайд Тема любви является одной из важнейших тем в творчестве А. С. Пушкина. Именно любовь и вдохновляла поэта на творчество и на...



Образовательный материал



При копировании материала укажите ссылку © 2013
контакты
www.lit-yaz.ru
главная страница