Дипломная работа студентки Марины Кулебы Введение Глава I. Роман Льва Толстого «Анна Каренина»




НазваниеДипломная работа студентки Марины Кулебы Введение Глава I. Роман Льва Толстого «Анна Каренина»
страница2/4
Дата публикации02.09.2013
Размер0.69 Mb.
ТипДиплом
www.lit-yaz.ru > Литература > Диплом
1   2   3   4
^

ГЛАВА II.


ЛЕВ ТОЛСТОЙ И КИНЕМАТОГРАФ

«Постарайтесь представить себе человека девятнадцатого столетия – собаки, лошади, экипажи – медленный темп жизни. Затем двадцатый век. Темп ускоряется. Книги уменьшаются в объеме. Сокращенное издание. Пересказ. Экстракт. Не размазывать! Скорее к развязке!.. Произведения классиков сокращаются до пятнадцатиминутной радиопередачи. Потом еще больше: одна колонка текста, которую можно пробежать за две минуты; потом еще: десять – двадцать строк для энциклопедического словаря. Долой драму, пусть в театре останется одна клоунада…»17 мысль высказанная Рэем Брэдбери в произведении «451 градус по Фаренгейту», (1953г.)) стала реальностью.

«Непременно буду писать для кинематографа!»18— воскликнул Л.Н.Толстой в заключение беседы с писателем Леонидом Андреевым о только что вставшем тогда на ноги «Великом немом», 21 апреля 1910 года в Ясной Поляне. Л.Н. Андреев в этот первый и единственный свой приезд к великому писателю находился как раз в периоде увлечения кинематографом. Вопрос был новый. Никто не мог тогда сказать, выйдет ли толк от своеобразной задачи создать специальный жанр литературных произведений для экрана. «Обязательно пишите, Лев Николаевич!» — говорил Андреев. — «Ваш авторитет будет иметь огромное значение. Писатели сейчас колеблются, а если начнете вы, то за вами пойдут все!»

На другой день после этого разговора, за обедом, Лев Николаевич говорил: «Я всю ночь думал о том, что нужно писать для кинематографа. Ведь это понятно огромным массам, притом всех пародов. И ведь тут можно написать не четыре, не пять, а десять, пятнадцать картин!» Но вопрос о творчестве для кинематографа был поднят в Ясной Поляне слишком поздно: в ноябре 1910 года Л.И. Толстой скончался, так и не приступив к работе для кино. Лев Николаевич успел, однако, до некоторой степени познакомиться с деятельностью кинематографа и, как известно, заснят был и сам «живой фотографией».

Любопытно, что, увидев однажды на экране собственное изображение, Лев Николаевич воскликнул: «Ах, если бы я мог теперь видеть отца и мать так, как я вижу самого себя!..»19 20 июня 1910 года Л.Н. Толстой присутствовал на кинематографическом сеансе, устроенном для больных Покровской лечебницы в селе Мещерском, Московской губернии. Он гостил тогда у В. Г. Черткова. Отец и сын Чертковы сопровождали Толстого при посещении лечебницы. Картины были оценены Львом Николаевичем по достоинству. Мелодрама и экспроприация, а также «Нерон» поразили его своей глупостью и бессодержательностью.

Похороны короля Эдуарда насели на мысль о том, сколько эта безумная роскошь должна была стоить. Таким образом, документальные фильмы, по-видимому, в первую очередь привлекали внимание Толстого. Расписавшись, по просьбе врачей, в книге почетных посетителей, Лев Николаевич покинул лечебницу. У него осталось, между прочим, впечатление, что кинематограф «расстраивает больных. Кинематограф быстро приедается. Да и все движения выходят в нем ненатурально».

Конечно, это было справедливо лишь по отношению к кинематографу на заре его развития. С другой стороны, в записках А.Б. Гольденвейзера «Вблизи Толстого» значится, что, по мнению Льва Николаевича, кинематографом «можно было бы воспользоваться с хорошей целью». В некоторых случаях, по словам Толстого, кинематограф мог бы быть «полезнее книги». Литературным наследием и частности великим романом « Анна Каренина» на заре появления синематографа сразу же воспользовались кинематографисты. Быстрее всех соображают у кинопроизводителя Пате: французы запускают «Анну Каренину».

Лента получила некоторый резонанс: оператор Жорж Мейер снял ее очень профессионально. Но типично французская режиссура А. Мэтра и игра упорно подражавшего французам актера Н. Василье­ва, сузили психологический диапазон этой картины; к тому же сценарий, написанный художником Ч. Са­бинским, был, как свидетельствовали очевидцы, похож на гимназическое сочинение. Вторая постановка: 1912 год. В 1912 году театральные актеры снимались в кино тайно — в 1914 году уже можно было найти таких, что не стыдились делать это открыто. Но то были первые попытки; настоящего альянса не получалось; в театральных кругах большею частью игнорирова­ли кинематограф как механическое низкопробное зрелище; в крайнем случае терпели его как отхожий промысел.

Конечно, в России никогда не было такой открытой войны театра с кинематографом, как, скажем, в Германии двадцатых годов, но все-таки висел над умами насмешливый отказ В. Н. Да­выдова кренделить на экране, и иронические определения, которые давал кинематографу Станиславский. Зоя Баранцевич, дебютируя у Гардина в роли Кити, больше всего боялась, что киноафиши с ее именем попадут на глаза строгому директору театра. Театр не без брезгливости приглядывался к молодому со­брату, нетерпеливо жаждавшему союза.

Одним из немногих людей, в творчестве которых такой союз мог тогда осущест­виться, был Гардин: в нем сочетались старая театральная школа и новая кинематографическая хватка. И вот- режиссер Гардин ставит «Анну Каренину». Приступая к «Анне Карениной», Гардин добился прин­ципиального успеха: главную роль согласилась играть одна из лучших артисток Московского Художественного театра, Мария Германова. Правда, Германова поставила условие, неслыханное до этого в кинематографе: репетиции. Снимали «Анну Каренину» рекордно долго: 23 дня. На одной из подмосковных станций был арендован паровоз. Машинист останавливал его за четыре сажени от того места, где, обми­рая от страха, лежала Германова. Затем на рельсы клали куклу, которую колеса рвали на куски.

По окончании съемок присут­ствующие поздравляли Германову с благополучным исхо­дом — кинокадры самоубийства (надо сказать, в живописном отношении весьма выразительные) были воспроизведены в ил­люстрированных журналах. По требованию Гардина- впервые объявили в афишах имя режиссера ! Потом десятилетия , вплоть до 1954 года наше кино обходилось без тол­стовских экранизаций.

То ли считали себя иные киномастера слишком передовыми, чтобы вязнуть в толстовских «ошибках», то ли, напротив, считали свое искусство слишком слабым, чтобы посягать на толстовский мир. Потом «Анна Каренина» появилась в телевизионной экранизации. Спектакль — заслуженный, прошедший проверку вре­менем: «Анна Каренина» во МХАТ. История его любопытна, как и вообще история возвращения МХАТ к Толстому. «Анна Каренина», которую по известной волковской ин­сценировке Немирович-Данченко поставил несколько лет спустя, была уже записана театру в актив.

Кинематограф быстро среаги­ровал на такое изменение ситуации, и Б. 3. Шумяцкий, тогдаш­ний руководитель кинематографии, предложил Немировичу-Дан­ченко экранизировать «Анну Каренину». Встретил отказ. Он заявил, что занятые в спек­такле актеры не могут из-за съемок «менять атмосферу», и пре­доставил кинематографистам ставить фильм самостоятельно. За это дело с увлечением взялся Пудовкин. Он написал режиссер­скую разработку, подобрал актеров и уже репетировал с ними от­дельные сцены.

Но потом оставил это — ради фильма «Минин и Пожарский»: накануне войны этот сюжет был явно актуальнее ис­тории Анны Карениной. Прошла война. И еще несколько лет. К началу пятидесятых го­дов, когда идея фильма-спектакля возродилась,— мхатовская «Анна Каренина» была уже хрестоматийной бесспорностью. За­дача мосфильмовского кинорежиссера Татьяны Лукашевич (по­становщик популярного «Подкидыша») была почти технической.

Что показывал этот спектакль? Надо помнить, что играет лучшая гвардия МХАта : Алла Тарасова в роли Анны, Павел Масальский в роли Вронского. Пятидесятые годы. Послевоенные. И вот актеры показывают, что люди настолько прекрасны, устойчивы, стабильны, что могут позволить себе такую естественность. Они — жизнера­достны. Они — имеют право любить!

И в этом они прекрасны. Каренин- дурной человек затесался в общество таких прекрасных, богатых чувствами людей? Он деревяшка бесчувственная. Он—не уме­ет быть жизнерадостным в нашем прекрасном мире. И он — до­стоин критики… Тогда эмоциональный заряд этих постановок срабатывал. Ибо он соответствовал тогдаш­ним ожиданиям. Тогда, в 1953 году, люди именно так и думали, так и чувствовали: человек прекрасен, со­вершенен, высок во всех своих помыслах, а раз так, то остает­ся немножко, совсем немножко подтянуть его в мелочах и част­ностях , и тогда все лучшее окончательно победит.

За рубежом тоже не сидели сложа руки. Знатоки зарубежного кино говорят: продюсерам ставить Тол­стого неинтересно — их на это толкают киноактрисы, звезды. Героини великих книг Толстого обладают для них явно неравной притягательностью.

Влечет их Анна Каренина, жизнь которой «децентрирована» и сломана — но не извне, а вследствие ее собственных поступков. Англия. В 1948 году здесь поставили «Анну Каренину». Фильм этот мог бы пропасть в фильмохранилищах по причине общей своей неудачности, если бы в нем не снялась актриса Вивьен Ли.

В семидесятые годы, когда телевидение отторгло у кинема­тографа вечерние зрительские часы, когда на почве классики оно стало составлять многодневные сериалы, когда по всей Европе принялись заново приспосабливать великую прозу уже для ком­натного экрана,— англичане взялись за Толстого немедленно, можно сказать, сразу после того, как отсняли Голсуорси. В 1977году автор телевизионной «Саги о Форсайтах» Дональд Уилсон выпустил «Анну Каренину», причем жаловался: десяти передач оказалось мало, чтобы отразить все богатство романа. Эрик Портер сменил грим Сомса на грим Каренина, а в роли Анны выступила Николь Пажетт, которая, по словам Уилсона, сделала толстовской героине подарок: наградила ее чувст­вом юмора.

Если перейти к американскому кино, то надо вспомнить его аксиомы.

Во-первых, реальность кинозрелища решительно не связана для американцев с реальностью книги, пошедшей при этом в дело. Сценарий можно кроить как угодно: только безумцы ста­нут искать в нем Толстого.

Другое дело — реальность кинофак­туры: здесь зритель подлога не потерпит. Во-вторых, у американцев своеобразно понимается авторст­во фильма. Мы привыкли, что автор фильма — режиссер. Были и в Америке режиссеры такого калибра, что выбивались из голливудского конвейера и заставляли с собой считаться: то были фигуры исключительные, например, Чаплин. Никто из них, кстати, никогда не ставил Толстого.

Если же брать тот конвейер, на котором Толстого охотно ставили, то здесь режиссер был не столько автором, сколько профессиона­лом-исполнителем. Продюсер в Голливуде мог в процессе ра­боты менять режиссеров,— съемки не прерывались. Так кто же тогда автор? Продюсер? Нет, он не более, чем ответственный организатор. Автор — студия.

Стиль формируется в звене, на­зываемом «руководством студии». Режиссеры Кларенс Браун и Рубен Мамулян, в сущности, готовы делать все, что угодно,— но если один ставит Толстого на студии «Метро-Голдвин-Майер» («МГМ»), а другой — на «Парамаунте», то это решает все. «МГМ»—цитадель американизма, мир последовательных чувств и образцовой активности; «Парамаунт»—средоточие европейских влияний, психологических сложностей и интеллек­туальной расслабленности; в «МГМ»—полированная ясность, в «Парамаунте»—туманная чувствительность.

Вне логики студийной борьбы мы не поймем, в частности, и этой дуэли звезд на почве толстовских экранизаций. Здесь подходим к третьей, решающей черте американского киномышления: к понятию «звезда». Определяется стиль студией, а реализуется он не столько в режиссерском мыш­лении или операторском видении, сколько с помощью кинозвез­ды.

Кинозвезда больше, чем актер; кинозвезда — модель реаль­ности, тип поведения, почти эталон особи; кинозвезда не пере­воплощается в роль, но является в ней; американский кинозри­тель пойдет смотреть не Анну Каренину, а Грету Гарбо; никто не удивится, если самоубийство Анны окажется сном, и в счаст­ливом финале она соединится с Вронским, но если что-то пе­ременится, сравнительно с ожиданиями, в облике и поведении Греты Гарбо, то это может стать предметом величайшего вол­нения. Американский актер представляет образцовые состояния, и американский зритель настроен именно на этот язык.

Когда Грета Гарбо решила сменить амплуа ( до этого она играла лишь роковых обольстительниц) : ей показали роман « Анна Каренина». Сценарий создала Фрэнс Марион. Кити и Левина она выбросила вон. Каренина свела к минимуму. Оставила, одного Вронского — чтоб разрывался между своими друзьями-офицерами и Анной.

Сюжет был рассчитан на обилие любовных сцен. В соответствии с привычками публики самоубийство героини в финале ока­зывалось сном, и в финале Анна счастливо соединялась с возлюбленным. Ставить предложили режиссеру Дмитрию Буховецкому.

У него не под­нялась рука. Заменили его Эдмундом Гоулдингом. У этого британца рука не дрогнула. «МГМ» не ошиблась: фильм имел бешеный успех. Некоторые, правда, интересовались, «куда девался Костя Левин».

Один умник пустил нехороший каламбур: «Гил-бо-Гарбидж» («гарбидж» по-английски — требуха, макулатура). Другой доказывал, что игра этой пары в любовных «клинчах» отдает не бесконтрольной страстью, как полагается по замыслу, а тошнотворной продуманностью.

Но массовой публике, в общем, не было дела ни до «Кости Левина», ни до Толстого. С Греты Гарбо публика снимала тогда новый шаблон поведения : «Девицы из оффисов и магазинов перестали быть игривыми на манер Клары Боу и немедленно сделались бледными, уставшими от жизни и обре­мененными роком.

Отныне заказчик или покупатель вместо от­вета на свой вопрос мог получить трагический вздох и молча­ливое покачивание головой. Бизнесмен, поручавший секретарше снять с письма срочную копию, вместо ответа мог получить утомленный взгляд через полуопущенные веки, что означало: «Я устала, я хочу немного полежать...»

Таким образом Толстой участвовал в сотворении мифа, кото­рый лет на пятнадцать определил стиль наиболее преуспеваю­щих звезд американского кино. Ставил фильм Кларенс Браун. Работа проходила по обычной для «МГМ» схеме, не без юмора описанной историками Голливуда: сценарный от­дел предлагает материал, боссы дают дополнительные указания и окончательно все утверждают.

Начальные сцены голливудской "Анны Карениной", снятой Клэренсом Брауном, вошли в историю кино как эталонный образец "клюквенной" России в американском фильме. Зачастую кажется, что последователи Брауна в дальнейшем даже не пытались изобрести ничего принципиально нового - стол, ломящийся от яств, горы черной икры, водка, пьяные вояки: Россия в американских экранизациях русской классики неизменно представала балалаечно-частушечной и тонула в пьяном угаре дебелого офицерья.

На фоне расставшихся супругов очень блеклым кажется любовник Вронский в исполнении Фредрика Марча; всему виной, очевидно, белый офицерский китель, не позволяющий выделить фигуру Марча из ряда ему подобных стройных, подтянутых солдат, как болванчики похожих друг на друга. Предельную неспособность согнать голливудский лоск и вписаться в толстовский мир Марч не сумел преодолеть даже в "венецианских" сценах.

Фильм вышел на экраны в 1935 году. Критики писали, что Гарбо в роли Карениной - это печальная изгнанница, не знающая, как она попала в этот чуждый мир. Что ее загадочное молчание похоже на презрение, вызов и оппо­зицию. Что она окутывает окружающих ее людей облаком по­нимания, хотя знает им цену.

Что у нее усталая улыбка ангела, который сброшен в мир, чтобы вести людей к богу, но знает, что в наш век дело все равно кончится скверно. Что люди, встре­тившие этот прямой, серьезный и очень нежный взгляд, не мо­гут забыть его: так с немым укором смотрит на людей сама женственность, втоптанная ими в грязь. Если анализировать американскую постановку, то в первом же кадре господа офицеры ложками едят из общей миски черную икру. Выясняется, что это не липа. Американцы вовсе не тщатся «изобразить Россию». Это — гэг.

Типичный голливудский отыг­рыш самоигрального комизма. Весь Чаплин построен на гэгах. Снятая в стиле «МГМ» лента воссоздает ясный мир, в ко­тором уверенные люди действуют среди роскошных вещей. Свер­кают и блещут поверхности. Логично действие, понятны инте­ресы. Перед нами здоровые, открытые, напористые люди, с дет­ской непосредственностью берущие свое от жизни.

Круглоголо­вый, крепкий, пробойный Фредрик Марч — Вронский. Длинный, узкий, англизированный, напоминающий секиру Базиль Ратбоун — Каренин. Анна- ледяная красавица, пущенная в этот крепкий мир, ежится, как какая-то нездешняя, невесть как сюда залетевшая, усталая птица. Рядом с азартными физиономиями партнеров ее лицо — словно тонкий рисунок среди грубоватых скульптур. Светлые глаза смотрят не на собеседника, а куда-то сквозь него. Не общается. Позволяет этим людям делать с собой что им угодно, и только терпит, улыбаясь. Улыбка — застывшая. «Нарисованная».

Горькая улыб­ка матери, знающей наперед все шалости детей, уставшей проти­воречить. Можно сказать, что « Каренина» с Вивьен Ли – это резкий контраст. Английская погода: туман, морось, снег летящий. Француз­ская школа поэтического реализма: воздух непрозрачен, на­сыщен атмосферой, импрессией; снято как сквозь волны — сквозь наплывы дождя, сквозь мокрое стекло, сквозь мечущиеся блики огня из камина... Все плывет в каком-то мареве, тумане, потоке. Никакого блеска, никакой ясности.

Интерьеры — домашние, обжитые, несколько даже захламленные. Герои —не­определенные, немного несчастненькие, тронутые ущербностью: плешивый, жалкий Каренин Ральфа Ричардсона, безвольный Вронский Кирона Мура.

Эти люди вовсе не злы, но они вряд ли способны предпринять что-либо. Несчастье Анны проис­ходит как-то само собой, просто потому, что их всех несет помимо воли. Анна, попавшая в этот поток, сопротивляется с безнадежным отчаянием. Вивиен Ли — быстрая, легкая, переменчивая, заме­чательно контактная, мгновенно заражающаяся настроением окружающих.

Вот она, разозлившая в свое время голливудских звезд знаменитая «слоистая» психика английской актрисы. Никаких фиксированных «об­разцовых состояний»— смех мгновенно переходит в рыда­ние, радость — в отчаяние, чувства слоями видны одно сквозь другое. Только одно неизменно в этом текучем во­довороте мимики — изумлен­ный взмах бровей. В Грете Гарбо не было и тени изумления. Там была — застывшая маска мудрого все­ведения, горечь предчувствия.

Здесь — непрерывное изумле­ние боли, к которой тщетно пытаются притерпеться. За­стыв на рельсах, видя сквозь снег приближающийся паро­воз, Вивиен Ли плачет и улы­бается одновременно — страш­ный кадр. Вот тут чувствуешь, что война была. Была толь­ко что. Есть ли здесь Толстой? Нет. Хотя Жюльен Дю-вивье старается удержать все основные сюжетные линии ро­мана и даже цитирует текст.

Но здесь нет того главного мо­тива, который заложен в «Ан­не Карениной» Толстого: ожи­дания возмездия за неизбеж­ный грех. Понятие греха бессмысленно в фатальном пото­ке, и ожидания возмездия тут никакого нет: самое страшное уже свершилось. Ожидание возмездия есть в игре Греты Гарбо. Но не та­кое, как у Толстого. Алистер Кук писал о Гарбо в роли Ан­ны: «...все, что можно сделать для людей в этом глупом и скандальном мире: сохранить им немного тепла и душевного комфорта перед тем, как на­ступит конец».20 Сказано почти точно, разве что словечко «комфорт» применительно к Гарбо отдает какой-то чрезмерной элементарностью: видимо, Алистер Кук исходил из восприятия картины запад­ным зрителем.

Но ведь Лев Толстой по-другому описывал Анну Каренину: « Вронский пошел за кондуктором в вагон и при входе отделение остановился, чтобы дать дорогу выходившей даме. С привычным тактом светского человека, по одному взгляду на внешность этой дамы, Вронский определил ее принадлежность к высшему свету. Когда он оглянулся, она тоже повернула голову. Блестящие, казавшиеся темными от густых ресниц, серые глаза дружелюбно, внимательно остановились на его лице, как будто она признавала его, и тотчас же перенеслись на подходившую толпу, как бы ища кого-то. В этом коротком взгляде Вронский успел заметить сдержанную оживленность, которая играла в ее лице и порхала между блестящими глазами и чуть заметной улыбкой, изгибавшею ее румяные губы. Как будто избыток чего-то так переполнял ее существо, что мимо ее воли выражался то в блеске взгляда, то в улыбке. Она потушила умышленно свет в глазах, но он светился против ее воли в чуть заметной улыбке.».

Но Толстой никогда не счи­тал мир ни глупым, ни скан­дальным. Мир для него всегда, даже в драме — был исполнен эпического величия и строй­ности. А уж комфорт ду­шевный для Толстого — прос­то невозможен. Так что силь­нейшие сцены американского фильма сделаны вовсе не по Толстому — пожалуй, они сделаны вопре­ки ему.

Любой человек, хоть раз в жизни читавший «Анну Каренину», знает: не потому Анна покончила с собой, что Вронский ее оставил, уйдя на фронт, а потому Вронский ушел на фронт, что Анна, по­кончив с собой, его оставила. Американцы меняют местами эти мотивы. Это не просто «сю­жетная вольность»— вся художественная мысль романа вывернута наизнанку.

Авторам фильма нужно, чтобы война вторг­лась в историю счастливой любви. Невозможно забыть сцену отъезда добровольцев, где Анна прощается с Вронским. Лицо Греты Гарбо, втиснутое в эту кричащую толпу. Выпавшее из толпы. Обреченное. Можно сказать: экранизируют Толстого. А реализовывают — себя.

И в тот момент выходит статья Михаила Ромма, опубликованная в юбилейном «толстовском» номере журнала «Искусство кино» —№ 11 за 1960 год.

Статья начинается с горькой иронии автора : «Толстому в советской кинематографии повезло Никто у нас не поставил ни «Войны и мира», ни «Хад­жи-Мурата», ни «Анны Карениной»... Это хорошо. Только теперь выработаны у нас для этого кинематографические средства: внутренний монолог, авторский закадровый голос, непрерывность наблюдения за человеком...»21 Сначала о средствах. Система выразительных средств, выработанная кинематографом к на­чалу шестидесятых годов, позволяла и даже побуждала как бы заново примериться к Толстому. Мастера действительно думали: ну, наконец-то уровень кинотехники позволяет нам справиться с этой задачей! Без такой уверенности нечего и браться за дело, но для точности в таких случаях надо, пожалуй, менять местами причины и следствия.

Не потому на заре века появи­лось кино, что инженеры додумались до ленты с дырочками, а потому додумались инженеры, что общая духовная ситуация потребовала такого искусства. Не потому пятьдесят лет спустя вспомнили о Толстом, что научились фиксировать в кадрах «непрерывное наблюдение» за героем, а потому научи­лись фиксировать, что общий взгляд на человека потребовал этой техники,— так ведь этот же общий взгляд на человека повернул нас и к Толстому!

Так, если говорить о класси­ках, в двадцатые годы повернуто было наше кино к Пушкину и Гоголю, в тридцатые — к Щедрину и Островскому, в пятиде­сятые к Горькому и Чехову (впрочем, Чехов — всегдашняя лю­бовь нашего кино). И так же с конца пятидесятых годов выдвигается на первый план Лев Николаевич Толстой. Полные собрания их сочинений ложатся на столы режис­серов и сценаристов. Толстым занимаются и корифеи и де­бютанты. Прославленный автор «Журавлей» М. Калатозов мечтает об «Анне Карениной» с Татьяной Самойловой в глав­ной роли.

Сценарий «Анны Карениной» готовит М. Ромм... Общее ощущение такое, будто заслонку отодвинули,— так много людей сразу захотело воплотить Толстого на экране. Во второй половине шестидесятых годов в нашем искусстве ощущается как бы новый угол зрения на человека.

Интерес к «индивиду» все более дополняется интересом к «среде», формирующей индивида, к «миру», его выдвигающему, к «ат­мосфере», его питающей. К «корням» и «истокам». Кинематограф иное ищет и в классике. Осваивая ближний, ощущаемый мир, начинают заново вживаться в старые добрые интерьеры описанные Толстым.

Словно заново увидели дом и землю — в этом смысл всех программных экранизаций того времени: от «Дворянского гнезда» А. Кончаловского до «Соляриса» А. Тарковского. На момент осуществления замысла поставить « Анну Каренину» режиссером Зархи на « Мосфильме» это была шестнадцатая по счету постановка. По кинопритягатель­ности «Анна Каренина» конечно в лидер: нет отпугиваю­щей безбрежности «Войны и мира», но нет и той мнимой по­датливости, с какой вычленяется из «Воскресения» киногеничная история соблазненной и покинутой жертвы. Роль Анны, обкатанная кинематографическими и театраль­ными опытами, доведена при этом до общепринятой ясности. «Трагическая любовь».

Анна — глубокая, светлая, положитель­ная натура, средоточие страсти, слишком свободной, естествен­ной и прекрасной, чтобы лицемерное общество могло с ней примириться. Каренин, соответственно, тюремщик, враг, «золо­ченая клетка», скрипучая машина, робот, бюрократ с торчащими ушами и трещащими пальцами — убийца любви. Вронский, ста­ло быть,— высокий партнер Анны по чувству. Тут, правда, воз­никает некоторая неясность с финалом, ибо он ее, так сказать, предал в конце концов, но раз она его так любила, не мог же он быть плох! Поэтому Вронский в инсценировках очерчен неуверенно, бледновато; он не вполне ясен как фигура, но ра­ботает функционально.

Он светит отраженным светом: сам по себе неважно какой, никакой, но нужен как возлюбленный Анны, как точка приложения ее инициативы, ее страсти. Левин тоже не нужен. Решительные профессионалы-инсцениров­щики обычно попросту выкидывают его. Семейство Облонских оставляют. Для «подсветки»: легкомысленный Стива подчеркивает в Анне глубину и серьезность чувства; замученная бытом Долли оттеняет в этом чувстве чистоту и возвышенность. Получается трагедия любви, вечная для всех времен. Как писал, приступая к работе, Александр Зархи,— «трагическая любовь может быть и при коммунизме: истоки этой трагич­ности извечны, как сама природа...». 22

К сожалению, в фильме Зархи получилась не «трагическая любовь, извечную, как сама природа», а обще­известный мотив «женской эмансипации». Александр Зархи не выдумал такую интерпретацию. Она ему досталась из рук многочислен­ных предшественников. Невозможно даже определить, кто яв­ляется ее автором. Пожалуй так: автором этой интерпретации является... наш прошлый век. Век, положивший гигантский труд, чтобы эмансипировать женщину, вырвать ее из плена предрассудков и условностей.

Понятно, что именно сюжет « Анны Карениной» на протяжении ста лет извлекался из толстовского романа миллионами чита­тельских глаз, подкреплялся десятками литературоведческих трудов и полировался в умах школьными программами. Пятнадцать режиссеров, обыгравших эту историю в пятнадцати экранизациях романа, вряд ли сомневались в том, что они видят самую суть. Если они и перечитывали Толстого, то не «глазами кинематографистов», а просто как текст для чтения. Ведь недаром смысл всецело в том, каков текст, сцепление слов.

Что можно «передать в картинах», когда все — в словах, когда главная, решающая образная антитеза романа: Левин — Вронский — в сущности, не имеет пластического рисунка? Все на этой оси держится, а герои не общаются! Более того, они не видят, не воспринимают друг друга. Не знают и не хотят знать. Две встречи: одна в начале, другая в конце; первая выявила полную несовместимость, во второй Вронский, по сути, уже мертвец; меж этими встречами — весь роман. Как это «воплотить», если самый мир Левина, мелкая вязь повседневных дел и раздумий его, при «воплощении» теряет суть, если тут все дело — в обертонах, дающихся именно лите­ратурным объемом слова, если в «скучных» разговорах Левина каждое слово есть по сути ответ на очередное действие Вронского, но ответ — не на уровне драматургии или характеров, а на уровне... как сказали бы в старину философы, практически го разума...Вронский безосновен.

Левин есть опровержение его безосновности. Во всем прочем они вовсе не контрастируют. Во всем прочем Вронский — отнюдь не дурной человек, напротив, по природному материалу он очень хорош. Все конкрет­ные элементы личности тут на месте: честь, честность, способ­ность к любви. Вронский от природы — человек с добрым сердцем. Признак порчи: «Вронский никогда не знал семейной жизни».

Кажется, частность. Но надо вспомнить, какой универсаль­ный смысл имела для Толстого в «Анне Карениной» мысль семейная, чтобы понять цену этой «частности». Потерялось ощущение связи человека с миром — и все великолепные за­датки его вывернулись наизнанку. Он вывалился из того це­лого, что спасло нас в 1812 году. Левин же — именно это целое, эта связь с миром и домом: «Ты считаешь Вронского аристократом, но я нет. Человек, отец которого вылез из ничего пронырством, мать которого бог знает с кем была в связи... Нет уж, извини, но я считаю аристократом себя и людей, подобных мне, которые в прошед­шем могут указать на три-четыре честные поколения семей... как жили мой отец, дед... родовым и трудовым...»

Антитеза Левин — Вронский не исчерпывает бесконечного богатства романа Толстого, как и излюбленная кинематографистами антитеза Каренин — Анна. Разумеется, «за кадром» остается достаточно много материала, интересного и в социальном, и в психологическом, и во многих других отношениях. Но судьбе угодно было сделать так, что киноэкранизаторы много раз пропускали роман через одно и то же «сито». Во- первых : не Анна есть инициатор и источник драмы, приведшей ее к гибели. Источник — Вронский. Именно в нем поселилось что-то смертельно опасное — на взгляд Левина, на взгляд Толстого.

То, что зарождается между Вронским и Анной,— вовсе не «любовь в чистом виде», которая, как убежден А. Зархи, будет и «при коммунизме». Отношения Анны и Вронского у Толсто­го — это то, во что превращается любовь, когда из души че­ловека изымается ощущение мира как целого. Случись с Кити то же самое, что с Анной,— и она, Кити, пошла бы на эту муку.

Эта возможность реально взвешивается в начале романа, отсюда словно два зеркальных пути расходятся: по одному — Анна, по другому — Кити... могло быть наоборот, и Кити не ук­лонилась бы, она бы также принесла себя в жертву, чтобы спасти любимого человека. Ибо Вронский — не роковой соблазнитель. Он — нормальный человек, но он словно поражен духовным не­дугом, и сам страдает от своего несчастья, и боль свою хочет на другие плечи переложить. «Я не оскорбить хочу, — каждый раз как будто говорил его взгляд,— но спасти себя хочу и не знаю как...». Спасая Вронского, Анна делит с ним его участь: берет на себя его недуг. И поэтому она обречена. И она это предчувст­вует, и Толстой о ней это знает.

И в мире Левина сразу чувст­вуют это: «Да, что-то чуждое, бесовское и прелестное есть в ней,— ска­зала себе Кити». По иронии судьбы, из всех словесных характеристик Анны именно эта привлекла внимание Александра Зархи и Татьяны Самойловой, и они в предсъемочных интервью ком­ментировали «бесовскую прелесть» героини. Из их коммента­риев вставало в облике Анны нечто темпераментное, почти цыганское и вполне киногеничное. Упускался только один, бес­плотный и чисто литературный план этого словесного портрета. В 1873—1874 го­дах, как раз когда Толстой писал первые главы и готовил их для «Русского вестника»,— вся Россия читала и обсуждала только что напечатанный в том же «Русском вестнике» роман Достоевского. Он назывался «Бесы». «Бесовство» тогда было — термин.

Кинематограф это упускает, забывает. Это для кино невиди­мая — инфракрасная часть спектра. Экран видит другое: озорной взгляд освобождающейся женщины». Как в Каренине видит прежде всего помеху на пути этой женщины : торчащие уши, хруст пальцев, «министерская ма­шина» — это все Каренин глазами Анны. Влюбленная в него Лидия Ивановна замечает другое: мягкие руки, милые про­тяжные интонации, усталые добрые глаза...

А Толстой? Как Толстой относится к этому петербуржцу? Как вообще к «петер­бургскому началу» русской жизни — с холодным уважением. С иронией, но без всякого зла. Каренин хоть и часть этой петербургской «машины», но тут для Толстого все-таки дело по­правимое: Каренин — внутри человеческого миростроения. Как поправимо и со Стивой, который и грешен, и ненадежен, и на­рушает моральный закон, но он нарушает закон. Вронский же закона не знает. Он знает правила поведения своего круга, но — не моральный закон.

И с Вронским — непоправимое дело. Он для Толстого за пределами миростроения, он в хаосе. Вся разветвленная система романа строится как ответ этому хаосу, и даже самые дальние, «необязательные», эпизодические фигуры несут свою нагрузку, поддерживая тот же свод. Ну, скажем, история про то, как Кознышев полюбил Вареньку, но в решаю­щий момент не нашел в себе смелости объясниться, и разле­телось все, и погасло чувство.

Любой современный кинематогра­фист, вгоняя роман в картину, выбросит этот эпизод как изли­шество. И глава с приездом Васеньки Весловского, который взду­мал поухаживать за Кити, а Левин его выгнал вон, — это тоже роскошь и «излишество». Какую связь имеют эти «подробности российской действительности» с историей Анны и Вронского? Ощутимо — никакой. Связь, как сказал бы Толстой
1   2   3   4

Похожие:

Дипломная работа студентки Марины Кулебы Введение Глава I. Роман Льва Толстого «Анна Каренина» icon«анна каренина»: идиллия и эсхатология Льва Толстого
Автор монографии приобщает своего читателя к самому важному в толстовском наследии: «Анна Каренина» – роман последних вопросов, поэтому...

Дипломная работа студентки Марины Кулебы Введение Глава I. Роман Льва Толстого «Анна Каренина» iconДипломная работа студентки заочного отделения А. В. Быковской 2010 год
Год 2010 – год памяти Льва Толстого — столетие ухода великого писателя, мыслителя, публициста. Без Льва Толстого мир осиротел

Дипломная работа студентки Марины Кулебы Введение Глава I. Роман Льва Толстого «Анна Каренина» iconРепертуар май 2013г
Драма в двух действиях по мотивам романа Л. Н. Толстого «Анна Каренина» 500, 600 руб

Дипломная работа студентки Марины Кулебы Введение Глава I. Роман Льва Толстого «Анна Каренина» iconУчебное пособие по спецкурсу удк 82(091) Учебное пособие «Достоевский и Толстой»
Достоевским и Толстым в романах «Преступление и наказание», «Идиот» и «Анна Каренина». В последующих главах анализируются общее и...

Дипломная работа студентки Марины Кулебы Введение Глава I. Роман Льва Толстого «Анна Каренина» iconПоэтика и символика романа Л. Н. Толстого "Анна Каренина" и периодика 1870-х гг
Федеральное государственное автономное образовательное учреждение высшего профессионального образования

Дипломная работа студентки Марины Кулебы Введение Глава I. Роман Льва Толстого «Анна Каренина» iconОсобенности наиболее популярных переводов на английский язык романа...
Студентка Московского государственного университета им. М. В. Ломоносова, Москва, Россия

Дипломная работа студентки Марины Кулебы Введение Глава I. Роман Льва Толстого «Анна Каренина» icon1. Винокурова Ульяна Климентьевна, ро-02-1 Тема Безумия в «Пиковой...
Особенности пейзажистки Л. Н. Толстого (на материале романов «Анна Каренина» и «Воскресение»)

Дипломная работа студентки Марины Кулебы Введение Глава I. Роман Льва Толстого «Анна Каренина» iconБазовый лист контроля по творчеству Л. Н. Толстого. 10 класс. Материал по учебнику
Прочитанные произведения автора: «Кавказский пленник», «Детство», «После бала», «Севастопольские рассказы», «Война и мир», «Анна...

Дипломная работа студентки Марины Кулебы Введение Глава I. Роман Льва Толстого «Анна Каренина» iconДипломная работа студентки пятого курса дневного отделения «Допущено к защите на гак»
Феномен fanfiction в сетевой литературе: «низовая словесность» в сетевых публикациях

Дипломная работа студентки Марины Кулебы Введение Глава I. Роман Льва Толстого «Анна Каренина» iconЧувашской Республики Чувашский республиканский институт образования...
Данная работа- результат интереса к жизни и деятельности великого русского писателя Льва Николаевича Толстого



Образовательный материал



При копировании материала укажите ссылку © 2013
контакты
www.lit-yaz.ru
главная страница