Перед вами библиографическое пособие, посвященное писателям-лауреатам литературной премии «Русский Букер»




НазваниеПеред вами библиографическое пособие, посвященное писателям-лауреатам литературной премии «Русский Букер»
страница8/20
Дата публикации13.06.2013
Размер2.35 Mb.
ТипДокументы
www.lit-yaz.ru > Литература > Документы
1   ...   4   5   6   7   8   9   10   11   ...   20

^ Литература об А. Азольском

  1. Ермолин, Е. Одинокий герой / Е. Ермолин // Континент. – 2008. - № 135. – С. 9-20.

  2. Огрызко, В. Лучший авантюрный писатель / В. Огрызко // Литературная Россия. – 2007. - № 40. – С. 3.

  3. Булкина, И. Анатолий Азольский: Диверсант / И. Булкина // Знамя. – 2006. - № 10. – С.

  4. Мне нужна деталь, вроде бы абсолютно неправдоподобная, но которая оказывается правдой // Вопросы литературы. – 2005. - № 6. – С. 214-229.

  5. 192-195. Ермолин, Е. Люди бездны / Е. Ермолин // Дружба народов. – 2001. - № 4. – С. 188.

  6. Советский электромонтер должен знать все… // Книжное обозрение. – 2000. - № 31. – С.5.

  7. Ремизова, М. Зрячий одиночка среди послушных слепцов / М. Ремизова // Литературная газета. – 1997. - № 50. – С. 11.

  8. Елисеев, Н. Азольский и его герои / Н. Елисеев // Новый мир. – 1997. - № 8. – С. 205.

  9. Ермолин, Е. Жизнь в нелегальном положении / Е. Ермолин // Литературная газета. – 1996. - № 35. – С. 4.

  10. Лазарев, Л. Освобождаясь от ведомственности / Л. Лазарев // Октябрь. – 1988. - № 6. – С. 190.


Книги Анатолия Азольского в фонде ЦГБ им. В. Маяковского


  1. Азольский, А.А. Затяжной выстрел; Степан Сергеевич : романы / А.А. Азольский. – М.: Правда, 1989. – 478 с.

  2. Азольский, А.А. Клетка и другие повести / А.А. Азольский. – М. : Грантъ, 1998. – 719 с.

  3. Азольский, А.А. Легенда о Травкине : повести /А. Азольский . – М.: Современник, 1990. – 367 с.


Анатолий Азольский – лауреат Букеровской премии 1997 года за повесть «Клетка»
Азольский, А. Клетка : повесть / А. Азольский // Новый мир. – 1996. - № 5, 6.

Эта вещь замечательна во многих отношениях: она строго выстроена, хотя сложна и прихотлива по своему сюжету, динамична, и соединяет элементы разных жанров, от детектива и романа о войне до семейной хроники и биографии ученого (вроде знаменитого «Зубра» Д. Гранина, кстати, с произведением Гранина «Клетка» отчасти связана тематически). Судьба главного героя повести Ивана Баринова, родившегося в семье военного хирурга в ленинградской коммунальной квартире, пережившего страшные 30-е годы – когда семья, спасаясь от неукротимо надвигавшегося ареста, переехала в Минск – и смерть родителей в самом начале войны; воевавшего в партизанском отряде В Белоруссии, прошедшего пытки в гестапо и чудом оставшегося в живых

э вынужденного бороться уже в послевоенные годы не только с лесными братьями, но и с доблестными чекистами; бежавшего из чекистских застенков и обреченного себя от ненавистной власти скрывать, - эта судьба, насыщенная самыми невероятными событиями, оказалась связана с разгадкой тайны жизни, заключенной в клетке, с генетическим кодом человека. Загадки ДНК Баринов разгадывает вместе с троюродным братом, биологом Климом Пашутиным, причем брат и общая с ним работа также входят в фатум героя. Баринов как бы обречен быть с Пашутиным в одной связке. Аллегоризм названия повести Азольского очевиден, по крайней мере, в двух смыслах: жизнь, скрывающая свою тайну в клетке, и клетка тоталитарного социума, в которую заключены герои повести. Тайну творящей материи Баринов и Пашутин открывают, но вот выбраться из клетки советского государства, возведенной наперекор природным законам, они не в состоянии.

Все это в произведении Азольского лежит на поверхности и прочитывается без особого труда, но содержания не исчерпывает. Азольский пишет о жизни биологической и социальной, но помимо того – и даже в первую очередь – о существовании как таковом, о бытии, неотторжимом от боли и страдания, о движении человека к постижению тайны, существа знания. Жизненный путь Ивана Баринова как будто распадается на цепь инициаций. Забравшийся в квартиру вор едва не погубил закричавшего в колыбели младенца – матери удалось его спасти, так что герой вновь родился, едва появившись на свет. И затем боль и переживания боли будет сопровождать Баринова постоянно. Он будет учиться боли, молчаливо перенося порки, будет постигать боль, удивляясь своей нечувствительности в драках со сверстниками, открывая в ее сладких томлениях проснувшегося пола, преодолевая тяжести войны, избиения в гестапо и НКВД. Он еще трижды умрет и возродится, переживет смерть брата, прежде чем замкнется круг, завершится череда случайностей и совпадений. В той же ленинградской квартире, где некогда родился Баринов, у другого офицера Военно-хирургической академии родился мальчик и матери приснится, «будто бы вор забрался в квартиру и польстился на детскую кроватку».Тогда предназначение Ивана Баринова будет исполнено, прекратятся скитания его, поскольку закончился миф о получении и передаче знания, которому окажется таинственно причастен младенец. Генетические загадки клетки отгадаются в свое время, пусть другими и значительно позже, нежели это сделали Баринов и Пашутин, и это – история науки. Смысл же цельного – а не только биологического существования – передается мифологически.

Клетка – как средоточие жизненного смысла – строит художественный мир повести Азольского. Все остальное – время, история, быт – лишь материал, необходимое подспорье, плоть, которой обрастает мифологический костяк. Другое дело, что именно эта «плоть», нанизанная на миф, пересозданная воображением и тем самым освобожденная от позитивистской достоверности факта, может служить самоцелью.
Рецензии

  1. Лесин, Е. Без наказания и рефлексии / Е. Лесин // Книжное обозрение. – 1999. - № 5. – С. 8.

  2. Немзер, А. Второе рождение / А. Немзер // Дружба народов. – 1997. - № 2. – С. 165-186.

  3. Александров Н. Новая эклектика / Н. Александров // Литературное обозрение. – 1997. - № 3. – С. 30.


Произведения Анатолия Азольского,

опубликованные в литературно-художественных журналах


  1. Азольский, А. Атомная болезнь : рассказ / А. Азольский // Континент. – 1998. - № 97.

  2. Азольский, А. Афанасий : производственный роман / А. Азольский // Дружба народов. – 2007. - № 1.

  3. Азольский, А. Белая ночь : повесть / А. Азольский // Дружба народов. – 2002. - № 10.

Анатолий Азольский в повести «Белая ночь» всегда оглядывается в излюбленное время – 30-50-е годы (в данном случае, диапазон уже – конец 40-х, плюс ретроспекции в недавнее прошлое). Снова блестящие военные, обжигающая любовная связь, запутанная интрига. Пристрастие автора к теме шпионов и диверсантов в этом тексте претворилось с несколько неожиданной стороны: на родину из долгой эмиграции нелегально проникает полковник французской армии и личный друг де Голля Жорж Дукельский, но с целью, сколь далекой от политики, столь сентиментальной – узнать о судьбе двух бывших из эмиграции теток. Он пользуется внезапной смертью другого авантюриста – советского офицера, с которым накануне познакомился совершенно случайно, - и берет его имя, деньги, одежду и документы. Впрочем, органы достаточно скоро его вычисляют, но , поскольку фигура слишком заметна, дают возможность уйти за кордон.

  1. Азольский, А. Берлин – Москва – Берлин : повесть /А. Азольский // Континет. – 1994. - № 1.

  2. Азольский, А. Бизнес : рассказ / А. Азольский // Дружба народов. – 2005. - № 11.

Рассказ «Бизнес» - о том, как малозначительная деталь привела удачливого коммерсанта к озадачившему его открытию из сугубо интимной жизненной сферы.

  1. Азольский, А. ВМБ : повесть / А. Азольский // Новый мир. – 2001. - № 6.

Традиционный для данного автора сюжет из военно-морской службы. Здесь обычный герой – и столь же обычный конфликт человека с властными инстанциями. Лейтенант Маркин – молодой, сообразительный офицер Черноморского флота. Он сослан за чужие грехи из Севастополя в глушь, в Поти. Здесь лейтенант прозябает, мечтая хоть на день выбраться в Батуми, прогуляться там, свести приятное знакомство с девушкой. Осуществление этого намерение влечет за собой череду приключений. Герой сталкивается с американским шпионом, и характерная для Азольского тонкость, придающая незамысловатому повествованию некоторый объем, состоит в том, что и шпион, Сергеев, - заложник соответствующих инстанций. Между персонажами проскальзывает искра солидарности, что-то объединяет людей, не желающих быть жертвами обстоятельств и социальных систем. Они воюют за жизнь, кА умеют. Кажется, Маркину это удается лучше.

  1. Азольский, А. Война на море : повесть / А. Азольский // Знамя. – 1996. - № 9.

«Война на море» - это героическая сага, быль военных лет. В основе повестнования – рассказ о попытке спасти в Баренцевом море,во время десятибалльного шторма, экипаж потерпевшего крушение эсминца, и параллельно – об абсурдном расследовании этого эпизода в штабных конторах. В центре действия – два друга, офицеры, недавние выпускники морского училища. Это повесть олюдях чести, умеющих принимать на себя ответственность, верных дружбе, «просто людях с людской обязанностью жить по-людски» в невыносимых, смертельных обстоятельствах, среди пошлостей и подлостей эпохи. Схватка со стихией у писателя – это в первую очередь схватка с собой, чтобы победить страх, мелкую дрожь за свою шкуру и дорасти до готовность принести себя в жертву ради других. Как всегда, прозу Азольского отличают точность деталей, жесткость интриги, в ее тональности есть что-то от реквиема. В этой повести ощутимей, чем где бы то ни было у Азольского, проявилась связь с литературой экзистенцреализма (прежде всего – Фолкнер, «Чума» Камю).

  1. Азольский, А. Гейнц Гудериан, Николай Гребенки и другие : житейская история / А. Азольский // Дружба народов. – 1997. - № 11.

  2. Азольский, А. Глаша : повесть / А. Азольский // Новый мир. – 2003. - № 4

Сюжетная линия повести, хоть и держит читателя в постоянно высоком напряжении интереса, - достаточно проста, в том смысле, что не «закручена» сверххитро, а довольно-таки линейна. Волею случая (и чинов, надзирающих-пестующих новые дипломатические кадры) морской офицер-артиллерист из «простых» костромских пареньков (и «по-костромски» же бравый) оказывается слушателем Военно-дипломатической академии, чтобы стать одной из не самых больших, но все-маки дипломатических фигур в одном из опять же небольших, но все-таки суверенных государств. Из повести не совсем ясны, а еще точнее им и не с чего быть ясными, должностные обязанности нашего новоиспеченного атташе. Потому что главным остается (политика есть политика: интересы государств и прочее) сбор информации; так сказать, разведывательная работа. А для этого-то и нужна именно Глаша, к которой, кК пчелы на цветок, и должны будут, по замыслу «надзирающее-пестующих» в лице капитана какого-то ранга Хворостина, слетаться носители разрозненных сведений, из каковых чаще всего и составляется общая картина событий и настроений в чужой стране.

Герой не стал, как хотел капитаном, зато научился лгать, изворачиваться, интриговать. Жил в бытовом отношении лучше любого адмирала, но морально пал весьма низко. Петя и Глаша все-таки пытались сохранить идеализм и сочетать его с гражданским патриотизмом. Однако в итоге жизнь как-то обесцветила этих неплохих людей. У них мало свободы, а та, что есть, реализуется болезненно и не ведет к положительной развязке. Петя и Глаша радеют об интересах родины, наталкиваясь, однако на равнодушие или своекорыстие начальников. С течением времени они уже все труднее понимают, за что, собственно, боролись. все в мире происходит случайно и нелепо, если не сказать – абсурдно. Формально герои – победители, реально же – в сухом остатке от всей жизни только усталое разочарование да воспоминания об одной-единственной ночи в Азии, когда наша супружеская чета пыталась предотвратить массовое кровопролитие.


  1. Азольский, А. Диверсант : назидательный роман для юношей и девушек / А. Азольский // Новый мир. – 2002. - № 3, 4.

Главный герой «Диверсанта (кажется, лучшего из романов последних лет) - вечный искатель приключений, наивный и умудренный в одно и то же время. Похоже, подзаголовок «Назидательный роман для юношей и девушек» призван напомнить о подростково-героической советской традиции, о «Кортике» и «Двух капитанах», но в гораздо большей степени – о Стивенсоне и Жюле Верне: в начале романа герою пятнадцать, он преисполнен советской романтики, его любимые книжки – «Пятнадцатилетний капитан», «Остров сокровищ» и ненавязчивые «Три мушкетера».

Жанровое лекало срабатывает и … не срабатывает. Срабатывает в том смысле, что герой, как и полагается авантюрному герою, всякий раз посылается на смерть и всякий раз остается невредим. По ходу действия он теряет соратников-помощников, становится мужем и отцом, меняет имена и профессии, но не перестает быть диверсантом, то есть своим среди чужих и чужим среди своих. Наверно, суть в том, что «на войне как на войне», а война не кончается, и обещанный хеппи-энд становится лишь началом новых злоключений. В принципе в авантюрном романе все так и должно быть: герой не знает смерти, а цепь его приключений не знает конца. Можно читать «Диверсанта» в духе «исторических разоблачений»: роман о режиме, где нет своих и чужих, плохих и хороших, где Павлик морозов геройски погибает в Берлине, положив десятка два смершевцев, где верить нельзя никому и бояться нужно всех. К авантюрному роману вообще, и к романам Азольского в частности, известная формула о временах, которые «не выбирают», применима более чем. Заведомая «несработка» жанрового лекала начинается там, где начинается рефлексия на жанр. Диверсан читает знаковые книги, сначала это были Дюма и Жюль Врен, но дальше – больше. В самом неподходящем месте – посреди мародерского разгула в разоренном прусском имении – он читает… «Страдания молодого Вертера», и «мутный роман» Гёте неожиданным образом совпадает с невразумительной логикой войны. А вот Лев Толстой оказался в другой логике, он был навязчив, и у него была мораль – «…он заставлял читателей безоговорочно верить написанному им, он походил на следователя, который втискивает в арестованного нужную прокурору версию, а уж я-то под следствием побывал достаточно». Короче говоря, «диверсант» вступает в собственные отношения с литературой, причем «другой» литературой, не той, которая его «породила».


  1. Азольский, А. Еврейская песня : рассказ / А. Азольский // Дружба народов. – 2005. - № 11.

Рассказ «Еврейская песня» - о дележе наследства, которое необходимо утаить от советской власти.


  1. Азольский, А. Женитьба по-балтийски : морская лирическая повесть // Дружба народов. – 1997. - № 2.




  1. Азольский, А. Затяжной выстрел : роман // Знамя. – 1987. – № 10, 11.

Роман «Затяжной выстрел» пронизан любовью к флоту, к нелегкой корабельной жизни, к морякам, и именно поэтому автор так ополчается на бездушие, рутину, несправедливость, омрачающие морскую службу. Кажется, впервые за долгие годы флот в произведении художественной литературы рассматривается не как отгороженное от берега (на котором еще допускалось существование отрицательных явлений, разумеется в небольших, тщательно взвешенных дозах) идиллическое царство разума, порядка и богатства – таким он не был и не мог быть, а как часть нашей неладно устроенной, скованной бюрократизмом и бесправием жизни.


  1. Азольский, А. Искусство кино : рассказ / А. Азольский // Континент. – 1996. - № 89.




  1. Азольский, А. Кандидат : повесть / А. Азольский // Новый мир. – 2004. - № 3.

Анатолий Азольский в повести «Кандидат» представил крупным планом Растиньяка советских 80-х годов, Вадима Глазычева, провинциала, который делает карьеру в Москве. Изображены перипетии женитьбы и развода, попытки, с одной стороны, приспособиться к обстоятельствам, а с другой – как-то самореализоваться. Непрочная, ситуативная мораль, нулевые принципы, расколотое сознание героя на фоне цинично-лицемерной, насквозь прагматичной и слегка-таки фантасмагоричной позднесоветской Москвы. Возможно, Азольский хотел показать героя, который активно, но по итогу вполне провально проявил себя на авансцене общества в следующую эпоху.

1   ...   4   5   6   7   8   9   10   11   ...   20

Похожие:

Перед вами библиографическое пособие, посвященное писателям-лауреатам литературной премии «Русский Букер» iconЕсть шанс стать лауреатом литературной премии им. К. Тимбиковой
Наступивший год – год вручения очередной районной литературной премии им. К. Тимбиковой, которая присуждается местным писателям,...

Перед вами библиографическое пособие, посвященное писателям-лауреатам литературной премии «Русский Букер» icon«Книга 2010»
В жюри литературной премии «Русский Букер»-2010 вошли критики Марина Абашева и Мария Ремизова, прозаик Валерий Попов, режиссер и...

Перед вами библиографическое пособие, посвященное писателям-лауреатам литературной премии «Русский Букер» iconПригласительный билет
Недавно в москве прошла двенадцатая церемония вручения литературной премии имени андрея платонова «умное сердце», присуждаемой писателям...

Перед вами библиографическое пособие, посвященное писателям-лауреатам литературной премии «Русский Букер» iconУтверждено собранием Учредителей Российско-итальянской литературной премии “белла”
Настоящее Положение определяет порядок и условия выдвижения произведений на соискание Российско-Итальянской литературной премии “белла”...

Перед вами библиографическое пособие, посвященное писателям-лауреатам литературной премии «Русский Букер» iconЛитература о жизни и деятельности Б. А. Свердлова
«Если в этой жизни повторюсь, повторюсь я в Астрахани снова», говорит поэт. Борис Аркадьевич Свердлов – Лауреат Всероссийской литературной...

Перед вами библиографическое пособие, посвященное писателям-лауреатам литературной премии «Русский Букер» iconБиблиографический отдел Серия «Писатели-фронтовики» Юрий Бондарев
Представляем вам библиографическое пособие из серии «Писатели-фронтовики», посвященное Юрию Бондареву

Перед вами библиографическое пособие, посвященное писателям-лауреатам литературной премии «Русский Букер» iconПолное собрание сочинений Павла Иванова-Остославского
Пушкинское кольцо" в номинации "за аристократизм творчества" (2005 год). Лауреат Международной литературной премии имени Николая...

Перед вами библиографическое пособие, посвященное писателям-лауреатам литературной премии «Русский Букер» iconПостановление от 08. 06. 2012 №433 о городской литературной премии...
Устава городского округа Фрязино Московской области, в целях активизации литературной жизни города Фрязино и увековечения памяти...

Перед вами библиографическое пособие, посвященное писателям-лауреатам литературной премии «Русский Букер» iconОтмеченные российскими литературными премиями
Аксенов Василий. «Ленд-лизовские. Неоконченный роман»; «Таинственная страсть. Роман о шестидесятниках»; «Логово льва. Забытые рассказы»;...

Перед вами библиографическое пособие, посвященное писателям-лауреатам литературной премии «Русский Букер» icon1. Основные положения
Настоящее Положение определяет порядок и условия выдвижения произведений на соискание Российско-Итальянской литературной премии “белла”...



Образовательный материал



При копировании материала укажите ссылку © 2013
контакты
www.lit-yaz.ru
главная страница