Е. Н. Мастеница Культурное наследие в современном мире: концептуализация понятия и проблематики




Скачать 174.87 Kb.
НазваниеЕ. Н. Мастеница Культурное наследие в современном мире: концептуализация понятия и проблематики
Дата публикации08.07.2013
Размер174.87 Kb.
ТипДокументы
www.lit-yaz.ru > Культура > Документы
Е.Н. Мастеница

Культурное наследие в современном мире: концептуализация понятия и проблематики
Дать определения феномену «наследие» и связанному с ним кругу терми­нологии почти так же сложно, как и самой культуре. Разнообразие характеристик культурного наследия обычно детерминируется теми целями и задачами, которые стоят перед исследователями-теоретиками или специалистами-практиками. Существует множество трактовок материального (физического) культурного наследия. Общепринятое определение дано в Конвенции ЮНЕСКО по защите всемирного культурного наследия (1972), в которой Статья 1 классифицировала понятие культурного наследия по трем категориям:

- памятники: архитектурные сооружения, работы монументальной скульптуры или живописи, элементы или структуры археологического происхождения, наскальная живопись, пещерные жилища, а также объек­ты, имеющие комбинацию данных черт и представляющие выдающуюся универсальную ценность с точки зрения истории, искусства или науки;

- группы зданий (построек): группы отдельно стоящих или связан­ных между собой зданий, которые вследствие своей архитектуры, своей гомогенности (однородности) или своего места в ландшафте представляют выдающуюся универсальную ценность с точки зрения истории, искусства или науки;

- объекты: объекты, созданные человеком или комбинированные творения природы и человека, а также территории, включающие археоло­гические объекты, которые имеют исключительную ценность с историче­ской, архитектурной, этнологической или антропологической точки зре­ния.1 Данное определение, сформулированное более 30 лет назад, справедливо для определения внутреннего состава наследия и применимо в утилитарных целях, связанных с пра­вовыми и имущественными отношениями, но не отражает его роль и место в современном мире.

По нашему мнению, материальное (как впрочем, и духовное) культурное наследие представляет собой сложную социокультурную систему, подчиненную синергетическим законам, активно взаимодейст­вующую со средой и транслирующую определенную, меняющуюся во времени и пространстве информацию. Наследие органично входит в мегасистему самой культуры, с одной стороны, явля­ясь одной из характеристик и способов рассмотрения самой культуры, с другой стороны - её фундаментом, своеобразной «памятью». Именно наследие лежит в основе информационных кодов, которые обеспечивают «производство», накопление и передачу информации в человеческой циви­лизации. Таким образом, образуется система взаимосвязей между культу­рой, наследием и информацией, функционирование которой и позволяет воспроизводить и совершенствовать достижения культуры для новых поколений человечества.

На информационную составляющею как базовый компонент наследия обращает внимаение М.Е.Кулешова: «наследие можно рассматривать как информационный по­тенциал, запечатленный в явлениях, событиях, материальных объектах, и необходимый человечеству для своего развития, а также сохраняемый для передачи будущим поколениям»2. Информационно-временной аспект в определении понятия наследия подчеркивал также Д.С.Лихачев в проекте Декларации прав культуры, понимая под ним форму закреп­ления и передачи совокупного духовного опыта человечества. При этом он четко выделяет две его составляющие: духовные (язык, идеалы, традиции) и материальные (музейные, архивные, библиотечные фонды, памятники археологии, архитектуры, науки и искусства, памятные знаки, сооружения, ансамбли, достопримечательные места и другие свидетельства историче­ского прошлого, уникальные ландшафты, совместные творения человека и природы, современные сооружения, представляющие особую ценность с точки зрения истории, искусства или науки)3.

Поскольку культура все чаще рассматривается как одна из основ развития информационного общества, совершенно логичным стал подобный под­ход и к культурному наследию. Исходя из этого, все более и более возрас­тает его роль как одного из векторов в региональной, федеральной и меж­дународной культурной политике, и очень часто оно связывается с устой­чивым развитием того или иного региона, государства или даже уголка мира.

В отечественной традиции долгое время материальное культурное наследие вос­принималось практически как синоним термина «памятник». В настоящее же время памятник чаще рассматривается лишь как синоним объекта наследия. Вместе с тем, как справедливо отметила Т.М.Миронова, «дефиниция «памятник», прежде всего, ориентируется на сохранение па­мяти, воспоминания; он выключен из активной хозяйственной деятельно­сти; наследие же - это то, что передали нам предки, но передали не просто на сохранение, но для интерпретации и приумножения»4. Следовательно, в отличие от памятника, являющегося категорией точечной и нединамичной, объект наследия является частью целостной и развивающейся системы на­следия.

Точку зрения на двуединую сущность наследия, имеющую два раз­нонаправленных временных вектора, разделяют и специалисты Российско­го НИИ культурного и природного наследия, для которых «культурное и природное наследие — память о жизни российских народов в прошлом, база современного культурного процесса в обществе, без которой невоз­можно его развитие»5.

Кроме этого, все большее распространение в профессиональных кру­гах теоретиков и практиков менеджмента наследия и менеджмента куль­турных ресурсов, в том числе и в Российской Федерации, получает применение дефи­ниций и определений, выработанных в практике работы специалистов ЮНЕСКО и связанных с ним других организаций глобального уровня. В наиболее общем и сжатом виде они содержатся в исследовании «Культура в устойчивом развитии», выполненном по заказу Всемирного банка и предлагают современную трактовку таких терминов, как:

Культура: комплекс определенных духовных, материальных, интел­лектуальных и эмоциональных черт, которые характеризуют общество или социальную группу. Они включают в себя не только искусство и письмен­ность, но также способы жизни, фундаментальные права человеческого бытия, ценностные системы, традиции и верования.

Культурное наследие: состоит из таких аспектов прошлого, которые люди сохраняют, культивируют, изучают и передают следующему поколе­нию. Эти достижения воплощены в материальных формах, таких, как, на­пример, здания, и в нематериальных формах, например, в различных видах исполнительского искусства. Культурное наследие - это то, что приобрело ценность в прошлом и ценность чего ожидается в будущем. Поскольку эта ценность и её ожидания изменяются с течением времени, это утвердило само культурное наследие в качестве субъекта динамического изменения.

Культурное достояние: относится к местам, структурам, объектам и природным ландшафтам, имеющим археологическую, историческую, ре­лигиозную, эстетическую или иную культурную ценность.

Культурные ландшафты: природные ландшафты с культурной цен­ностью, такие, как сознательно созданные территории (парки, усадьбы, имения); ландшафты, которые были вовлечены в определенный род дея­тельности или занятий людей, в результате которых данные территории и были сформированы (сельские исторические округи или сельскохозяйст­венные ландшафты); территории, которые имеют ценность в силу своей связи с историческим событием, деятельностью или личностью (места сражений или дома выдающихся личностей).

Материальное или «построенное» наследие: здания, исторические памятники, объекты и сельскохозяйственные пейзажи.

Живое или «экспрессивное» наследие: социальные практики, жизнь в сообществе, ценности и верования, формы выражения, такие, как язык, искусства и ремесла, музыка, танец, поэзия и литература.

Культурная значимость: используется для оценки ценности объекта или места. Она включает в себя эстетическую, историческую, научную (исследовательскую),     социальную     или     экономическую     ценность.

Культурная свобода: относится к правам группы людей следовать или усваивать по собственному выбору способ жизни, говорить на своем родном языке, исповедовать свою религию и участвовать в культурной, социальной и экономической жизни по собственному выбору. Устойчивое развитие: развитие, которое удовлетворяет потребности на­стоящего, не лишая возможности будущих поколений удовлетворять соб­ственные нужды.

Устойчивость: как возможность оставить будущим поколениям так же много возможностей, как имеем и мы сами или даже больше.6

С концептуальной точки зрения представляет также интерес содержание терминов: «сохранение», «консервация», «реставрация», «реконструкция», «адаптация», «поддержание». Здесь же приведены такие дефиниции, как «экономическое развитие», «человеческое развитие», «главенство социальных факторов». Поня­тийный аппарат не случайно сформирован таким образом, чтобы показать включенность наследия в процессы социального и экономического развития, чтобы создать основу для его использования в качестве инструментария социальной и культурной политики при разработке подходов и создании моделей трансформации общества. Этим он принципиаль­но отличается от понятийного аппарата, использующегося в подходах многих других исследователей, в том числе и российских специалистов, когда наследие и связанный с ним круг понятий рассматриваются как самоценность, вне кон­текста текущих социальных, экономических и прочих проблем жизни, а также перспектив развития общества.

В этой связи особый подход к определению состава наследия продемонстрировал В.А.Квартальнов: «Культурное, историческое и природное наследие принято делить на сле­дующие категории: достояние, используемое в основном туристами (фестивали, представ­ления, памятники и т. д.);достояние смешанного пользования (менее значительные историче­ские памятники и музеи, театры, заповедники и пр.);достояние, используемое в основном местным населением (граждан­ские сооружения, культовые объекты, кинотеатры, библиотеки и др.)»7. Интерес в данном случае представляет не состав самих объектов насле­дия, а способ их классификации через различные категории туристического по­тока и, таким образом, разные уровни включенности в жизнь сообществ, хотя и четкое выделение каждой из данных категорий по уровню значимости на прак­тике представляется подчас затруднительным.

Таким образом, на основе существующих подходов можно предложить сле­дующую классификацию достаточно широкого круга терминологии, связанной с материаль­ным культурным наследием:

1. «утилитарно-практическая» терминология, демонст­рирующая взгляд на наследие с точки зрения правовых и имущественных отно­шений в обществе. Для этой группы определений характерно скрупулезное ис­следование внутреннего состава наследия, но при этом отсутствует характери­стика его роли как фактора социально-экономической жизни, объекта политики и т.д., т.е. системы всех внешних взаимосвязей;

2. «информационно-культурологическая», или «синергетическая» терминология, основанная на глубокой и взаимообусловленной связи между культурой, наследием и информацией, о которой уже говорилось выше, и подходом к наследию как к ин­формационно-культурному феномену,

3. «экономическая» терминология, понятийный аппарат которой четко связан с проблемами и перспективами использования наследия в качестве ре­сурса для экономического развития, туризма и т.д.;

4.«социально-гуманитарная» терминология, используемая при рассмотрении наследия как ресур­са развития для общества в целом, включая не только экономические, но и ши­рокий круг социальных и гуманитарных аспектов, в том числе образование, борьба с бедностью, качество жизни, устойчивое развитие и др.

Нам представляется, что использование терминов второй и четвертой групп наиболее эффективно при рассмотрении процессов, связанных с изменением роли на­следия, его исследования и использования в современном мире.

Переходя к рассмотрению концепций наследия, следует сказать, что их предтечей была забота об охране переживших время памятников и иных реликтов прошлого, возникшая и продолжающая существовать в русле музееведения и памятниковедения. Как справедливо отмечает Т.П. Миронова, «...подходы к процессу сохранения культурного и природного наследия зависят, прежде всего, от того, что вкладывается в данное понятие в тот или иной исторический период. В связи с этим, первоначально интерес к недвижимым памятникам проявился в виде так называемой «тоски по прошлому», вызванной утратой старой субстанции, стремлением к сохранению традиций или же интереса к необычайному, редко­стному. Вплоть до недавнего времени выдающееся культурное достижение дан­ного общества определялось как «памятник». Следовательно, смысловой осно­вой подобного подхода являлось «сохранение памяти, которая объективирова­лась в предметах, созданных ранее, и чем старше был предмет, тем большую ценность он приобретал в глазах открывших его потомков. Однако подобное отношение к фактам культуры приводило к тому, что «объект» вырывался из сво­ей среды, задуманной для него ранее, из времени, отражением которого он был. Теряя пространственно-временную связь с окружающим миром, «памятник» становился «формой без содержания». Искажение сущности, вложенной в тот или иной предмет, односторонняя оценка его роли и места в социальной жизни приводили в ряде случаев к общественному забвению «памятника», а иногда и к гибели».8

Эту же точку зрения разделяет А.Н.Дьячков: «в своих рас­суждениях о памятниках большинство авторов первой половины XX века не выходило за рамки изящных искусств и даже еще более ограничивало это поня­тие, включая в него только объекты, при создании которых использовались кон­кретные физические материалы - камень, дерево, полотно, покрытое красочным слоем, бумага и т.д.».9

Однако процесс эволюции отношения к физическим историческим ре­сурсам привел к важным изменениям концептуального плана. Кон­цепция охраны памятников, постепенно усложнившись, переросла в сложный и многоаспектный комплекс мероприятий по сохранению материальных исторических ресурсов или, говоря шире, наследия, которое включило в себя изучение, интерпретацию и использование. Подобный комплекс в итоге и стал основой современной концепции наследия, к которой в Европе постепенно на­чали переходить в конце 1960-х-начале 1970-х годов, в США и некоторых других странах - в конце 1970-х, а в СССР и позже, в Российской Федерации - в конце 1980-х-начале 1990-х в ходе демократизации общественной жизни.

С политической и управленческой точки зрения, этот эволюционный прогресс может быть сведен к определенному количеству чисто практических политических, правовых и организационных шагов. Каждый из них фиксировал изменения в формировании политики по отношению к наследию, в выборе и внимании к определенным объектам, критериях их отбора, инструментах операционной деятельности и даже составе и целях организаций и людей, ответствен­ных за принятие решений, касающихся этих проблем.

Возьмем в качестве отправной точки европейскую систему охраны и ис­пользования наследия, которая существует уже более ста лет. Почти все это время в ней доминировали подходы охраны. Эти подходы были сосредоточены на зданиях и сооружениях как памятниках, отобранных на основе определенно­го четкого набора, как предполагалось, объективных и очевидных сущностных критериев, таких как возраст или эстетическая красота, сопровождаемых таб­личками «памятник охраняется государством» или иными обозначениями. Они зачастую навязывались «экспертами» из числа общественности, которые сами определили себе роль в качестве хранителей общественного культурного дос­тояния. Сдвиг от охраны к сохранению, которое уже подразумевало использова­ние, начавшийся в конце 1960-х годов, расширил объект внимания от отдельных памятников до ансамблей и территорий и поэтому неминуемо повлек за собой привлечение такого же внимания к определению функций этих административ­ных образований. Распространенное ныне определение сохранения как охраны целеполагающей и целенаправленной, подняло качественный состав функ­ций по сохранению наследия, включая критерии отбора, и привело администра­торов и управленцев при принятии решений в «стан» архитекторов и историков. Эти критерии еще более расширились, когда стало ясно, что регенерация и реа­билитация территорий может быть достигнута на основе менеджмента использования территорий в той же степени, в какой и через защитные меры. И, в заключение, самые последние недавние изменения критериев заключаются в придании им рыночной ориентации, в восприятии исторических реликтов как продукта, отбор которого осуществляется на основе критериев, связанных с требованиями по­требителя и управляемого через вмешательство в рыночные процессы.10

В конце 1980-х - начале 1990-х годов в Российской Федерации были также предприняты попытки перейти к рассмотрению понятия наследия в широком смысле ресурса развития и сформировать по отношению к нему адекватную политику. Процесс этот шел сложно и фактически продолжается в настоящее время. Толчком к этому стали ратификация СССР в 1988 году Конвенции ЮНЕСКО 1972 года, фактически «утвердившая» использование самого понятия «на­следие», а также те политические изменения, которые повлекли за собой пере­смотр государственной культурной политики, в том числе по отношению к культурному наследию. Пионером подобного отношения к наследию в нашей стране стал Российский НИИ культурного и природного наследия. В его научных трудах было уделено большое внимание разра­ботке понятийного аппарата, связанного с культурным и природным наследием, а также программам развития регионов Российской Федерации на базе рациональ­ного использования историко-культурного и природного наследия. Прежде все­го, было установлено отношение к наследию через призму естественной и несо­мненной взаимосвязи природного и культурного наследия.

Другим наиболее важным достижением института стали разработка и внедрение концепции особо охраняемых (уникальных) территорий. Очень часто природные и историко-культурные объекты пространственно совмещены и об­разуют единый ансамбль, сочетая природную среду обитания человека в про­шлом и следы антропогенного воздействия. В этих случаях, когда природные и культурные части наследия составляют четко определяемый территориальный комплекс, их необходимо рассматривать как единый объект охраны и управле­ния.

В последние годы для идентификации подобных объектов используется термин «культурный ландшафт», под которым понимается результат сотворче­ства человека и природы. Культурный ландшафт может представлять как харак­терные особенности целого региона, так и сугубо индивидуальные черты, при­сущие отдельному территориальному комплексу11. Работы специалистов института убедительно доказали, что охрана и ис­пользование археологических объектов не могут быть эффективными без учета окружающего их исторического и природного пространства с точки зрения не только восприятия памятника, но и его жизнеспособности. Функционирование объекта наследия невозможно без подключения окружающей территории, при­чем не в качестве охранной зоны, а как естественной, традиционной природно-исторической среды. Поэтому создание особо охраняемых территорий призвано одновременно решить вопросы и охраны, и рационального использования па­мятников истории, культуры и природы. В силу этого, особую значимость при­обретает переход от охраны отдельных памятников или их группы, как бы вы­рванных из природной среды или городского окружения (точечный подход), к охране историко-культурной среды в целом.

Уникальные историко-культурные территории - это целостные простран­ственные образования, основное социальное предназначение которых состоит в воспроизводстве условий, обеспечивающих сохранность наиболее значимых объектов и явлений человеческой истории и культуры. Как правило, уникальные территории составляют каркас региональных систем наследия. В большинстве стран мира основу этого каркаса составляют природные резерваты, историче­ские города, крупные историко-культурные музеи-заповедники, но чаще всего региональные и национальные парки, сочетающие элементы природного и культурного наследия12. Степень благоприятности той или иной территории для отнесения ее к числу уникальных может быть определена в результате ее соответствия четырем основным группам критериев: природно-охранным, историко-культурным, рек­реационным и экологическим13.

Приоритетными теоретическими и практическими направлениями работы института являются следующие: научные подходы и мето­дические приемы выявления объектов и явлений наследия, а также его размеже­вание с понятиями «ресурсы», «ценности» и т.п.; теория и практика выявления экологических, социальных и прочих функций наследия (территорий наследия); разработку методики пространственно-функционального анализа территории; идентификацию ценности природного и/или культурного наследия, оценку и исчисление потенциала био-, ландшафтного, этнического, культурного и геораз­нообразия территории; разработку систематики явлений и объектов культурного и природного наследия, а также территорий наследия; развитие концепции кар­каса территории (природного, экологического, природно-экологического, со­циокультурного и т.п.); разработку научных подходов к формированию систем охраняемых территорий наследия на основе оптимизации их сетей; выявление закономерностей взаимодействия (взаимовлияния и взаимозависимости) объек­тов и явлений природного и культурного наследия; выявление закономерностей пространственно-временной динамики экологической и социальной ценности наследия; разработку принципиальных подходов к формированию охраняемых территорий наследия для различных территориальных уровней; совершенство­вание научных основ территориального экологического проектирования, вне­дрение охраны природного и культурного наследия в региональную и нацио­нальную политику; выявление факторов риска природному и культурному на­следию; разработку научно-методических приемов определения динамики состояния наследия (прогнозирование) под воздействием естественных и антропо­генно-обусловленных факторов риска; идентификация состояния природного и культурного наследия как индикатора степени устойчивости развития регионов. Среди самых важных результатов исследований, нашедших признание в отечественной и зарубежной науке и практике, сами спе­циалисты института выделяют следующие:

1.   Формирующуюся географическую (пространственную) концепцию на­следия. Ее основными функциональными понятиями являются: природное и культурное наследие, функции территории, георазнообразие, геокаркас террито­рии, территории (регионы) наследия. Основная идея названной концепции мо­жет быть сформулирована следующим образом: природное и культурное насле­дие является необходимой предпосылкой стабильной динамики (устойчивого развития) геосистем любых территориальных уровней. Важнейшее следствие сформулированного вывода состоит в незаменимости наследия как фактора раз­вития.

2.   Долгосрочный проект «Экологический мониторинг недвижимых объ­ектов культурного наследия». Было доказано, что введение этого вида монито­ринга в практику экологической и культурной политики является одним из наи­более актуальных направлений формирования сферы управления культурным наследием. Были обоснованы и предложены относительно простые, но доста­точно результативные методические приемы, что позволило в краткие сроки внедрить их в практику в России, как на федеральном, так и на региональном уровнях. Проект позволил привлечь внимание профессионалов, политиков и общественности к проблеме сохранения культурного наследия нашей страны.

3. Внедрение изучения феномена культурного и природного наследия в высшей школе страны. Известно, что становление всякой новой сферы предпо­лагает ее представленность в системе образования, в том числе - высшего.14

Оценивая работу по сохранению и использованию наследия в регионах, следует отметить, что здесь был совершен переход от сугубо теоретических раз­работок к конкретным программам развития регионов на базе использования наследия. Попытки реализации подобных программ были осуществлены или осуществляются в настоящее время в Тверской, Калужской, Самарской, Волго­градской, Свердловской областях, республике Карелия, Ханты-Мансийском ав­тономной округе и т.д.

Вместе с тем приходится констатировать, что органы исполнитель­ной власти регионов к идеям и проектам по использованию потенциала материального наследия в качестве ресурса развития относятся если не свысока, то весьма скептически. Проблемы подобных взаимоотно­шений не только с наследием, но и с культурой как системой заключены в том, что «...на Западе «менеджерская» или «инструменталистская» пара­дигмы совершили полный цикл развития и кардинально реформировали как профессиональное сознание работников культуры, так и отношение к ней со стороны общества, властей, бизнеса и т.д. В целом это имело пози­тивный эффект, способствовало более органичному включению культур­ных институтов в ткань современной жизни. Однако в России процесс этот находится еще в самом начале. Мы только учимся диалогу и лишь отчасти преодолели закрытость наших культурных институтов, которые делают сейчас первые робкие попытки увязать традиционные ценности с пробле­мами современной жизни».15


1 Convention Concerning the Protection of the World Cultural and Natural Heritage, 1972 [on-line], Метод доступа: http://www.unesco.org

2 Кулешова М.Е. Понятийно-терминологическая система «природное культурное наследие»: содержание и основные понятия // Уникальные территории в культурном и природном наследии регионов. Сборник научных трудов. М.: Из-во РНИИ культурного и природного наследия, 1994. С. 41.

3 Декларация прав культуры (проект). СПб.: СПбГУП, 2000. С. 11.

4 Миронова Т.Г. Сохранение природного и культурного наследия как императив культурной политики постиндустриального общества: Диссертация кандидата культурологии. М., 2000. С.77

5 Веденин Ю.А., Лютый А.А, Ельчанинов А.И., Свешников В.В.Культурное и природное наследие Рос­сии (Концепция и программа комплексного атласа) -М, 1995. С.З.

6Culture in sustainable development. Key concepts. Definitions, [on-line] Метод доступа:http://lnweb18.worldbank.org/essd/essd.nsff9b1cfc683a76b671852567cb0076a25e/ac221 fb4d67369e 1852567ed004d3777

7 Квартальное В.А. Туризм. // «Финансы и статистика». М., 2000. С. 110.

8Миронова Т.Г. Сохранение природного и культурного наследия как императив культурной политики постиндустриального общества: Диссертация кандидата культурологии. М., 2000. С. 74.

9Дьячков А.Н. Охрана памятников за рубежом (некоторые теоретические аспекты)// Памятники в контек­сте историко-культурной среды. Сб.научн.тр./ Отв.ред. Дьячков АН. М., 1990. С.22.

10 Ashworth, G.J. From history to heritage — from heritage to identity. In search of concepts and models. In: G.J.Ashworth and P.J.Larkham (eds) Building a New Heritage. Tourism, Culture and Identity in the New Europe, London: Routledge. 1994 P. 14

11Сравнительный анализ практики управления культурными ландшафтами. М.: Инсти­тут Наследия, 1999.; Шульгин П.М. Уникальные территории в региональной политике (вместо введе­ния).// Уникальные территории в культурном и природном наследии регионов. М., 1994. С. 3-8.; Шульгин П.М. Современные подходы к формированию программ в сфере культуры и наследия.// Наследие и современность. Информационный сборник. Вып. 7. М., 1999. С. 3-14.

12Мазуров Ю.Л. Уникальные территории: концептуальный подход к выявлению, охране и использова­нию // Уникальные территории в культурном и природном наследии регионов. М., 1994. С. 31-40.

13Сравнительный анализ практики управления культурными ландшафтами. М., 1999. С. 38,39.

14Мазуров Ю.Л., Кулинская СВ., Максаковский Н.В., Пакина А.А. Феномен наследия и особо ценные территории (Ретроспектива сектора уникальных территорий) [on-line] Метод доступа: http://www.heritage-institute.ru/rn/artext.htm

15Гнедовский М.Б. Будущее уже наступило/ Предисл. к кн. М. Пахтер Члэндри Культура на перепутье. Культура и культурные институты в XXI веке. М.,2003.


Добавить документ в свой блог или на сайт

Похожие:

Е. Н. Мастеница Культурное наследие в современном мире: концептуализация понятия и проблематики iconРазработка урока по изобразительному искусству в 5 классе Тема: Древние...
Воспитывающая: воспитыватьинтерес и любовь к народному искусству, чувство гордости и патриотизма за богатое культурное наследие России....

Е. Н. Мастеница Культурное наследие в современном мире: концептуализация понятия и проблематики iconЕ. Н. Мастеница Культурное наследие и музей в условиях современного мегаполиса
Важно также учитывать аксиологические установки социума по отношению к культурному наследию и его интерпретации в музее. Таким образом,...

Е. Н. Мастеница Культурное наследие в современном мире: концептуализация понятия и проблематики iconМуниципальная целевая программа «Издательская деятельность администрации...
Культурное наследие, духовные ценности нравственные и эстетические идеалы, нормы, образцы поведения, национальные традиции, обычаи,...

Е. Н. Мастеница Культурное наследие в современном мире: концептуализация понятия и проблематики iconКукушкин С. А.; Ганус га. Притчи. Ведический поток
Эта книга поможет осознать духовное наследие человечества, ориентироваться в современном с-лож-ном мире и выбрать простое направление...

Е. Н. Мастеница Культурное наследие в современном мире: концептуализация понятия и проблематики iconАктуальность темы исследования. Развитие и сохранение любой национальной...
В казахстане Указом президента республики Казахстан от 13 января 2004 года создана Государственная программа «Культурное наследие»...

Е. Н. Мастеница Культурное наследие в современном мире: концептуализация понятия и проблематики iconОбразование в современном мире
Художественное образование в современном мире: сборник научных статей. Саратов: ООО «Издательский Центр «Наука», 2010. – 144 с

Е. Н. Мастеница Культурное наследие в современном мире: концептуализация понятия и проблематики iconКонкурс для школьников «Актуальные проблемы современного общества»
Культурное наследие. Идеи Д. С. Лихачева и современность: «Честь, порядочность и совесть»

Е. Н. Мастеница Культурное наследие в современном мире: концептуализация понятия и проблематики iconВоронинская Основная Общеобразовательная школа Районная краеведческая...
Великий русский поэт Иван Алексеевич Бунин написал стихотворение, которое так и

Е. Н. Мастеница Культурное наследие в современном мире: концептуализация понятия и проблематики iconПрограмма движения «Отечество» Секция №4 «Культурное наследие»
Алексей Михайлович родился в крестьянской семье 3 октября 1918 года в деревне Кабаково Лебяжьевского района Курганской области. Семья...

Е. Н. Мастеница Культурное наследие в современном мире: концептуализация понятия и проблематики iconПрограмма всероссийской молодежной научно-практической конференции...
Актуальные вопросы межкультурной коммуникации в современном информационном пространстве



Образовательный материал



При копировании материала укажите ссылку © 2013
контакты
www.lit-yaz.ru
главная страница