Эйми Уоллес прошла через «зеркало самоотражения» Кастанеды и вернулась оттуда в здравом уме, живой и невре­димой, запомнив как писатель все увиденное и




НазваниеЭйми Уоллес прошла через «зеркало самоотражения» Кастанеды и вернулась оттуда в здравом уме, живой и невре­димой, запомнив как писатель все увиденное и
страница5/27
Дата публикации20.07.2013
Размер4.71 Mb.
ТипДокументы
www.lit-yaz.ru > История > Документы
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   27
Глава 7

Я сталкиваюсь с неземным существом

Никогда не отказывайся от того,

что тебя просят принять. Бери, что дают, и поступай по-своему. Цель моей жизни иметь свой взгляд на все, Что бы ни происходило.

Не противостояние, а согласие.

Роберт Фрост
В мое следующее посещение Лос-Анджелеса Кар­лос очень нервничал по поводу моей встречи с «до­черью». В «Искусстве сновидения», рукописи Карло­са, готовящейся к публикации, он объяснял ее вне­земное происхождение. Карлос описывал Клод как «неорганическое существо», подробно разъясняя ее свободу от приземленных человеческих свойств. Он дал мне копию рукописи, сказав: «Будь осторожна! Это — единственный существующий экземпляр! Он был захоронен, я его откопал во втором внимании, — ведьмы и я должны были охотиться за ним в дримин-ге15. Он был помещен в другой мир. Эйми, прочитай немедленно.

Рукопись «Искусство сновидения» затронула меня меньше всех книг Карлоса и отчаянно требо­вала редакции. Она читалась как неуклюжая науч­ная фантастика о том, как в дриминге Карлос пере­мещался по губчатым туннелям в другие миры, по­стоянно рискуя тем, что не найдет путь назад к своему спящему телу. Несмотря на эти приключе­ния в стиле Лося Роджера16, книга была довольно суха, чувствовался недостаток замечательных диа­логов с доном Хуаном, которые делали его ранние книги такими интересными. Дон Хуан несколько раз появился, но теперь он разговаривал, как нуд­ный профессор.

Я работала в поте лица и наконец добралась до появления в этой истории Кэрол Тиггс, — Карлос проинструктировал меня обратить на это место особое внимание. Хотя сочинение было вымучен­ным, в конце концов сюжет заинтриговал меня. Кар­лос подробно описывал то, что я уже знала о Кэрол и Смерти-советчице, повествуя, что это существо жило двадцать семь поколений как мужчина и как женщина, торгуя мистическими дарами. Но Каста-неда отказался принять дары от самого магическо­го из всех существ — этот пункт он особо подчер­кнул для меня.

Он сказал: «Если ты или кто-либо другой про­явит ко мне жалость, я плюну вам в глаза! Я — на-гваль свободы, я живу только для того, чтобы раз­бить ваши цепи!»

Карлос утверждал, что в своих дриминг-путеше-ствиях он столкнулся с эфирным существом, похо­жим на девочку-бродяжку с полупрозрачной кожей голубого цвета. Она просила, чтобы ее освободили из астральной темницы» в которую она была заклю-

чена бесконечно долгое время. Карлос не мог усто­ять перед ее мольбами о помощи, и вопреки возра­жениям дона Хуана (поскольку задача была очень

опасна) решил спасги существо.

Смерть-советчица волшебным образом всели­лась в Кэрол Тиггс, возможно, это придало ей силы, и эфирный ребенок был спасен. А на физи­ческом плане, как было предсказано, от союза Кар­лоса и Кэрол должна была родиться маленькая девочка (Карлос обращался к Кэрол как к «сестре», эта деталь еще более запутывала буквально пони­мающих читателей). Девочка по имени «Голубой Скаут», по легенде, возник из матки Кэрол в виде младенца со взрослыми чертами, вроде причудли­во длинных пальцев (этому младенцу было теперь тридцать лет). Приключение это почти разрушило Кастанеду, а «его когорта» была потрясена, по­скольку он после этого висел на волоске между жизнью и смертью.

Девочку, хотя она имела несколько имен, близ­кие чаще звали Клод. Кэрол также имела «могуще­ственное имя», которое было открыто мне с приды­ханием заговорщика, — ее звали Муни Александер. В постоянно меняющихся рассказах о Клод она то воспитывалась доном Хуаном и его компаньонами (чаще маленькой Флориндой), то, по другой вер­сии, росла в приютах и попала к Карлосу подрост­ком.

Кэрол-Муни выходила изможденного Карлоса, все еще будучи Смертью-советчицей.

«Обретение» девочки поставило магов в зат­руднительное положение. Карлос был на вершине, но что же будет со Смертью-советчицей? И что случится с Клод, плодом внеземного происхожде­ния, порожденной двумя богоподобными нагва-лями?

С этих пор и потом, когда Карлос говорил со мной об этом, он больше не использовал «метафо­ры». Он теперь настаивал на буквальном понима­нии этих рассказов — драматичное изменение его настроения. Я почти поверила, что Клод (Голубой Скаут) была действительно высшим существом. Благодаря настойчивым повторениям Карлоса и моему стремлению к духовному росту мне удалось преодолеть склонность воспринимать его учение как метафору.

Когда Карлос говорил о Клод, он напоминал одержимого: «Ты должна увидеть мою дочь голой! „Wowie Zimbowie!»17 Его кровосмесительные за­машки смущали меня. В любом случае он стремил­ся, чтобы мы познакомились при первой возмож­ности. Это было «очень важно», настаивал он: «Ты не представляешь, как важно!»

Мы встретились в кафе «Гамлет-гамбургер». Компания состояла из Флоринды, Муни, Карлоса и Клод, которая оказалась высокой, угловатой и ско­ванной девушкой. У нее было заостренное лицо, тонкие губы, а ее волосы неопределенного цвета были обильно намазаны гелем. Ее худоба была почти такой, как при анорексии. Она неприятно поразила меня своей капризностью, но все же ее голубые глаза поблескивали огоньком, и я оптими­стично надеялась на дружеское общение.

Карлос нервно суетился. Он пересаживал нас как метрдотель, который боится потерять свою работу, до тех пор, пока Клод не оказалась около меня. Я начала: «Я рада, что мы наконец встрети­лись, — молва о вас бежит впереди вас!»

Клод скромно улыбалась, и мы начали оживлен­ную беседу о путешествии во Францию. Она люби­ла Париж — Карлос ненавидел его — и была очаро­вана тем, что я говорю по-французски. Она сделала комплимент моим ногам и с восторгом отзывалась о моей карьере, хотя не читала моих книг. Казалось, общественное признание впечатляло ее, и она счи­тала меня «известной», печально намекая на то, что в ее собственной жизни так мало достижений. Она неуклюже льстила, как потрясенная школьница, или, может быть, это было испытанием — посмот­реть, не раздуюсь ли я от самомнения.

Карлос развлекал нас своим любимым анекдо­том про эго Рода Стейгера. Несколько лет назад в Малибу произошло опустошительное наводнение, и, как утверждает Карлос, Рода Стейгера, трусливо спрятавшегося от буйства стихии в каком-то подо­зрительном убежище, случайно обнаружили теле­визионщики. Карлос говорил, что актер тотчас же стал делать патетические заявления о «природных циклах», представляя себя «мистером Малибу». Все это Карлос находил смешным. Но когда Муни бряк­нула: «А ты считаешь себя мистером Вествуд!» — лицо Карлоса потемнело, а она пристыженно уста­вилась на свой гамбургер. Позже я видела подобные сцены много раз и всегда с одним и тем же резуль­татом. Они казались миниатюрной копией супру­жеской пары, долго живущей вместе и попавшейся в ловушку садомазохистских упражнений. Я неук­люже попыталась вернуться к тривиальной болтов­не с Клод.

Потом Карлос упомянул Дороти, которая, оказа­лось, была спарринг-партнером Клод. Карлос, Фло­ринда и я собирались за обедами несколько вече­ров подряд, и Дороти стала любимым объектом нат смешек, мишенью для жесточайших шуток Карлоса Когда эта хорошенькая девушка появилась в группе, Карлос часто повторял: «Дороти втюрилась — она жаждет отлизать „киску» моей дочки! — и презри­тельно добавлял: — Дороти думает, что она novia Кастанеды!» Он часто говорил о себе в третьем лице. Я еще не была членом группы, поэтому все эти имена смущали меня и интриговали.

И теперь в «Гамлет-гамбургер» Карлос опять объ­явил:

— Дороти хочет полизать «киску» у Муни.

— Извращение! — выпалила я, пытаясь подра­жать Карлосу, чтобы поддержать разговор, хотя и не считала лесбийский секс перверсией1.

Клод ощетинилась.

— Это не извращение! — сказала она и смути­лась.

— Да, конечно же да, — отреклась я. Вернувшись к банальностям, мы завершили наш

ланч. Позже по телефону Карлос ликовал — я про­шла Большое Испытание. Я была озадачена — если Клод действительно была сверхчеловеком, легендар­ной божественной данью, то почему она была столь ужасно нерасполагающей к себе.

— У нее есть парень? — поинтересовалась я.

— Mierda! Парень! No jodas! Она презирает муж­чин!

Клод вручила мне визитку, когда мы расстава­лись. Я прочитала:

«Нури „Клод» Александер — Искатель Матери­ального и Нематериального».

Никаких объяснений не предлагалось.

Глава 8
Отравленный ланч

Беседа протекала мимо Арчера, как какая-то бес­смысленная река, текущая и текущая мимо, потому что не знала, где остановиться... и какое-то мертвящее ощуще­ние от превосходства сопричастности, и от возможности прямого воздействия, и от тишины над несущимся ми­ром накрывало его, как дверь семейного склепа.

Эдит Уортон «Эпоха невинности»

Вернувшись в Беркли, я получила подтвержде­ние, что встреча с Клод прошла удачно. Она при­сылала мне письма и миленькие открытки, написан­ные крупным почерком шестиклассницы, умоляю­щие о моем возвращении и сообщающие о том, что она не может жить без меня. Я послала ей «Письма молодому поэту» Рильке в переводе Стефана Митче-ла и кассету Шинед О'Коннор. Готовясь вернуться в Лос-Анджелес, я выбирала подарки для ведьм и для Карлоса.

Фло и нагваль (я все еще привыкала к этой почтительной форме обращения) получат одина­ковые книги — справочники по табуированной лексике на пяти языках. Тайша получит тайные даосские тексты для женщин, подписанные авто­ром перевода Томасом Клири, с инструкцией по использованию циркуляции энергии матки для создания «тела света», которое Карлос называл «двойником». О вкусах Кэрол я не имела представ­ления, поэтому выбрала Рильке.

Для Клод я предприняла дополнительные уси­лия: с разрешения матери я выбрала часы моей бабушки и отнесла их в ремонт. Увы, ко дню моего отъезда забрать их из ремонта не удалось. Я напи­сала на ее открытке, что настоящий подарок для нее будет готов позже, и приложила записку к консер­вной банке с филе тунца «Нури» — непонятный ис­панский импортный продукт, который я ни разу не встречала до этого и никогда не видела потом.

Флоринда выбрала для встречи свой любимый ресторан, «Трампе — ланч для элегантных леди». Я подумала, что только в Лос-Анджелесе есть «ведь­мы, которые ходят на ланч». Как будто предвидя это, Флоринда однажды сказала мне: «Все эти люди оттуда обвиняют нас за то, что мы носим „Армани»! Конечно, хоть мы и отрицаем это, но действитель­но носим». Они должны были заехать за мной, и как только я села в машину, сразу почувствовала висев­шую в воздухе напряженность. Меня посадили ря­дом с Клод, и мы решили переброситься словами.

Она сказала:

— Мне жутко понравился альбом Шинед О'Кон-нор!

— Тебе понравилось? Я очень рада!

Она стала повторять самую сексуальную строч­ку О'Коннор — типичную для этого альбома, пропев дурным голосом: «Ты вставил мне так сильно, что кровь брызнула на стену». Потом она захихикала, как провинившаяся школьница. Меня выставляли на обозрение — явная попытка зло посмеяться надо мной. Однако я здесь не для того, чтобы стать «се­строй». Дон Хуан издевался над Карлосом с бшьшей изысканностью. Я попыталась ответить на ее про­вокацию:

— Тебе нравится так, Клод? Грубый и же секс? А? Иногда это бывает не так уж плохо.

Она стала свекольно-красной и что-то пробор­мотала. Я не отступала:

— Ну? Тебе нравится?

Она неистово закивала, явно не в силах выразить это словами. К счастью, мы доехали до места. Препо­добный Скаут излучал ледяное напряжение, напоми­ная мне возбужденную гончую собаку.

Во время ланча Флоринда завела разговор о сек­се, как это она часто любила делать. Я рассказала историю о необычной вечеринке, которую я орга­низовала не так давно. Я дружила с несколькими из «экстремальных» писательниц-феминисток в Бей-Эриа-.Сюзи Брайт, нынешним редактором ежегод­ной антологии «Лучшая американская эротика», Лайзой Палас, которая наделала шуму в литератур­ных кругах своими откровенными мемуарами «Край постели», и Лаурой Миллер, нынешним редактором журнала беллетристики «Салон Мэгэзин».

У Сюзи и Лайзы родилась идея твист-салона 18для дам. Гостьи — местные поэтессы, романистки и обозревательницы должны были обслуживаться привлекательными обнаженными мужчинами, ко­торые будут делать маникюр, массаж ног, расчесы­вать волосы и подавать еду hors d'oevres19, в то время как писательницы будут читать эссе и стихи и потягивать шампанское...

То, что начиналось как шутка, переросло в дей­ствие. Мой вклад состоял в предоставлении своего дома, который Лаура называла «байроническим», а также в организации поставок провизии и пригла­шении флориста. Тем временем девушки поместили объявление в газету «Сан-Франциско уикли»: «Ищем джентльменов для обнажения, элегантного прислу- живания в дамском салоне, без секса, без оплаты». Нас засыпали предложениями. Из всей массы соис­кателей мы выбрали шесть мужчин, включая броке­ра, агента по недвижимости и серфера.

Эта вечеринка — этакий «язычок за щечкой», игра в плейбойский замок — имело громадный ус­пех. Литературные дамы в сияющих вечерних туа­летах, кружевных корсетах, тиарах и смокингах порхали по холлам, выбирая канапе на серебряных подносах и читая что-то из своих произведений. Пэстьи и джентльмены наслаждались приятной ве­черинкой.

Сюзи написала статью о празднике, которая по­явилась на первой полосе в воскресном приложе­нии «Сан-Франциско кроникл», проиллюстрирован­ная фотографиями класса «R» именитого фотографа (он тоже весело разделся). Статья Сюзи была поме­щена в ее антологию, что прибавило культовой славы вечеринке, кроме того, статья была помеще­на на веб-сайте Лайзы, и запросы на сервер поли­лись рекой. Мы, не желая того, популяризовали эту причуду. Хлынули подражания, сначала местные, а за ними последовали вечера по всей стране. Наши официанты настаивали на повторении; мы получи­ли горы писем от местных феминисток и артистов, обратившихся с просьбой пригласить их на следую­щий салон. По взаимному соглашению мы отклонили проведение другой вечеринки, довольствуясь уже достигнутым абсолютным эффектом.

Мой рассказ с треском провалился. Тайша пред­приняла невероятное усилие, чтобы спасти беседу, рассказав об одной из своих сталкинг-ролей в каче­стве агента недвижимости, во время исполнения кото­рой она обнаружила «одну из этих штук» — жужжа­щий вибратор в туалете. Она захихикала, закрыв лицо руками. В конце я раздала подарки, которые, как потом оказалось, и спасли вечер. Муни вежливо отметила мою заботу, Тайша сказала, что я выбрала идеальный подарок для каждой из них. Единственная тревожная нота исходила от очень нетерпели­вой Клод — она хотела свой подарок немедленно! Я

пообещала, что ей нужно подождать только два дня. Она утешилась рыбным филе «Нури», объявив, что это «великое предзнаменование, потому что мой отец (Карлос) тоже владеет компанией».

Затем меня отвезли домой, я была вполне уве­рена в том, что все прошло не так плохо.

Через несколько часов мне позвонил разъярен­ный Карлос, бранивший меня за концентрирован-ность на самой себе, которую я продемонстрирова­ла, «хвалясь секс-вечеринками». Впервые я столкну­лась со столь чрезмерной щепетильностью с его стороны, поразившей меня, так как обычно он сквернословил, чтобы шокировать и провоциро­вать, как дон Хуан. На этот раз Карлос был так зол, что я расплакалась. Он повесил трубку.

В слезах я позвонила Флоринде, рассказав ей, что Карлос оскорбил меня.

Это было бы оскорблением, настаивала она, если рассматривать атаки Карлоса с человеческой точки зрения, считая себя просто смертной. Он же пуст, без эго. У него нет настоящих чувств, объяс­няла она, настроения и слова проходят через него совершенно бесследно, ведомые внешней силой. Он непогрешим. Кроме того, они увидели сегодня, что я больше не могу быть с ними. Приглашение было большой ошибкой. Моя энергия — красного цвета, самая жалкая человеческая энергия, в то вре­мя как их — голубая — самая эфирная и абстракт­ная. Я была безнадежна. Мне нельзя больше звонить им, инструктировала она меня, скоро появится дру­гой учитель, добрый, они уже видели его. Бесцере­монно и грубо Флоринда бросила трубку.

В качестве постскриптума: «Трампе» вскоре за­крылся, Флоринда обвинила меня в том, что я при­несла несчастье ее любимому ресторану, утверждая, что моя черная магия, моя «человеческая форма» стали причиной его финансового краха.

Ошеломленная, я позвонила Муни, которая сра­зу же подтвердила мое падение. Я позвонила Муни еще раз в полночь. Она сказала: «Ты разбудила меня. Мне в шесть нужно быть в аэропорту», — и повесила трубку. Я провела ночь в смятении, кидаясь то в плач, то в гнев, и позвонила Муни опять в половине седьмого. Она ответила заспанным голосом.

Я думала, что тебе нужно куда-то ехать.

Ты достала меня, — захныкала она. — Я не могла заснуть и теперь из-за тебя опоздала на само­лет. Это ты виновата! — она опять повесила трубку.

Муни была там и в десять часов и снова бросила трубку, лишь только услышала мой голос.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   27

Похожие:

Эйми Уоллес прошла через «зеркало самоотражения» Кастанеды и вернулась оттуда в здравом уме, живой и невре­димой, запомнив как писатель все увиденное и iconЭйми Уоллес прошла через «зеркало самоотражения» Кастанеды и вернулась...
Эта замечательная книга — доказательство того, что пережить культ Кастанеды Эйми помог здравый смысл, острый ум и ирония, которая...

Эйми Уоллес прошла через «зеркало самоотражения» Кастанеды и вернулась оттуда в здравом уме, живой и невре­димой, запомнив как писатель все увиденное и iconКак быть как добиться успеха в жизни и в бизнесе
Жительница деревни пожаловалась ему на сильную головную боль, и он дал ей таблетку аспирина. Женщина с благодарностью взяла таблетку...

Эйми Уоллес прошла через «зеркало самоотражения» Кастанеды и вернулась оттуда в здравом уме, живой и невре­димой, запомнив как писатель все увиденное и iconФ. Г. Лорка Драма вез названия ("Власть")
Нет. Поэт в здравом уме и твердой памяти, хотя, возможно, не ко взаимному удовольствию, а к обоюдному огорчению, сегодня предлагает...

Эйми Уоллес прошла через «зеркало самоотражения» Кастанеды и вернулась оттуда в здравом уме, живой и невре­димой, запомнив как писатель все увиденное и iconДостоевский Федор Михайлович бесы
Пастухи, увидя случившееся, побежали и рассказали в городе и по деревням. И вышли жители смотреть случившееся, и пришедши к Иисусу,...

Эйми Уоллес прошла через «зеркало самоотражения» Кастанеды и вернулась оттуда в здравом уме, живой и невре­димой, запомнив как писатель все увиденное и iconМ. Д. Голубовский Дарвин и Уоллес: драма соавторства и несогласия
«Если бы удалось искусственно создать живой организм, это было бы торжество материализма, но в равной мере идеализма, так как доказывало...

Эйми Уоллес прошла через «зеркало самоотражения» Кастанеды и вернулась оттуда в здравом уме, живой и невре­димой, запомнив как писатель все увиденное и iconЛишь свое отражение это небо потемнело, и окно превратилось в зеркало....
Освещение снова изменилось, и теперь через стекло я мог разглядеть улицу. Уходя, я обернулся и взглянул на витраж еще раз. На этот...

Эйми Уоллес прошла через «зеркало самоотражения» Кастанеды и вернулась оттуда в здравом уме, живой и невре­димой, запомнив как писатель все увиденное и iconВосприятия человеком природы как живой материи (влияния природы на душу человека)
Ве»: Вся природа в «Слове» наделяется человеческими чувствами, способностью различать добро и зло. Она предупреждает русских о несчастьях,...

Эйми Уоллес прошла через «зеркало самоотражения» Кастанеды и вернулась оттуда в здравом уме, живой и невре­димой, запомнив как писатель все увиденное и iconЭссе «Зеркало заднего вида»
Говорят, глаза зеркало души. В них отражается весь человек, вся его сущность. Всё можно прочесть по глазам! Да! Боль, слезы, отчаяние,...

Эйми Уоллес прошла через «зеркало самоотражения» Кастанеды и вернулась оттуда в здравом уме, живой и невре­димой, запомнив как писатель все увиденное и iconВ последнее время все более популярными становятся работы американского...
Работы К. Кастанеды можно было бы отнести к разряду " полевых заметок" ученого-исследователя, т к они представляют собой дневники,...

Эйми Уоллес прошла через «зеркало самоотражения» Кастанеды и вернулась оттуда в здравом уме, живой и невре­димой, запомнив как писатель все увиденное и icon17 декабря ученики 1 класса склассным руководителем Прохоровой А....
Ребята искренне сопереживают своему однокласснику. Они чувствовали особую ответственность и вместе с тем необычность предстоящего...



Образовательный материал



При копировании материала укажите ссылку © 2013
контакты
www.lit-yaz.ru
главная страница