Проблемы филологического образования сборник научных трудов




НазваниеПроблемы филологического образования сборник научных трудов
страница1/20
Дата публикации27.03.2014
Размер3 Mb.
ТипИсследование
www.lit-yaz.ru > Литература > Исследование
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   20


ФГБОУ ВПО «Саратовский государственный университет

имени Н. Г. Чернышевского»
Факультет психолого-педагогического и специального образования

ПРОБЛЕМЫ ФИЛОЛОГИЧЕСКОГО ОБРАЗОВАНИЯ

Сборник научных трудов


Выпуск 4

Саратов

2012
УДК 81(07)+82(07)

ББК 81р+83р

П 78
Рецензент:
Доктор филологических наук, профессор А. А. Демченко
Редакционная коллегия:
Доктор филологических наук, профессор Л. И. Черемисинова

(отв. редактор)

Доктор филологических наук, профессор И. А. Тарасова

Кандидат филологических наук, доцент О. Я. Гусакова

^ П 78
Проблемы филологического образования: Сб. науч. тр. / Отв. ред. проф. Л. И. Черемисинова; ред. Тарасова И. А., О. Я. Гусакова. — Вып. 4. — Саратов: Издательский центр «Наука», 2012. – 179 с.

ISBN 978-5-9999-1436-1
Четвертый выпуск сборника научных трудов «Проблемы филологического образования» подготовлен кафедрой начального языкового и литературного образования Саратовского государственного университета им. Н. Г. Чернышевского по материалам третьей заочной Всероссийской научно-практической конференции «Проблемы филологического образования», проходившей 29 мая 2012 года.

Сборник состоит из трех разделов. В первом разделе рассматриваются методические вопросы начального филологического образования, во втором — пути совершенствования преподавания словесности в школе и вузе, в третьем — актуальные вопросы филологической науки.

Адресован преподавателям педагогических вузов и колледжей, аспирантам, студентам, учителям начальных классов и русской словесности.
УДК 81(07)+82(07)

ББК 81р+83р


ISBN 978-5-9999-1436-1

© Авторы статей, 2012
^ ВОПРОСЫ НАЧАЛЬНОГО ЯЗЫКОВОГО И ЛИТЕРАТУРНОГО

ОБРАЗОВАНИЯ

Ж. Х. Баскаева
СОПОСТАВЛЕНИЕ ФОНОЛОГИЧЕСКИХ СИСТЕМ

ОСЕТИНСКОГО И РУССКОГО ЯЗЫКОВ

^ КАК ОСНОВА ОБУЧЕНИЯ ФОНЕТИКЕ

В УСЛОВИЯХ ДВУЯЗЫЧИЯ
Исследование выполнено при финансовой поддержке РГНФ в рамках научно-исследовательского проекта РГНФ («Фонологические проблемы современного осетинского языка: механизмы фонологических изменений»), проект № 11-24-13001а/Ose

Построение эффективной методики обучения неродному языку невозможно без учета сходств и различий контактирующих языков. Формирование механизмов, обеспечивающих речевую деятельность на изучаемом языке, происходит в условиях действия интерференции, в которой своеобразно проявляется противоречие между универсальным и специфическим, между сходством и различием, присущим первичной и вторичной языковым системам. Поэтому работа учителя начальной школы, осуществляющаяся в условиях национальной республики, в частности Северная Осетия-Алания, требует особого билингвистического сознания, которое вытекает из хорошего знания двух языковых систем, совмещенного с умением правильного анализа и понимания их общих и специфических черт. Выделение этих черт требует сопоставительного анализа двух языковых систем.

Основой формирования речевых навыков является усвоение звуковой системы, так как все аспекты обучения языку связаны с его фонологическим ярусом и при практическом овладении любым языком обучающиеся встречаются в первую очередь с трудностями восприятия речи и так называемыми произносительными, артикуляционными трудностями. В центре внимания при исследовании интерференции звуковых систем, как правило, сосредоточено на количественном и качественном ее проявлении, что до сих пор не теряет актуальности.

Фонологические системы языков мира поражают своим многообразием и несходством. Число фонем в них может колебаться в широких пределах: от 14 в таитянском до 81 фонемы в кавказском убыхском языке. В кхмерском языке насчитывается 30 гласных, тогда как в кечуа их всего три. Количество согласных фонем также различно: в таитянском языке их 8, в убыхском же — 781.

Количественный и качественный состав фонем разных языков, особенности их функционирования, частотность употребления в речи также весьма разнообразны. Однако, по мнению авторов «Меморандума о языковых универсалиях», за бесконечным многообразием языков мира скрываются общие для них свойства. «При всем безграничном несходстве оказывается, что языки созданы как бы по единому образцу»2. Выявление и учет этих общих закономерностей (языковых универсалий), имеют большое значение для лингвистики. Предметом настоящей статьи является выяснение общих закономерностей и специфических черт, существующих на фонологическом уровне в русском и осетинском языках.

Прежде чем перейти к сравнению фонологических систем русского и осетинского языков, необходимо определить инвентарь фонем в обоих языках, выявить дифференциальные признаки, лежащие в их основе в каждом языке — общие и различные.

Определение фонемного состава — сложный вопрос. До сих пор нет единства мнений и среди русистов, и среди осетиноведов по поводу фонологического статуса некоторых звуков в обоих языках.

Расхождения в определении фонемного состава русского языка, как известно, связаны с признанием-непризнанием в качестве самостоятельных фонем мягких заднеязычных /гʼ/, /кʼ/, /хʼ/ и мягких передненёбных /ж:ʼ/, /ш:ʼ/, а также гласного /ы/. Учитывая прикладной, методический характер нашего исследования, его направленность на обучение нерусских учащихся русской фонетике и произношению, мы будем считать указанные звуки самостоятельными фонемами. Таким образом, фонемная система современного русского языка представлена 43 фонемами (консонантизм — 37 фонемами, а вокализм — 6).

Фонологический уровень осетинского языка насчитывает 35 фонем: 7 гласных (/и/, /ы/, /у/, /е/, /о/, /а/, /æ/) и 26 согласных (/п/, /б/, /пъ/, /т/, /д/, /тъ/, /к/, /г/, /къ/, /хъ/, /ц/, /дз/, /цъ/, /х/, /гъ/, /ч/, /дж/, /чъ/, /ф/, /в/, /с/, /з/, /м/, /н/, /л/, /р/). Многие исследователи осетинского языка в число согласных не включают /й/, /у/, относя их к полугласным.

Данные об удельном весе русских фонем были взяты нами из работы Н.Д. Андреева «Статистико-комбинаторные методы в теоретическом и прикладном языковедении» (Л., 1967), частотность же осетинских фонем была подсчитана нами самостоятельно, так как этот вопрос ранее никем не рассматривался3. Подсчет был произведен на основе анализа 10 текстов по 1000 фонем каждый. Цель работы — выяснение удельного веса не отдельной фонемы, а целых классов фонем, объединенных общим дифференциальным признаком; выявление объема смыслоразличительных функций этого признака и на этой основе упорядочение дифференциальных признаков по степени их важности (ядерности/периферийности).

Из сравнения данных, полученных в результате типологического сопоставления фонемных систем русского и осетинского языков, следует

1. Поскольку степень подобия сравниваемых систем достаточно низка (0,16), то в речи учащихся-осетин можно ожидать проявления сильной интерференции.

2. Интерференция в системе согласных гораздо выше, чем в системе гласных, так как из 30 неэквивалентных фонем только 2 приходится на вокализм (степень подобия гласных — 0,66; а согласных — 0,06). Следовательно, осетину гораздо легче освоить произношение русских гласных, чем согласных.

3. Оба языка относятся к одному и тому же типу по такому показателю, как коэффициент консонантной насыщенности. А это очень важный показатель, так как он свидетельствует о структуре слогов в языке. Чем выше или ниже этот коэффициент, тем больше или меньше в нем слогов со стечением согласных. Близость коэффициентов говорит о том, что такое трудное для усвоения явление, как стечение согласных, в контактирующих языках примерно равновероятны, хотя конкретный состав стечений может значительно варьироваться.

4. Можно предположить, что наибольшее количество ошибок встретится в подсистеме щелевых согласных, т.к. степень подобия здесь чрезвычайно низка (— 0,2). Низкая степень подобия и в подсистеме взрывных — 0,07.

5. 50% всех неэквивалентных фонем составляют мягкие согласные русского языка (в осетинском языке отсутствует противопоставление согласных по твердости/мягкости, т.к. мягкость здесь носит позиционный характер).

Тем не менее, сопоставительная характеристика фонологических систем осетинского и русского языков дает нам основания утверждать, что учащиеся-осетины, приступая к изучению русского языка в фонетическом (акустико-артикуляционном плане) имеют более высокий уровень готовности, чем это принято в существующих методиках для национальной школы. Утверждая это, мы опираемся на то, что основные акустико-артикуляционные особенности произношения и восприятия единиц звукового строя русского языка учащимся-осетинам известны из опыта владения родным языком, так как в родном языке представлены все, за исключением мягкости-твердости, дифференциальные признаки согласных русского языка. Более того, русским мягким как особым фонемам в осетинском языке имеются эквиваленты в виде палатализованных согласных, которые хотя и не имеют статус особых фонем, могут выступать в качестве акустических и артикуляционных образов мягких русских согласных.

Частотность фонем в каждом из контактирующих языков отличается достаточно серьезно, а следовательно, различается и вероятность их появления в речевой цепи русского и осетинского языков. Вместе с тем, это пока лишь самые общие подходы к интересующей нас проблеме. Так как в центре внимания не частотность отдельных фонем, а частотность их классов, которые интегрируются или дифференцируются различительными признаками.

Очень интересную идею в лингвистическом плане выдвинул В.К. Журавлев, предложив оригинальную методику подсчета «силы» фонологической оппозиции1. По его мнению, различительная сила фонологической оппозиции может быть объективно вычислена по двум характеристикам:

1) по числу членов, коррелятивных пар, противопоставленных по тому или иному дифференциальному признаку;

2) по отношению числа позиций нейтрализации к числу позиций различения по данному признаку.

Как нам представляется, такой подход к определению функциональной нагрузки тех или иных оппозиций на основе предложенных В.К. Журавлевым в дидактическом плане недостаточен. Поэтому мы в своем исследовании при анализе структур консонантизма исходили не из одного, а из ряда критериев:

1) мощность оппозиций, фонологических категорий (классов фонем);

2) различительная сила оппозиций в сопоставляемых языках;

3) устойчивость оппозиций;

4) мера подобия структур консонантизма.

Каждый из предложенных нами четырех критериев в дидактическом плане играет особую, присущую только ему роль. Рассмотрим наше понимание каждого из этих критериев в отдельности.

1. ^ Мощность оппозиций мы предлагаем понимать как числовой показатель количества пар согласных, противопоставленных по данному признаку. Группируя классы фонем по этому признаку, мы, во-первых, очерчиваем сферу его действия в каждой из сопоставляемых фонологических систем. Ведь функциональность любого дифференциального признака напрямую связана с числом интегрируемых и дифференцируемых им фонем, она зависит не от их количества, а от вероятности их появления в речевой цепи. В принципе, конечно, можно говорить о том, что количественный состав влияет на функциональность признака, но реально это не всегда так. Ниже постараемся показать, что признак, различающий меньшее количество пар, может быть более функционален, а следовательно, и более важен, чем признак, различающий большее количество пар. Во-вторых, понятие мощности играет существенную роль в том, как будут сгруппированы фонемы в одном и другом языках.

Кроме того, понятие мощности можно реально использовать для примерной оценки экономии времени при переходе от «поштучного» изучения языков к усвоению классов фонем. Так как, само собой разумеется, что если какой-либо признак присущ только одной фонеме, то будем ли мы рассматривать ее индивидуально, называя особым звуком или фонемой, это никакой экономии не дает. Иное дело, если по этому признаку противопоставлена целая группа пар, всем членам которых присущи не индивидуальные, а общие, классные свойства, определяющие их одинаковую сочетаемость, одинаковые позиции, одинаковые условия нейтрализации и т.д., то это дает экономию времени, соотносительную с мощностью класса.

Класс фонем (фонематическую категорию) формируют дифференциальные признаки, одни из которых формируют классы (категории) с большим количеством элементов, а другие с меньшим. Этот критерий определяет лишь количественный состав каждого класса фонем и не может использоваться в качестве критерия упорядочения учебного материала.

Критерий мощности очень важен при сопоставительном анализе двух языков еще и потому, что неодинаковая мощность одних и тех же классов фонем в языках вызывает такие явления, как: 1) избыточная дифференциация, в результате чего при восприятии потока русской речи или при ее производстве одна и та же фонема воспринимается в качестве различных фонем; или 2) недодифференциация, в результате которой разные фонемы русского языка носителем другого языка воспринимаются как одна фонема. Так, например, осетинские учащиеся нередко фонемы П, Т, К в середине слова воспринимают и произносят правильно, а в начале слова перед гласной и в конце слова после гласной воспринимают и произносят как соответствующие придыхательные.

Наоборот, неразличение русских мягких и твердых фонем связано с тем, что прежний речевой опыт, накопленный на родном языке, не дает возможности разграничить русские мягкие и твердые согласные, так как в родном языке этот дифференциальный признак отсутствует.

Сопоставление одного и того же класса фонем дает возможность в обоих языках:

1) объективно прогнозировать возможные ошибки учащихся вследствие межъязыковой интерференции;

2) очертить границы использования межъязыкового переноса.

Подводя итоги сказанному о мощности, можно сделать вывод о том, что в дидактическом плане этот критерий учитывать важно, но не в плане упорядочения логики последовательности овладения дифференциальными признаками, где приоритет следует отдать не мощности, а различительной силе.

2. ^ Различительная сила оппозиций (различительная сила дифференциальных признаков). В отличие от В.К. Журавлева, этот критерий нами рассматривается в качестве самостоятельного, не зависящего от мощности оппозиций. Он вычисляется на основе суммарной вероятности появления в речевой цепи фонем с данным признаком, где этот признак реально функционирует, позволяя отождествлять и различать фонемы в потоке речи. Именно этот критерий и нужно учитывать в первую очередь при определении последовательности ввода оппозиций для выделения и осознания другого дифференциального признака.

3. ^ Устойчивость оппозиции. Фонемы разных классов в одном и том же языке подвергаются различным изменениям в потоке речи. Наоборот, фонемы эквивалентных классов в разных языках ведут себя по-разному. Например, в русском языке при склонении существительных мужского рода на твердый согласный этот конечный согласный перед гласными переднего ряда палатализируется. Звонкие согласные в конце слова оглушаются, а глухие перед звонкими озвончаются. Но при этом сам по себе фонемный состав морфем не изменяется, что и находит отражение на письме, где фонемы как единицы устной речи обозначаются одними и теми же буквами, независимо от того, что в произношении они как бы трансформировались в парные по твердости/мягкости или глухости/звонкости фонемы. Изменение фонетического облика слова и морфемы говорит лишь о том, что в определенном окружении нейтрализовался тот или иной признак.

В осетинском же языке, в отличие от русского, нейтрализации фонем по глухости/звонкости в конце слова, как правило, не происходит. Поэтому критерий устойчивости оппозиций приобретает особую значимость при планировании процесса овладения языком. Учет этого критерия делает необходимым обучение восприятию и произношению фонем не только в сильной, но и в слабой позиции. Это особенно важно в случае наличия одинаковых классов фонем в обоих изучаемых языках, т.к. одни и те же классы в разных языках ведут себя по-разному и закономерности их поведения в речевой цепи родного и русского языков весьма различны. Поэтому без учета особенностей и устойчивости оппозиций разных классов фонем не может быть разработана такая методическая система, при которой у обучающихся постепенно формировались и углублялись бы представления о фонеме как о системе аллофонов, о закономерностях и нормах трансформации фонемы в слабой позиции в различные аллофоны. Учитывая, что процесс, если так можно выразиться, аллофонизации носит не индивидуальный для каждой фонемы, а классный характер, и закономерности аллофонизации присущи всем фонемам одного и того же класса, можно считать, что анализ классных свойств играет тоже немаловажную роль в планировании учебной деятельности. Учет этого критерия дает возможность построить учебный процесс таким образом, чтобы полнее и лучше осознать и усвоить внутриязыковые аналогии, усилить способность «фонологического слуха».

Устойчивость фонологических оппозиций мы считаем возможным вычислить как отношение вероятности нейтрализации фонем по тому или иному признаку к вероятности появления фонем данного класса в речевой цепи и на этой основе уточнить сильные и слабые позиции, характер, направление и тип нейтрализации в слабых позициях для каждого класса фонем, то есть конкретизировать и содержание работы над каждым классом фонем в заданных пределах орфоэпичности речи.

4. ^ Мера подобия структур консонантизма и вокализма. Этот критерий необходим в качестве интегральной характеристики подобия структур подсистем фонем. Он определяет объем «трудностей» усвоения одного языка носителем другого.

Рассматривая дифференциальный признак в качестве системообразующего фактора, структурирующего консонантизм в русском и осетинском языках, сделаем попытку провести сравнительный анализ дифференциальных признаков в компонентах осетинско-русского двуязычия. Такое сопоставление целесообразно проводить с точки зрения мощности классов фонем и различительной силы оппозиций (то есть различительной силы дифференциальных признаков).

Для любой динамической системы, то есть системы, развивающейся во времени и изменяющей свои состояния, принципиальное значение имеет определение ее исходного состояния.

Что же формирует этот исходный базис консонантизма, на котором возводится его полная и развернутая система? Отсюда встает и другой вопрос: как происходит постепенное становление представлений об этом базисе у носителей языка?

Ответ достаточно прост. На основе деления звуков на гласные и согласные. Но тут же встает следующий вопрос. А в системе консонантизма?

Очевидно, что для ответа на этот вопрос деление на гласные и согласные ничего не дает. Для выявления исходного базиса структурирования внутри консонантизма нужны другие основания, другие критерии. Постараемся выявить их.

Для выявления этого исходного базиса нужно иметь два основания. Одно из них — шум, другое способ и место образования шума. Поэтому сопоставим русские и осетинские согласные фонемы по этим признакам и представим их соотношение в виде двух таблиц № 1 и № 2.

Таблица 1
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   20

Добавить документ в свой блог или на сайт

Похожие:

Проблемы филологического образования сборник научных трудов iconКнига Сборник научных трудов
Исторический опыт хозяйственного освоения Западной Сибири. Книга Сборник научных трудов под ред. Ю. Ф. Кирюшина и А. А. Тишкина....

Проблемы филологического образования сборник научных трудов iconСборник научных работ «Славута» Днепродзержинского государственного...
Приглашаем Вас принять участие в Международной научно-практической конференции студентов, аспирантов и молодых ученых «день науки»,...

Проблемы филологического образования сборник научных трудов iconСписок научных трудов доцента Калашникова С. Б
Сборник трудов молодых ученых и студентов Волгоградского государственного университета. — Волгоград, 1996

Проблемы филологического образования сборник научных трудов iconСписок научных трудов профессора буяновой л. Ю. За 2012 год статьи
Буянова Л. Ю. Pr-текст как суггестивно-информационный феномен: специфика вербально-семиотической и прагматической репрезентации//Язык....

Проблемы филологического образования сборник научных трудов iconПедагогика искусства: вопросы истории, теории и методики межвузовский...
П 24 Педагогика искусства: вопросы истории, теории и методики : Межвузовский сборник научных трудов. Вып Саратов: Издательский центр...

Проблемы филологического образования сборник научных трудов iconСтатья опубликована: Русский сборник: Сборник научных трудов, посвященный...

Проблемы филологического образования сборник научных трудов iconСтановление теории сценографии и ее роль в науке о театре
Сборник научных трудов: «Искусство и эстетическая культура». С. Пб., 1992, с. 149 – 157

Проблемы филологического образования сборник научных трудов iconКонкурс проектов 2014 года по изданию научных трудов, являющихся...
Российский фонд фундаментальных исследований (рффи) объявляет о проведении Конкурса проектов 2014 г по изданию научных трудов, являющихся...

Проблемы филологического образования сборник научных трудов iconСборник материалов Международной научной конференции «Проблемы историко-научных...

Проблемы филологического образования сборник научных трудов iconСборник статей итоговой научно-практической конференции научных сотрудников...
России и Татарстана: проблемы энциклопедических и науковедческих исследований : сборник статей итоговой научно-практической конференции...



Образовательный материал



При копировании материала укажите ссылку © 2013
контакты
www.lit-yaz.ru
главная страница