Наука и образование в «Сказке бочки» Джонатана Свифта




Скачать 87.83 Kb.
НазваниеНаука и образование в «Сказке бочки» Джонатана Свифта
Дата публикации07.08.2013
Размер87.83 Kb.
ТипДокументы
www.lit-yaz.ru > Литература > Документы
Наука и образование в «Сказке бочки» Джонатана Свифта
XVII век – время расцвета европейской науки. Основываясь на прочном философском фундаменте картезианского сомнения и бэконовского, наука далеко шагнула вперед. Открываются научные сообщества ведущих европейских держав: французская Академия в 1635 году, английское Королевское общество в 1660 году. Достижения современной науки вдохновили французского академика литератора Шарля Перро на написание поэмы «Век Людовика Великого», обнародование которой в 1687 году вызвало т.н. «спор древних и новых», сторонников величия и непревзойденности литературного наследия антиков и панегириков современности и ее достижений. Спор этот не только и не столько повлиял на определение места и роли античного наследия, сколько заставил внимательно взглянуть на современное состояние наук и искусств. Этой цели английский сатирик Джонатан Свифт (1667–1745) посвятил часть своего произведения «Сказка бочки».

«Сказка» увидела свет весной 1704 года, почти восемь лет спустя после написания (около 1696 года). Задача произведения – обличение «грубых извращений в религии и науке»1. Искажения религии автор излагает в притче о трех братьях, Петре, Мартине и Джеке (Разделы II, IV, VI, VIII, X, XI). История их взаимоотношений составляет фабулу произведения. Извращение в области науки нашли отражение в самой форме произведения, написанного от лица современного писателя, и в четырех «Отступлениях» (Разделы III, V, VII, IX).

В первом отступлении, «Отступлении касательно критиков», Свифт продолжает тему спора «древних» и «новых». Причины спора подробно изложены в «Битве книг», произведении, вышедшем в том же 1704 году под одной обложкой со «Сказкой бочки». Спор начался во Франции с обнародования поэмы Шарля Перро, в которой автор превозносил достижения современной науки и искусства, уничижительно отзывался о величии и пользе античного наследия. Антагонистом Перро выступил литератор и теоретик классицизма Николя Буало. Спор нашел живой отклик по ту сторону Ла-Манша. Апологетами античности выступили известный в прошлом дипломат сэр Уильям Темпл и его секретарь Джонатан Свифт, а их противниками известный литератор, хранитель королевской библиотеки Сент-Джеймского дворца Ричард Бентли, а также критик Уильям Уоттон. В «Битве книг» Свифт проводит основной принцип развития науки и искусства – только преемственность способна обеспечить развитие современного знания (образ пчелы, собирающей нектар с полевых цветков)2. В первом отступлении под огонь свифтовской сатиры попали критики. Автор изображает деградацию этого ремесла по сравнению с древностью, когда критики «прежде всего люди, придумавшие и изложившие для себя и для публики правила, при помощи которых вдумчивый читатель способен судить о литературных [здесь и далее – курсив Свифта] произведениях...» (с. 326). Современный критик, по Свифту, «искатель и собиратель писательских промахов» (с. 328). Это определение неслучайно. В опубликованном в 1690 году эссе «О знаниях древних и новых», Темпл приводил в качестве образца античной литературы «Письма Фаларида». Р. Бентли указал на ошибку в датировке писем и тогда на стороне Темпла выступил Свифт. Исследователь творчества английского сатирика Р. Куинтана отмечал, что «хотя Свифт не обнаруживал большой заинтересованности в специфических деталях диспута между Темплом и его двумя оппонентами, его возмутила… неблагопристойность поведения Уоттона и Бентли по отношению к Темплу»3. Сатира на критиков, таким образом, не сводится только к осмеянию двух конкретных их представителей, или к осмеянию образа действий современных критиков в целом, это сатира на модель поведения современных авторов, их неуважительность к произведениям других писателей, желание отыскать в них мелкие недочеты, не замечая за ними сути сказанного.

В «Отступлении в современном роде» Свифт сам предстает одним из современных писателей со всеми характерными особенностями: он критикует Гомера, ставя ему в упрек недостаточную осведомленность, притязает на верховенство над другими авторами как самый новый из них (по логике спора «древних» и «новых»), копирует форму и цель отступлений и предисловий: «Это длинное непрошеное отступление и огульное незаслуженное осуждение, а также усердное и искусное выставление напоказ моих собственных совершенств и чужих недостатков, с полным беспристрастием к себе и к другим, есть лишь моя почтительная дань принятому у наших новейших писателей обычаю» (с. 350). В этом «Отступлении» Свифт объясняет, почему бороться с извращениями в религии и науке он считает возможным посредством сатиры: «… при тщательном вскрытии человеческого естества я совершил одно необыкновенное, новое и важное открытие, а именно: есть только два способа работать на благо человечества – наставлять его и развлекать» (с. 345).

В «Отступлении в похвалу отступлений» Свифт освящает некоторые причины кризиса современной науки. Одна из важнейших причин – поверхностность современных писателей и ученых мужей: «В настоящее время существует два усовершенствованных способа пользоваться книгами: … затвердить их титулы и потом хвастать знакомством с ними; либо … подробно изучать оглавление, которым вся книга управляется, как рыба хвостом» (с. 358). Еще одним недостатком, вернее пагубной тенденцией, сатирику представляется стремление ученых привести все знания в систему: «армия наук построена в последнее время, при помощи строгой военной дисциплины, такими сомкнутыми рядами, что смотр ее может быть произведен с молниеносной быстротой. Этим великим благодеяниям мы всецело обязаны системам и извлечениям, над которыми современные отцы знания, подобно расчетливым ростовщикам, потрудились в поте лица для облегчения нас, детей своих» (СС. 358–359). К системам (в первую очередь философским) мы вернемся ниже, здесь же стоит отметить другой аспект свифтовского видения проблемы, а именно, пессимистичность в изображении автором современного состояния наук. В предыдущих отступлениях сатира касалась лишь отдельных представителей знания (критиков и писателей), здесь же изображен кризис всей отрасли. Это эпоха щегольства и пустоты произведений: «Не придирайтесь к таким мелочам, как метод, слог, грамматика и выдумка, и предоставьте ему [современному писателю] право списывать у других и делать отступления от своей темы каждый раз, когда он сочтет это удобным» (с. 360). При этом Свифт не противник цитирования – высоко чтимый им Мишель Монтень признавался: «я заимствую у других то, что не умею выразить столь же хорошо либо по недостаточной выразительности моего языка, либо по слабости моего ума»4. О другом говорит Свифт: современности, в лице ее авторов, просто нечего сказать — и приводит следующие доказательство: «… подсчитано, что к настоящему времени в природе не осталось достаточного количества нового материала для наполнения книги нормальной величины по какому угодно предмету» (с. 359).

Как уже было отмечено выше, сатирой на современных авторов и их произведения является и сама форма «Сказки бочки». Эту особенность отметил М.Ю. Левидов: «одна из второстепенных, побочных целей свифтовского памфлета – это откровенная пародия на современное английское эссе со всей его сложной орнаментикой предисловий, посвящений, отступлений, вводных частей, формалистических композиционных узоров»5.

Предыдущие три отступления – суть пролог к четвертому и заключительному «Отступлению касательно происхождения, пользы и успехов безумия в человеческом обществе». Все описанные выше «извращения» в науке и современной учености представляются вполне закономерными, ибо политика, философия, религия – все это плод человеческого безумия. Свифт категоричен: «если мы рассмотрим величайшие деяния, совершенные в истории отдельными личностями, например, основание новых государств силою оружия, развитие новых философских систем, создание и распространение новых религий, то найдем, что виновниками всего этого были люди, здравый смысл которых сильно потерпел от пищи, воспитания, преобладания какой-нибудь наклонности, а также под влиянием особого воздуха и климата» (с. 369). Мир Бедлама, нарисованный в конце раздела, качества и манеры поведения его обитателей – зеркальное отображение того мира, что находится за его стенами. Грань очень тонка и условна, сложно понять причины, по которым одни люди находятся в стенах этой клиники для умалишенных, а другие вне их. Свифт здесь не сатирик, он историк, пишущий «полный и беспристрастный отчет» (эти качества историка Свифт называет в «Битве книг» с. 654). В отличие от предыдущих отступлений, это не едкая сатира, а холодная ирония, проникнутая монтеневским скепсисом, скепсисом ветхозаветного Екклесиаста. Здесь Свифт высказывает основную мысль о философских системах, он вопрошает: «из какого душевного свойства рождается у смертного наклонность с таким горячим рвением предлагать новые системы относительно вещей, которые по общему признанию непознаваемы» (с. 372).

В отступлениях Свифт индуктивен, он идет от частного к общему. Первое отступление – сатира на критиков, т.е. отдельных представителей писательского цеха, второе – сатира на всех современных писателей, третье – на науку и знания в целом, и, как итог, четвертое – на общество. , как итог, четвертое – на обшество, цеха, второе – сатира на всех современных писателей, третье – на науку и знания ПОВТОР

Вопрос о месте и роли науки и искусства в обществе вполне обычен для европейского Просвещения. Им, помимо Свифта, задавались многие английские деятели Просвещения, например Бернард Мандевиль. Мандевиль предлагает материалистический подход: науки полезны, тем более что повредить нравственности они не могут – человеку от природы присущи «аффекты» (подробнее см. Б.В. Мееровский и А.Л. Субботин «Бернард Мандевиль и его “Басня о пчелах”»). Но должны быть ограничения на их распространение среди членов общества, т.е. «необходимость определенной доли невежества в хорошо организованном обществе»6. Мандевиль придерживается принципа Ф. Бэкона, что в «Царстве человека» «посредством науки осуществляется власть над природой»7, и предлагает только наилучший на его взгляд способ служения. Свифт же в этом вопросе «был старомодным гуманистом, непоколебимый в своей вере в то, что наше беспокойство должно касаться моральной жизни человека, а не безличного мира природы»8.

Франко-швейцарский просветитель Жан Жак Руссо полагал, что развитие наук и искусств пагубно влияет на нравственное состояние общества: «Люди испорчены, но они были бы еще хуже, если бы имели несчастье рождаться учеными»9. Философия, по Руссо, сродни шарлатанству: «Неужели мы созданы для того, чтобы умирать от жажды у колодца, в котором сокрылась истина? Уже одного этого соображение должно было бы с самого начала остановить всякого, кто серьезно вознамерился бы просветить себя изучением философии» (с. 21). Однако Руссо, несмотря на некоторую близость Свифту касательно взгляда на философию, все же мыслит в русле Просвещения, он оптимист и в финале «Рассуждения о науках и искусствах» предлагает план, в случае реализации которого науки и искусства пойдут на благо обществу. В случае со Свифтом этого сказать нельзя. Для Руссо, развитие наук пагубно влияет на общество, но швейцарец не принимает во внимание того, что науки зреют в недрах этого самого общества, а не приходят откуда-то извне. Свифт лучше чувствует и понимает исторический контекст – современная наука есть продукт среды, современного общества. Л.Е. Пинский отмечал, что «Природа человека для него [Свифта] опосредована условиями… Человек – продукт среды»10. Также и состояние науки опосредовано состоянием общества, она продукт этой среды, и если общество извращено, извращено настолько, что впору снести стены Бедлама, то состояние дел в науке не может быть иным.

Мандевиль близок Свифту в том, что касается целостности восприятия: общество есть совокупность институтов его составляющих, они влияют друг на друга, прогресс и регресс взаимообусловлены. При этом Свифту не присущи «оптимизм относительно человеческой сущности…, природы..., закона божьего [религии]»11, которые историк Р. Портер считал отличительной особенностью английского Просвещения. Между Свифтом и Руссо разница еще более существенная: англичанин исходит из взаимовлияния внутри общества его институтов, тогда как швейцарец представляет совершенно иную модель – влияние наук и искусств на общество извне, будто бы они не составная его часть. Таким образом, в раннем творчестве Джонатана Свифта мы не находим всеобъемлющего отражения идей и духа английского Просвещения, но вправе выделить особенность, которая впоследствии станет отличительной чертой трудов просветителей Туманного Альбиона, а именно – комплексное восприятие причин и следствий событий, индуктивность мысли, ее историчность.

^ П.А. Пучков. Наука и образование в «Сказке бочки» Дж. Свифта // Проблемы отечественной и зарубежной истории. Вып. III. М., 2007. С. 69–77.

1 Свифт Дж. Путешествие Гулливера. Сказка бочки. Дневник для Стеллы. Письма. Памфлеты. Стихи на смерть доктора Свифта: Сб./Дж. Свифт. М., 2003. С. 274..

2 Подробнее об участии Дж. Свифта в споре см.: Пучков П.А. Спор «древних» и «новых» на исходе XVII века. Преподавание истории в школе. 2006. № 11.

3 R Quintana. Swift: An Introduction. L., 1955. P. 44

4 Монтень М. Опыты. Т.1 – М., 2006. С. 468

5 Левидов М.Ю. Путешествие в некоторое отдаленные страны мысли и чувства Джонатана Свифта, сначала исследователя, а потом воина в нескольких сражениях. М., 1964. C. 59

6 Мандевиль Б. Басня о пчелах, или Пороки частных лиц – блага для общества. М., 2000. С. 195

7 Сапрыкин Д.Л. Regnum Hominis (имперский проект Френсиса Бэкона). М., 2001. С. 81

8 R Quintana. Two Augustans. John Locke. Jonathan Swift. Madison, 1978. P. 74

9 Руссо Ж-Ж. Сочинения. Калининград, 2001. С. 20. Далее все ссылки на это издание с указанием страниц.

10 Пинский Л.Е. Ренессанс. Барокко. Просвещение. М., 2002. С. 454

11 The Enlightenment in the national context. Ed. By R. Porter and M. Teich. Cambridge, 1981. P. 10

Добавить документ в свой блог или на сайт

Похожие:

Наука и образование в «Сказке бочки» Джонатана Свифта iconЦерковь и религия в «сказке бочки» джонатана свифта
Джонатан Свифт (1667—1745): критикуя в памфлете «Сказка бочки» все ветви Западного христианства, Свифт поднимает важный вопрос —...

Наука и образование в «Сказке бочки» Джонатана Свифта iconКнига классика романа Джонатана (Свифта)
Данная работа является приложением к программе «Мировая художественная культура» для проведения уроков обобщения. Возможно использование...

Наука и образование в «Сказке бочки» Джонатана Свифта iconВ истории английской литературы фигура Джонатана Свифта (1667-1745гг)...
Пожалуй, сам Свифт в собственной эпитафии раскрывает нам боль своего сердца, которое всю жизнь терзало «жестокое негодование», свое...

Наука и образование в «Сказке бочки» Джонатана Свифта iconТема очерка
Наука форма творческой общественной деятельности человека. Наука явление мировой культуры, связанное со всем ходом ее исторического...

Наука и образование в «Сказке бочки» Джонатана Свифта iconНовоуральске образование и наука IV материалы IV региональной научно-практической...
О – 2359 Образование и наука – IV: Материалы IV региональной научно-практической конференции «Образование и наука», Новоуральск,...

Наука и образование в «Сказке бочки» Джонатана Свифта iconIi всероссийская студенческая научно-практическая конференция с международным...
Приглашаем Вас принять участие во II всероссийской студенческой научно-практической конференции с международным участием «Молодежь...

Наука и образование в «Сказке бочки» Джонатана Свифта iconОбразование в современном мире
Художественное образование в современном мире: сборник научных статей. Саратов: ООО «Издательский Центр «Наука», 2010. – 144 с

Наука и образование в «Сказке бочки» Джонатана Свифта iconМеждународная заочная научная конференция "Наука и образование в...
Международная заочная научная конференция "Наука и образование в России и за рубежом"

Наука и образование в «Сказке бочки» Джонатана Свифта iconИц «наука» 2009 удк 376-056. 262 (100) (082) ббк 74. 3 я43 И65 И65
И65 Инклюзивное образование: опыт и перспективы: Материалы международной научно-практической конференции 14-17 ноября 2008 года....

Наука и образование в «Сказке бочки» Джонатана Свифта iconОтветы к экзамену по литературоведению Литературоведение как наука
Литературоведение — одна из двух филологических наук — наука о литературе. Другая филологическая наука, наука о языке, — языкознание,...



Образовательный материал



При копировании материала укажите ссылку © 2013
контакты
www.lit-yaz.ru
главная страница