История английской литературы. Том II. Выпуск второй




НазваниеИстория английской литературы. Том II. Выпуск второй
страница9/54
Дата публикации13.06.2013
Размер7.52 Mb.
ТипДокументы
www.lit-yaz.ru > Литература > Документы
1   ...   5   6   7   8   9   10   11   12   ...   54

5



Едва ли не самым прославленным стихотворцем викторианской Англии был

Альфред Теннисон (Alfred Tennyson, 1809-1892). Его широкая известность среди

буржуазных читателей основывалась главным образом на его лирических стихах и

поэмах.

По тематике и методу своей поэзии Теннисон примыкает во многом к

традициям "Озерной школы". "Идиллическая" трактовка сельской жизни

сочетается в его творчестве с эстетско-морализаторской трактовкой

средневековых сюжетов. Вордсворт одобрительно отзывался о деревенских

идиллиях Теннисона. Следует, однако, заметить, что от своих учителей и

предшественников, поэтов "Озерной школы", в особенности от Вордсворта и

Кольриджа, Теннисон отличался и гораздо меньшими масштабами своего

поэтического дарования и, соответственно, гораздо более подражательным

характером своего творчества. То, что у Вордсворта или Кольриджа звучало

свежо и поэтически страстно, у Теннисона часто приобретало застывшие

академические формы, "хрестоматийный глянец", становилось своего рода общим

местом.

Как поэт Теннисон всего сильнее в своих лирических картинах деревенской

жизни. Так, у читателей пользовалась значительной известностью его "Королева

мая", "Дочь мельника" (частично переведенная на русский язык С. Я. Маршаком)

и др.

Достоинства этих произведений связаны с его уменьем чувствовать красоту

природы и пользоваться вслед за поэтами "Озерной школы" художественными

приемами национального песенного фольклора.

Подчеркнутая "идилличность" произведений Теннисона из жизни деревенской

Англии была, однако, для его времени вопиющим анахронизмом, и это придает им

характер литературной стилизации, резко отличающей их от подлинной народной

поэзии. Даже там, где поэт вводит в свои деревенские идиллии драматические

столкновения, они по большей части оказываются условными и произвольными,

отнюдь не отражая действительных типических обстоятельств жизни простых

людей сельской Англии. Так, например, на исключительном совпадении

происшествий основан сюжет "Еноха Ардена" (Enoch Arden, 1864). Герой этой

поэмы, рыбак, ушедший в матросы, терпит кораблекрушение, долгие годы живет

на необитаемом острове в тропиках и возвращается домой никем не узнанный,

после того как его жена, напрасно прождав его двенадцать лет, вышла замуж за

другого.

Терпение, самоотречение, смирение перед лицом "неисповедимой воли"

провидения - "мораль" большинства произведений Теннисона из деревенской

жизни, которую он, вслед за Вордсвортом, показывает по преимуществу как

прибежище патриархальных косных традиций. Исполненный благочестивого

самоотречения умирает, покорствуя судьбе, Енох Арден; умирает в надежде

"успокоиться в сиянии господа" юная Алиса, деревенская "королева мая";

отрекается от собственного счастья безответная Дора в одноименной поэме из

фермерской жизни.

В своих балладах Теннисон охотно обращается к теме гармонического

содружества классов, используя (как Дизраэли в сюжете "Сибиллы") заведомо

неправдоподобные, романтические ситуации, в которых любовь "уравнивает"

социальные контрасты. Так, в балладе "Леди Клер" лорд Рональд сохраняет

верность своей невесте, хотя она и освобождает его от данного ей слова,

узнав, что она - не знатная наследница, а нищенка, которой подменили в

колыбели настоящую леди Клер. В балладе "Лорд Бэрли" герой женится инкогнито

на скромной простолюдинке, тронувшей его своей преданностью, и только после

свадьбы открывает ей свое имя, титул и богатство. В стихотворении "Леди

Клара Вир де Вир" Теннисон предлагает надменной леди Кларе учить деревенских

сирот читать и шить - умилительная, но весьма далекая от реальной жизни

идея.

Характерно в этой связи стихотворение "Годива", где героиня, знатная

леди, выступает заступницей обездоленных бедняков. По требованию своего

жестокого мужа, графа Ковентри (полагавшего, что ей не под силу будет

исполнить это условие), леди Годива, преодолевая женскую стыдливость, нагая

верхом на коне объезжает весь город, чтобы такой ценой избавить жителей от

новых тяжелых поборов. Это средневековое предание Теннисон обдуманно

вставляет в нарочито современную, индустриальную рамку: оно вспомнилось ему

на железнодорожном вокзале в Ковентри. Легенда о благочестивой леди,

покровительнице смиренных бедняков, призвана, таким образом, по замыслу

поэта, служить укором и назиданием капиталистической современности {"Годива"

была переведена на русский язык М. Л. Михайловым.}. Чаще, однако, Теннисон

предпочитал обходить наболевшие темы, связанные с конфликтом "двух наций".

Лишь однажды, в стихотворении "На почтовом тракте" (Walking to the Mail) он

бегло помянул чартизм как проявление извечной борьбы "двух партий - тех, кто

нуждается, и тех, кто владеет", и пренебрежительно приравнял рабочие

волнения к бессмысленной шутовской проделке барчуков-студентов, о которой

вспоминает герой стихотворения. Много позднее, в пьесе "Майское обещание"

(The Promise of May, 1882) он попытался свести счеты с социализмом: "злодей"

этой пьесы, самодовольный и пошлый хлыщ, совратитель фермерских дочек,

рекомендуется зрителям как "социалист, коммунист, нигилист" и

разглагольствует о том, что "земля принадлежит народу", пока не получает в

наследство поместья богатого дядюшки. Пьеса эта, как и другие драмы

Теннисона ("Королева Мария", "Гарольд", "Бекет"), не имела успеха на сцене.

Уклоняясь от тем, сюжетов и образов, которые заставили бы его

обратиться к действительным страданиям и чаяниям английского народа,

Теннисон, однако, с гордостью заявлял, что идет в ногу с современностью,

затрагивая злободневные философские проблемы; "мой отец был первым, кто ввел

Эволюцию в поэзию", - писал его сын и биограф X. Теннисон. Философские

претензии Теннисона как поэта основываются на том, что он пытался сочетать

позитивистское "наукообразие" с традиционным христианским благочестием,

столь характерным для поэзии английского реакционного романтизма. Это

сказывается, например, в обширной дидактической поэме Теннисона "In

memoriam" (1850), написанной на смерть его друга, сына историка Халлама.

Основной лейтмотив этой поэмы - утверждение веры в загробную жизнь,

примиряющей поэта с безвременной утратой близких, - сопровождается слабыми

отзвуками сомнений и недоумений в духе позитивистского агностицизма.

Особенное значение придавали Теннисон и его почитатели двум его программным

стихотворениям - "Локсли Холл" и "Локсли Холл шестьдесят лет спустя". Первое

появилось в 1842 г., второе - сорок четыре года спустя, в 1886 г.

Написанные в форме "драматического монолога", как определял ее сам

поэт, эти стихотворения осмысляют разочарования и утраты, понесенные героем,

от лица которого идет рассказ, в свете общих перспектив "прогресса"

цивилизации. В первом стихотворении рассказчик, потрясенный неверностью

возлюбленной, которая предпочла ему более состоятельного жениха, уже готов

покинуть Англию и, в порыве романтического отчаяния, искать прибежище на

Востоке, в Индии, среди "варваров", вдали от пароходов и железных дорог...

Но вера в преимущества буржуазного прогресса успокаивает его; он остается в

Англии, объявляя, что "пятьдесят лет в Европе лучше, чем целый цикл веков в

Китае". Во втором стихотворении, "Локсли Холл шестьдесят лет спустя",

Теннисон заставляет престарелого рассказчика оспаривать собственный

юношеский оптимизм. В успехах науки, в опасных знамениях демократии он видит

тревожные признаки общественных перемен. Его пугают воспоминания о

французской революции, когда "народ восстал, как демон, и с воплем залил

кровью свет"; ему чудятся призраки новой Жакерии и нового якобинства. В

литературе его тревожит смелое разоблачение пороков и страстей, которое

"пятнает девичье воображение грязью из корыта золяизма". "Хаос, космос,

космос, хаос", - твердит он в унынии и растерянности и цепляется за религию

как единственный якорь спасения, объявляя, что земные законы "эволюции"

недостаточны, чтобы поддержать общественный порядок: "бог должен вмешаться в

игру". Убогие по мысли и назойливо резонерские по своей поэтической форме,

эти стихотворения, в свое время весьма серьезна обсуждавшиеся буржуазной

английской критикой, выдают всю необоснованность притязаний Теннисона на

роль поэта-философа.

В 1850 г. он сменил Вордсворта на посту придворного поэта-лауреата, а

позднее получил от правительства королевы Виктории баронский титул в награду

за свои литературные заслуги.

Политическая поэзия Теннисона составляет самую слабую часть его

литературного наследства. Он сочиняет льстивую "Оду на смерть герцога

Веллингтона" и эпитафию генералу Гордону (убитому африканскими повстанцами в

Судане), где этот офицер предстает в виде благородного "господнего воителя".

Он откликается на военные действия англичан в Крыму казенно-патриотическими

стихами ("Атака легкой кавалерийской бригады" и "Атака тяжелой кавалерийской

бригады под Балаклавой"), воспевает подавление восстания сипаев в Индии

("Оборона Лакноу") и сочиняет многочисленные верноподданнические панегирики

королеве Виктории и членам ее семейства.

Центральное место в творчестве Теннисона занимает цикл поэм, над

которым он работал на протяжении многих десятилетий, - "Королевские идиллии"

(The Idylls of the King), вышедшие в 1859 г. и несколько дополненные

впоследствии. Теннисон положил в основу этого цикла средневековые предания о

короле Артуре и рыцарях Круглого стола, обработанные в XV веке Томасом

Мэлори. Подлинный дух средневековой поэзии в "Королевских идиллиях"

Теннисона, однако, отсутствует. Поэт-лауреат старательно смягчает краски,

живописующие бурные страсти средневековья, сглаживает острые углы в развитии

сюжетов. По сравнению с Мэлори (который сам в свою очередь подверг

значительной переделке более ранние источники), повествование у Теинисона

выглядит вялым и многословным. Поэтичность "Королевских идиллий" ослабляется

не только искусственной и нарочитой стилизацией под средневековье, но и

навязчивой назидательностью общего замысла цикла. Сам Теннисон считал

идейным стержнем всех двенадцати поэм, входящих в состав "Королевских

идиллий", историю борьбы "души против чувственности". Эта дидактическая

аллегория не проводится автором с полной последовательностью; иногда она

отступает на задний план; но она достаточно назойливо заявляет о себе всюду,

лишая образы действующих лиц их пластической рельефности и человеческой

жизненной теплоты и придавая надуманный характер развитию событий. "Мораль"

всего цикла раскрывается наиболее ясно в поэме "Гиневра", где король Артур

упрекает жену, изменившую ему с сэром Ланселотом, в том, что она погубила

дело всей его жизни, внеся греховное начало в благородное сообщество рыцарей

Круглого стола и отвратив его сподвижников от служения рыцарским

добродетелям. Король Артур изъясняется, как заправский пастор, - иронически

заметил об этой сцене романист Мередит. Первые читатели "Королевских

идиллий" усматривали в идеализированной фигуре короля Артура и

непосредственную связь с современностью: сам Теннисон, в предпосланном поэме

"Посвящении", обращаясь к королеве Виктории, посвятил "Королевские идиллии"

памяти ее умершего мужа, принца Альберта, и с верноподданническим усердием

постарался связать его образ с образом своего "идеального рыцаря".

В "Королевских идиллиях" в целом нельзя не заметить отголосков того же

уныния и тревоги, которые звучат в стихотворении "Локсли Холл шестьдесят лет

спустя". Идеализированный Камелот короля Артура и сообщество рыцарей

Круглого стола гибнут под натиском греховных роковых сил, подрывающих их

изнутри. В романтически стилизованных образах поэмы в опосредствованной

форме, между строк, дает себя знать пессимизм поэта, смотрящего на жизнь с

позиций общественной реакции и сознающего, что старое не может выдержать

напора новых общественных сил.

Творчество Теннисона, пользовавшееся при жизни поэта широкой

популярностью, уже тогда встречало заслуженно иронические оценки у передовых

читателей. Сатирический роман Марка Твена "Янки при дворе короля Артура"

(позднее значительно переросший рамки своего первоначального замысла) возник

как пародия на фальшивую эстетизацию рыцарских романов Артурова цикла,

введенную в моду Теннисоном. Вильям Моррис подсмеивался над его "очередными

маленькими порциями легенды об Артуре" и противопоставил его искусственной

поэтизации Средних веков свое гораздо более глубокое понимание

средневековья.


1   ...   5   6   7   8   9   10   11   12   ...   54

Похожие:

История английской литературы. Том II. Выпуск второй iconПрограмма факультатива «История английской литературы»
Курс «История английской литературы» рассчитан на 1 год обучения в 9 класс (1 час в неделю)

История английской литературы. Том II. Выпуск второй iconИстория античной эстетики высокая классика история античной эстетики, том III
Настоящая книга представляет собой продолжение двух других книг того же автора "История античной эстетики (ранняя классика)" (М.,...

История английской литературы. Том II. Выпуск второй iconТиппельскирх История Второй мировой войны. Блицкриг «История Второй...
Второй мировой войны. Этот капитальный труд увидел свет в 1954 году и до сих пор не потерял актуальности. Данная книга представляет...

История английской литературы. Том II. Выпуск второй iconРоль английской литературы для детей дошкольного возраста
Английский лучше всего начинать учить с 3 лет. Я проводила исследование этого вопроса, когда училась в педагогическом институте,...

История английской литературы. Том II. Выпуск второй iconИстория русской литературы второй половины XIX века учебно-методическое пособие
Печатается по решению кафедры литературы и редакционно-издательского совета Псковского государственного педагогического университета...

История английской литературы. Том II. Выпуск второй iconАннотация к рабочей программе дисциплины
«Введение в литературоведение», «Устное народное творчество», «История русской литературы древнерусского периода», «История русской...

История английской литературы. Том II. Выпуск второй iconАннотация к рабочей программе дисциплины
«Введение в литературоведение», «Устное народное творчество», «История русской литературы древнерусского периода», «История русской...

История английской литературы. Том II. Выпуск второй iconИстория античной эстетики софисты. Сократ. Платон история античной эстетики, том II
Настоящая книга представляет собой продолжение другой книги того же автора "История античной эстетики. Ранняя классика" (в дальнейшем...

История английской литературы. Том II. Выпуск второй iconАлександр Сергеевич Пушкин Стихотворения 18231836
«Собрание сочинений в десяти томах. Том второй»: Государственное издательство Художественной Литературы.; Москва; 1959

История английской литературы. Том II. Выпуск второй iconАлександр Сергеевич Пушкин Стихотворения 1823-1836
«Собрание сочинений в десяти томах. Том второй»: Государственное издательство Художественной Литературы.; Москва; 1959



Образовательный материал



При копировании материала укажите ссылку © 2013
контакты
www.lit-yaz.ru
главная страница