Дипломная работа студентки Марины Кулебы Введение Глава I. Роман Льва Толстого «Анна Каренина»




НазваниеДипломная работа студентки Марины Кулебы Введение Глава I. Роман Льва Толстого «Анна Каренина»
страница1/4
Дата публикации02.09.2013
Размер0.69 Mb.
ТипДиплом
www.lit-yaz.ru > Литература > Диплом
  1   2   3   4


ПРОБЛЕМЫ ИНТРЕПРЕТАЦИИ КЛАССИКИ .

РОМАН Л.Н. ТОЛСТОГО « АННА КАРЕНИНА» В КИНО И НА ТЕЛЕВИДЕНИИ
Дипломная работа студентки Марины Кулебы


Введение

Глава I. Роман Льва Толстого « Анна Каренина»

в оценке критики…………………………………….. 8

Глава II. Толстой и кинематограф…………………………… 21

Заключение……………………………………………………… 63

Библиография…………………………………………………… 68


ВВЕДЕНИЕ
Классику экранизировали, ставили, воплощали. Но еще никогда мода на интерпретацию произведений русских классиков не была так растиражирована. Впрочем, и модой это никогда не было. Привлечение больших народных масс к сопоставлению кинопродукта с оригиналом, т.е. текстом художественного произведения стала очень заметна после того, как после долгого застоя в кинопроизводстве на классику обратил внимание кинематограф, а затем обширнейшее пространство русской литературы освоило телевидение. Тем самым телевидение , у которого, казалось, собственные малопонятные законы, где царь и бог – рейтинг. И вот надо же: начиная с непредсказуемого успеха "Идиота" телеканалы то и дело собирают многомиллионную аудиторию, соревнуясь друг с другом, кто кого. Забавно читать эти сводки, звучащие как донесения с полей сражений: каков рейтинг "Мастера и Маргариты", "Дела о мертвых душах" и прочих, и что нас всех ждет в дальнейшем. "Бесы "? "Герой нашего времени"? "Преступление и наказание"?
Каким образом догадливость продюсеров совпала с так называемым коллективным подсознательным... Хитроумные продюсеры, берясь осваивать замечательную литературу, выбирают не абы что, а романы с четко прописанной мелодраматической структурой. А посему внезапный интерес к Булгакову, Достоевскому, Пастернаку и Толстому вполне объясним: помимо того, что это просто-напросто хорошая литература, это еще и литература увлекательная. Считываемая на многих уровнях, где каждый - интеллектуал и простак - найдет свой интерес.

В общем, режиссеры наши, от Владимира Бортко (экранизировавшего романы М. Булгакова «Собачье сердце» и« Мастер и Маргарита», роман Ф.Достовского « Идиот») до Александра Прошкина-старшего ( поставивший сериал по роману Бориса Пастернака "Доктор Живаго") нашли себе неплохих драматургов. Владимир Бортко о «Мастере Маргарите» Булгакова: «Мастер и Маргарита» - очень печальная книга, и я уверен, многие это осознают именно после нашего фильма. Только я уверен: для Голливуда этот материал неподъемен. Не в плане бюджета, а в вопросах ментальности. На Западе если печатают книжку, то к ней увесистым томом идут специальные дополнения-разъяснения: что да почему… Западному читателю непонятна ни Аннушка, разлившая масло, ни Берлиоз с отрезанной головой».1 Александр Прошкин про « Доктора Живаго»: «Это была моя инициатива, и я примерно год потратил на уговоры продюсеров. Имея две западные экранизации, мы были обязаны вернуться к первоисточнику изнутри, показать, как мы это понимаем. Есть, как мне кажется, три ключевых произведения в России ХХ века, которые безошибочно выбрал Нобелевский комитет. Это "Тихий Дон", "Доктор Живаго" и "Архипелаг ГУЛАГ". Роман Пастернака является отмычкой к феномену ХХ века в истории России.»2 Ульяна Шилкина о «Золотом теленке» Ильфа и Петрова: «Если говорить об образах, то этот роман является тематическим соединением двух мифов - библейского о золотом тельце и древнегреческого о золотом руне. Я не могла не воспользоваться такой находкой, Да и продюсеры тоже!»3

Если вспомнить мировую историю, то все началось с того, что на кубинских сигарных фабриках принято было читать вслух книги. Работа монотонная: руки заняты — голова свободная. Сперва читали Дюма — «Графа Монте-Кристо», «Три мушкетера». Потом — «Анну Каренину». Несколько лет назад в Нью-Йорке даже поставили пьесу об этом: как в старой Гаване крутильщицы сигар слушают роман Толстого. Этот очень удачный спектакль так и назывался — «Анна Каренина».

Возможно, нечто подобное происходит сегодня на малых экранах России. это говорит о том, что классическая литература ищет себе, за пределами переплета, новую форму существования, а, значит, и нового зрителя-слушателя-читателя. Но как это делают режиссеры-постановщики-интерпретаторы? В этом вся проблема.

В экранизациях, Анна — это женщина прекрасная в любви, свобод­ная натура, которой ханжи помешали и которой партнер ока­зался недостоин. В романе — это одержимая. Это прекрасная когда-то натура, внутри которой «бес пустоты» выел все, исказил все, подменил. Ибо то, что для Толстого-моралиста является безоговорочно злом, для Толстого-художника напоено такой мощью человече­ского естества, что сам автор не считает себя вправе осудить так же безоговорочно героев и сразу же, с эпиграфа, отдает последний суд богу.

Развернувшись к великим текстам, кине­матограф шестидесятых годов обнаружил, что он имеет для своей задачи богатейший, еще по-настоящему не опробованный арсенал средств. И целью экранизаций объявлен сам Толстой.

Никто больше не хочет ни «поправлять» классика, ни «употреблять» его, ни решать с его помощью какие-нибудь посторонние зада­чи. Дело доходит до обещаний открыть с помощью экраниза­ции, ни мало ни много, «подлинного Толстого». Хотя подлинный Толстой — это его сочинения. Для того чтобы обрести подлинного Толстого, идут не в кино, а в библиотеку. Что же до кино, то тут надо браться за другое звено.

Экранизация — это всегда активное взаимодействие с материалом, свой взгляд на него, это всегда интерпретация — иначе фильм, простите, не склеится как про­изведение. Но если уж выбирать, то я думаю, что наиболее интересные интерпретации, как это показывает опыт послед­них десятилетий, получаются не там, где режиссеры идут с Толстым бороться, а там, где они идут у него учиться. Хотя при этом все-таки получается не «подлинный Толстой», а наше с вами к нему отношение. Степень нашей нужды в нем. И, наконец, толстовские экранизации сопровождаются непрерывным, неумолкающим обсуждением этой проблемы в печати.

Рецензии — статьи — книги — дискуссии — диссертации — все это комом наворачи­вается вокруг коробки с целлулоидной лентой, так, что в конце концов кажется: не столько говорят о картинах, сколько идет какое-то перманентное обсуждение и переживание темы «Тол­стой и мы». При этом картины являются таким же сгорающим материалом, как мнения зрителей, объяснения режиссеров, со­ображения декораторов, актерские анкеты, трактаты знатоков писателя .

Именно в шестидесятые годы, когда экранизации Толстого с обочины кинопроцесса выходят на его ось,— впервые созда­ется то сложное, пестрое, но и целостное по-своему явление, и главная причина этого, конечно же, не в достижениях кинотехники, не в усилиях отдельных режиссеров и не в активности зрите­лей или критиков, но в том общем состоянии умов и душ, которое властно поворачивает в эту сторону глаза зрителей и объективы кинематографистов.

Кинематограф отступает от Толстого — оставляемые позиции быстро занимает телевидение. У телеэкрана свои законы, еще не вполне осознанные критикой и теорией. Здесь нет темного кинозала, где собрано много людей, — телезритель сидит в своей комнате, он в принципе «индивидуален». Затем, здесь нет жест­ких рамок киносеанса — сериал может тянуться хоть месяц и по ритму повествования совершенно приближаться к читае­мой книге. Наконец — и это третье обстоятельство есть следст­вие первых двух — телезрелище по самой своей природе в принципе допускает более точное образное дублирование про­заического текста, чем кино. Телевидение — в гораздо меньшей степени зрелище, нежели кино... Сама природа восприя­тия телеспектакля, телеэкранизации литературного произведе­ния сродни природе восприятия прозы... Кинематограф при­учил зрителя к зрелищу — телевидение возвращает его к по­вествованию.

Толстой — магнит, притягивающий кинематографистов, помогающий им решать их собственные задачи. Таким он и останется. И в доказательство- решение режиссера Сергея Соловьева снимать сериал по «Анне Карениной». Соловьев наконец-то осуществит давнюю мечту снять "Каренину", которая не покидала его уже несколько десятилетий. А Зритель получит классику на дом в приятном пятисерийном исполнении.

В своей дипломной работе я рассмотрю проблему интерпретации русской классики на примере кинопрочтения романа Льва Николаевича Толстого « Анна Каренина». Образ Анны Карениной притягателен не только для читателей на протяжении нескольких столетий. В кино и театре этот образ воплощали лучшие и знаменитые актрисы. В мировом кинематографе - Грета Гарбо, Вивьен Ли, Татьяна Самойлова, Софии Марсо. В балете - великая Майя Плисецкая. Несть числа театральным постановкам. Гениальный роман Льва Толстого блестяще выдержал испытание временем. Его переиздания не прекращаются. Он продолжает волновать миллионы читателей. Однако, граф Толстой не знал, что его великое произведение будет подаваться сквозь призму мировоззрения других людей – называемых режиссерами- постановщиками.
ГЛАВА I

^ РОМАН ЛЬВА ТОЛСТОГО « АННА КАРЕНИНА» В ОЦЕНКЕ КРИТИКИ
Роман Льва Николаевича Толстого «Анна Каренина» был начат в 1873 г., завершен в 1877 г. Семь частей опубликованы в 1875-1877 гг. журналом «Русский Вестник», восьмая часть (из-за разногласий редактора с автором по славянскому вопросу) вышла отдельно. В 1878 г. появилось полное издание. В архиве сохранилось более двух с половиной тысяч листов автографов, копий, корректур.

В более раннем, не отправленном, но сохранившемся письме назван пушкинский отрывок, особенно поразивший Толстого: «Гости съезжались на дачу...». Первый набросок будущей «Анны Карениной» начинается разговорами в светской гостиной после театра; героиня названа Анастасия Аркадьевна, или Анна Пушкина.

Известно, что в портрете Анны Карениной отразились черты дочери Пушкина Марии Александровны Гартунг, которую Толстой увидел в Туле на вечере у генерала А.А. Тулубьева в конце 60-х гг. С.А. Толстая, поясняя, «почему Каренина Анна и что навело на мысль о подобном самоубийстве», рассказывала, как бросилась под поезд экономка (и любовница) их соседа А.Н. Бибикова Анна Степановна Пирогова. Толстой ездил в Ясенки, где видел анатомированный труп (в рукописных вариантах романа то же самое делает Левин).

Это событие произошло в 1872 году. Но еще 24 февраля 1870 года Софья Андреевна записала в дневнике. «Вчера вечером он мне сказал, что ему представился тип женщины, замужней, из высшего общества, но потерявшей себя. Он говорил, что задача его сделать эту женщину только жалкой и не виноватой...».4

Лев Толстой выполнил свой замысел. Работа над романом протекала неровно, но, в конце концов, воплощение его стало одним из самых значимых произведений русской литературы.

Несмотря на весьма оптимистическое начало работы над произведением, Л. Толстой вскоре охладился к нему: в 1874 году он писал жене, что "не занят поэзией и перестал печатать свой роман и хочу бросить его, так как он мне не нравится"... 5

С. Толстая пишет Т.А. Кузьминской : "Роман ("Анна Каренина") не пишется, а из всех редакций так и сыпятся письма: десять тысяч вперед и по пятьсот рублей серебром за лист. Левочка об этом и не говорит, и как будто дело не до него касается. А мне, Бог с ними, с деньгами, а главное просто то его дело, то есть писанье романов, я люблю и ценю и даже волнуюсь им всегда ужасно, а эти азбуки, арифметики, грамматики я презираю и претворяться не могу, что сочувствую. И теперь мне в жизни чего-то недостает, чего-то, что я любила; и это, именно, не достает его работы, которая мне всегда доставляла наслаждение и внушала уваженье. Вот, Таня, я, настоящая писательская жена, как к сердцу принимаю наше авторское дело". 6

После небольшого перерыва Лев Николаевич вернулся к литературным занятиям. Он все меньше и меньше уделяет внимания педагогической деятельности, и осенью 1875 года совсем хочет ее прекратить, так как она «слишком много берет времени». В начале года печатается продолжение «Анны Карениной». Софья Андреевна с радостным удовлетворением встретила в муже перемену, старалась его всячески оберегать и в этом стремлении проявила обычный семейный эгоизм. Но состояние Л. Толстого практически не изменилось. В его душе происходит сложная работа, и в ней уже есть некоторые сдвиги.

Из-за трудной внутренней работы, работа над романом постоянно прерывается, энергия отвлекается в другую область или просто исчезает под напором неразрешимых вопросов, и Лев Николаевич, поддаваясь требованиям художника, все же чувствует часто полную для себя невозможность заниматься «таким пустым делом», то есть продолжать работу над "Анной Карениной".

Но все же Л. Толстой возвращается к работе над романом весною 1876 года. Летом он снова прерывается, и только в конце осени возвращается к нему. В письме Т.А.Кузьминской Софья Андреевна пишет: «Левочка совсем не пишет, в унынии и все ждет, когда уяснится у него в голове и пойдет работа. Это очень грустно и отравляет мое спокойствие и жизнь».7

Но как только положение меняется, Софья Андреевна снова довольна и своею радостью заражает всю семью:«Ну, вот! «Анну Каренину» мы пишем, наконец-то, по-настоящему, то есть, не прерываясь. Левочка оживленный и сосредоточенный, всякий день прибавляет по целой главе, я усиленно переписываю, и теперь даже под этим письмом лежат готовые листки новой главы, которые он вчера написал. Катков телеграфировал третьего дня, умоляя прислать несколько глав для декабрьской книжки, и Левочка сам на днях повезет в Москву свой роман. Я думаю, что теперь в декабре, напечатают, и потом пойдет так далее, пока кончится все».8 После праздников Софья Андреевна пишет в том же радостном тоне и все по той же причине, совсем не понимая душевного состояния мужа: «Читали ли вы «Анну Каренину» в декабрьской книге? Успех в Петербурге и в Москве удивительный, я даже не ожидала, но упиваюсь с наслаждением славой своего супруга. Хвалят и на словах и в обзорах, я читала в «Голосе», а еще говорят, в «Новом Времени» и еще где-то хвалят. Для январской книги тоже послано уже в типографию, но теперь Левочка что-то запнулся и говорит: «Ты на меня не ворчи, что я не пишу, у меня голова тяжела», и ушел зайцев стрелять... Я-то ворчать! С какого права! Сама я веду праздную жизнь, почти ничего не делаю и начинаю этим баловаться, зато поправляюсь, а то здоровье было совсем плохо стало».9

После выхода в свет полностью во всех главах роман воспринимался неоднозначно. Скорее, критики склонны были видеть в нем отображение интересов определенной литературной партии, чем отображение проблем этого времени.

Но Л.Н. Толстого не интересовали партийные тенденции в литературе. Его интересовала проблема взгляда современных ему людей на семью, на ее место в обществе. Он выводит в романе красивую, сильную женщину, у которой в жизни есть, казалось бы, все: и высокое общественное положение, и материальная обеспеченность, и семья, и ребенок. Ей не достает только одного - любви, страсти. И она жертвует всем ради этого недостающего. А что получает она взамен?

Лев Николаевич пишет : "Страсть, источник величайших бедствий, мы не то, что унижаем, умеряем, а разжигаем всеми средствами, а потом жалуемся, что страдаем". 10

Критика все же по достоинству оценит глубокий философский смысл романа "Анна Каренина", и его художественность. Образы, создаваемые воображением писателя в романе "Анна Каренина" не только воплощают "правду" жизни, но и раскрывают тайну бытия, обнаруживают неразрывные связи всего сущего, подчинение всего высшим законам бытия.

Образ становится символическим знаком: железная дорога и вообще железо, предзнаменования и вещие сны, таинственные изменения небосвода. И над всем этим звучат грозные библейские ветхозаветные слова, отнимающие надежду, и вновь дарующие ее: "Мне отмщение, и Аз воздам".

Наиболее проницательные современники Льва Николаевича Толстого заметили в "Анне Карениной" изменение его художественного стиля: его сжатость, чистоту, ясность.
Надя, для Вас

Роман "Анна Каренина" Льва Николаевича Толстого для 70-х годов был "злободневным" произведением, не смотря на то, что критики долгое время отказывали ему в этом. В полемике о романе и его значении участвовали крупнейшие журналы и газеты 70-х годов: "Русский Вестник", "Дело", "Отечественные Записки", "Биржевые Ведомости", "Вестник Европы" и другие издания.

Самое четкое разграничение сторон обозначено в "дифирамбах" В. Авсеенко в реакционно-монархическом "Русском Вестнике", где "Анна Каренина" воспринималась как "великосветский роман", и в памфлетах П. Ткачева в радикально-демократическом журнале "Дело", где к искусству Толстого отнеслись как к "салонному художеству".

Некоторые критики предполагали, что роман относится к разряду исторических, а изображенная в них действительность или неправдоподобна, или показана с неправильной точки зрения; другие публицисты считали, что роман не отображает реальной жизни, поскольку весь сосредоточен в "детских" и "гостиных", а, зачастую, прямо-таки неприличен реализмом некоторых сцен.

К первому типу критиков относился М.Н. Катков. Разногласия между ним и Л.Н. Толстым, не позволили опубликовать окончание романа в «Русском Вестнике». М.Н. Катков, подчеркивая разрыв с Л.Н. Толстым, выступил на страницах газеты со своей статьей "Что случилось по смерти Анны Карениной". Это был иронический пересказ последней части романа, который доказывал, что "по смерти Анны Карениной" ничего не случилось, что роман кончился, и заключительная часть его, не напечатанная в журнале, и не заслуживала того, чтобы быть напечатанной.

"Объявляя, что эпилог Анны Карениной не появиться на страницах "Руского Вестника", мы заметили, что роман с трагической смертью героини собственно окончился. Насколько мы были правы, теперь может судить всякий, имея перед глазами конец произведения..."11.

Вот как "пересказывает" Катков последнюю часть романа, не мало не интересуясь целостностью его содержания и его главной идеей: "Левин остается в своей деревне и сердится на славянские комитеты и на добровольцев".

И ни слова о нравственной победе Левина - победе над неверием, над грязью жизни. Только "славянские комитеты" и "добровольцы". Тогда при чем же здесь вообще Анна Каренина? В чем смысл существования ее и Константина Левина на страницах одного романа?

Без окончания, в котором Левин находит веру, находит Бога, роман не имеет смысла. Дело не в "комитетах", а в том, что Левин выходит победителем в нравственной борьбе между добром и злом, в борьбе с самим собой. Без этой победы не будет его идеальной семьи, которая вместе с ним станет служить Богу и людям.

Это торжество нравственного начала над "демоническим". Есть проигравшие -Вронский и Каренина, есть те, кто остался при своих - Долли и Стива, и есть победители - Левины. Круг замыкается, разорвав его, смысл романа ускользает от невнимательного читателя.

Помимо Каткова, многие критики того времени не оценили всей философской глубины романа Л. Толстого "Анна Каренина". Для них он остался тайной за семью печатями.

"Много мерзостных подробностей быта этих слоев изображено в "Анне Карениной", и обитатели подвалов, пещерные люди, троглодиты с гордостью указывали на эти подробности".12

И оно происходит действительно, и не только в романе Л. Толстого, но и в действительности. Но обществу нет до этого никакого дела, у него есть стремление "легко и приятно жить".

Наде
И то, что описывал в романе Лев Николаевич Толстой не представляется пока еще никому трагедией - ведь это не разрушение семьи, а, соответственно требованиям времени, просвещение и освобождение женщины. - от чего? От нравственных обязательств? От того, от чего еще раньше смогли освободить сами себя мужчины? Кто кого освобождает и по какому праву?

Вот вопросы, которые звучат в каждой строке романа "Анна Каренина". И в нем есть не только вопросы, но и ответы на них. Несмотря на огромное количество критических статей, фельетонов, памфлетов и т.д., роман не был раскрыт почти ни кем.

"Смысл "Анны Карениной" для огромных масс читающего общества, -отмечал в одном из своих критических очерков В. Розанов, - был не очень ясен, даже просто незначителен: в последнем слилась и успела убедить многих тогдашняя критика - не яркая, но обильная".13

Только спустя некоторое время роман будет оценен по достоинству. И литературная критика, в отличие от публицистической, сможет определить и главную мысль произведения, и его идеи.

Единственная статья, по прочтении которой Лев Николаевич Толстой сказал, что в ней отражено все то, что он думал, создавая "Анну Каренину", была статья Фета "Что случилось по смерти Анны Карениной в "Русском вестнике"?" К сожалению, статья эта не была опубликована, о чем Л. Толстой очень сожалел.

^ В своей статье Фет смог раскрыть истинное значение романа, продиктованное эпиграфом. Он так же смог ответить на реплики о великосветскости романа:

"... будь Анна неразвитой бедной швеей или прачкой, то никакое художественное развитие ее драмы не спасло бы задачу от обычных окольных возражений: нравственная неразвитость не представляла опоры в борьбе, бедность заела и т.д. Изобразив Каренину такою, какая она есть, автор поставил ее вне всех этих замечаний".14

^ Начав с оправдания "чистого искусства", он пришел к утверждению социального смысла романа Толстого.

"... Этот роман есть строгий, неподкупный суд всему нашему строю жизни. От мужика до говядины принца. Чуют, что над ними есть глаз, иначе вооруженный, чем их слепорожденные гляделки. То, что им кажется несомненно честным, хорошим, желательным, изящным, завидным, оказывается тупым, грубым, бессмысленным и смешным. Этого они в своем английском проборе ужасно не любят. А дело-то выходит бедовое".

Фет увидел в романе не только значительное произведение этого времени, но он понял весь ужас того, о чем рассуждал Л. Толтой, чего автор романа никогда не принимал в собственной жизни, и не желал, чтобы общественная жизнь была заражена этим. - Нарушение всех нравственных норм ведет к гибели.

Только в семье можно, при неукоснительном соблюдении морально-нравственного долга вырастить новое, духовно здоровое поколение. Вот почему Толстой так ценил письма Фета и его статью об "Анне Карениной". "Сказано все, что я хотел сказать", - признавался Толстой. Но оттого, что все это не было напечатано в свое время, суждения Фета слишком долго не могли занять подобающего им места в критической литературе о Толстом и его романе "Анна Каренина".

Позднее Толстой писал о библейском речении из Книги Второзаконие — эпиграфе к «Анне Карениной»: «Много худого люди делают сами себе и друг другу только оттого, что слабые, грешные люди взяли на себя право наказывать других людей. “Мне отмщение, и Аз воздам”.

Наказывает только Бог и то только через самого человека». По замечанию А. А. Фета, «Толстой указывает на “Аз воздам” не как на розгу брюзгливого наставника, а как на карательную силу вещей »15 «Эпиграф романа, столь категорический в своем прямом, исходном значении, открывается читателю еще иным возможным смыслом: “Мне отмщение, и Аз воздам”.

Только Бог имеет право наказывать, а люди судить не имеют право. Это не только иной смысл, но и противоположный первоначальному. В романе все сильнее выявляется пафос нерешенности. Глубины, правды — и потому нерешенности.

В “Анне Карениной” нет одной исключительной и безусловной правды — в ней многие правды сосуществуют и одновременно сталкиваются между собой»,16 — так истолковывает эпиграф Е. А. Маймин (Анна кончает жизнь самоубийством, но не оно является божественным возмездием - смысл божественного наказания Анны не раскрывается Толстым. (Кроме того, согласно Толстому, высшего суда заслуживает не только Анна, но и другие совершившие грех персонажи - прежде всего Вронский).

Вина Анны для Толстого - в уклонении от предназначения жены и матери. Связь с Вронским не только нарушение супружеского долга. Она приводит к разрушению семьи Карениных: их сын Сережа теперь растет без матери, и Анна и ее муж борются друг с другом за сына. Любовь Анны к Вронскому - это не высокое чувство, в котором над физическим влечением преобладает духовное начало, а слепая и губительная страсть. Ее символ - яростная метель, во время которой происходит объяснение Анна и Вронского.

Анна сознательно идет против божественного закона, охраняющего семью. В этом для автора ее вина. В романе Толстого соединены три сюжетные линии - истории трех семей. Эти три истории одновременно и похожи, и различны. Анна выбирает любовь, губя семью. Долли, жена ее брата Стивы Облонского, ради счастья и благополучия детей, примиряется с изменившим ей мужем. Константин Левин, женясь на юной и очаровательной сестре Долли, Кити Щербацкой, стремится создать истинно духовный и чистый брак, в котором муж и жена становятся одним, сходно чувствующим и думающим существом.

На этом пути его подстерегают искушения и трудности. Левин теряет понимание жены: Кити чуждо его желание к опрощению, сближению с народом. История женитьбы Левина на Кити, их брака и духовных исканий Левина автобиографична. Она во многом воспроизводит эпизоды женитьбы и семейной жизни Льва Николаевича и Софьи Андреевны.

Отличительная художественная особенность романа - повторы ситуаций и образов, выполняющие роль предсказаний и предвестий. Анна и Вронский знакомятся на железнодорожном вокзале. В момент первой встречи, когда Анна приняла первый знак внимания со стороны нового знакомого, сцепщика поездов раздавило составом.

На железнодорожной станции происходит и объяснение Вронского и Анны. Охлаждение Вронского к Анне приводит ее к самоубийству: Анна бросается под поезд. Образ железной дороги соотносится в романе с мотивами страсти, смертельной угрозы, с холодом и бездушным металлом. Смерть Анны и вина Вронского предугаданы в сцене конских скачек, когда Вронский из-за своей неловкости ломает хребет прекрасной кобыле Фру-Фру. Гибель лошади как бы предвещает судьбу Анны. Символичны сны Анны, в которых она видит мужика, работающего с железом. Его образ перекликается с образами железнодорожных служащих и овеян угрозой и смертью.

За четыре года до завершения романа - в 1873 году - Софья Андреевна записала: «Вчера Лёвочка совершенно неожиданно начал писать роман из современной жизни. Сюжет романа - неверная жена и вся драма, происшедшая от этого».

Действительно, Толстой хотел написать роман о женщине из высшего общества, «потерявшей себя». Во многом к реализации этого замысла Толстого подтолкнули мотивы пушкинского творчества, в частности неоконченные прозаические отрывки «На углу маленькой площади» и «Гости съезжались на дачу».

Достоверно известно, что внешний облик героини сложился у писателя под впечатлением встречи со старшей дочерью Пушкина - М. А. Гартунг. Современники находили и другие прототипы, отдельные обстоятельства жизни и смерти которых соотносились с сюжетной линией героини романа. Анна Каренина одновременно привлекательная, правдивая, несчастная, жалкая и виноватая.

В первой части романа героиня предстает примерной матерью и женой, уважаемой светской дамой и даже примирительницей неурядиц в семье Облонских. После встречи с Вронским, еще не дав воли зарождающемуся чувству, Анна Каренина осознает в себе некую неподвластную ей силу, которая независимо от ее воли управляет поступками, толкая к сближению с Вронским и создавая ощущение защищенности «непроницаемой броней лжи».

Под влиянием встречи с Вронским резко изменяются отношения Анны со всеми окружающими. Сблизившись с Вронским, она осознает себя преступницей. После неоднократно проявленного мужем по отношению к ней великодушия, особенно после полученного во время послеродовой болезни прощения, Анна все больше и больше начинает ненавидеть его, болезненно ощущая свою вину и сознавая нравственное превосходство мужа.

Ни маленькая дочь, ни поездка с Вронским в Италию, ни жизнь в его имении не дают ей желаемого покоя, а приносят лишь осознание глубины своего несчастья и унижения (скандальный эпизод в театре). Анна постоянно чувствует свою полную зависимость от воли и любви Вронского, что раздражает ее, делает подозрительной. Постепенно она приходит к полному отчаянию, мыслям о смерти, которой она хочет наказать Вронского, оставшись для всех не виноватой, а жалкой.

Замысел сюжета романа связан с сюжетом пушкинского «Евгения Онегина»: «Очевидно, что “Анна Каренина” начинается тем, чем “Евгений Онегин” заканчивается. Толстой полагал, что вообще рассказ нужно начинать с того, что герой женился или героиня вышла замуж . В гармоническом мире Пушкина равновесие брака сохраняется. В смятенном мире толстовского романа — рушится. Все же и в “Анне Карениной” эпос побеждает трагедию.
  1   2   3   4

Добавить документ в свой блог или на сайт

Похожие:

Дипломная работа студентки Марины Кулебы Введение Глава I. Роман Льва Толстого «Анна Каренина» icon«анна каренина»: идиллия и эсхатология Льва Толстого
Автор монографии приобщает своего читателя к самому важному в толстовском наследии: «Анна Каренина» – роман последних вопросов, поэтому...

Дипломная работа студентки Марины Кулебы Введение Глава I. Роман Льва Толстого «Анна Каренина» iconДипломная работа студентки заочного отделения А. В. Быковской 2010 год
Год 2010 – год памяти Льва Толстого — столетие ухода великого писателя, мыслителя, публициста. Без Льва Толстого мир осиротел

Дипломная работа студентки Марины Кулебы Введение Глава I. Роман Льва Толстого «Анна Каренина» iconРепертуар май 2013г
Драма в двух действиях по мотивам романа Л. Н. Толстого «Анна Каренина» 500, 600 руб

Дипломная работа студентки Марины Кулебы Введение Глава I. Роман Льва Толстого «Анна Каренина» iconУчебное пособие по спецкурсу удк 82(091) Учебное пособие «Достоевский и Толстой»
Достоевским и Толстым в романах «Преступление и наказание», «Идиот» и «Анна Каренина». В последующих главах анализируются общее и...

Дипломная работа студентки Марины Кулебы Введение Глава I. Роман Льва Толстого «Анна Каренина» iconПоэтика и символика романа Л. Н. Толстого "Анна Каренина" и периодика 1870-х гг
Федеральное государственное автономное образовательное учреждение высшего профессионального образования

Дипломная работа студентки Марины Кулебы Введение Глава I. Роман Льва Толстого «Анна Каренина» iconОсобенности наиболее популярных переводов на английский язык романа...
Студентка Московского государственного университета им. М. В. Ломоносова, Москва, Россия

Дипломная работа студентки Марины Кулебы Введение Глава I. Роман Льва Толстого «Анна Каренина» icon1. Винокурова Ульяна Климентьевна, ро-02-1 Тема Безумия в «Пиковой...
Особенности пейзажистки Л. Н. Толстого (на материале романов «Анна Каренина» и «Воскресение»)

Дипломная работа студентки Марины Кулебы Введение Глава I. Роман Льва Толстого «Анна Каренина» iconБазовый лист контроля по творчеству Л. Н. Толстого. 10 класс. Материал по учебнику
Прочитанные произведения автора: «Кавказский пленник», «Детство», «После бала», «Севастопольские рассказы», «Война и мир», «Анна...

Дипломная работа студентки Марины Кулебы Введение Глава I. Роман Льва Толстого «Анна Каренина» iconДипломная работа студентки пятого курса дневного отделения «Допущено к защите на гак»
Феномен fanfiction в сетевой литературе: «низовая словесность» в сетевых публикациях

Дипломная работа студентки Марины Кулебы Введение Глава I. Роман Льва Толстого «Анна Каренина» iconЧувашской Республики Чувашский республиканский институт образования...
Данная работа- результат интереса к жизни и деятельности великого русского писателя Льва Николаевича Толстого



Образовательный материал



При копировании материала укажите ссылку © 2013
контакты
www.lit-yaz.ru
главная страница