Общее расстояние = 64. 000 км




НазваниеОбщее расстояние = 64. 000 км
страница8/13
Дата публикации14.06.2013
Размер1.84 Mb.
ТипДокументы
www.lit-yaz.ru > Литература > Документы
1   ...   5   6   7   8   9   10   11   12   13
Заир

Дистанция по Заиру примерно =2500km: KINSHASA - Mikala - Kikwit - Idiofa - Kapia - Dibaya-Lubwe - Ilebo - Kananga - Mwene-Ditu - Kamina - Likasi - Lubumbashi - Kasumba -

Примерно через час паром причалил к противоположному берегу и, все пассажиры хлынули на выход. Здесь произошел эпизод, неприятно поразивший меня: один из «челноков», тащивший на спине огромный ковер, нечаянно задел им полицейского, стоящего на выходе, тот сразу же выхватил из-за голенища розгу и три раза изо всей силы ударил парня по голой спине. Парень даже и не подумал сопротивляться или возразить, да и окружающие никак не отреагировали, видимо это практикуется здесь постоянно. Да, подумал я, здесь мало что изменилось со времен рабовладельцев.

Этот эпизод напрямую нас не касался, но уже через полчаса мы сами стали жертвой произвола полицейских. Пройдя таможенный досмотр, мы направились в строну Российского посольства по улицам больше похожим на городские, чем в столице покинутого Конго. Тут возле нас остановился автомобиль, в котором сидело четверо мужчин. Спросив, куда мы идем, они предложили подвезти нас. Мы, без задней мысли, согласились и сели на заднее сиденье, поставив рюкзаки на колени. При этом, один из сидящих на заднем сиденье, вышел из машины. Я подумал, что он не поедет дальше, но когда мы сели, он тоже сел возле меня. При этом у меня появилось недоброе предчувствие, которое скоро оправдалось.

Как только мы тронулись, сидящий на переднем пассажирском сиденье, повернулся к нам и, показав полицейское удостоверение, потребовал предъявить документы. После границы оба паспорта находились у меня и, я не артачась, открыл их на странице с визами и, держа в руке, показал. После этого он заявил, что видел у нас камеру, а снимать здесь без специального разрешения запрещено, поэтому он должен изъять пленку.

Ну, это было уже слишком. И я сказал, что для этого он должен повезти меня в офис и оформить изъятие. В ответ - он вынул пистолет и направил на меня, а тот, что сидел рядом, достал наручники и, они хором сказали на английском давай прямо сейчас!!! Все стало понятно, им вовсе нужна не пленка, а камера, и не только. Да, ситуация была не из приятных: Мы сидели зажатые посередине между двумя здоровыми мужиками, плюс на коленях у нас были рюкзаки. Хорошо еще, что они понимали по английски и мы были в центре города, где много светофоров и пешеходов.

Я прикинулся простачком, не понимающим, что происходит. Достав свою видевшую виды видеокамеру, явно не выглядевшую новой, я сказал. – Да, пожалуйста, берите, но она поломана. Предвидя вопрос о проверке наличных, нелегально ввозимых в страну, добавил, - Вообще-то, мы едем в посольство, так как нас обворовали на пароме.

Словесно обрабатывая их, я далеко не был уверен, что они на 100% поверят мне и не захотят проверить, вывезя нас за город, поэтому, незаметно левой рукой достал и приготовил газовый баллончик, чтобы, в случае необходимости, использовать его. Я понимал, что всем сидящим в автомобиле достанется перечная смесь, но если я распылю ее в момент остановки на перекрестке, то они откроют окна и двери и, мы сможем выбраться. Правда, «полицейский» мог и выстрелить. К счастью, до этого не дошло. На следующем перекрестке я, прежде чем использовать баллончик, решил попробовать другой вариант и, если он не сработает, тогда «газовая атака.

Когда машина остановилась на перекрестке и мимо нас пошли пешеходы, я сказал жене - Делай, как я, - и, привстав, стал стучать в заднее стекло, не выпуская баллончика из левой руки. Жена стала стучать в правое стекло и кричать, - Help mе! Тот, который с пистолетом, ударил мне рукояткой по большому пальцу ноги, которой я переставил и держал переключатель автоматической коробки, переключив ее в положение «Парковка».

В результате, автомобиль вовремя не тронулся на зеленый свет, водители стали сигналить, пешеходы – оглядываться на происходящее в машине. Когда опять зажегся «зеленый», водитель выехал за перекресток и, остановившись, открыл дверцу снаружи и, со злостью выбросил наши рюкзаки. Жена поспешила выйти тоже, а я еще по вредничал, сказав сидящему слева, чтобы он выпустил меня, тем самым показав, что не боюсь их. Они ведь рассчитывали. Что мы, со страху, отдадим им все, а, столкнувшись с неожиданной реакцией, решили – не рисковать.

Когда в посольстве мы рассказали об инциденте, то нам ответили, что мы еще легко отделались. Несколько раз русские туристы приходили к ним с жалобой, что их арестовали на улице за то, что они фотографировали (хотя при получении визы, никто не предупреждал об этом запрете). После проверки имущества и паспортов, из сумок исчезала вся наличка и кредитки. Посольство направляло ноты, но полицейские обвиняли туристов во лжи, а у тех не было никаких доказательств. Им ничего не оставалось делать, как звонить в банк и заявлять об утере карточки, пока с нее не успели снять все. Мораль сей басни такова: никогда не капитулируйте и не берите с собой кредитки, или наличку простая дебитная банковская карточка гораздо лучше защищена.

Российское посольство в Демократическом Конго оказалось более демократичным. Мы переночевали на его территории, а доктор Сергей и его жена Наташа угостили нас русской едой и дали в дорогу медикаменты.

^ Вот мы опять в дороге. Впереди 2200 километров до города Люмум-Баши, по дороге на которой грузовик развивает скорость аж 1000 километров в месяц. Пешком, идя без выходных, мы можем пройти за месяц 900 километров, а визу больше, чем на 30 дней не дают, что делать?

Лететь самолетом дорого и неинтересно. Какие еще варианты? Мы изучили карту и увидели, что от центра до промышленной столицы есть железная дорога, кроме того, есть реки, по виду судоходные, что может ускорить наше передвижение.

В посольстве никакими сведениями, подтверждающими наше предположение, не располагали, поэтому наш план, естественно, не одобрили. Был еще один вариант: ехать до порта, а дальше, на юг морем. Но, ниже, в Анголе, по словам посольских, тоже неспокойно, плюс полно болезней, да и вариантов потом мало останется. А так, добравшись, до водопада Виктория, который мечтает увидеть Вероника, мы можем двинуться хоть на западное побережье и дойти до мыса Доброй Надежды, хоть на восток – и забраться на Килиманджаро.

К сожалению, на оба эти варианта у нас не хватало ни времени, ни денег. Мы не ожидали, что Африканские визы окажутся такими дорогими. В общем, мы пошли в сторону Виктории и заночевали в католической миссии на окраине Киншасы.

Да, чуть не забыл. Посольство Замбии было закрыто на пару дней по случаю какого-то их национального праздника, поэтому, чтобы не терять время, мы решили получить визу в Люмумбаши и, Российское посольство выдало нам письмо визовой поддержки, чтобы облегчить нам эту задач, но нам эта бумага впоследствии очень пригодилась в неожиданном аспекте.

Далеко не все читатели знают, что это такое. Опишу ее. Бумага скреплена Российской гербовой печатью и солидной «шапкой», поэтому в Африке для чиновников и полицейских она выглядит очень внушительно. На ней: фамилии, наши паспортные данные и просьба выдать нам визы. Кроме этого у нас штук 10 ксерокопий наших паспортов, которые мы предусмотрительно носим с собой после похода через Вест Сахару. Там на каждом проверочном пункте требовали оставить копию, а если же у нас ее не было, то приходилось платить за нее минимум один доллар. На тех же пунктах, где нет копирующей. аппаратуры или электричества, нас задерживали минимум на полчаса, чтобы от руки переписать данные с паспортов в книгу учета.

^ Та же ситуация повторялась в Чаде, затем, в Конго, но мы уже имели копии, что очень облегчало нам передвижение.

На выходе из столицы, первый проверочный пункт, где мы оставили по первому экземпляру копий но ничего больше, хотя полицейские очень настаивали на уплате штрафа за то, что мы не зарегистрировали свое пребывание в столице. Впрочем, приезжающие в Москву африканцы, да и, вообще, все приезжие тоже сталкиваются с этим, так что нам - россиянам, грех жаловаться.

Как мы и надеялись, первые несколько десятков километров дороги были асфальтированы и мы, естественно, проехали их автостопом. Не нужно быть математиком чтобы подсчитать, какова скорость автомобиля на плохих участках дороги, если на 100 км асфальтированном участке после Киншасы и, надеемся, перед Люмумбаши автомобиль движется со скоростью 60 км/час.

Асфальт вскоре закончился и мы пошли пешком, по-возможности, ночуя в маленьких деревнях, так как в поселках побольше к нам непременно подходили полицейские и, под любым предлогом требовали взятку. Но я не зря в свое время изучал психологию и быстро понял, что у жителей Заира, где-то глубоко внутри сидит уважение к белому человеку, я бы даже сказал, раболепие, которое, возможно сформировалось за то время пока,страна была Датской колонией. Они, возможно, сами не осознают этого и, пользуясь служебным положением, пытаются надавить на нас, как делают это со всеми окружающими, но когда белый человек ведет себя подобающе, они тушуются. Естественно, чем выше чин, тем труднее поставить его на место, но все они очень боятся потерять свое кресло.

Но не вздумайте пользоваться моим советом в стране, где идут военные действия, особенно направленные на смену правительства. Вас просто пристрелят до того, как в них появится раболепие – нет человека, нет проблем.

Кстати. Когда мы добрались до большого поселка Кионго, полицейские едва не забрали у меня камеру за то, что я не имею разрешения на съемку. Меня оставили в покое только после того, как я продемонстрировал ее неисправность.

Моя камера «Samsung» имеет два объектива, один для видео, другой – для фото, чтобы менять их нужно провернуть вращающуюся часть на 180 градусов. В нерабочем положении виден лишь один объектив – это редкая экспериментальная модель и, она удивляет даже белых, а, технически неграмотных вообще легко убедит в ее неисправности, тем более, если постучать ею по столу.

Мне пришлось прибегнуть к этому доводу, так как по радио мы только что услышали новость: оказывается, через три дня, как мы покинули столицу на улицах которой видели бронетранспортеры и танки с эмблемой ООН, там произошла вооруженная попытка смены власти. Военные действия продолжались три дня, унеся 60? Жизней.

В этот раз попытка не удалась. Из полит беседы во время визита в наше посольство я знал причину этих попыток: Заир – огромная страна с большим запасом природных ресурсов, но из-за отсутствия дорог, большинство из них недоступны. Так, например, месторождения алмазов имеющиеся практически на всей территории, промышленно разрабатываются только возле границы с Зимбабве в Люмумбаши. Кроме этого, карманы правительства насыщают деньги полученные от продажи электричества вырабатываемого четырьмя гидроэлектростанциями на реке Конго.

Подсчитано, что на Конго можно построить еще несколько станций которые смогут питать электричеством всю Африку. Но правительству вполне хватает имеющегося, которое они продают в четыре соседние страны, но, при этом у себя в стране электричества нет даже в областных центрах, таких, как, к примеру «Киквит».

Вообще, как мы поняли, пройдя через всю страну, верхушке нет никакого дела до нужд народа. Но они ведь не платят налоги, отвечает правительство возмущенной мировой общественности.

Когда одному из стоящих наверху кажется, что в его карманы попадает меньше, чем в другие, он обращается к народу - Доколе вы будете терпеть, берите в руки мачете и прогоните президента. Когда взамен его встану я, вы все будете жить лучше, особенно герои. А, если этот обиженный - генерал, так ему и вообще, карты, вернее автомат в руки. Естественно, если переворот удается, то новый президент тут же забывает свои обещания и народ продолжает жить в нищете, а непогибшим героям, в лучшем случае, остаются трофеи от мародерства. Но, президент тоже - не дурак, он никогда не отдаст все вооруженные силы под командование одного генерала.

Но, хватит политики, я написал этот абзац лишь для того, чтобы читатель понял, почему простой народ жалеет о том, что пару десятков лет назад из страны прогнали белых. При них было больше порядка и, у простых людей была работа. Мы не раз встречали заброшенные фермы, заводики по производству пальмового масла, сахара, водонапорные башни и пр. Кроме того, здесь раньше была асфальтовая дорога. Не поверите, идя по разбитой колее, мы, иногда, видели небольшие участки асфальта на уровне наших глаз! Не знаю, что заставило людей ездить по кювету вместо насыпи, может быть дорога была разбомблена, может - смыта ливнями, но это грустное зрелище, так же как и пришедшие в упадок, некогда добротные, аккуратные кирпичные домики на железнодорожных станциях.

Но их мы увидели позже, когда дошли до Ж.Д. А пока мы шли по деревням и за нами шли сотни ребятишек, видно, слышавшие от своих дедушек-бабушек истории о том, как они работали у доброго белого господина. Нет, я не за колонизацию, просто сердце кровью обливается, когда видишь, как люди, имеющие малейшую власть, обращаются со своим народом как со скотом. Почему то в других африканских странах, это выражено в гораздо меньшей степени. Что это, национальная черта конголезцев, или демократия по ЗАИРски?

Но вернемся на дорогу и рассмотрим, что делает ее столь "скоростной" поскольку читателю, как и нам трудно поверить что автомобиль преодолевает 2200 километров за 2 месяца. Не трудно подсчитать: что если он едет по 10 часов в сутки, то: 2200km:600час=3,66 км/ч! То есть меньше скорости пешехода! Вначале я подумал, что у водителей, которых я спрашивал об этом, просто не хватает пальцев, чтобы правильно подсчитать дни, но, проведя полтора месяца на этой "трассе", понял, что они не ошибаются и не врут, просто ни один из них, скорее всего не преодолевал все это расстояние целиком. Но, доставляя грузы в соседний областной центр, из бесед со своими коллегами они знали, сколько те ехали с противоположной стороны и т.д.

Думаю, что читателю, особенно водителям "дальнобойщикам" будет интересно узнать, с какими трудностями сталкивается их африканский коллега: Итак, груз и аванс получен (работа сдельная) бочки и канистры с топливом и маслом привязаны поверх груза в полтора-два раза превышающего грузоподъемность и габариты. В кабине водителя один-два помощника, у которых под ногами на полике наготове лежат "стояночные тормоза"- деревянные чурки с ручками, которые подкладывают под колеса во время остановки, или поломки на спусках-подъемах.

На выходе из города их обычно поджидает "калым"- левый" заработок. всегда есть люди с небольшим грузом, ожидающие немногочисленные попутки. Пассажиры взбираются наверх груза, привязывают свою поклажу к веревкам, стягивающим груз, и не зевай: Высоко сижу, далеко гляжу, но высоко падать, надо очень крепко держаться, как бы не стряхнуло на кочках, или не сбило веткой или лианой.

Как читатель уже понял, мы не раз были среди этих пассажиров. Это многочасовое "Родео" на быке-грузовике временами не очень приятно, например, когда, извините, хочется "пи-пи", но все пассажиры знают, когда будет следующая остановка: Когда сидящим в кабине захочется по нужде, в следующее населенном пункте, при поломке, или "пробке".

Какая пробка, подумает читатель, на дороге, по которой интенсивность движения одна-две машины в день? Надо сказать, что здешняя "пробка" намного больше похожа на пробку в бутылке, чем городская. Возникает она по двум причинам: машина забуксовала на глинистой одноколейной дороге, или хуже того, поломалась в месте где не разъехаться. Вы думаете, хозяин груза дурак - нанимает двух человек на весь рейс, тогда, как можно дать денег водителю, чтобы нанял грузчиков на месте?

Вот пара примеров: мы едем на грузовике, которому всего 20 лет (для Заира это новый) развиваем скорость аж до 20 км час, и тут, как назло, в самом узком месте среди джунглей стоит старый-престарый Форд с вырванной осью, за которую из-за неимения фар-копа его пытались вытащить из грязи, перед ним стоит грузовик, который ее вырвал, а водители и их помощники уже второй день с лопатами и мачете в руках сооружают объезд. Хотя с нашим прибытием добавилось еще 4 пары рабочих рук, нам потребовалось еще 2 дня, чтобы закончить эту работу и продолжить путь. Да что там мост, его привязали проволокой и поехали дальше, мы видели грузовики с полностью разобранными двигателями, водители которых ожидали запчасти, послав помощников в два противоположных конца, сколько он их будет ждать? А зарплата-то у них сдельная!

Но это еще что? Вот перед нами разрушенный мост, через одну из многочисленных рек. Когда его отремонтируют неизвестно- обычно в этих случаях водители прибегают к следующему варианту: договариваются с таким же бедолагой водителем на противоположном берегу, нанимают лодку и поменявшись грузами, отправляются в обратный путь. И не дай бог лодке перевернуться, тогда водителю домой лучше не возвращаться, будет рассчитываться до конца своей жизни.

Все познается в сравнении, теперь Российские водители, прочитавшие эти строки, будут знать, что условия труда у них просто Райские по сравнению с Африканскими. Единственное, что у них лучше, это погода- замерзнуть во время пурги им точно не грозит, а вот в количестве полицейских поборов на одну водительскую душу, мы им тоже явно уступаем: Поселения здесь редкие, примерно через каждые 100 км, и дорога, проходящая через него просто-напросто перегорожена шлагбаумом. Водитель, даже не чертыхаясь, вкладывает в документы бумажку, примерно равную $1 и идет к полицейскому дремлющему под навесом, который "проверив документы" позволяет ему открыть шлагбаум.

В общем, водителям не позавидуешь, нам тоже, особенно Веронике, у которой повышенная реакция на комариные и прочие укусы. Когда машина на которой мы едем в очередной раз надолго останавливается, мы продолжали путь пешком, иногда по неделе, так как на грузовиках обгоняющих нас, просто не было места.

Каждодневное "Фу-фу", палящее солнце и ночевки под ливневыми дождями- все эти романтические атрибуты присутствовали в нашем каждодневном рационе и в предыдущем Конго, но там полицейские не пытались любыми способами сорвать с нас куш. Вначале Вероника даже предлагала, чтобы я не жадничал и отдавал полицейским 5-10 долларов, вместо того, чтобы терять порой несколько часов на выяснение отношений, но вскоре поняла, что в таком случае наша наличка, которую здесь никак не пополнить уже давно бы закончилась.

Мне это вымогательство было хоть и неприятно, но я мог этому противостоять, а вот то, что видео-половина моей камеры таки перестала работать, меня сильно огорчило. Больше всего я не люблю чувствовать свою беспомощность, наверное, поэтому не люблю летать на самолетах. Хотя, что это я отвлекся, какие в джунглях самолеты, даже их след в небе я последний раз видел месяц назад.

Но вот и асфальт- областной город "Kikwit". Как только мы спрыгнули с попутки, к нам подошел полицейский и попросил документы. Я прикинул, город большой, полицейских много, суббота, аудиенции с начальством возможно придется ждать до понедельника в полицейском участке, что нам уставшим с дороги не очень улыбается, нет придется расщедриться. Я молча достал из сумки с камерой коллекцию бумажных купюр разных стран и, достав одну протянул ему. Пока в сгущающейся темноте он радостно считал на ней количество нулей, я остановил такси и попросил отвезти нас до главной церкви.

^ К счастью она оказалась на неосвещенной окраине, так как священники не решились пустить нас переночевать без разрешения полиции, и нам пришлось идти в сопровождении прихожан к другой церкви, затем еще одной, где проживал Архиепископ провинции Монсеньор Мину Косиала.

Несмотря на позднее время он радушно принял нас и угостив ужином, разместил в отдельной комнате с кондиционером. В городе не было централизованного электричества, но более или менее богатые организации и обыватели имели свои генераторы. За ужином я изложил Монсеньору наши проблемы, связанные с полицией, поэтому на утро священник с уважением отнесшийся к нашему путешествию, решил замолвить за нас слово в префектуре.

Он облачился в свою лучшую пурпурную мантию, мы сели в его автомобиль, и нанесли визит главе области, который направил нас к начальнику полиции, где нам должны были поставить штампы пропуска по этой провинции. Дело в том, что как оказалось, это была алмазная провинция, вход в которую для туристов только по специальным пропускам, которые, как оказалось нам надо было получать в столице, заплатив по 50 долларов, здесь же в полиции нам сказали, что не приди мы сюда сами, нас вполне могли бы посадить, или как минимум взять с нас по 50 долларов штрафа плюс по $50 за пропуски. Но из уважения к Би Шипу [Архиепископу], нам поставили штампы бесплатно.

Правда полицейские предупредили нас, что на следующую по нашему маршруту провинцию (тоже алмазную) их пропуск не действует. Тут меня осенила, как позже оказалось, весьма удачная идея - я предложил поставить штампы не в наши паспорта, [в моем паспорте оставалось уже не так много свободных страниц], а на оборотной стороне бумаги из Российского консульства, ведь там были все наши паспортные данные. Покончив с формальностями мы поехали за нашими рюкзаками, и отобедав со священником отправились дальше. Побольше бы таких людей среди священнослужителей: Образованный, говорит на нескольких языках, а главное добрый, я не имею в виду по отношение к нам, это можно видеть по его глазам и чувствовать. Монсеньор занялся своими делами, поручив водителю вывести нас за пределы города.

Дорога ведущая от столицы оказалась асфальтированной аж на расстояние 100км. и асфальт был новый. Там где он закончился, мы увидели передвижной городок, где жили дорожные рабочие. Догадайтесь, на каком языке они говорили? Не догадаетесь, это были Китайцы! Правительство Заира нанявшее их вместе с китайской техникой, либо не знало о китайском качестве, либо им было наплевать как "отмыть деньги".

Китайский прораб отзывался о местных рабочих пренебрежительно называя их лентяями, а местные наоборот восхищались трудолюбием китайцев, но следовать их примеру на трудовом поприще похоже не собирались. Так же как китайцы не собирались проектировать новую дорогу, максимально коротко соединяющую две точки, они просто делали небольшую насыпь и клали на нее тонкий слой асфальта, следуя за многочисленными зигзагами старой дороги.

Да что там лишние зигзаги, даже 100км почти в противоположном от цели направлении, здесь не крюк. Так от поселка "Idiofa" дорога круто пошла на север, и нам ничего не оставалось, как идти по ней. Вернее была "дорога" и на юг, но по ней мы бы пришли в Анголу, которую пытались обойти.

Идиофа не областной центр, но полицейские претензии были не меньше областных. Хотя до границы Анголы отсюда по прямой аж 200км, здесь нашелся эмиграционный офицер, которого не убедил наш пропуск, пришлось полдня потерять в полицейском участке, где нам все таки поставили еще один штамп. Кстати, в этой стране на полицейских штампах изображен лев, но повадки у этих "львов"- шакальи.

Идем дальше, теперь на север- попуток нет, сроки визы поджимают. В поселке "Kapia" развилка- основная дорога поворачивает на восток, по которой до поселка "Ilebo" где вроде как есть железная дорога еще 200 км, то есть 7дней пешком, а до поселка "Dibaya-Lubwe" что на реке "Kasai" всего 15 км, а там по воде до того-же "Илебо" надеюсь, доберемся быстрее.

Кстати, "Kapia" запомнился мне не развилкой, а женскими презервативами, вернее реакцией на них. Уверен, что большинство читателей, также как и я никогда их не видели. Дело в том, что километров за 30 до поселка впервые за три дня появился попутный пикап, который и довез нас до развилки. Четырех дверная кабина была забита пассажирами, также не было места и в кузове, но доктор владелец машины, говорящий по-английски сказал, что мы можем привязать наши рюкзаки поверх груза, а он попросит двух женщин пассажирок сесть поверх ящиков, чтобы освободить нам место в кабине. Естественно мы по джентльменски отказались, сказав, что сами с удовольствием прокатимся наверху. По дороге, прыгая на коробках, я обнаружил на одной из них надпись "Women condoms", а поскольку одна была уже распечатана, то, каюсь я своровал один.Когда мы остановились у дома родственников доктора, которых он проведал по причине их болезни, то он решил сделать подарок собравшимся вокруг женщинам: что тут началось!

Доктор пытался давать по одной упаковке в руки, но рук то у каждой по две, плюс к тому же получив свою "порцию" они тут же засовывали ее за пазуху и протягивали руки опять, другие, видя это оттаскивали их, чтобы самим пробиться к раздаче. мы еще долго слышали крики и шум возни, впервые выходя из поселка без сопровождения любопытных.

Кстати, кондом полезная в походе вещь, не смейтесь, не для того, для этого и мужские сгодятся. Женский в два раза больше, и в два раза прочнее, к тому же оборудован пластмассовым каркасом. В него легко, без боязни повредить, можно налить 3 литра воды и донести от реки к палатке, или взять с собой в рюкзак. Дотошные пацаны скажут, что и в простой "шарик" может вместить ведро жидкости, согласен, но попробуйте его унести -порвется, а этот нет.

Думаю, такое-же количество спермы пройдет через них, прежде чем деревенские женщины износят их. Думаете, что в Африке полно детей из-за любви к ним, или богобоязнености? Уверен, что если поставить в каждую деревню по акушеру, то ни католицизм, ни мусульманство не удержало бы семьи от греха. Но в ближайшие 50 лет это нереально.

А вот для тех, кто собирает деньги с обывателей на помощь голодающим детям Африки у меня есть идея: Накупить на собранные деньги презервативов, нанять самолеты или вертолеты, и разбросать над деревнями, гарантирую, рождаемость населения резко снизится и уровень жизни повысится. Нет, я серьезно, я лично против убийства зародыша, но думаю, что не зря в народе говорят: "Лучше с резинкой, чем нищету плодить". Ну а поскольку резинки с неба пока еще не падают, мы идем по поселку в сопровождении "цветов жизни".

"Дибая Любве" большой поселок и уже через 15 минут наша свита насчитывает человек 100, и каждому хотелось потрогать нашего "ТУ-ТУ", плюшевого Винни Пуха пристегнутого к рюкзаку моей жены. Наверняка не меньше тысячи детских ручонок касались его, начиная с Марокко. И почти каждый из них потрогав, просил его подарить. Мы в самом начале думали, не подарить ли его кому, но ведь у других родится зависть. Может убрать его в рюкзак и не дразнить детей? Но потом решили, что пусть те, кто никогда не держал в руках плюшевой игрушки, хоть раз в жизни увидят и прикоснутся к чему-то необычному.

Естественно, о нашем прибытии в поселок сразу-же стало известно в полиции, и зря мы надеялись, что, дойдя до реки, сможем незаметно сесть в попутную лодку, пока не начались вымогательства. Во-первых, вход на дебаркадер охранялся "военной базой" из 5-ти автоматчиков, во-вторых, грузопассажирские суда шли только раз в неделю, и следующее было только через два дня. Вояки, правда, к нам претензий не имели, а наоборот, сказали, что будут охранять нас, если мы поставим палатку на их территории. Но от кого охранять? Поэтому, когда одна одинокая женщина бесплатно предложила нам свою мазанку, мы предпочли жить без охраны, но зато с меньшим количеством комаров, так как ее домик стоял на высоком обрывистом берегу.

Полицейские не заставили себя ждать. Не успели мы поесть, как пришел какой-то мелкий чин и сказал, что начальство желает видеть нас в офисе. Сославшись на недомогание жены, я пошел туда с ним один, так что собравшейся вокруг нас толпе пришлось разделиться: женщины остались смотреть, как готовит и стирает белая женщина, а дети вприпрыжку побежали за мной. До участка было километра 3, и по обилию базарчиков и магазинчиков я понял, что поселок является перекладным пунктом: река соединяет их с внешним миром - люди из окружающих мелких деревень привозят сюда свои продукты и меняют их на предметы цивилизации: одежду, спички, соль, сахар и т.д. Суда идут в двух направлениях и несколько оптовиков живут прямо на базаре-дебаркадере, храня в его трюмах перекупаемые товары.

Проверив наши документы, в полиции потребовали оплатить штраф 200 долларов, так-как наш пропуск здесь недействителен, потому-что это уже другая провинция, плюс, если мы хотим двигаться дальше, то мы должны оформить новые пропуска, за которые надо заплатить еще по $100. Нет, чиновники здесь точно думают, что у белых людей в садах растут деревья с долларами вместо листьев. Мой отказ очень рассердил полицейских и они стали пугать меня всяческими неприятностями. В ответ я просто протянул им руки и предложил арестовать меня. Они сразу призадумались. На такое действие нужна санкция как минимум областного руководства, которое находилось в г. Илебо. Пришлось им завести электростанцию, чтобы позвонить туда. После двухчасового ожидания пришел ответ: поставить нам штампы авансом, а оплату с нас возьмут по прибытии туда. Притом, мне даже не сказали, куда там явиться: куда мы, белые вороны, денемся- как только мы туда прибудем полиция сама нас найдет! Ну, там видно будет, я же им ничего не обещал.

А пока полиция оставила нас в покое, мы устроили праздник живота - здесь, в портовом городе есть и рис, и сахар, и рыба, и соль, и растительное масло, так что мы отдыхаем от надоевшего "Фу-фу". Из местной еды нам больше всего нравятся пончики, обжаренные в масле. Их готовят из растолченных тыквенных семечек, которые целый день очищают от кожуры все члены семьи женского пола. О! Может я зря подал идею насчет презервативов, - кто тогда будет семечки чистить, если детей меньше станет! Ну, да шутки в сторону, надо нам поскорее из этой дыры выбираться.

Нельзя сказать, что у нас нет вариантов- каждый день к нам подходят лодочники с предложением довезти до "Илебо", но мы отказываемся, так как мотор на их лодках мощностью в 1-2 человеческие силы, то есть 1-2 лодочника с веслами и шестами, так что теплоходик, который скоро подойдет, в итоге нас все равно перегнал-бы.

Кроме предложений подвезти, пару раз нам поступали предложения купить алмазы: Алмаз-сырец величиной с голубиное яйцо здесь можно купить за 30 долларов. Но даже будь у нас деньги, я бы не стал его покупать, зачем он нам? Алмазы нам предлагали перекупщики с дебаркадера, они же пообещали разбудить нас, когда ночью придет катер.

В четыре утра мы сами проснулись от тарахтения движка, а так как наша избушка находилась метрах в двухстах по ходу движения, то мы поняли, что проспали. Чертыхаясь, я выбежал на берег, но естественно, лодочники, которых я попросил попробовать догнать катер с баржей, отказались, надеясь, что теперь мне волей-неволей придется воспользоваться их услугами.

Да,- ситуация! Но утро вечера мудренее. К обеду к нам подошел священник из Илебо, который прибыл сюда на моторной лодке с целью закупить арахис и увезти продавать в город. Да, похоже, многим священникам в Африке из-за бедности прихожан приходится подрабатывать. Падре Пол сказал, что отправляется завтра утром, и готов взять нас, естественно, не за спасибо. Сошлись на 10 долларах с человека - такая-же цена, что и на катере. Долбленая из одного дерева пирога вместила 20 огромных, по 150 кг, мешков с арахисом-сырцом, плюс 10 пассажиров (включая нас). Весь этот груз, против хоть и не сильного, но течения толкал движок, не поверите, всего в 4 лошадиных силы. За время нашего пребывания в поселке практически все население успело посмотреть на "белых обезьян", поэтому провожать нас вышло человек 100, не более.

Следующие 2 дня мы медленно плыли по спокойной, как зеркало, воде, на мелких местах помогая мотору шестами. Река обмелела, и несмотря на то, что на носу сидел вперед смотрящий с шестом, который знаками и криками показывал сидящему на корме священнику направление движения, мы изредка садились на мель. Мы двигались от темна до темна, правда, 2 раза в день причаливали к берегу или острову, чтобы освободить и наполнить желудки. Ночевали мы, как правило, у какой-нибудь деревни, где священник читал проповеди крестьянам, за что его кормили и предоставляли кровать. Ему действительно нужен был полноценный отдых -посиди-ка неподвижно весь день вполоборота, держась за ручку мотора. Пассажиры же (и мы в том числе) готовили себе еду сами, покупая что-нибудь у местных. Среди пассажиров был молодой человек не старше 30 лет, который увидев нашу зарядку по утрам, присоединился к нам, сказав, что он тренер по каратэ в Илебо. От него-же мы узнали, что поезд из Илебо идет раз в неделю, но далеко не по расписанию, да это и не пассажирский поезд вовсе, а 10 платформ, на которых установлены большие цистерны с бензином.

Когда до порта назначения оставались сутки перехода, священнику, как назло, попался левый груз: мы догнали такую же пирогу с арахисом, но они шли против течения вдоль берега, подтягиваясь за ветки и толкаясь шестами. Видимо они, не успевали к воскресному базару, поэтому попросили священника взять их на буксир. Священник поторговался и согласился, чем сильно огорчил нас, пассажиров, ведь платить неустойку за то, что мы прибудем с опозданием, он явно не собирался. Плюс к явной потере скорости мы потратили еще час на то, чтобы наша пирога превратилась в катамаран - вторую прочно привязали сбоку.

У ребят хватило смекалки не тащить ее за собой на коротком канате, иначе мы бы вообще не сдвинулись с места. По ходу работы я помогал им советами, которым они охотно следовали - я же белый, значит, умный. Вообще-то они ужасно легковерные. Когда однажды движок заглох, и, после нескольких попыток завести его, веревка, за которую дергают, оторвалась, я в шутку предложил всем толкать лодку, отчего винт начнет вращаться и мотор заведется - они поверили, правда, для этого нужно было мелководье. Когда мы причалили к берегу, чтобы последовать моему совету я сказал, что надо сначала прокалить свечу, тогда может мотор заведется обычным способом. Научив их, как это делается, на костре (надо поддувать воздух через трубочку, чтобы температура пламени была выше), я поставил свечу на место, и легко завел двигатель, отрезав кусок веревки, хранящийся у меня в рюкзаке.

Кроме того, я подарил уже слегка охрипшему впередсмотрящему свой свисток, хотя было немного жалко - это вещь нужная в походе. Его реакция вознаградила меня за щедрость: давно я не видел, чтобы человек так радовался. Я помог его голосовым связкам, но стал остерегаться за его щеки - он стал свистеть где надо и где не надо, показывая жестами, куда надо поворачивать. На следующей остановке я научил их "морзянке": один свисток - "помедленнее, два - "направо", и т.д. В итоге мы благополучно добрались до Илебо и сошли на берег под радостное посвистывание - рулевой демонстрировал мой подарок окружающим.

Сойдя на берег, мы узнали, что поезд будет через два дня, поэтому наш попутчик-каратист пригласил нас к себе в гости. Идти пришлось км 5, и пока мы дошли, наша свита составляла примерно человек 200. Родители тренера, очень приветливые люди, пригласили нас в свой небольшой домик, но там было душно, и мы предпочли расположиться во дворе в тени. Вскоре дворик заполнился зеваками, в основном, детишками, и мы для интереса подсчитали их. Их Оказалось 300-350 человек. Что ж - надеемся, теперь у моего коллеги станет больше студентов. Семья его, похоже, принадлежит к среднему классу, который может позволить себе на обед по крошечному кусочку мяса на каждого человека к надоевшему фу-фу.

Вечером к нам пожаловал человек, который представился как эмиграционный офицер, и попросил предъявить паспорта, но хозяева сказали, чтобы мы не давали ему документы, и выгнали его! В Африке такое отношение к представителям власти нетипично, вернее, просто невозможно, поэтому я понял, что здесь что-то не так. Оказывается, этот человек действительно недавно был полицейским офицером, но его выгнали, по-видимому, за то, что скрывал левые доходы от начальства. Да, нелегко ему теперь.

На утро пришли настоящие полицейские, которые сопроводили нас в участок. Там, как обычно, мы поставили их перед выбором: сажать нас в тюрьму или поставить штамп и отпустить с миром. Естественно, если бы здесь был банк, где бы мы смогли снять деньги, они бы арестовали нас, чтобы дожать. Но, поскольку его здесь нет, то они могут лишь передать нас по цепочке дальше, где другие полицейские попробуют получить с нас деньги, а им достанется только головная боль. Поэтому они предпочли быть добрыми полицейскими и простили наши “нарушения".

В день отправления поезда мы прибыли на станцию, где уже стоял состав, но территория вокзала была огорожена, а на входе, стояли полицейские, которые тут же стали вымогать деньги за вход и за помощь в посадке на поезд, который якобы переполнен. Они просили по 20 долларов с человека, а у нас всего-то осталось $25, но даже если бы денег хватало, мы бы не стали поощрять взяточников. Дырок в заборе оказалось предостаточно, но поезд и в самом деле оказался перегружен, кроме того, его охраняла внутренняя охрана - солдаты с автоматами. Но они претензий к нам не имели, и мы стали искать свободные места.

Пассажиры "первого" класса, в основном это были женщины и дети, сидели на торцах платформ, где оставалось немного свободного места, так как цистерны, установленные на них, были на 2 метра короче платформы. Пассажиры "2го класса"сидели наверху цистерны на узкой не огороженной площадке, там же, на люке, сидел охранник с автоматом, он же "кондуктор". Все пассажиры платили ему по 5 долларов,- вне зависимости от класса, но доплачивали за багаж, который засовывали между бортами платформы и цистерной. Первый класс был забит до отказа, но наверху нашлось два места. Попросив одного пассажира перейти в "соседний вагон", мы взобрались наверх. Лестницы туда, кстати, не предусмотрено, поэтому-то женщины туда не поднимаются, и еще там не было туалета, а в “первом классе” имелось отверстие в углу платформы.

"Кондуктор" пытался дискриминировать нас, назвав цену по 10 долларов, но все пассажиры дружно за возмущались. Но это еще что: поезд уже готов был отправиться, когда к нашей платформе подошел важный господин и предложил нам пройти с ним в офис. Я, спросив не уйдет ли поезд в мое отсутствие, отправился с ним, оставив Веронику и рюкзаки наверху. Господин оказался начальником станции и пригласил меня к себе в офис, чтобы без свидетелей попросить 100 долларов, за то,что он посадит нас в "экстра-класс"- кабину тепловоза.

По-видимому мой отказ сильно огорчил начальника, поэтому, как только я вернулся на свое место, он опять пришел и сказал, что мы не имеем права ехать наверху, потому что это небезопасно. Я ответил, что если можно местным, то можно и нам, белым, иначе это расизм. Начальник может и рад бы под угрозой автоматов снять нас с поезда, но побоялся широкой огласки, так как беседуя с ним, я предусмотрительно показал ему папку с газетными подборками. Но он сделал хитрее - приказал солдатам ссадить всех пассажиров. Местные не могли ослушаться, и через 15 минут мы остались наверху одни.

Делать нечего, мы спустились тоже, хотя понимали, что это просто блеф: наверняка кондукторы делятся выручкой с начальством, а пассажиров не меньше сотни. Чтобы не настраивать людей против себя, мы вышли за территорию вокзала и попросили одного приветливого владельца лавочки подойти к машинисту тепловоза и попросить его остановиться и подобрать нас за пределами станции.

Вскоре он вернулся и сказал, что машинист согласен. Поблагодарив, мы поторопились уйти, так как увидели, что люди опять взбираются наверх. Не успели мы пройти и пару км, как поезд догнал нас, но за проезд внутри попросили по 10 долларов. Мы бы и дали, но, как вы сами понимаете, 10 долларов, которые мы заплатили наверху, нам не вернули.

Но они конечно взяли нас и за пол цены, здраво рассудив, что ноль с палочкой, лучше, чем без нее. Мы забрались, вернее втиснулись в кабину тепловоза, где кроме машиниста и помощника уже находилось около 10 пассажиров, которые стояли или полусидели стиснутые мешками с поклажей. Меня притиснули к чему-то мягкому, которое обиженно пискнуло и сразу же замолчало, как только я ослабил нажим. Наш бы младенец после этого ещё полчаса хныкал.

Четверо из находящихся в кабине, как вскоре выяснилось, были дорожными рабочими. Когда локомотив опасно наклонялся, машинист его останавливал, и они взяв лопаты, висящие снаружи, выходили подсыпать грунт и трамбовать его под шпалы. Машинист включал задний ход, и съехав с опасного участка, ждал полчаса-час. Так повторялось довольно часто.

Помню в четыре часа ночи, Вероника растолкала меня со словами: "Скорее разбуди водителя!" Я глянул на спящего водителя, затем в окно и увидел, что поезд набирая скорость, движется назад под уклон. Дотянувшись сквозь спящих соседей до плеча машиниста я толкнул его и мы благополучно остановились, а затем ещё полчаса ехали вперёд до дорожных рабочих.

Вскоре начался тропический ливень и мы поняли, что лишние 5$-это плата за крышу над головой. Но когда к жаре от двигателя добавился жар от нагреваемой солнцем крыши, мы позавидовали тем, кто всего пару часов находился ночью под тропическим ливнем.

К счастью, к обеду поезд остановился, чтобы все могли приготовить еду и справить другие нужды и я пошёл вдоль поезда в надежде, что где-то освободилось место. Нам повезло, так как не повезло другим. Как нам объяснили жестами их соседи, ночью двух полусонных пассажиров смахнуло с поезда веткой или лианой, от которых сидящим наверху то и дело приходится уклоняться. Да, не повезло бедолагам, надеюсь хоть живыми остались!

После обеда мы забрались наверх и следующие несколько часов, когда поезд разгонялся аж до 20 км в час, наслаждались ветром, бьющим в лицо и красивыми видами, когда дорога выскакивала из надоевшего тоннеля джунглей.

Но к ночи, когда захотелось спать, я понял, что надо что-то предпринять, чтобы не составить компанию обезьянам, висящим на лианах. Во время следующих ремонтных работ, я взял мачете и принёс из джунглей несколько бамбуковых стволов, которые затем нарубил в длину человеческого роста, и связав между собой, привязал полученный гамак параллельно площадке. Таким образом, я соорудил лежачее место для себя, а Вероника легла на площадке. Поезд постоянно нещадно трясло, поэтому я конечно же привязал к площадке и себя и жену, не забыв предварительно укрыться палаткой, на случай дождя. По реакции окружающих, я понял, что они ещё больше зауважали белых. Ну, а если кто-то думает, что все чёрные одинаковые и любят друг друга, то ошибается. Жители любого Африканского государства отзываются о соседях ничуть не лучше, чем "хохлы" о «москалях».

Итак, ночью, в отличие от соседей, мы спокойно спали, хотя поначалу было не по себе, когда сидящий на неплотно закрытом люке охранник спокойно курил. Хотя на следующий день мы поняли, что это ещё «цветочки». Сначала мы увидели впереди дым, но нет дыма без огня, а вот и он: совсем рядом горят джунгли, обдавая нас жаром. Быстрее бы проскочить этот участок – неуютно как-то чувствуешь себя, сидя на цистерне из-под бензина. Поезд приостановился, стало ещё жарче, но вот поехали дальше: оказывается, машинист просто переждал, когда огонь переберётся на другую сторону ЖД полотна. Ещё не лучше: теперь едем между двух огней. С одной стороны затухающий, с другой разгорающийся. Жаль, что батарея в камере села - не снять. Я вполне имею шанс показать её чертям в аду. Но шанс упущен - проехали. Теперь едем по старым пожарищам.

Джунгли быстро зализывают свои раны – первыми вылезли спиральки папоротника. Я спустился вниз и на ходу стал срывать их – скоро обед. Одна девушка стала активно помогать мне, и когда она подала мне свой «букетик», то взяла мой большой палец и одела на него импровизированное «колечко» из своих двух пальцев: большого и указательного, образовав из них нолик. Сняла, одела, сняла одела…. Всё понятно, при живой-то жене…. да, жалко, что батарейка в камере разряжена: шанс попасть именно в ад увеличивается.

Но вот три дня и три ночи незабываемой поездки позади и вот мы в городе "Kananga". Спрыгнули с поезда на ходу на другую сторону от вокзала, подальше от полицейских. Наша виза заканчивается через три дня – проблем не оберёшься. Остановились на «автостанции», расспросили людей – информация неутешительная: поезд на "Lubumbashi" пойдёт не раньше, чем через четыре дня, грузовичок, где поверх груза цепляются пассажиры, идёт до следующей станции раз в сутки – рано утром, цена 12$, есть и аэропорт, но удастся ли нам снять деньги?

Но вдруг в разговоре и хорошая новость: узнав, что я русский, один парень сказал, что здесь живут пилоты вертолётов из России. Ура, может они что-то подскажут. Этот парень даже повёз нас к ним, так как знает их лично. Коттедж, в котором они живут, обнесён бетонной оградой с прочными металлическими воротами, но охраны правда нет.

Когда я заговорил с по-русски, обитатели очень сильно удивились, но все мы ещё больше удивились, когда оказалось, что они из Нижневартовска, города, где я прожил 11 лет. Они не знали меня лично, но много слышали от главного диспетчера Нижневартовского аэропорта, Сергея Холодовича – моего приятеля. Да, земля круглая – они прилетели сюда своим ходом на вертушках по контракту с ООН, я притопал по своей воле – насколько велика вероятность нашей встречи в центре Африки? Ребята гостеприимно разместили нас у себя, и сказали, что мы можем жить здесь хоть месяц, до конца их контракта, но мы могли воспользоваться их гостеприимством всего сутки – виза поджимала. У них свои проблемы: не летают уже три месяца – потому, что оппозиционеры грозятся сбить Ооновские вертолёты, если те будут доставлять гуманитарные грузы. В общем, они скучают без дела, и получают только положенный по контракту минимум, а не за налётанные часы.

Пообедав, мы отправились в банк, чтобы попробовать снять наличку, но паспорта оставили с рюкзаками, чтобы полиция не смогла забрать их у нас. Единственный банк мы нашли без труда, но вот деньги ни с Master Card, ни с Visa карточки снять было невозможно. Что делать? А тут ещё полицейский подошёл, проверить документы, и сразу же собралась толпа, человек двести, которая оттеснила от меня Веронику, но не полицейского, а тот пристал, как пиявка: документы или 10 долларов. Я сказал ему, что мол, я пилот ООН, и мои документы дома, пойдём, покажу. Он согласился, и вся толпа пошла за нами, но на полпути нас догнал полицейский пикап и нам предложили проехать на нём в участок. Мы сели, и я предложил таки съездить за документами, но нас всё равно повезли в участок. После получасового разбирательства, начальник таки дал нам в сопровождение офицера, который должен был проверить наши документы, но единственная полицейская машина уже уехала, так что пришлось офицеру топать с нами пешком.

Мы вместе вошли в ограду, офицер разговаривал с пилотами уважительно, предложенное пиво выпил с удовольствием, но ещё больше обрадовался, когда увидел, что срок действия наших виз истекает через два дня. Была бы это на улице он бы несомненно забрал-бы наши паспорта, но я показал ему нужные страницы, не выпуская документов из рук а вырывать их из моих рук здесь при свидетелях он не решился. Был уже вечер, так что доложить об этом начальству он мог только завтра, поэтому, проводив его, мы спокойно уснули.

Рано утром мы покинули гостеприимный дом, заняв у ребят 30$. К сожалению, в четыре часа утра «автобус» ещё не набрал нужное количество груза и пассажиров. Мы подождали до шести, и всё ещё не известно, когда отправимся. Поэтому мы решили уйти за пределы города пешком, пока полиция «не села на хвост». Через пару часов эта машина догнала нас, но была уже перегружена даже по африканским меркам. Ладно, надеемся, что подберёт завтрашняя, зато мы благополучно прошли через чек-поинт мимо спящих полицейских.

Тут нам ещё раз повезло: в соседнюю деревню ехал учитель, проведать своего сельского коллегу, так что 25 км мы проехали бесплатно. Познакомившись с семьёй сельского учителя, мы остались ждать попутку здесь, так как я чувствовал недомогание. Зарплата учителя 10$ в месяц, так что его дети, в отличие от большинства были одеты не в лохмотья, ну а кормились они с собственного огорода, так же, как и другие сельские жители.

Вскоре я почувствовал желание погреться на солнце и понял, что опять мои эритроциты попали на корм малярийным плазмоидам. Идти дальше пешком в таком состоянии я почти не мог, да и не имело смысла, до “Mwene Ditu”, откуда раз в неделю шёл настоящий пассажирский вагон до” Lubumbashi”, оставалось ещё 250 км. Меня трясло до самого вечера, и Вероника настояла на том, чтобы мы вернулись на ночь к пилотам с возвращающимся домой учителем. Мы вернулись уже затемно, полицейская проверка, на въезде в город, как здесь принято, ограничилась изъятием 1$ из прав водителя, и он подвёз нас прямо к воротам особняка.

Ребята даже не сильно удивились, дали своих лекарств от малярии, да и я знал, что плазмодии дадут подрасти кровяным тельцам пару дней, так что я имею три дня передышки до следующего приступа и могу завтра с новыми силами отправится в дорогу. В 6 утра мы подошли к водителю, “автобуса” и договорились, чтобы он обязательно оставил нам место и пошли дальше, так-ка боялись что если останемся здесь до отправления, полицейские опять потащат нас в участок.

Тут какой-то таксист предложил довезти нас до аэропорта, что в том же направлении. Мы сказали, что у нас нет денег, но он сказал, что довезёт бесплатно, так как всё равно туда едет. Ладно, поехали, но довезя нас до ворот аэропорта, он отказался открывать багажник, где лежали наши рюкзаки, пока мы не заплатим 10$. Вот, наглец! Ну не морду же ему бить? На шум прибежали охранники, вызвали офицера, тот проверил паспорта – виза пока действительна, и мы заверили его, что сегодня улетаем, но налички, чтобы отдать таксисту нет, вот, всё что могу, ненадёванная футболка – подарок пилотов. Таксист по настоянию офицера без особой радости принял этот подарок, ну а мы «пошли покупать билеты».

Естественно наше передвижение никто пока ограничить не имеет права, но впереди проверка документов, поэтому выйдя за пределы города, мы сели в тенёчке и вооружившись капиллярной ручкой с чёрной пастой, тщательно подделали срок визы в наших паспортах. Единичку на двойку переправить не сложно и благо, слово один было написано по-французски: ”Un" и мы довольно легко переделали его в “deux” Теперь мы имеем не один а два месяца визы, но это уже подделка документов, а по по здешним законам она возможно карается тоже от одного до двух, а может расстрелом на месте ,по законам военного времени?[шутка]]. На всякий случай мы спрятали паспорта подальше, надеясь на посольскую бумажку.

В этот раз водитель подобрал нас, и даже посадил Веронику в кабину, ну а мне пришлось висеть на подножке, вцепившись в верёвку, крепящую груз. Правда часа через три один из пассажиров сидящих наверху, доехал до своей деревни, и остальные полтора суток я ехал вместе с другими, сидя наверху груза, боясь, как бы в полудрёме не отпустить верёвку.

Наконец-то доехали до Mwene Ditu. это большой областной центр, даже, немного похожий на город. Идём на ЖД, но не успели посмотреть расписание – проверка документов. К счастью, поверили бумажке, из посольства, но на 50$ штрафа за отсутствие пропуска в эту провинцию все равно настаивают. Обещаем сходить в банк и принести, но они идут с нами. Да, если удастся снять деньги, похоже, придётся отдавать, чтобы не начали копать глубже. Но ни в банкомате, ни в кассе деньги с карточки снять не удаётся. Полицейские озадаченно чешут затылки, но тут одному из них в голову (обычно они думают задницей) приходит удачная идея: они ведут нас в католическую миссию, которую возглавляют три монахини-медсестры из Канады. Полицейские хотят, чтобы мы попросили у них денег на билеты и естественно на штраф. Полицейские не понимают по-английски, поэтому, при разговоре с монахинями, мы сказали, чего те хотят, но мы попробуем ещё другие варианты, поэтому, мол, скажите им, что мы попросили, но у вас нет пока такой суммы. Огорчённые полицейские ушли, а монахини сказали, что мы можем пожить у них в ожидании поезда.

Забегая вперёд, скажу, что это далеко не русское гостеприимство – перед нашим отъездом монахини вручили нам счёт за проживание и питание на три сотни канадских долларов. На эти деньги мы могли бы жить пару недель в самом дорогом отеле города. Ну да Бог им судья – они ведь тоже оставили на нашей совести: заплатить или не заплатить позже. Ну а пока мы этого не знали, то принимали их гостеприимство за чистую монету: Вероника ходила иногда помогать в госпиталь на 250 мест, что при миссии, а я читал лекции школьникам, в католической школе. Кроме того, к нам часто приходили визитёры с различными предложениями. Но только одно из них показалось мне приемлемым, в смысле, что в принципе это вполне осуществимо: У этого бизнесмена есть компания по добыче алмазов, в ней работает человек 10,

они уходят с лопатами в джунгли и время от времени приносят оттуда хозяину алмазы Почему не оставляют себе? Не легко найти покупателя – нелегальная продажа и покупка строго карается.

Так вот - этот человек ищет инвестора, который бы помог ему купить маленький экскаватор. Потенциальные инвесторы – налетай, я отдаю Вам контакт бесплатно – поскольку пообещал найти заинтересованных.

Он же в свою очередь познакомил меня со своим приятелем – менеджером банка, который дал нам $70 на билеты. Он к стати, предлагал ещё $70 на текущие расходы, но я отказался. Банк международных операций не осуществляет – как я ему потом отдам? Вы спросите, почему этот «алмазодобытчик» не оформит ссуду через своего друга? Отвечаю – это даже не СССР – это Заир.

Вот наконец то и отправление поезда, билеты на который мы попросили купить нашего приятеля, чтобы самим раньше времени не "светиться" на станции. Мы подошли прямо к отправлению и быстренько запрыгнули в общий вагон, рассчитывая, что полиция не станет нас ссаживать на виду у всех, да и за что? Хотя причину всегда можно найти, но видно начальство увидев, что раз с нас нечего взять, то зачем им лишняя головная боль, связанная с нашим арестом.

Этот 700км Участок железной дороги поддерживается в относительно хорошем состоянии, да и общий вагон – это вам не цистерна, так что трое суток, проведённых в нём, были комфортными. Но и вспомнить нечего, разве что три болтливых соседки с разными причёсками, одна из которых стащила таки крем для лица из верхнего кармана рюкзака моей жены.

Не доезжая километра три до вокзала города "Люмумбаши" поезд по какой то причине остановился на пол минуты и мы поспешили выпрыгнуть из него под удивленные взгляды соседей по вагону. Читателю вероятно понятна причина – внимание полицейских нам ни к чему, к тому же не исключено, что им уже позвонили, и они ждут нас.

Мы легко нашли Консульство, но как назло оно было закрыто по случаю какого то Замбийского праздника. Мы было расстроились, но охранник сказал, что мы легко получим визу на границе. От сюда до границы всего 25 км, но основной переходной пункт находится на главной дороге, соединяющей две столицы. Туда идёт асфальтированная дорога, поэтому эти 100км мы преодолели легко на кузове грузовичка. Правда до этого мы долго шли по грязным улицам города, на которых было полно автомобилей, от которых мы уже отвыкли.

1   ...   5   6   7   8   9   10   11   12   13

Похожие:

Общее расстояние = 64. 000 км iconЯпония (Ниппон)
Крупнейшие города (1995 г.): Иокогама (3 256 000), Осака (2 492 000), Нагоя (2 108 000)

Общее расстояние = 64. 000 км iconТранзиткнига
Русские горки: Конец Российского государства / С. Валянский, Д. Калюжный. М.: 000 «Издательство act»: 000 «Издательство Астрель»:...

Общее расстояние = 64. 000 км iconВадим Шефнер Записки зубовладельца ссылка утрачена :;; isbn
Землю, ибо количество их, как мы знаем, весьма незначительно. Будем упрощенно считать, что на планете имеется ровно 3 000 000 000...

Общее расстояние = 64. 000 км iconПрима
Ты знаешь, что расстояние между двумя предметами можно измерить в миллиметрах, сантиметрах, метрах, километрах. А чем измеряется...

Общее расстояние = 64. 000 км iconАдминистратор ресторана. 1/3 сутки, з/п 25 000 тенге
Бухгалтер – кассир. Опыт работы, 6 дней/неделю, рабочий день с 10-18 ч., суббота: 10-15 ч., з/п от 50 000 тенге

Общее расстояние = 64. 000 км iconДомашнее задание 27. 01. 2014г класс предмет задание
На какое расстояние от лагеря они отплыли, если скорость течения реки равна 3 км/ч, а собственная скорость лодки 6 км/ч? (За Х обозначить...

Общее расстояние = 64. 000 км iconВ РФ в различных хранилищах насчитывается более 30 млрд тонн опасных отходов
За годы реформ исчезла вся аграрная инфраструктура ссср, в том числе 27. 000 колхозов и 23. 000 совхозов, обеспеченных сельхозтехникой...

Общее расстояние = 64. 000 км iconИсследование компьютерных технологий обновления топографических карт...
Исследование компьютерных технологий обновления топографических карт по материалам космической съемки (масштабы 1: 25 000 – 1: 200...

Общее расстояние = 64. 000 км iconМосковский интеллектуальный марафон Школьный тур. 5 класс
Дельфиниум. Расстояние от Астры до Васильков равно 15 км, от Астры до Дельфиниума – 50 км, от Гвоздик до Багульников – 20 км, от...

Общее расстояние = 64. 000 км iconОбщее расстояние = 32. 000км пешком пройдено
Так что нам троим удалось всё же поводить хоровод вокруг ёлочки, растущей во дворе дома, где снимал комнату Никита. Отпечатки наших...



Образовательный материал



При копировании материала укажите ссылку © 2013
контакты
www.lit-yaz.ru
главная страница