Книга Д. С. Лихачева Поэтика древнерусской литературы




Скачать 359.57 Kb.
НазваниеКнига Д. С. Лихачева Поэтика древнерусской литературы
страница3/3
Дата публикации15.06.2013
Размер359.57 Kb.
ТипРеферат
www.lit-yaz.ru > Литература > Реферат
1   2   3
Раздел 5. Поэтика художественного времени
Художественное время имеет множество аспектов, особенностей и свойств. О них подробно Д.С.Лихачев рассказывает в этом разделе. В первой главе мы видим как бы перечисление этих аспектов и особенностей. Среди них объективность и субъективность художественного времени, особенности авторского времени и времени читателя, единство временного потока, «закрытость» и «открытость» художественного времени, отношение автора к изображаемому времени, ускорение и замедление сюжетного времени, иллюзионистичность изображения времени, изображение времени с точки зрения грамматики и многое другое.

Во второй главе Лихачев говорит конкретно о проблеме времени в фольклоре.

Здесь автор особо выделяет исполнительское время народной лирики. Он пишет: «своеобразие изображения времени в народной лирике находится в тесной связи прежде всего с тем обстоятельством, что в ней нет ни фактического, ни изображаемого автора». Место автора в ней занимает исполнитель. Ее «лирический герой» - сам исполнитель. «Певец поет о себе, слушатель слушает о себе же. исполнитель и слушатель стремятся отождествлять себя с лирическим героем народной песни.

Отсутствие автора народной песни – это не столько реальный факт, сколько явление самой поэтики народной песни, ее внутренней структуры. Благодаря отсутствию автора в лирической народной песне нет разрыва между изображаемым временем автора и временем «читателя» - исполнителя, как это характерно для «личностных» произведений литературы. Время автора и время читателя в народной лирике слиты во времени исполнителя. По существу это настоящее время: время самого момента исполнения песни. В каком бы грамматическом времени ни была сложена песнь – исполнитель поет о себе, ищет в ней соответствие своему «теперешнему», одновременному с исполнением, душевному состоянию. Это настоящее время – обобщение «всегдашнего» в человеческой жизни, настоящее время каждого данного исполнения песни». Народная лирическая песнь поет о том, что думает ее исполнитель в момент исполнения, о его положении в настоящее время, о том, что он сейчас делает. Вот почему содержанием народной лирической песни так часто бывает само пение песни, плач, жалоба, обращение, крик.

Во- вторых, Лихачев обращает внимание на замкнутое время сказки: «Время сказки тесно связано с сюжетом. Сказка часто говорит о времени, но отсчет времени ведется от одного эпизода к другому. Время отсчитывается от последнего события. Например, «через год», « на следующее утро». Перерыв во времени – пауза в развитии сюжета. При этом время как бы входит в традиционную сказочную обрядность. Так, например, замедляющая развитие действия повторяемость эпизодов связана очень часто с законом трехчленности. Действие откладывается на утро с помощью формулы «утро вечера мудренее». Временное значение имеют и многие другие традиционные формулы: они замедляют действие, останавливают его там, где особенно заметен разрыв между длительностью событийного времени и быстротой рассказа об этих событиях. Время в сказке всегда последовательно движется в одном направлении и никогда не возвращается назад. Рассказ всегда подвигает его вперед. Условность сказочного времени тесно связана с его замкнутостью. Сказочное время не выходит за пределы сказки. Оно целиком замкнуто в сюжете. Его как бы нет до начала сказки и нет по ее окончании. Оно не определено в общем потоке исторического времени. Сказка начинается как бы из небытия, из отсутствия времени и событий («жил да был», «в некотором царстве, в некотором государстве»). Заканчивается сказка не менее подчеркнутой остановкой сказочного времени; сказка кончается констатацией наступившего «отсутствия» событий: благополучием, смертью, свадьбой, пиром. Эту остановку тоже фиксируют определенные заключительные формулы. Выход из сказочного времени в реальность совершается и с помощью саморазоблачения рассказчика: указанием на несерьезность сказочника, на нереальность всего им рассказываемого, снятием иллюзий («я там был, пиво пил, по усам текло, в рот не попало») ».

Не остается без внимания и эпическое время былин. Обобщив рассуждения автора, можно выделить следующие особенности этого времени:

  1. Былины не имеют авторского времени.

  2. Время действия былин строго локализовано в прошлое – в условной эпохе русского прошлого, которую можно было бы назвать «эпической эпохой» для одной, большой части былин – это идеализированная эпоха князя Владимира Киевского, для другой части - эпоха новгородской вольности. Но обе эти эпохи по существу не различаются.

  3. Время действия былин воспринималось как строго историческое, действительно существовавшее, а не фантастическое.

  4. Время действия былин замкнуто. Во-первых, замкнуто само эпическое время, во-вторых, замкнуто действие самой былины. Время в былине начинается с началом сюжета и заканчивается концом сюжета.

  5. Время в былинах развивается только в одном направлении, оно не знает возвращений назад и забеганий вперед. Частые указания на время подчеркивают последовательность развития действия былин.

  6. В отдельных случаях былина подчеркивает длительность того или иного конкретного действия, события, эпизода. Эта длительность нужна для изобразительности, которая связана со стремлением условно приравнять время исполнения былины к времени действия в ней.

  7. К будущему обращаются только в порядке «предчувствия», не отрываясь от настоящего, а к прошлому – только в порядке воспоминания и напоминания.


Привлек внимание Лихачева и такой жанр, как причитание. Об обрядовом времени причитаний он пишет следующее: « Художественное время обрядовой поэзии – время настоящее. Обрядовая поэзия сопровождает обряд, оформляет его, комментирует, является частью его. Обряд может быть связан с воспоминаниями о прошлом, с мыслями о будущем, но основное в обряде – это то, что совершается сейчас в присутствии многих людей, по поводу события хотя бы даже и совершившегося в прошлом, как, например, смерть, но последствиями своими вошедшего в настоящий момент».

Отсюда следующие особенности жанра причитаний:

  1. Импровизационность обрядовой поэзии.

  2. Невозможность обрядовой поэзии иметь устойчивые тексты.

  3. Причеть отражает и настоящее время действительности. Это настоящее время не условно художественное, а реальное.

  4. В причитаниях имеет место повествование о прошлом и будущем, так как настоящее – это следствие прошлого, а будущее – следствие настоящего.

  5. Наличие «вневременных» мотивов: описания доли-судьбы, горя, смерти, разлуки – самих по себе, как некоторых явлений, стоящих над жизнью и над временем.

Следует обратить особое внимание на то, что рассказ о прошлом всегда ведется во временной последовательности событий, не забегая вперед и не возвращаясь назад, он доходит до главного события причети: до настоящего времени.

Заканчивается глава общими замечаниями о художественном времени в фольклоре, которые являются своеобразным итогом главы, систематизирующим все вышесказанное.

Третья глава раздела посвящена художественному времени конкретно в древнерусской литературе.

Первое, на что обращает автор наше внимание это замкнутость художественного времени литературных жанров. Художественное время в древнерусской литературе резко отличается от художественного времени в литературе нового времени. В древнерусской литературе автор стремится изобразить объективно существующее время, не зависимое от его того или иного восприятия. Время казалось существующим только в его объективной данности, даже происходящее в настоящем воспринималось безотносительно к субъекту времени. Время для древнерусского автора не было явлением сознания человека. Темпы повествования в древнерусской литературе зависели в значительной мере от насыщенности самого повествования, а не от намерения писателя создать то или иное настроение, не от его стремления управлять временем в целях создания разнообразных художественных эффектов. Проблема времени в древнерусской литературе привлекала внимание автора относительно меньше, чем в литературе новой. Время было подчинено сюжету. Оно было сужено двояко: с одной стороны, существовали «вечные» явления в высоком, религиозном смысле этого слова – явления, отмеченные своим «соприкосновением мирам иным»; с другой стороны – не изменяющимися во времени казались очень многие явления «низкой» жизни. В древнерусских литературных произведениях нет ничего, что выходило бы за пределы повествования. Это своеобразная целостность древнерусской литературы и собственно та самая замкнутость. События перечисляются в хронологическом порядке. Художественное время имеет не только свой конец и начало, но и известного рода замкнутость на всем своем протяжении

Особое место в рассуждениях Д.С.Лихачева занимает тема летописного времени. Литературный жанр, впервые вступивший в острый конфликт с замкнутостью сюжетного времени, - летопись. Это очень насыщенная тема. Следующие тезисы лишь поверхностное рассмотрение проблемы летописного времени.

Время в летописи не едино. В разных летописях, в различных их частях на протяжении их многовекового существования отражены многообразные системы времени. Русские летописи – грандиозная арена борьбы в основном двух диаметрально противоположных представлений о времени: одного – старого дописьменного, эпического, разорванного на отдельные временные ряды, и другого – более нового, более сложного, объединяющего все происходящее в некое историческое единство и развивающегося под влиянием новых представлений о русской и мировой истории.

Эпическое время и время в новых исторических представлениях находятся в летописи в неустанной борьбе, длящейся несколько столетий.

В древней Руси время казалось существующим независимо от нас. Оно было ориентировано на воспринимающего это время субъекта, его мысли как объективно и независимо существующие.

Летопись знаменует собой относительно поздний этап развития представлений об историческом времени. В летописи замкнутость времени разрушена еще сильнее, чем в исторических песнях. Летопись фиксирует лишь часть событий, создавая впечатление необъятности исторического движения. Она не замыкается в одном сюжете. Летопись создает впечатление неохваченного обилия событий человеческой истории, ее непостижимости, ее величия и благонаправляемости. Однако летопись рассказывает даже не историю, а события этой истории. Многое остается за пределами летописного изложения. Летописец как бы осознает непостижимость всего происходящего. В летописи отмечаются только наиболее «официальные» события, только то, что с очевидностью изменяется, что нуждается в запоминании. Летопись не описывает быта, не останавливается на социальном укладе, политическом строе. Летописец рассказывает только о динамике, а не о статике жизни.

Однообразный подбор событий подчеркивает повторяемость истории, «неважность» ее отдельных событий с точки зрения вневременного смысла бытия и одновременную важность вечного. Единственное исключение - смерть исторического лица. Летописец останавливает описание потока событий, чтобы почтить память умершего, подвести итог его деятельности с точки зрения вечных ценностей. Смерть сама по себе статична. Она прерывает жизнь, останавливает бег событий, призывает задуматься над смыслом прожитого.

Внутренняя сторона событий для летописца состоит в проявляющейся в них божественной воле. Летописец стремится видеть события с высоты их «вечного», а не реального смысла. Летопись загромождена отдельными фактами. Летописец пишет о вокняжениях князей, об их смерти, о переездах, походах, женитьбах, интригах. Но именно в этих описаниях, казалось бы, случайных событий и сказывается его религиозный подъем над жизнью. Этот подъем позволяет летописцу показать призрачность жизни, переходящий характер всего существующего.

Летописец смотрит на историческую жизнь с такой высоты, с которой становится уже несущественным различие между большим и малым.

В летописи нет сюжетного изображения событий, нет интриги, нет в целом связного рассказа об истории. Есть только отдельные факты и отдельные рассказы об отдельных событиях.

Сравнения со священной историей Ветхого и Нового заветов помогают летописцу объяснить повторяемость событий и их смысл. Строгая последовательность хронологии, медленность рассказа создают впечатление «неумолимости» истории, ее необратимости, рокового характера.

Способы ведения летописи органически связаны с ее художественным методом и усиливают художественный эффект ее метода. Реальный летописец и его художественный образ различны. Художественный образ летописца в значительной мере зависит от способа, которым велось летописание и от его художественного метода.

Единство содержания для летописных записей определялось также и территориальным признаком. Связь времени и места проявлялась в древней Руси постоянно.

Существования на Руси нескольких систем летоисчисления – это показатель ощущения «местного времени», его территориальной приуроченности.

В этой же главе Лихачев говорит об аспектах «вечности» в проповеднической литературе. Хочу отметить, что поэтике художественного времени автор уделил значительную часть книги. Так как многое в литературе связано между собой, на страницах ее часто можно встретить повторения. Поэтому я не буду перечислять все сказанное автором, а отмечу лишь некоторые новые моменты. Говоря об аспектах «вечности» Лихачев вводит еще одно новое понимание. Он пишет: «Другой аспект временного – это вечный смысл единичных, исторических и временных явлений».

Далее автор знакомит нас со Степенной книгой. Эта книга первое последовательное повествование об истории Русской земли, где составлена пространственная композиция.


^ Раздел 6. Поэтика художественного пространства.

«Формы художественного пространства в древнерусской литературе не имеют особого разнообразия. Они не изменяются по жанрам. В литературе, зодчестве, в житиях, в летописях, в быту в целом существуют и используются одни и те же формы художественного пространства. В сознании средневекового человека мир подчинен единственной пространственной схеме, всеохватывающей, недробимой и как бы сокращающей все расстояния, в которой нет индивидуальных точек зрения на тот или иной объект, а есть как бы надмирное его сознание, - такой религиозный подъем над действительностью, который позволяет видеть действительность не только в огромном охвате, но и в сильном ее уменьшении», - так Лихачев кратко описывает литературное пространство древнерусской литературы. Но на этом описание не заканчивается.

Основные события в произведениях древней Руси это передвижения, начиная от переездов и переходов, и заканчивая смертью или рождением. Все связано с каким-либо перемещением в пространстве. Любой памятник древнерусской литературы без труда подтвердит это. Писатели стремились исчислить в произведениях большее количество переездов, пребываний в разных городах и подчеркивали быстроту, с которой совершались эти передвижения. Действующие лица переносятся с места на место, и читатель забывает о трудностях этих переходов – они схематизированы, нет подробного описания перемещения. Не замечая расстояний, писатель зачастую объединяет рассказ о различных событиях в различных местах Русской земли. Ему ничего не стоит, кратко сообщив о событии в Киеве, в следующей фразе сказать о событии в Смоленске или Владимире.

Писатели любили затрагивать как можно большее географическое пространство, но при таком методе описания передвижения героев терялась ясность сюжетной линии. Д.С.Лихачев пишет: «Изложение переходит от одних событий к другим, а вместе с тем и из одного географического пункта в другой. В этом смешении известий из разных географических пунктов с полной отчетливостью выступает не только религиозный подъем над действительностью, но и сознание единства Русской земли, единства, которое в политической сфере было в это время почти утрачено».

Русская земля предстает перед читателем в виде средневековой географической карты. Читатель ощущает величие Русской земли, ее «огромность». Это достигается и за счет описания расселения народов по всей земле и самого мира.

В 16-17 веках восприятие географических пространств постепенно изменяется. Походы и переходы наполняются путевыми событиями и впечатлениями. Наполняясь деталями, литературные произведения 17 века уже не рассматривают события с высоты религиозного подъема над жизнью. В действительности становятся различимы события мелкие и крупные, быт, душевные движения. Художественное парение авторов над действительностью становится более медленным, более низким и более зорким к деталям жизни.
Основная часть книги уже изучена. Она была мне очень интересна. В каждой строчки книги чувствуется увлеченность автора темой и его безграничная любовь к своему читателю, что помогло мне преодолеть сложность языка автора и глубоко вникнуть в тему. Но многие моменты в суждениях о поэтике художественного времени сбили меня с толку и дезориентировали. Мне кажется, автор слишком увлекся, что с било его самого с намеченного пути. Но это мое субъективное мнение, ничуть не умаляющее достоинство писателя. Но, тем не менее, это помешало мне разобраться в некоторых темах книги.

1   2   3

Похожие:

Книга Д. С. Лихачева Поэтика древнерусской литературы iconПрограмма вступительного экзамена в магистратуру по направлению подготовки...
«сословное» восприятие человека. Хронологические границы древнерусской литературы: XI – XVII вв. Периодизация древнерусской литературы,...

Книга Д. С. Лихачева Поэтика древнерусской литературы iconЭкзаменационные вопросы по древнерусской литературе. Периодизация...
Этапы развития древнерусской литературы тесно связаны с этапами развития древнерусской народности и государства. С учетом своеобразия...

Книга Д. С. Лихачева Поэтика древнерусской литературы iconПрограмма государственного междисциплинарного экзамена по филологии...
Хронологические границы и специфические особенности древнерусской литературы. Проблема периодизации древнерусской литературы. Специфические...

Книга Д. С. Лихачева Поэтика древнерусской литературы icon«История русской литературы» Цели освоения дисциплины
Литература Древней Руси и христианство. Соотношение и взаимодействие книжной и устной словесности в древнерусской культуре. Выдающиеся...

Книга Д. С. Лихачева Поэтика древнерусской литературы icon«История русской литературы», 032700. 62 Цели освоения дисциплины
Литература Древней Руси и христианство. Соотношение и взаимодействие книжной и устной словесности в древнерусской культуре. Выдающиеся...

Книга Д. С. Лихачева Поэтика древнерусской литературы iconЛитература XI xvii вв. Система жанров древнерусской литературы (XI xvi вв.)
...

Книга Д. С. Лихачева Поэтика древнерусской литературы iconВопросы к государственному экзамену по фольклору и истории русской литературы XI – XX веков
...

Книга Д. С. Лихачева Поэтика древнерусской литературы iconНазвание курса
Произведение открывает курс изучения древнерусской литературы в 9 классе. Урокам по «Слову» предшествуют вводные уроки об особенностях,...

Книга Д. С. Лихачева Поэтика древнерусской литературы iconТема урока Тип урока
Из древнерусской литературы. Жанровое и тематическое своеобразие древнерусской литературы

Книга Д. С. Лихачева Поэтика древнерусской литературы iconТематическое планирование История древнерусской литературы Начало...
Хх века. В освещении проблематики историко-литературной науки выделены принципы конкретного историзма, ценностный подход к литературным...



Образовательный материал



При копировании материала укажите ссылку © 2013
контакты
www.lit-yaz.ru
главная страница