Русская здрава




НазваниеРусская здрава
страница8/14
Дата публикации28.06.2013
Размер1.93 Mb.
ТипИсследование
www.lit-yaz.ru > Литература > Исследование
1   ...   4   5   6   7   8   9   10   11   ...   14
^

Глава 2 РЕЛИГИЯ, МИФОЛОГИЯ. ФИЛОСОФИЯ


Что такое человеческое мировоззре­ние? Каковы его формы и откуда они берутся? Откровенно говоря, это сложнейшие вопросы. Разрешить их под силу далеко не каждому, если это вообще возможно. Несмот­ря на эти видимые сложности, стоит все же попытаться ответить на вопрос: "Откуда бе­рется человеческое мировоззрение?"

Рассматривая существование человека, необходимо учесть главные закономерности его развития. Отправной точкой является... момент зачатия человеческого существа. Уже эмбрион человека подвержен влиянию различ­ных сил на протяжении всего периода внутри­утробного развития. Следовательно, с самого начала человеческая жизнь обусловлена вли­янием среды, в которой она находится. Нахо­дясь внутри организма матери, ребенок полу­чает массу воздействий, которые передаются из внешней среды через мать.

Первым событием в жизни ребенка, ко­торое способно подарить ему радость человеческого существования или отнять ее, стано­вится рождение. Любой человек, миновавший этот этап благополучно и оказавшийся в со­обществе живых, навсегда понесет в своем разуме сильнейшие впечатления, связанные с его рождением. Думаю, что для новорожден­ного факт его появления субъективно воспри­нимается как акт перехода "из тьмы в свет". Для ребенка это является "сотворением мира", которое воспринимается им символистичес­ки, то есть образно. Ведь он еще не владеет речевым общением и не ведет внутренний монолог (и тем более диалог). У новорожден­ного еще, собственно, нет мышления. В его мозгу лишь отражаются образы, навеянные ощущениями. А еще ребенок "ведется" гене­тически заложенной программой инстинктов, которая призвана обеспечить его выживание.

Инстинкты и связанные с ними образы "ведут" человека от момента рождения до момента смерти. Подчеркиваю: любого чело­века, независимо от пола и национальности. Поэтому триада "инстинкт — образ — пере­живание" является наиболее общей областью человеческого бессознательного. К. Г. Юнг в своих работах называл эту триаду "коллективное бессознательное", выделяя, однако, и "лич­ное бессознательное". Думаю, что перечислен­ные факторы являются одними из основопо­лагающих в процессе создания мифов, сюже­ты которых общи для всех народов и близки каждому отдельному человеку. Но тем не ме­нее удельный вес "всеобщих" мифологичес­ких сюжетов становится незначительным по сравнению с сюжетами национальными, се­мейными и личностными. Не стоит также забывать сюжеты, продиктованные социальным законом, которые оказывают порой мощнейшее действие на культурные ареалы этносов. Вот о культурной среде мы и поведем речь в дальнейшем.

С момента первого вдоха новорожденно­го происходит "грубая" настройка его организма на совокупность внешних влияний: тем­пературу, состав воздуха, давление, влажность, электромагнитные поля и, вероятно, на эмо­циональную атмосферу, создаваемую матерью и людьми, присутствующими при родах, — вот это последнее влияние и называется социо-культурным. Ребенок впервые слышит язык, на котором говорят его родичи, язык в дан­ном случае выступает как главный признак принадлежности к нации и ее культурной традиции. С помощью языка формируется строй мышления, присущий той культурной среде, в которой появился новорожденный. Первое, что слышал русский младенец после своего появ­ления, было заклинание бабки-повитухи: "Заря зарина, заря скорина, возьми с младенца все зыки и рыки, дневные и ночные". Это первый оберег, который должен был уберечь малют­ку от напастей. После ему будут петь колы­бельные, рассказывать сказки; главное — раз­говаривать с ним.

Через познание и раскрытие в себе средств и возможностей языка человек осва­ивался в мире. Ведь язык — это, по существу, единственное средство выражения своего ви­дения реальности вовне. И еще, чем богаче возможности языка, тем богаче возможности мышления. Разумеется, мышление бывает раз­ных видов. Нас интересует так называемое мифологическое мышление. Этот тип мышле­ния характеризуется тем, что он не расчленя­ется на логику и интуицию, а представляет собой неразрывное логико-интуитивное един­ство. Предания или мифы, таким образом, представляют собой нерасчлененное знание, т. е. синкретическое знание.

В связи с этой особенностью мифологи­ческого мышления и порожденных им мифов они уже на ранних стадиях тесно связывались с религиозными ритуалами. Мифологические сюжеты не направлены на поиски сущности, поэтому внешнее сходство в них предстает как тождественное. Символизм мифа проявляет­ся в том, что конкретные предметы и явления, не теряя своей конкретности, становятся зна­ками других предметов и явлений — стало быть, символически их заменяют.

В мифах происхождение предмета или явления отождествляется с его сущностью.

Эта особенность мифотворчества вскры­вает еще одну грань мышления древнего человека. Существующий мир понимался им как живой процесс. Поэтому любая вещь или яв­ление имело "душу", могло "говорить" и соот­ветственно влиять на окружающие вещи и явления. Однако, сущность явления никогда критически не оценивалась человеком. Зная о происхождении явления, то есть зная, "по­чему оно таково", его не стремились оцени­вать. У древних отсутствовала потребность лепить ярлыки, без чего современный чело­век сразу почувствует себя глубоко несчаст­ным.

Сущность процесса или явления всегда рассматривается в мифе в контексте "происхождения" и породивших его причин.

Вообще мифологический способ — это Древнейший способ постижения действительности, который не только объяснял существующий порядок вещей, но и обозначал для человека способ жизни в этом мире.

Мифы утверждают и передают систему ценностей и нормы, а главное — смысл поведения, принятого в древнем обществе. Содер­жание мифа для представителей традиционного общества было вполне реальным, ведь оно воплощало собой коллективный опыт ряда поколений и служило для большинства пред­метом веры. Почему я на этом делаю ударе­ние? Дело в том, что мы уже выяснили, что вера — это прерогатива большинства, а знания — прерогатива меньшинства. Поэтому для жрецов мифы представляли интерес, посколь­ку несли знания, а для непосвященных миф был окружен мистическим ореолом и оста­вался святыней, в которую нужно было ве­рить. Если принять во внимание, что мифологическое сознание это этап в развитии челове­ческого знания вообще то можно утверждать, что каждый этнос имеет свою мифологию.

Логика говорит за то, что если есть миф, то должны быть и его создатели. И хотя современная наука утверждает, что мифы "тво­рил народ", я с этим категорически не согласен. Такие утверждения сравнимы, пожалуй, только с утверждениями типа: "Этот архитек­турный памятник был создан стараниями рус­ского народа", формулировка хоть и привыч­ная, но глупая. Памятник строил не народ, а конкретные люди под руководством знатоков, придумавших проект и воплотивших его в жизнь. Это я к тому, что миф, как и поэтичес­кое славление божества, мог сотворить толь­ко человек, знающий, что он делает, и пресле­дующий при этом конкретную цель.

Древние никогда ничего не делали про­сто так. Если вышивался узор на рубахе, он был призван оберечь ее носителя через уси­ление тех качеств, которых ему недостает. То есть одежда шилась и расшивалась по вполне определенным законам (рис. 3).

И как раз поэтому у язычников не было воровства. Считалось, что чужая вещь просто не будет служить новому хозяину, а значит, удачи с ней не видать.

По этой причине, умершему клались в могилу его вещи, ведь живым они могут толь­ко навредить, а хозяину будут служить и пос­ле смерти. Поэтому раскапывать и грабить могилы считалось святотатством, то есть "ос­квернением себя", а вовсе не потому, что языч­ники боялись потревожить покой умершего из эстетических или морально-нравственных побуждений.

Поэтому все предметы быта, от одежды и до оружия, делались специально для конкретного человека с учетом всех утилитарных и культурных требований заказчика. Поэтому такое понятие, как "стяжательство", в современном смысле слова, разумеется, было абсо­лютно нехарактерно для славяно-русов.


"От жизни нужно брать ровно столько, сколько нужно для собственного выживания и выживания своего рода — не больше и не меньше". В этом и состоит закон справедли­вости. Справедливости в смысле равновесия. Поэтому каждый человек и каждое сословие выполняли ту функцию, которая была необ­ходима, и делали только то, к чему у них было призвание. Вот вам конкретные примеры: охотник никогда не убьет дичи больше, чем это необходимо; рыбак никогда не станет зря губить рыбу; скотовод никогда не станет дер­жать животных больше, чем это нужно для выживания, или больше, чем позволяет При­рода. Воин никогда не ведет войну просто так, "из любви к искусству", то есть никогда не станет убивать больше, чем нужно. Соответ­ственно жрец никогда не станет выдумывать просто красивую сказку или ни к чему не обязывающий обряд. Любое действие должно быть оправдано. Проще говоря, действовать нужно для достижения результата, но закон­ными путями, соблюдая при этом равновесие, справедливость.

Фундаментальным основанием русской ведической религии и философии было поня"гие об универсальном вселенском законе как олицетворении Правды. Именно поэтому за­кон никогда не пытались искусственно со­здать. Закон, то есть Право, можно было толь­ко отыскать. Отыскать закон легко, если ог­лянуться вокруг. Сама Природа дает ответы на вопросы. Нужно только уметь спрашивать. Так получилось, что спрашивать и отыскивать ответы во все времена умели только жрецы. "Жрец" мною понимается как человек с осо­бым состоянием духа и ума, а не как продукт какой бы то ни было признанной системы образования.

Жрецы создали целый комплекс мифов, основными функциями которых являются объяснительная и научительная. Современная мифология выделяет из этого конгломерата несколько основных групп. Первая — это космогонии, мифы о происхождении космоса (вселенной). Затем сюда вплетаются астраль­ные мифы, то есть предания о небесных светилах. Это взаимопроникновение дополняет­ся теогониями — мифами о происхождении богов. Следующие по значению мифы — это антропогонии или мифы о происхождении человека. С мифами, объясняющими происхож­дение людей, напрямую связаны предания о происхождения культурных благ, кото­рые были получены людьми от богов. Эти мифы имеют ярко выраженный социальный подтекст — так же, как и предания о героях. Существует и масса других мифов, связанных с объяснением этих сторон жизни древнего общества.

Стоит сказать и об одной особенности. Дело в том, что в большинстве мифов сверхъестественные силы играют второстепенную роль, их упоминание связано прежде всего с объяснением естественных процессов. А вот в религиозных догматах сверхъестественное располагается на центральном месте, есте­ственные процессы не просто объясняются обращением к сфере сверхъестественного, а ста­вятся в зависимость от власти сверхъестествен­ных сил. Кстати, это обстоятельство лишний раз подтверждает мою точку зрения о том, что создатели мифов — это люди знания, а покло­няющиеся мифу — религиозные люди веры, коих, как я не раз подчеркивал, большинство.

Смысл мифа был недоступен большин­ству не потому, что злонамеренные жрецы настойчиво культивировали в народе невеже­ство. Миф был нужен, чтобы в манере, щадящей мистифицированный рассудок большин­ства, донести знание, пусть и в иносказатель­ных опоэтизированных образах. Проще говоря, сознание человека оберегалось от втор­жения в него реальности, которая большин­ству кажется жестокой. Поэтому любая информация кодировалась с помощью сакраль­ной символики, чтобы не травмировать не готовое к трезвой оценке реальности созна­ние человека. Другими словами, если ложь помогала сохранению целостности отдельно­го человеческого существа или сообщества, то жрецы сознательно шли на "подлог". Про­сто более мудрые охраняли менее мудрых от опасного для них знания, как ребенку подкла­дывая вместо способного отнять жизнь ору­жия — безопасную игрушку. Поэтому откры­тия которые были бесполезны для большин­ства или способны были принести большой вред при неосторожном или злонамеренном использовании, так и уходили вместе с их от­крывателями, не находя огласки, или остава­лись в разряде тайных знаний, доступных лишь для немногих.

Закономерным итогом развития сознания представителей священнического сословия стало постепенное формирование более кри­тического взгляда на мифотворчество и религиозную практику. Готовилась почва для раз­деления мифологического сознания на логику и интуицию. Таким образом, первая подлинно философская доктрина родилась задолго до формирования похожих доктрин в государ­ствах античности. Славяно-русские жрецы разделили мышление на две части — "раци" и "зирнитру". Раци — это логическое мышле­ние, а зирнитра — это интуитивное познание. Зирнитрами также назывались духи и всякого рода явления, которые не поддавались реше­нию посредством раци.

Считается, что начало философии там, где есть оформившийся метод, с помощью которого приходят к умозаключениям, основанным при этом на соответствующей аргументации. То есть философия начинается там, где есть логическое обоснование вывода, которое под­креплено опытным познанием, в том числе интуитивным. К сожалению, русской ведической философии не суждено было развиться, как это произошло с ведической системой в Индии. Дело в том, что рассматриваемая фи­лософия зародилась в землях балтийских сла­вян — у народов, которые были в большин­стве своем физически уничтожены христианизованными германцами. Разумеется, первый и основной удар был нанесен по идеологам, жреческому сословию. А нам, как их непро­свещенным потомкам, остается довольство­ваться заявлением о том, что родина филосо­фии — античная Эллада. Однако я более со­лидарен с Е. Классеном, который утверждал, что "греки только потому так выдались впе­ред, на первый план народов просвещенных, что известия о них более сохранились".

Мы же вернемся к мировоззрению рус­ского жречества. Основная его идея заключа­лась в том, что все существующее в мире яв­ляется воплощенным божеством. Высказыва­лась идея об органическом единстве Вселен­ной. Все сущее: земля, небеса, планеты, боги, стихии, то есть весь проявленный, видимый мир — понимался как части одного великого создания, которое проникает собой весь мир и в то же время остается вне его.

Бог проникает собой наш мир, но не исчер­пывается им. Тем не менее мы знаем, что пан­теизм совпадал с политеизмом, то есть призна­валось существование множества богов. Это противоречие было нейтрализовано с помощью следующего постулата. Хотя бог и един в сво­ей природе, он все же проявляет себя во мно­гих богах, причем каждому из них можно покло­няться как форме верховного божества. Разные божества служат лишь проявлениями единой, лежащей в основе всего реальности. Поэтому становится возможным рассматривать каждое божество как верховное.

Своеобразие русского ведизма состоит в вере, но ни в коем случае не в отрицании многих богов ради утверждения единого бога. В этом состоит коренное различие между исконно русской идеологией и ортодоксальным монтеизмом мировых религий, являющихся воплощением тоталитарной идеологии. Тем не менее, последователи ведизма никогда не отказывались от идеи Творца Вселенной. По их воззрениям, эволюция упорядоченной Вселен­ной невозможна без сознательного руковод­ства, как невозможна эволюция человечества без сознательно направленной воли. Напри­мер, один из легендарных мудрецов оставил балтийским народам "небесные законы", ко­торыми те должны были руководствоваться в жизни. Дольше всего эти законы просущество­вали в балтийских странах — Литве, Латвии, Пруссии (Боруссии); некоторые из законов приводятся ниже.

1. Дурное семя, входит и без посева, а доброе, хотя и посеянное, не всегда приносит плод.

2. По лицу можно узнать человека: узкий лоб означает глупца; широкий лоб, глаза, налитые кровью, изобличают злость и сладост­растие. Кроткое лицо не всегда означает кротость; чаще это личина, прикрывающая вели­чайшие преступления.

3. Пиво без хмеля, масло без соли, ло­шадь без хвоста, женщина без добродетели — одну и ту же имеют цену.

4. Одно только распутство не дает плода.

5. Скорее выпьешь воду из целого моря, нежели узнаешь характер женщины.

6. Хвали день вечером, женщину — после смерти, меч — когда испытаешь его, а свою невесту — на другой день после свадьбы.

7. Не верь ясной погоде, спящей змее, ласкам той, на которой ты намерен жениться, переломленному мечу, сыну богача и только что засеянной ниве.

8. Дружба между красивыми, но злыми женщинами — то же, что замки, появляющи­еся в облаках.

9. Глупца и труса могут любить одни раз­вратницы.

10. Мудрость, мужество и добродетель — вот основы как небесного, так и земного благоденствия.

Думаю, читатель заметил, что автором постулатов является мужчина. Перед нами типично мужская точка зрения на мир. Многим сегодняшним "обабившимся" представителям когда-то сильного и, что не­маловажно, умного пола будет полезно срав­нить свои жизненные ценности с ценностями древних народов. Да и многим современным женщинам стоило бы подумать над тем, поче­му мужчины древности часто совпадают во мнении с современными. Ждать каких-либо других взглядов в мире, где все управлялось мужским началом и зависело от воли сильно­го пола, было просто нелепо. Идеология силь­ного начала породила закон, согласно кото­рому явления, предметы или люди, не прино­сящие конкретной пользы своему народу, а тем более вредоносные явления, подлежали уничтожению.

Поэтому иногда дряхлых стариков или не­излечимо больных приносили в жертву богам, зачастую по просьбе таких людей.

То же происходило с преступниками и врагами, являвшимися разрушителями равновесия.

Долгое время в балтийских странах были почитаемы законы, оставленные двумя мудрецами, имена которых Ведовит и Брутень:

1. Не исповедовать никаких чужих богов без соизволения Гриве-гривайто.

2. Богам угодно, чтобы Гриве-гривайто был истолкователем их воли и начальником над народом, вейделотам (жрецам) же народ дол­жен оказывать уважение.

3. Следует почитать богов и с доверием на них полагаться, потому что их щедротами Дана нам земля, на которой мы живем и кото­рая нас питает, а впоследствии боги дадут нам новые земли.

4. Соседей, поклоняющихся нашим богам, следует считать друзьями, а с людьми другой веры вести постоянную войну.

5. Каждому позволяется иметь три жены но первая должна быть хозяйкой и госпожой дома.

6. Кого постигла неизлечимая болезнь тому дозволяется сгореть на костре, потому что служители наших богов обязаны не пла­кать, но веселиться.

7. Если бы кто, находясь в здравом уме, пожелал принести в жертву богам и сжечь своего домочадца или ребенка, не следует воспрещать ему этого, потому что огонь освя­щает человека и делает его достойным жить с богами.

8. Если муж или жена нарушит супружес­кую верность, тогда, после достаточного удостоверения в прелюбодеянии, виновного или виновную следует сжечь, вдали от лика богов, и прах развеять на перекрестных дорогах, потомство же их лишается права быть вейделотами (жрецами).

9. Если жена не слушается мужа, он име­ет право сжечь ее, сестры же непокорной подвергаются посрамлению — за то, что не учили ее покорности богам и супругу.

10. Если кто изнасилует чужую жену, она по закону может его сжечь, потому что он испил роскошь ее стыдливости.

11. Кто лишит девственности девушку должен на ней жениться; если же этого не исполнит, то должен быть затравлен собака­ми, потому что оскорбил достоинство богов, которые или женаты, или пребывают в невин­ности.

12. Если кто кого убьет, тело убитого обя­зан передать родственникам убитого, а уже они решат — убить его или отпустить на волю.

13. Никто никого не имеет права застав­лять работать, пока не будет заключен обоюдный договор.

14. Пойманного на воровстве в первый раз высечь розгами; во второй раз бить палка­ми, а за третьим разом сжечь вдали от лика богов.

15. Если кто лишится жены, должен взять другую, потому что не подобает долго печалиться о женщине. Найдя невесту, можно с нею жить и до вступления в брак, но в этом случае необходимо принести в жертву богам курипу и петуха.

16. Если умрет муж и оставит жену без­детной и не беременной, последняя не смеет отказывать желающим дать ей потомство. Если же окажется бесплодной, то обязана поступить в вейделотки (т. е. служить богам в каче­стве жрицы).

К приведенным здесь законоустановлениям необходимо дать несколько коммента­риев. Первые четыре пункта относятся к регулированию духовной жизни. Они показыва­ют, что даже отношения с соседями строи­лись по принципу идеологического сходства, а не на кровнородственной связи. Пятый за­кон, говорящий о том, что можно иметь три жены, вызван, собственно говоря, трезвым от­ношением к семейной жизни и склонностью мужского начала к распространению своего семени. Если трезво взглянуть на современ­ное состояние дел, то очень многие матери­ально обеспеченные мужчины позволяют себе полигамные отношения, причем женщины с этим вполне мирятся. Много случаев разво­дов и повторных браков, что тоже представ­ляет собой форму полигамии. В среде молоде­жи сейчас принято совместное проживание до вступления в брак — так же, как и в древ­ности (см. пункт 15).

Есть и еще одна причина. В воинских племенах и родах была высока смертность мужского населения, и мужчин на всех не хватало, поэтому было узаконено многожен­ство. Любая здоровая женщина должна была выполнить основную свою задачу, связанную с продлением рода. По поводу жертвоприно­шений (пункт 6, 7). Могу сказать, что смерть в старости от болезней считалась попросту по­зорной для мужчины-воина, поэтому такими не дорожили не только родичи, но и сами не­счастные, стремившиеся сами избавиться от опостылевшего житья.

Мораль язычника приравнивает болезнь и страдальчество к бездуховности и позору рода. Это своеобразная расовая политика, которая не позволяет сохраняться нездорово­му, разлагающему началу. Например, непри­способленные к выживанию дети с пороками развития и врожденными уродствами не мог­ли выжить и, следовательно, не приносили здорового потомства, как это, например, про­исходит в наши дни. Другое дело, что эта мо­раль не стыкуется с христианской и противо­речит "демократическим ценностям". И тем более она не совпадает с мнением современ­ных больных. Но поверьте, когда речь идет о выживании и сохранении физического и ду­ховного здоровья рода, эти мнения всегда ото­двигаются на второй план.

Кроме того, за свою медицинскую прак­тику я много раз встречался с мнением безнадежных больных, которые были доведены страданиями до отчаяния и просили врачей прекратить их мучения, пусть и ценой жизни больного. Сейчас существуют сильные обезболивающие, а раньше их не было. Это срав­нимо со случаями, когда израненные и измученные страданиями воины просили своих со­ратников оборвать их мучения. Так что же гуманнее — продолжать страдания безнадеж­ного максимально долгое время, как практикуется в современной медицине (очевидно, не без влияния христианской идеологии) или вы­полнить последнюю просьбу страждущего? Ре­шать предоставлю читателю. Независимо от вашего решения прошу помнить только одно:

язычники старались никогда ничего не делать просто так. И если подобные нормы регули­ровали жизнь народов многие тысячи лет, значит, они были оправданы самой жизнью.

В любом случае, в этих законах четко прослеживается стремление к равновесию; можно было бы выразить это так: "Слово за слово, рана за рану, смерть за смерть". Эти требования, выполнявшиеся в любом тради­ционном обществе древности, помогали со­хранять общественную стабильность. Кстати, современная социальная философия призна­ет, что самое крепкое государство может быть построено только на основе традиционного общества.

И последнее. В ведической философии присутствует одно понятие, которого нет в нашей жизни, — это свобода воли и выбора. Ты можешь заниматься чем угодно, ты не обязан работать или учиться, насильно слу­жить в армии или бороться за светлое буду­щее. У человека есть только одно обязатель­ство: счастливо прожить свою жизнь; ну а коль ясивешь счастливо, то не дашь отобрать у себя это счастье. Однако если ты нарушил спра­ведливость, то тебя ждет воздаяние. Единствен­ное спасение от него — это укрыться в храме, до тех пор пока ты на его территории, никто не смеет посягать на твою жизнь.

Для более полного понимания древней картины мира предлагаю экскурс в славяно-русскую мифологию. Раньше расска­зывать о происхождении какого-либо явления начинали с обращения к самым истокам его возникновения. Не будем отступать от этой традиции. Любая мифология начинается с пре­даний о возникновении Вселенной, славяно­русская мифология не исключение.

Древние европейцы считали, что наша Вселенная, все сущее в мире — воплощение верховного существа. По некоторым данным, русы именовали нашу часть Вселенной — малым Сварожьем. Сварог — это верховное божество, отец всех богов и создатель Все­ленной — "хозяин Сварги". Символ Сваро-га — огненный лебедь, высиживающий "ми­ровое яйцо". Сварог — выразитель закона бы­тия во всех его качествах. "Мировое яйцо"— это космическая сила, которая имеет прибли­зительно такую форму и призванна обеспечивать порядок движения небесных тел в зак­люченном внутри нее Малом Сварожье. По аналогии можно заключить, что снаружи ог­раничивающей Малое Сварожье силы нахо­дится Великое Сварожье.

Органическая жизнь возможна, однако, только внутри "мирового яйца", то есть в Малом Сварожье. Считается, что внутри "яйца" живет "дух Сварога", или Сварожич (понимаемый ныне как энергия), который пробудил мертвую материю к жизни, или, символичес­ки говоря, "пробудил закон рода". Внутри "ми­рового яйца" постоянно взаимодействуют меж­ду собой две великих космических силы, и эти силы понимаются как "живые", оживленные энергией Сварога, — Белобог и Чернобог.

Одна сила воплощает положительный потенциал и понималась как "благотворная" (Белобог); другая сила, уравновешивающая первую, несла на себе отрицательный потен­циал и, соответственно, принадлежала анти­миру (Чернобог). Эти две силы невозможны одна без другой. Более того, именно благода­ря их взаимозависимости возможна органи­ческая жизнь.

Астрофизический смысл этого мифа бу­дет вполне понятен современному читателю. Два различных потенциала ("+" и "—") огра­ничиваются мощнейшей силовой оболочкой.

Другими словами, этот процесс можно опи­сать как поляризацию единой электромагнит­ной силы, где в результате взаимодействия полюсов образуется энергия, способная при­вести к "оживлению" мертвой материи и, сле­довательно, к образованию самовозрождаю­щихся, живых форм. Таким образом, "в од­ном, посредством взаимодействия двух, рож­дается третье". Перед вами "великий триглав". Наш мир находится под водительством и по­кровительством Белобога, это мир "белого света" — яви. Живая сила нашей части Мало­го Сварожья включает в себя три вращаю­щихся коло.

"И тут корова Земун пошла в поля синие и начала есть траву ту и давать молоко. И потекло то молоко по хлябям небесным и звез­дами засветилось над нами в ночи. И мы ви­дим, как то молоко сияет нам; и это путь пра­вый, и по иному мы идти не должны". Так "Велесова книга" описывает создание коло молока, астрономическое соответствие кото­рому — наша галактика. Правый путь — это Млечный Путь (скопление звезд на краю га­лактики). Коло Молока несет в себе больше женской силы.

Мужскую силу несет в себе Коло Сурьи (или Суры), астрономическим соответствие которого является туманность Андромеды. "Сурьей" в древности именовали хмельной медовый напиток, который употреблялся в риту­альных целях. Считалось, что воины, отведав его, сразу же преисполняются боевым духом поэты — вдохновением, а жрецы особой восприимчивостью к внушениям божества. Су-рья бодрит, возбуждает и вливает новые силы — все это неотъемлемые атрибуты муж­ского начала. Молоко, как раз наоборот, не­сет в себе противоположные свойства, явля­ясь в первую очередь продуктом питания, без которого немыслима жизнь скотоводов. По­этому одним из древнейших представлений арийских племен считается миф о корове-матери, с которой был связан целый комп­лекс каравайных (т. е. связанных с изготовле­нием обрядового хлеба) обрядов.

Третьим по счету идет коло ярила, в кото­ром мужской и женской силы поровну. Это­му коло астрономически соответствует Сол­нечная система. Организация этих трех боль­ших коло соответствует принципу организа­ции, обозначенному мною ранее понятием "ве­ликий триглав".

Таким образом, находясь внутри коло живой силы нашей части Малого Сварожья (символически Белобог), Коло Молока и Коло Сурьи, то есть отрицательный и положительный потенциалы, нейтрализуются в Коло Ярила через уравнивание своих влияний. При этом соблюдается принцип "в одном, посредством взаимодействия двух, рождается третье".

Можно утверждать, что продуктивно вза­имодействовать могут только противоположности, поставленные друг от друга в зависи­мость. Через притяжение женской силы к мужской происходит вращение всех трех "не­бесных колес", так же как и планет в Коле Ярила, которые все время двигаются слева направо или витками естественной спирали. "Ты, оживляющий явленное, не прекращай колеса вращать!" Надеюсь, это воззвание, обращенное в "Велесовой книге" к Перуну, ста­нет теперь более понятным.

Однако, соблюдая справедливость, требу­ется рассказать и про Коло Живой Силы той части Малого Сварожья, которая находится в ведении Чернобога. Оно точно такое же и тоже содержит в себе триединство, призванное урав­новесить триединство нашей части Малого Сварожья. Два взаимосвязанных и взаимоза­висящих друг от друга триединства символи­чески образуют восьмигранник гигантских размеров.

Относительно Коло Ярила (Солнечной си­стемы) действуют те же космические законы, что и за ее пределами. Однако на Земле, где то же воплощен космический принцип "великого триглава", вступает в силу "закон четы­рех стихий". Хозяином четырех ветров, олицетворяющих четыре основных направления в земном пространстве, стал Стрибог (от "про­стри" — распространи). Символ Стрибога — ромб, воплощающий собой "поле", как еще именовалось земное пространство.

Закон четырех стихий — это простран­ственное повторение закона единства и борь­бы противоположностей на новом витке; те­перь две бинарные оппозиции взаимноуравновешивают друг друга. В роли оппозиций выступают четыре стихии, посредством кото­рых создается мир, — огонь, вода, земля, воз­дух. Эти стихии наложились в дальнейшем на пространственные направления и кардиналь­ные точки, открывающие времена года.

Астрологические знаки соответствуют этой системе. Овен — стихия огня, весеннее равноденствие; Рак — стихия воды, летнее солнцестояние; Весы — стихия воздуха, осен­нее равноденствие; Козерог — стихия земли, зимнее солнцестояние. В современной астро­логии эти точки образуют так называемый кардинальный крест, изображающийся в виде свастики. Свастика — символ космического вихря и одновременно круговорота четырех стихий, что тоже находится в ведении Стри­бога.

Свастика — это "молот Сварога", кото­рым пользуются боги как посредники всемир­ной гармонии. Свастика один из наиболее архаичных символов, встречающихся уже в изображениях верхнего палеолита. Значение свастики чрезвычайно многообразно. На макрокосмическом уровне она символизирует "молот творения" — с его четырьмя концами, загнутыми под прямым углом — и относится к постоянному видению и круговращению невидимого космоса сил. На уровне видимого космоса и нашей планеты свастика сиволизирует вращение мировых осей в циклах време­ни, а также их экваториальных поясов. Две линии, образующие свастику, обозначают дух (Сварожич) и материю, четыре загнутых кон­ца предпосылают движение вращению цик­лов. В приложении к человеческому измерению свастика указывает на связь неба и зем­ли; правая рука поднята на конце горизонталь­ной линии, а левая указывает на землю.

Этот знак является космогоническим, антропологическим и магическим одновремен­но. Простым его назвать нельзя. Зародился этот образ в мистических представлениях древ­них арийцев. Его место было у самого порога вечности на голове Всемирного Змея, обозначающего начало и конец вселенской творчес­кой силы, исходящей из источника Духа (Сварога) и кончающейся в мертвой материи. Дух периодически понимается как "свет, сверка­ющий из-под молота Сварога".





Рис. 4 Вселенная по представлениям русов
Следующим творением богов стали люди. Человек был рожден из четырех стихий. Давайте рассмотрим процесс создания челове­ка Первый момент, соответствующий стихии огня это "огонь желания", вспыхивающий при сближении двух начал — мужского и женского. Второй этап соответствует стихии воды, ведь плод пребывает в водах до момента рож­дения, это соответствует "пребыванию непроявленного мира в водах творения". Третья стихия — это воздух, дающий младенцу возмож­ность жить после рождения из вод. Четвертая стихия — земля, на которой придется жить человеку, которая станет его кормить и в ко­торую он уйдет после смерти.

Хочу сказать несколько слов о связи клю­чевых мифологических представлений наро­дов с их основными культурными стандарта­ми. Проиллюстрировать эту глобальную связь нам помогут детали похоронных обрядов. После разделения арийской общности племен на три основных ветви каждая имела свой похоронный обряд и связанные с ним мифо­логические представления. Эти протонароды представляли собой общности, связанные от­личающейся друг от друга идеологией. Самыми полярными группами были протогреки —-основоположники цивилизаций западного типа и протоиндоиранцы — основоположники традиционных цивилизаций восточного типа. Классические арийские погребения представляли собой ямы с погребенными в них скорчившимися трупами, пересыпанными охрой. Различия стали проявляться с началом эпохи курганного обряда.

Протогреки хоронили своих покойников в курганах вытянутой, почти овальной фор­мы, причем покойники располагались в пол­ный рост. Труп и насыпанный над ним курган составляли одну линию. Ю. А. Шилов считает, что такое отступление от первичных норм вызвано противостоянием протогреков зако­нам "тоннеля бессмертия", понимая под этим комплекс мифологических представлений и обрядов, помогающий "достичь бессмертия", который был свойственен изначально всем арийским племенам.

Протоиндоиранцы, в свою очередь, пол­ностью подчинялись этим исконным прави­лам. Таким образом, это первичное размеже­вание породило два отрицающих друг друга типа культуры. Западный тип, характеризую­щийся линейным мышлением и высокой сте­пенью невротической активности, противосто­ит созерцательности и статичности восточно­го типа, характеризующегося замкнутостью мышления. Оба типа цивилизаций достаточно хорошо изучены и известны читателю. Куль­турные стандарты Запада дали возможность к внедрению такого же невротического в сво­ей основе культа Спасителя. Восточные куль­турные основания привели к распростране­нию буддизма — с точки зрения Запада, до крайности созерцательного и пессимистичес­кого религиозного направления. Особое мес­то в этом ряду занимает третья ветвь — проторусы. Официальная историография счита­ет, что возможны только протославяне, и по­этому термина проторусы я не встречал ни разу. Можно считать это авторским понятием. Оно необходимо нам для дальнейшего иссле­дования.

Понять представления древних русов можно, обратившись все к тому же погребальному обряду. Покойников подвергали обряду священной кремации, который именовался "крадой". После чего несгоревшие останки закладывались в сосуд, и уже сверху насы­пался курган. Считалось, что огонь возносит Душу умершего к небесам, кости же остаются в земле. После насыпания кургана на его вер­шине устраивался обрядовый поединок в честь Умершего. Так как русы были очень воинственны, то эта поведенческая особенность породила специфические представления о богах-воинах, которым будет приятно видеть поедин­ки на могиле павших, и они будут благосклон­нее к их душам и помогут в делах живым. Итак, если архетип Запада графически можно пред­ставить в виде линии, Востока — в виде ок­ружности, то архетип Руси — это спираль. Таким образом, восточная мудрость — это со­зерцательность в покое, западная мудрость — это деятельность в конфликте, то мудрость русская — это постоянное качественное об­новление, которое может быть достигаемо через постановку первых двух подходов в за­висимость, благодаря чему создается Право, которое, как мы установили ранее, соответ­ствует закону бытия.

Поэтому русы считали, что раз первостихией является огонь, то и человек после смер­ти должен уходить не в землю, которая есть олицетворение матери, а в огонь, являющийся олицетворением духа. Огонь напрямую свя­зан с красным цветом, воинскими культами, с самим именем русов и их идеологией.

Вернемся все же к мифологии. Создание человека было подчинено той же идее и тем же законам, что и создание любого живого явления, способного к самостоятельному воспроизводству самого себя. Проще говоря, че­ловек, как и Малое Сварожье, окружен энергетической оболочкой, которую при обычных условиях не видно. Внутри этой оболочки на­ходится физическое тело, наделенное тремя основными энергетическими сферами, или "ядрами сознания". Им соответствуют "семь составов", имеющие свои анатомические представительства в теле человека.

Ядра сознания сравниваются с мифоло­гическими царствами. Верхнее ядро — Золо­тое царство, соответствующее коло сурьи;

среднее — Серебряное царство соответству­ющее Коло Ярила; нижнее ядро — Медное царство соответствующее колу молока. Таким образом, в человеке уравновешиваются и взаимодействуют два начала — мужское и женс­кое, уравновешенные средним звеном, в котором этих начал поровну. Однако, несмотря на то что все люди созданы по одному принципу, они разделены на два пола, каждый из которых воплощает собой мужское и женское начало, благодаря их взаимодействию рож­дается третье, то есть ребенок (рис. 5).

Если применить к описываемому процес­су язык чисел, то получится следующая последовательность, которая при скидке на не­которую искусственную схематичность будет вполне наглядной.

Ноль воплощает собой "белую пустоту" — то, с чего начинается мир. Число один — это первичный импульс к проявлению, графи­чески изображается как луч — прямая линия, идущая сверху вниз. Число два воплощает собой борьбу противоположностей — "рога" или раздвоенный луч. Число три — это рожде­ние третьего из взаимодействия двух символических трезубцев. Число четыре — это за­кон четырех стихий, символ которого — сва­стика. Число пять — это пентаграмма (пяти­конечная звезда), обозначающая человека, как принцип развития. Число шесть представляет собой соединение двух триглавов — мужско­го и женского, символ которого два перепле­тенных сердца.

Кстати, в других культурных традициях похожая символика (звезда Давида) отражает совсем другие принципы. Это взаимодействие двух полов в другом качестве. Так, в звезде Давида треугольник, направленный вершиной вверх, — символ мужского полового органа, а направленный вершиной вниз — женского. Как видите, понимание одного и того же принципа может быть очень различно, да и каче­ственное наполнение почти одинаковой по виду символики тоже вполне может быть различ­ным. Поэтому не спешите моделировать мировоззренческие концепции не имея при этом прочных знаний. Это я обращаюсь специально к сторонникам "всемирного братства всех религий и культур". Прежде чем вещать о мнимом сходстве, разберитесь сначала в ка­чественных различиях отождествляемых явле­ний.

Число "семь" — результат рождения ре­бенка после соединения мужчины и женщи­ны. Символически это число "змея", который обозначается как спираль и воплощает собой вечный круговорот рождения и смерти. Но в результате это постоянное качественное об­новление и, по существу, вечное существова­ние живой материи, которая "самовозрожда­ется" через смерть. И "семь" — это не только "семя жизни", но и семь космических прин­ципов развития.

Число "восемь" — это семь принципов развития, приводимые в действие энергией (Сварожичем). Его символ — это восьмико­нечная звезда, или звезда Перуна.

Число "девять" в русской традиции — воплощение нави, у которой нет формы, а есть лишь цвет — коричневый, результат смеше­ния всех чистых цветов. Это царство лжи и порока, время власти демонов. Славяне назы­вали это число "нэвете"; это то самое триде­вятое царство, в котором живет Кащей.

Иудео-христианская традиция приписы­вает свойства девятки числу "шесть". По мне­нию А. К. Белова, это заблуждение вызвано тем, что составители Библии закодировали девятку, просто "перевернув" ее и приписав значение шестерки. Кстати, эта самая прими­тивная форма кода до сих пор оказалась не по зубам многочисленным христианским тео­ретикам. "Число зверя", вокруг которого столько мифов, вовсе не "666", а наоборот — "999" — тройная навь.

Возвращает равновесие число 10 — "со­вершенное число", включающее в себя все принципы развития во Вселенной. Десятка воплощает развитие закона бытия и заканчи­вает цикл, дальше все повторяется снова.

' Андреев А. Русская лествица// Р. С. Б. № 1-2/ 1995.
1   ...   4   5   6   7   8   9   10   11   ...   14

Похожие:

Русская здрава iconУроки сектоведения
Поскольку же благодатию Христовой, ваша вера здрава, то, оставя веру, поговорю с вами немного о деятельной жизни, двигателем которой...

Русская здрава iconНовые поступления июль сентябрь 2013 г. Содержание русская литература...
Бесы : [роман] / Федор Достоевский. Москва : Эксмо, 2012. 603, [2] с. (Русская классика)

Русская здрава iconУроки Пушкина
Сократом, так в нашей литературе все в каком-либо виде тронуто искусным, легким и точным резцом Поэта. Впрочем, имеются, несомненно,...

Русская здрава iconНиколаева Олеся/ Библиотека Golden-Ship ru Современная культура и Православие
Прошло немногим более ста лет и как страшно изменился облик культуры, изменилось состояние душ и сердец! Где ныне "замечательное...

Русская здрава iconТема урока час
Россия в 1 и 2 половина 19 века. Русская литература и русская история. Общая характеристика литературы века

Русская здрава iconТема урока час
Россия в 1 и 2 половина 19 века. Русская литература и русская история. Общая характеристика литературы века

Русская здрава iconДля аттестации праздник для детей раннего возраста
«Солнышко» музыка М. Раухвергера, слова А. Барто, танец «Ай-да!» слова и мелодия Г. Ильиной, обработка Р. Рустамова, русская народная...

Русская здрава iconРусская литература и русская история в 18-19 веках
Классицизм, сентиментализм и романтизм в русской литературе. Творчество Г. Р. Державина и В. А. Жуковского. Зарождение и развитие...

Русская здрава iconКрестьянского восстания в художественной прозе
...

Русская здрава iconУрок 1 введение русская литература и русская история на рубеже веков
Цели: дать общее представление о развитии исторического и литературного процессов конца xviii–начала XIX века; познакомить учащихся...



Образовательный материал



При копировании материала укажите ссылку © 2013
контакты
www.lit-yaz.ru
главная страница