Проблемы коммуникации




НазваниеПроблемы коммуникации
страница2/31
Дата публикации26.02.2014
Размер3.75 Mb.
ТипДокументы
www.lit-yaz.ru > Культура > Документы
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   31

Индивидуально-авторское преломление онима «Шекспир»

в текстах рассказов английских и американских писателей XX века

В современной лингвистической науке возрастает интерес к изучению такого пласта лексики, как имена собственные, или онимы. Наряду с исследованием особенностей функционирования ономастических единиц в фольклорном и обрядовом кодах народной культуры, историко-культурным и лингвокультурологическим анализом имен собственных, изучением концептуальности таких имен и прочих аспектов, касающихся специфики бытования указанных лексем в языке и речи (Березович, 2001), изучаются факты присутствия собственных имен в тексте художественного произведения. В центре внимания ученых-ономастов оказались, в частности, особенности индивидуального преломления и применения ономастических единиц в творчестве каждого писателя (Фонякова, 1990).

Как известно, онимы в контексте того или иного произведения характеризуются предельной информативной насыщенностью, резкими перепадами информационного объема, а также жестко детерминированной однозначной связью между содержанием имени собственного и ситуацией общения (Кухаренко, 1988:102). Особенно ярко указанные свойства собственных имен в их индивидуально-авторском употреблении проявляются, по-видимому, в таком разряде литературного ономастикона, как реально-исторические имена, которые, обладая групповой информацией, свойственной любому имени, в то же время отягощены и индивидуальной информацией (Верещагин, Костомаров, 1980:174-175). Другими словами, речь идет об именованиях лиц, которые чем-то отличились, проявили себя с положительной или отрицательной стороны в определенной сфере деятельности: это, в первую очередь, громкие исторические имена выдающихся политических деятелей, военачальников, ученых, писателей, художников, деятелей киноискусства и т.п.

Следует отметить, что мощный ассоциативный потенциал, свойственный историческим именам, актуализируется в каждом отдельном произведении по-разному. В любой конкретной речевой репрезентации имени собственного проявляется индивидуальный подход автора к его изобразительным возможностям. Даже в случае употребления одного и того же имени реального лица разными авторами нетрудно заметить, что информация, кодируемая этим конкретным онимом, будет варьироваться от случая к случаю. Несомненный интерес в этом отношении вызывает функционирование онима «Шекспир» в текстовом пространстве коротких рассказов английских и американских авторов XX века. Имя великого английского поэта и драматурга встречается у С.Моэма, Р.Олдингтона, Г.К.Честертона, К.Мэнсфилд, У.Сарояна, Э.Хемингуэя, Д.Паркер, Р.Брэдбери. Подобное неравнодушие англоязычных писателей к анализируемому имени собственному свидетельствует об особой значимости его денотата в национальной картине мира. Иначе говоря, в англоязычном культурном сообществе вокруг имени Шекспира сформировался определенный концепт, включающий все языковые и экстралингвистические значения, связанные с использованием ономастического знака, сложившиеся у носителей языка (Голомидова, 1998:16).

Принимая во внимание концептуальность онима «Шекспир», отметим, что в текстовом пространстве им наиболее часто выполняется характеризующая функция, причем степень участия имени Шекспира в формировании образа каждого конкретного персонажа неодинакова, как и его роль в раскрытии концепта всего произведения. По-разному обыгрывая данное имя, автор либо подчеркивает какую-то определенную черту в образе своего персонажа, либо акцентируют внимание на характере в целом. Необходимо также принять к сведению преимущественно однократное употребление большинством авторов онима «Шекспир» в пределах отдельно взятого рассказа. Однако в текстовой ткани рассказов У.С.Моэма и Г.К.Честертона данное имя собственное характеризуется многократной повторяемостью и, помимо прочих функций, начинает выполнять роль текстовой скрепы (Фонякова, 1990:28), продвигая развитие сюжета.

Обратимся к рассказу К.Мэнсфилд ^ Life of Ma Parker, в котором оним «Шекспир» фигурирует в авторской речи, относящейся к героине. Опираясь на устойчивую ассоциацию Stratford-on-Avon – Shakespeare, сложившуюся в мировой культурной традиции, автор характеризует свою героиню как женщину простую и необразованную: «At sixteen she’d left Stratford and come up to London as kitchen-maid. Yes, she was born in Stratford-on-Avon. Shakespeare, sir? No, people were always arsking her about him. But she’d never heard his name until she saw it on the theatres».

Имя Шекспира может быть введено в качестве предмета полемики, в которой обнаруживается определенная позиция персонажа, как это происходит в рассказе Р.Олдингтона Nobody’s Baby: «‘A great artist is intensely personal because he cannot be anyone but himself. No one can fail to recognize, say, the manner of Rubens. And though Shakespeare says nothing directly about himself, we not only recognize his manner in every passage, but are introduced through his characters to the spiritual adventures of a great individual mind.’

Mr.Cox ‘huck-hucked.

Shakespeare, he said, ‘was a mediævalist. He don’t interest the moderns. Take me for instance. My work is impersonal, anonymous, a benefit conferred on the human race without their knowledge. I mean they don’t know who I am any more than they know who invented the internal combustion engine’».

Многократное упоминание имени Шекспира в прямой речи разных персонажей в контексте одного произведения характерно, как было отмечено выше, для рассказов У.С.Моэма и Г.К.Честертона. Так, в рассказе У.С.Моэма The Round Dozen упоминание имени Шекспира мистером Сент-Клером, с одной стороны, фиксирует определенное событие в его жизни. Если при интерпретации образа мистера Сент-Клера учесть тот факт, что сыграть шекспировский спектакль считается особой честью, своего рода экзаменом даже для выдающихся актеров, можно предположить, с какой гордостью мистер Сент-Клер говорит о своих достижениях как актера-любителя. С другой стороны, оним «Шекспир» попадает в один ряд с многочисленными реальными именами, которые мистер Сент-Клер небрежно бросает в беседе со своим новым знакомым, от лица которого ведется повествование. Совокупность этих имен образует круг общения мистера Сент-Клера и определяет сферу его интересов, характеризует его как человека, несомненно, осведомленного, интересующегося новинками в области литературы, живописи, театра, но в то же время использующего известные имена с целью придания определенной значимости своей особе в глазах окружающих:

«’But in his younger days my husband did a lot of amateur acting and he was thought very clever,’ said Mrs. St Clair.

Shakespeare, you know, and sometimes The School for Scandal. I would never consent to act trash. But that is a thing of the past. I had a gift, perhaps it was a pity to waste it, but it’s too late now. <…>’» .

Другой персонаж этого рассказа – Мортимер Эллис, пытаясь объяснить своему собеседнику причину, по которой ему легко удавалось усыпить бдительность женщин, доверявших ему свой капитал, делает ссылку на Шекспира: «‘Well, sir, you know what Shakespeare said about ambition o’erleaping itself. That’s the explanation. Tell a woman you’ll double her capital in six months if she’ll give you to handle and she won’t be able to give you the money quick enough. Greed, that’s what it is. Just greed’». Подобное употребление имени Шекспира в прямой речи персонажа придает весомость и убедительность его словам.

В сходном контексте упоминается имя Шекспира в рассказе Э.Хемингуэя ^ The Short Happy Life of Francis Macomber: «“You know, I’d like to try another lion,” Macomber said. “I’m really not afraid of them now. After all, what can they do to you?”

“That’s it,” said Wilson. “Worst one can do is kill you. How does it go? Shakespeare. Damned good. See if I can remember. Oh, damned good. Used to quote it to myself at one time. Let’s see. ‘By my troth, I care not; a man can die but once; we owe God a death and let it go which way it will he that dies this year is quit for the next.’ Damned fine, eh?”».

Г.К.Честертон в рассказе ^ The Crime of Captain Gahagan использует имя Шекспира как показатель литературных пристрастий персонажа, которые в то же время раскрывают его характер. Однако, ознакомившись с содержанием рассказа, нетрудно заметить, что степень проникновения данного онима в смысловую структуру текста гораздо значительнее, чем это может показаться вначале. Любовь к Шекспиру капитана Гэхэгана, обвиненного в убийстве, помогает мистеру Понду раскрыть преступление и установить истину. В контексте рассказа оним «Шекспир» выступает как символ эпохи, как обозначение определенного типа человеческой натуры. При этом указанный оним фигурирует и в прямой речи разных персонажей, и в их внутренней речи: «<…> Like all these, for some reason, he adored Shakespeare. Isaac Butt filled speeches with Shakespeare; Tim Healy could quote the poet so that his poetry seemed part of the living talk at table; Russell of Killowen read no other book. But he, like they, was Shakespearian in an eighteenth-century way: the way of Garrick; and that eighteenth century that he recalled had a pretty pagan side to it» (размышления мистера Понда о своем друге капитане Гэхэгане);

«Perhaps the great Shakespearian actress claimed descent from great Shakespearian critic» (мистер Понд об Оливии Февершем, актрисе);

«If poor Gahagan had a real intellectual friendship, then he would go on talking till long past midnight. And with whom would Gahagan be so likely to have one as with an Irish actress who was chiefly interested in Shakespeare» (мистер Понд о капитане Гэхэгане);

«<…> Poor Peter used to come to me to talk Shakespeare till morning; but I had to turn him out at last. When a man calls on me, and tries to recite the whole of Romeo and Juliet, it gets past a joke. But you see how it was. The English won’t allow the poor fellow to recite Shakespeare» (Оливия о капитане Гэхэгане).

В целом в данном рассказе имя Шекспира символизирует определенный образ жизни, особый склад ума, манеру общения капитана Гэхэгана, его внутреннее одиночество и неприятие современного ему мира. Оним «Шекспир» функционирует как аллюзивный текстовый элемент, содержащий многочисленные коннотации. С одной стороны, он объединяет Питера Гэхэгана и Оливию, с другой стороны, противопоставляет их остальным героям рассказа и выполняет, таким образом, еще и контрастирующую функцию.

Значительность для англоязычного мира денотата, обозначаемого именем Шекспира и всего объема информации, связываемого с этим именем, проявляется в рассказе Д.Паркер Glory in the Daytime. Миссис Мэрдок, рассказывая своему мужу о встрече с объектом ее восхищений актрисой Лили Уинтон, полностью забывает о некотором разочаровании, вызванном столкновением сложившегося у нее представления о Лили Уинтон и реальным образом актрисы. Единственное, что она вспоминает после общения со своим кумиром – это декламирование ею Шекспира:

«“Ah, Jim”, Mrs. Murdock said. “Ah, Jim, please. I’m not sorry at all I went to Hallie Noyes’s today. It was – it was a real experience to meet Lily Wynton. Something I’ll remember all my life.”

“What did she do?” Mr. Murdock said. “Hang by her feet?”

“She did no such thing!” Mrs. Murdock said. “She recited Shakespeare, if you want to know”».

Особенно часто к имени У.Шекспира обращается американский писатель-фантаст Рэй Брэдбери. Анализируемый оним зафиксирован в трех рассказах этого автора. В рассказе The Golden Apples of the Sun имя Шекспира входит в один ономастический ряд с именами других известных поэтов и писателей (Yeats, Steinbeck, Stephens) и упоминается в связи с прямо цитируемым текстом пьесы «Цимбелин». В данном случае проявляется интертекстуальная связь произведения Р.Брэдбери с текстом-ассоциатом, которую важно учитывать при интерпретации первого. Кроме того, в цитируемом отрывке отражается широкая известность имени Шекспира и его творчества среди членов экипажа космического корабля, являющихся представителями англоязычного мира:

«Their rocket was the Copa de Oro, also named the Prometheus and the Icarus and their destination in all reality was the blazing noonday sun. In high good spirits they had packed along two thousand sour lemonades and a thousand white-capped beers for this journey to the wide Sahara. And now as the sun boiled up at them they remembered a score of verses and quotations:

“‘The golden apples of the sun’?”

“Yeats.”

“‘Fear no more the heat of the sun’?”

Shakespeare, of course!”

“‘Cup of Gold’? Steinbeck. ‘The Crock of Gold’? Stephens. And what about the pot of gold at the rainbow’s end? There’s a name for our trajectory, by God. Rainbow!”».

В рассказе Р.Брэдбери ^ The Exiles по воле автора оживают и действуют как непосредственные герои произведения известные писатели, среди которых упоминается и У.Шекспир:

«Mr. Edgar Allan Poe stood in the tower window, a faint vapor of spirits upon his breath. “Hecate’s friends are busy tonight,” he said, seeing the witches, far below.

A voice behind him said, “I saw ^ Will Shakespeare at the shore earlier, whipping them on. All along the sea Shakespeare’s army alone, tonight, numbers thousands: the three witches, Oberon, Hamlet’s father, Puck – all, all of them – thousands! Good Lord, a regular sea of people.”

“Good William.” Poe turned. <…>».

Человеком, тяжело переживающим наступление новых времен и отказывающимся рвать связь с прошлым, выступает герой рассказа Р.Брэдбери Henry the Ninth. Среди многочисленных реально-исторических имен собственных в тексте фигурирует и имя Шекспира:

«He rummaged half blindly about in the grass and found his lost book bag and chocolate bits in a sack and hoisted his Bible, and Shakespeare and much-tumbed Johnson and much-tongued Dickens and Dryden and Pope, and stood out on the road that led all round England».

В данном рассказе оним «Шекспир» обозначает и всю совокупность написанных драматургом произведений, и целую эпоху в культурной жизни Англии. Одновременно он является тем знаком, при восприятии которого актуализируется индивидуальная для каждого читателя информация, связанная с именем Шекспира.

Резюмируя вышесказанное, заметим, что упоминание онима «Шекспир» в пределах одного произведения может быть однократным или, напротив, весьма частотным. В последнем случае семантический потенциал онима реализуется гораздо полнее, внедряясь в смысловую структуру текста и участвуя в создании концептуальной основы произведения. Однако наиболее часто реализуемая в тексте функция имени Шекспира может быть определена как характеризующая: данный оним участвует в создании образа персонажа. Индивидуально-художественное значение имени Шекспира проявляется по-новому в каждом конкретном произведении, подчиняясь воле автора.
Список использованной литературы:


  1. Березович Е.Л. Русская ономастика на современном этапе: критические заметки // Известия АН. Серия литературы и языка, 2001. – Т.60. – №6. – С. 34-46.

  2. Верещагин Е.М., Костомаров В.Г. Лингвострановедческая теория слова. – М.: Русский язык, 1980.– 320 с.

  3. Голомидова М.В. Искусственная номинация в ономастике. – Екатеринбург, 1998.

  4. Кухаренко В.А. Интерпретация текста. – М.: Просвещение, 1988. – 192 с.

  5. Фонякова О.И. Имя собственное в художественном тексте. – Ленинград, 1990. – 104 с.



Верещагина Л.В., Богомолова А.В.

Вербализация отрицательных эмоций в авторских ремарках

(на материале английских пьес)
Проблема исследования выражения эмоций в художественном тексте является одним из наиболее актуальных вопросов современной психолингвистики и психологии и имеет большое теоретическое и прикладное значение. В последнее время наблюдается повышенное внимание лингвистов к психолингвистическому анализу текста, в общем, и различных способах выражения эмоций в художественном тексте, в частности. Особый интерес в этом плане представляет исследование драматического текста.

В данной статье описываются результаты исследования различных способов вербализации авторских ремарок в художественном драматическом тексте.

Экспериментальный материал данного исследования представлен пьесами английских писателей: O. Wilde “Lady Windermere’s Fan”, B. Show “The Heartbreak House”, “Pygmalion”. В общей сложности было проанализировано более 500 страниц художественного драматического текста: весь корпус экспериментального материала составили 1432 ремарки, из которых было отобрано 45 ремарок, вербализирующих отрицательные эмоции.

Изучив различные подходы к определению драматического художественного текста, в работе мы понимаем его как реальное языковое произведение, созданное в соответствии с законами данного жанра. Основными характеристиками драмы являются следующие:

1) первоначально оно создается для последующей сценической интерпретации;

2) текст драмы имеет особое построение: он состоит из актов (действий), акты состоят из явлений;

3) текст драмы распадается на две части: речи персонажей и ремарки.

Ремарки имеют служебную роль сообщения. Так как писатель-драматург ограничен в повествовательном изображении, авторская речь сводиться к авторским ремаркам. Авторская ремарка понимается нами как авторское пояснение в драматическом произведении, с помощью которого уточняется место действия, внешний или духовный облик персонажей, различные психологические состояния, переживаемые ими. Следует отметить, что в тексте ремарки выделяются графически: они заключаются в круглые или
квадратные скобки, выделяются курсивом. Существуют различные классификации и виды авторских ремарок, но все они построены по одному
принципу – выполняемой ими функции в реплике персонажа или целого
явления или акта. Выделяются следующие виды ремарок: персонификаторы, интродуктивные, кинесические и эмоциональные. Основными функциями авторских ремарок являются: экстралингвистическая и смыслообразующая и направлены на:

  1. описание места и времени действия;

  2. объяснение ситуации и характеристику действующих лиц;

  3. описание элементов невербальной коммуникации;

  4. описание эмоционального состояния персонажей;

  5. представление участников монолога (диалога, полилога).

Результаты нашего исследования позволили нам составить собственную, более детальную классификацию авторских ремарок, вербализирующих отрицательные эмоции. Итак, мы выделяем «чисто» эмоциональные, эмоционально-кинесические, в которых эмоции персонажа представлены посредством его действий, и интонационные ремарки, где эмоции представлены через описание просодических параметров речи.

Таким образом, результаты нашего исследования свидетельствуют о том, что эмоциональные ремарки описывают реакции персонажа на какое-то действие или сказанную фразу. Эмоциональные ремарки, выражающие отрицательные эмоции персонажа могут существовать как в «чистом» виде, так и в качестве эмоционального компонента в составе кинесических ремарок, согласно нашей классификации, кроме того, мы выделяем односложные ремарки (выраженные одной лексемой) и ремарки представленные синтаксическими группами.

Итак, отрицательные эмоции в «чисто» эмоциональных ремарках могут быть односложными (представленными одной лексической единицей), выраженными именем прилагательным (Adj), причастием I (P I) и причастием II (P II). Исследуя частотность данных частей речи в эмоциональных ремарках, были получены следующие результаты: Р II – 40 % всех исследованных ремарок (heartbroken, hurt, appalled), наречие (Adv) 35 % (hysterically, explosively, angrily). Следует также отметить, при описании отрицательных эмоций чаще всего используются наречия, образованные от имен прилагательных с помощью суффикса -1у. Также встречаются случаи вербализации посредством P I – 15 % и прилагательного – 10 %.

Чаще всего «чисто» эмоциональные ремарки встречаются в виде синтаксических групп, в состав которых могут входить различные части речи, как самостоятельные (имя существительное, наречие, имя прилагательное, Participle I, Participle II), так и служебные (предлоги). В данных синтаксических группах основную смысловую нагрузку несут самостоятельные части речи, именно они вербализируют эмоциональное состояние персонажей. Служебные части речи выполняют вторичные функции: усиление значения, указывают определение направления. Самый распространенный синтаксический способ: Adv + Adj – 21 % (still hysterical, very miserable). Наречия в данных ремарках выполняют функцию усилителя значения, выраженного именем прилагательным. Наименее частотный способ вербализации – простое нераспространенное предложением (She is on the point of weeping.)

Чаще всего отрицательные эмоции передаются в составе смешанной ремарки, когда психическое состояние персонажа представлены посредством его жестов, мимики, телодвижений, т.е. невербальных коммуникативных движений. Такой тип ремарок мы называем эмоционально-кинесической. Данные ремарки выражаются чаще всего либо синтаксической группой, либо простым нераспространенным предложением (running away in terror to the piano). В данной ремарке компонент отрицательной эмоции передан существительным in terror (в ужасе), который сопровождается невербальным действием, вызванным этой эмоцией (running away - убегая).

Эмоциональный компонент как показывает наше исследование, чаще всего выражается наречием, который играет роль усилителя эмоционального значения. Невербальный эмоциональный компонент вербализируется предлогами (away, out, off), а также посредством эмоционально-окрашенной лексики (to throw, to dart, to tear, to shut, to rush и др.).

В отдельную группу выделены авторские ремарки, описывающие просодические средства речи, а именно таких интонационных параметров как громкость, тембр и высота голоса, скорость речи. Мы называем такие ремарки интонационными. При вербализации отрицательных эмоций, по результатам нашего исследования, принимают участие все параметры речевой интонации. При описании отрицательных эмоций обычно возрастает громкость речи, изменяется тон, темп и тембр речи. Интонационные характеристики вербализируются в авторских ремарках, по результатам исследования, Причастием I: (yelling, shouting, groaning), а также синтаксической группой (in tears, between her teeth).

Особую группу составляют ремарки, вербализированные таким стилистическим средством, как сравнение: например with the roar of a wounded lion. Данный пример необычен тем, что раздражение персонажа Б. Шоу показывает через указание произнесения фразы, сравнивая голос персонажа с ревом раненного льва. В ремарке with something like a yell of despair словосочетание yell of despair (с криком отчаяния) указывает не только на громкость произнесения реплики персонажем, но также отражает моральное состояние отчаяния, испытываемое героем и вербализируется посредством сравнения с союзом like.

В качестве итога отметим, что выбор способов вербализации эмоциональных ремарок в драматическом тексте зависит, на наш взгляд, от того, какое место они занимают в синонимичном ряду отрицательных эмоций. Так, например, центральная эмоция «гнев» вербализируется синтаксической группой в составе эмоционально-кинесической ремарки, поскольку такие отрицательные эмоции как гнев, ярость, отчаяние находятся центре эмоциональной гаммы, они требуют комплексной вербализации в драматическом художественном тексте.
Список использованной литературы:

  1. Бердникова Л.П., Уманская М.Б. Прагматика авторских ремарок в тексте английской пьесы // Вопросы романо-германской и русской филологии. Сб. науч. тр. ПГЛУ. Пятигорск, 2006. – С. 42-47.

  2. Шаховский В.И. О лингвистике эмоций // Язык и эмоции. Волгоград: ВолГу, 1994. – С. 3-15.

Список художественной литературы:

  1. Show B. The Heartbreak House // Selected Stories. М., 2006. – С. 3-129.

  2. Show B. Pygmalion // Selected Stories. М., 2006. – С. 130-296.

  3. Wild J. Windermere’s Fan // Selected Prose. М., 2000. – С. 3-178.



Гаваева Н.Н., Верхова Е.В.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   31

Похожие:

Проблемы коммуникации iconОтчет о работе научно образовательного центра межкультурной коммуникации
В 2011 году ноц межкультурной коммуникации выполнял работу над темой: «Межкультурная коммуникация и перевод. Отражение межкультурной...

Проблемы коммуникации iconСоциология коммуникации. Конецкая В. П
Каждая наука вычленяет из коммуникации как объекта исследования свой предмет изучения

Проблемы коммуникации iconКонспект лекций по дисциплине «Рекламные коммуникации промышленного предприятия»
...

Проблемы коммуникации iconИ средства коммуникации
А38 Профессиональный язык архитектора и средства коммуникации: Методические указания и программа-задание для студентов специальности...

Проблемы коммуникации iconПроблемы коммуникации
М. Е. Евсевьева (зав кафедрой, доцент А. А. Ветошкин); С. А. Борисова, директор Института международных отношений Ульяновского государственного...

Проблемы коммуникации icon«Узловые» проблемы антропосоциогенеза
Существует множество гипотез возникновения речи в процессе антропогенеза. Большинство из них предполагают, что речевая функция возникла...

Проблемы коммуникации iconЙога. Искусство коммуникации (Издание второе, исправленное)
Автор глубоко и аргументировано обосновывает идею о йоге как доступной практически каждому универсальной технологии коммуникации...

Проблемы коммуникации iconКоммуникации
Лективная монография написана в группе психолингвистики и теории коммуникации Института языкознания ан СССР (1971 — 1973 гг.). Она...

Проблемы коммуникации iconИсторические этапы развития
Эволюция человечества – есть эволюция социальной коммуникации. В полной мере это относится и к рекламной коммуникации, поэтому анализ...

Проблемы коммуникации iconПолитическая коммуникация и современное политическое управление
В статье анализируются место, роль и значение политической коммуникации в современном политическом управлении. В работе также рассматриваются...



Образовательный материал



При копировании материала укажите ссылку © 2013
контакты
www.lit-yaz.ru
главная страница