Эйми Уоллес прошла через «зеркало самоотражения» Кастанеды и вернулась оттуда в здравом уме, живой и невре­димой, запомнив как писатель все увиденное и




НазваниеЭйми Уоллес прошла через «зеркало самоотражения» Кастанеды и вернулась оттуда в здравом уме, живой и невре­димой, запомнив как писатель все увиденное и
страница1/27
Дата публикации20.07.2013
Размер4.71 Mb.
ТипДокументы
www.lit-yaz.ru > История > Документы
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   27
Эйми Уоллес прошла через «зеркало самоотражения» Кастанеды и вернулась оттуда в здравом уме, живой и невре­димой, запомнив как писатель все увиденное и услышанное. Результат—потрясающая, яркая история жизни в харизма­тическом кругу под властью мелкой тирании, насилия и жестокости, иногда бескорыстной глупости. Эта замечатель­ная книга — доказательство того, что пережить культ Каста­неды Эйми помог здравый смысл, острый ум и ирония, которая не щадит ничего и прежде всего самого автора.

Джо Кэнон

«Лос Аламоо»

Карлос Кастанеда поведал нам удивительные истины во всем их гностическом великолепии, сплел клубок по­трясающей лжи, вытянутой, как паутина из задницы беше­ного паука. «Ученица мага» — проникновенный рассказ об ужасных и берущих за душу судьбах людей, запутавшихся в этих сетях. Книга причиняет настоящую боль.

Эйми Уоллес искренно и честно, что едва ли свой­ственно Кастанеде, проводит нас — поначалу весело, по­том все более ужасаясь — через глубины культа Карлоса, смело развенчивая как ошеломляющую красоту, так и от­кровенную пустоту, бессмыслицу его мира. Эта книга — отрезвление, душевное потрясение, она прекрасно и за­хватывающе написана. Я советую прочитать ее и испытать свою веру.

Джон Скипп,

писатель и режиссер Эйми Уоллес рассказывает нам о причудливой закулис­ной частной и сексуальной жизни Карлоса Кастанеды — одного из самых влиятельных и одновременно загадочных представителей поколения шестидесятых годов. Эта кни­га—ее путь, пройденный с Карлосом и его внутренним кругом, с точки зрения любовницы и одной из жен. Идеа­лизм автора и расставание с иллюзиями отражают целую эпоху, которая заставила многих, подобно Эйми искавших надежду, невольно столкнуться с цинизмом и испытать горечь разочарований. Борьба Уоллес за построение новой основы бытия, несмотря на череду соблазнов и предатель­ства на многих уровнях, приводит ее к осознанию соб­ственной значимости и пониманию необходимости транс­формации. Эта книга заинтересует любого, кто когда-либо подвергался воздействию учения дона Хуана.

Джоэл Крамер и Диана Олстэд «Записки гуру. Маски авторитарности»

Я читал «Ученица мага» в совершенном изумление, как и миллионы других людей, я всегда задавался вопросом, что же стояло за мифом о Кастанеде? Моя собственная жизнь однажды предоставила мне шанс пойти дорогой гуру, кото­рый я отклонил, потому что для меня нравственно непри­емлемо утверждать, что один человек обладает более глубо­ким знанием божественного, чем другой. Это ложь. Страш­ные последствия этой лжи в жизни того несчастного, кто встает на путь гуру, так же как и в жизни его последователей, показаны здесь с захватывающей дух откровенностью.

«Ученица мага» — чрезвычайно убедительная книга. Она — честное предупреждение тем, кто осмелится утверж­дать об особом покровительстве духа, а также их последо­вателям, нуждающимся в таких людях. Эйми Уоллес со всей откровенностью предостерегает нас и с потрясающей эмо­циональностью доказывает, что поклонение гуру — болезнь.

Тот, кто задавался вопросом, действительно ли различ­ные руководства Кастанеды до некоторой степени реальны и объективны, прочитав книгу, развеет этот мистический туман. История, которую Эйми написала с состраданием и честностью самого высокого порядка, — это триумф сердца.

Уитли Стрибер «Приобщение к тайнам»

Подобно «Битлс», Карлос Кастанеда стал в конце двад­цатого столетия одним из властителей дум человечества. Даже после смерти он не утратил своей влиятельной духов­ной и интеллектуальной силы, хотя и набросил тень ши­зофрении на нашу цивилизацию. Он учил нас, что мы приходим сюда на короткое время для прекрасного, неви­данного самовыражения, поэтому должны отбросить кан­далы материализма, академического редукционизма и ком­мерческого безумия, познать свою судьбу, осознать огром­ный, невостребованный потенциал собственного разума. С другой стороны, он сделал эту задачу такой устрашающе безнадежной (если воспринимать Кастанеду буквально), что многих его приверженцев и почитателей как будто парализовало: они только бездействовали или подчиня­лись, страдали от пагубных пристрастий и негативизма. Наконец пришла Эйми Уоллес, чтобы освободить нас от этих чар. Она говорит: «Я покажу вам Карлоса таким, каким он был. Следуйте за подлинным духом, ведущим его, от­бросьте манипуляции трагически испорченного и ревниво­го гуру. Вы свободны, „вы можете взметнуться выше Орла»».

Ричард Гроссинджер «Планета медицины»

Моей матери, убежденной, что я стану настоящим писателем; памяти моего отца, ко­торый, как и его дорогой друг Карлос, верил, что мечты сбываются; Скотту Брэдли, кото­рый вдохнул жизнь в эту книгу.Все почести мира для человека малы в сравнении с той величайшей наградой, кото­рой он может и должен вдохновиться: обрете­ние своей души, своего духа, своей божествен­ной силы и величия; понимание того, что он способен и должен жить свободно и достойно; полное осознание того, что жизнь — это не ежедневная смерть и не конец пути без пункта назначения, не пепел к пеплу и прах к праху, а свободно парящий в вышине дар, выхвачен­ный из вечности.

Ирвинг Уоллес «Награда», 1964 г.

^ ОТ АВТОРА

«Ученица мага» — это отчет, основанный на факти­ческом материале и личном опыте общения с Карло-сом Кастанедой. Однако я решила использовать псев­донимы для всех персонажей (за исключением шести

человек), упомянутых в книге, и изменила некоторые детали обстановки, в которой они действуют.

Читатели должны иметь в виду, что только у ше­стерых действующих лиц сохранены подлинные име­на и факты биографии. Все они хорошо известны: публиковали свои книги, давали интервью в средствах массовой информации, читали лекции, — так или ина­че знакомы публике. Информацию о пятерых реальных персонажах можно найти в Приложении, в конце этой книги.

Карлос Кастанеда, а также мужчины и женщины, присоединившиеся к нему, разъяснявшие учение в книгах и на лекциях, стремились привлечь по­следователей из числа миллионов читателей бестсел­леров. Поступая таким образом, они активно и вполне успешно добивались широкого распространения инте­реса к этим идеям в Соединенных Штатах и во всем мире. Их вера и методы стали предметом обществен­ной полемики.

Моя книга — вклад в эти дискуссии.

БЛАГОДАРНОСТЬ

Для всех читателей, кто ищет знание, — я только предлагаю вам истории и грезы из моей жизни. По­грузитесь в необыкновенный рассказ, окунитесь в прекрасные сны и всегда верьте в себя.

Скотту Брэдли — огромная (больше, чем слон!) благодарность за сердечность, за любовь, за блеск, за книги и за многое другое, за поэму Лео Маркса и за глубокое знание поведения кротов и дикобразов. Я люблю тебя.

Ричарду Дженнингсу, он же Кори Донован, без кого я никогда не обрела бы свою силу.

Оэ Ворнеру с величайшей любовью — мы были живы словами, но теперь слова не могут выразить то, что я испытываю к тебе.

Дону Кушману (он же голован) и Джо Анне Иголи-ни с любовью и признанием в том, что мы так и не напились по-настоящему

Ричарду Бранденбургу — за величайшую любовь и терпение. Спасибо тебе, дорогой друг.

Бобу Бассингу. Боже (или кто там наверху или внизу), благодарю за то, что ты был в моей жизни. Я люблю тебя.

Дэвиду и Флоре особая благодарность за ту ночь, когда вы сразу позвонили мне, прочитав о смерти Карлоса; Дэвиду, который держал меня за руку, когда мы прощались с нашим отцом; всей семье, включая

моих классных племянников, за фантастическое весе­лье во время составления глоссария; Флоре — за то,

что вовремя прекращала это!

Доктору Дэвиду Краусману, воплотившему в жизнь старое высказывание «Без Вас эта книга никогда бы не состоялась». Да, даже не хватит слез.Доктору Дональду Бендеру, дежурившему у теле­фона в ту ночь, когда умер Ирвинг.

Доктору Сталбергу — за мягкую поддержку и жиз­ненно необходимый юмор.

Доктору Силверу, единственному человеку, кто все понимает и никогда не осудит. Спасибо.

Дэву Рубинштейну, начавшему вращение шара.

Спасибо Рону Беттену, Сорен и Наре и удивитель­ному Джонатану Киршу.

Тони Караму — за то, что был настоящим, искрен­ним и добросердечным — редчайшие вещи в мире.

Грэгу Шукову — грациозен в самых тяжелых ситу­ациях, элегантен и великолепен. НАКОНЕЦ! Мы сдела­ли это!

Джанет Оливер — за все наши слова и все наше великолепное молчание.

Энни Миллер — спасибо за всех людей в Клемен-тайнс; Рону Гильберту — с любовью. Вы все были ря­дом, помогали в тяжелое время и дали кров, где были написаны черновики. С вечной благодарностью.

Неподражаемому Свану Парсонсу, рассказчику, ко­торый поддерживал и любил меня, и мудрой Алисии Л. Деннис, хранившей день до одиннадцатого часа.

Лайзе Палак — за дивные персики в день рожде­ния, Эндрю за его страстный отклик и споры после прочтения первого проекта.

Эллисон Берри — за все, а больше всего за ее веру в эту книгу. Avec gratitude et grands bisoux. Merci avec tout mon coeur1.

En parlant de bisoux, merci, Жерар Барбье, pour roue

et pour toujours2 .

Джону Скиппу, за открытое сердце.

Йону Винокуру, брату quote afficionado, одному из моих первых и наиболее вдохновляющих читателей.

Норману Горману — я воодушевляюсь твоим три­умфом и золотым сердцем.

Изумительному Ричарду Гроссинджеру, Кати Гласе и всем прекрасным людям в «Норт Атлантик фрог лими-тед» за их преданность делу, юмор и храбрость.

С благодарностью моему агенту, Венди Шмалзу, истинному воину, борцу за свободу и острослову.

Джошу Бэрану, заставившему меня поверить в то, что я смогу завершить начатое, когда я стала в этом сомневаться.

Байрону Кэйти — работа поглотила меня, когда я перестала озираться, — спасибо.

Джо Кэнону, наставившему меня на путь, с восхи­щением и глубокой благодарностью.

Мелиссе Вард, элегантной воительнице, сражав­шейся за меня и рядом со мной.

Кассу Коти, моему первому редактору и одному из самых больших вдохновителей.

Мэвису Далке — за все годы глубокой и разделен­ной любви.

Джини Солонер — за ее помощь.

Аннетт Браун, образцу безукоризненной дружбы.

Вере Саванне, одной из самых прекрасных жен­щин, которых я имела честь знать; Кэролин, неутоми­мой труженице и чудесной женщине.

Уэйну Д. Волкеру, он же Пабло Милберг, — за кра­сивые стихи для меня и за смелые отступления от правил группы.

Лиз Воган, научившей меня тому, что «карт-бланш» существует.

Джону Скиппу, за открытое сердце.

Йону Винокуру, брату quote afficionado, одному из моих первых и наиболее вдохновляющих читателей.

Норману Горману — я воодушевляюсь твоим три­умфом и золотым сердцем.

Изумительному Ричарду Гроссинджеру, Кати Гласе и всем прекрасным людям в «Норт Атлантик фрог лими-тед» за их преданность делу, юмор и храбрость.

С благодарностью моему агенту, Венди Шмалзу, истинному воину, борцу за свободу и острослову.

Джошу Бэрану, заставившему меня поверить в то, что я смогу завершить начатое, когда я стала в этом сомневаться.

Байрону Кэйти — работа поглотила меня, когда я перестала озираться, — спасибо.

Джо Кэнону, наставившему меня на путь, с восхи­щением и глубокой благодарностью.

Мелиссе Вард, элегантной воительнице, сражав­шейся за меня и рядом со мной.

Кассу Коти, моему первому редактору и одному из самых больших вдохновителей.

Мэвису Далке — за все годы глубокой и разделен­ной любви.

Джини Солонер — за ее помощь.

Аннетт Браун, образцу безукоризненной дружбы.

Вере Саванне, одной из самых прекрасных жен­щин, которых я имела честь знать; Кэролин, неутоми­мой труженице и чудесной женщине.

Уэйну Д. Волкеру, он же Пабло Милберг, — за кра­сивые стихи для меня и за смелые отступления от правил группы.

Лиз Воган, научившей меня тому, что «карт-бланш» существует.

Джойсу Мейнарду, чья храбрость, любовь к свобо­де и правде вдохновили меня.

Берни Гринбургу и Берну Левитч, всегда верившим в мои силы, когда я чувствовала себя совершенно разд а вленной.

Эрику и Теду из Лондонского Центра фантазии за поддержку и за то, что послали мне книги моего любимого автора, Роберта Айкмана.

Особенно Неду Клафлину, поблагодарившему меня за выпуск этой книги.

Джереми и Сью Бидл за ночь в Лондоне, которая дала мне надежду.

Кэтлин Селигман, красивой, бесстрашной и храб­рой, и ее изысканному, возвышенному семейству. С любовью навсегда.

Джанет Дуровчик и ее дорогому Джиму — за их веру в волшебное, мне только нужно вспомнить, как мы встретились.

Многим посетителям веб-сайта www: sustainedaction.org, чьи терпение и поддержка при­дали мне храбрости для того, чтобы никогда не сда­ваться.

И наконец, памяти ушедших: Флоринде Доннер, Энни Абеляр и моей дорогой Кайли Лундхал.

Наступает время открыть карты — тайны губят нас. Помни! Если у тебя есть тайны, я обещаю тебе, carajo! Ты умрешь. Я надеюсь, когда-нибудь ты поймешь это. И если, умирая, ты будешь хвататься за свои сокровенные тайны, тебе никогда не найти меня.

Карлос Кастанеда

Если бы все было так просто! Если бы злые люди где-то творили свои злодеяния, то по­требовалось только отделить их от всех ос­тальных и уничтожить. Но линия, разделя­ющая добро и зло, проходит через сердце каж­дого человека. А кто же захочет разрушать частицу своего собственного сердца?

Александр Солженицын «Архипелаг ГУЛАГ»

Что скажешь тем, кто потерял свою лю­бовь?

Лишь только — с возвращеньем!

Нед Клей

«Любовь и Любовь востребованная»


Автор в возрасте 19 лет, через два год а после первой встречи с Карлосом Кастанедой
Глава 1

^ Я ВСТРЕЧАЮ САМОГО НЕУЛОВИМОГО ЧЕЛОВЕКА В МИРЕ

И то, в чем я пребывал, удручающе напоминало кли­ше из фантастических книжек для подростков — копа­ние в отбросах морали на пустыре в поисках куска сломанного тотема, просеивание всякой дряни и по­пытки склеить что-то пригодное с чем-то, что напоми­нает свет путеводной звезды. И вдруг, в бездне моего отчаяния...

Джон Скипп и Марк Левинталъ «Волшебник буррито1

страны Оз»

В 1973 году мне исполнилось семнадцать лет, и я гостила летом у родителей в Лос-Анджелесе. Я приехала на каникулы из школы-пансиона в Вер­монте. Бездельничала в своей детской комнате, считала себя крутой девчонкой, поклевывала что-то приготовленное из кэроба3, сочиняя письмо своей первой любви. Повсюду валялись книги — образчи­ки моих литературных интересов. Мой приятель дал мне почитать эссе Вильгельма Райха, но я ни­чего в нем не поняла.

По выходным мои родители Ирвинг и Сильвия Уоллес отправлялись в гости. Они посещали и сами организовывали множество мероприятий в Голливу­де — порой политических, часто специфически гол­ливудских, иногда литературных. Они устраивали то сбор средств для Ральфа Нейдера и Юджина Маккарти, то обеды с Ширли Макклейн и Грегори Пеком, Лорен Бэкол и Артом Бухвальдом, то вечеринки с Генри Миллером, Рэем Брэдбери, Ирвингом Стоуном, Алек­сом Хейли и Сидни Шелдоном. Скандально извест­ный сценарист Эрнст Лейман был одним из лучших папиных друзей и старинным партнером по «игре в покер вечером по четвергам». Отец рассказывал мне, что впервые покурил марихуану с нашими ближай­шими соседями — это были Норма и Френсис Лэй, — а «травку» привезли в коробке из-под кинопленки Генри Манчини и Куинси Джонс. Я была ребенком, и тогда они были просто друзьями нашей семьи, а не знаменитостями.

Однажды весенним вечером родители верну­лись с обеда, который давали их давнишние друзья Нед и Мира Браун. Нед был ветераном среди голли­вудских агентов, и наши семьи знали друг друга много лет еще с тех времен, когда были бедны и выживали сообща. Теперь мой отец был одним из самых продаваемых романистов в мире, а Нед ус­траивал свои обеды в изысканном доме на побере­жье Малибу.

Отец был радостно возбужден. Поздоровавшись, он с порога сообщил:— Мы только что встречались с Карлосом Кас-танедой!Я была ошеломлена. Карлоса Кастанеду невоз­можно было встретить просто так. Все это знали. Кастанеда был самый известный гуру своего поколе­ния, написал два первоклассных бестселлера, имев­ших невероятный успех. Книги выпустило издатель-ство «Саймон энд Шустер», у отца и Карлоса Каста­неды был один и тот же редактор, Майкл Корда, с которым они проработали более двадцати лет. Это Корда открыл гений Кастанеды и решил опублико­вать его диссертацию. Кастанеда вскоре стал знаме­нит на весь мир, но отказывался фотографироваться и давать интервью, поэтому оставался полной и аб­солютной загадкой, у отца и Карлоса Каста­неды был один и тот же редактор, Майкл Корда, с которым они проработали более двадцати лет. Это Корда открыл гений Кастанеды и решил опублико­вать его диссертацию. Кастанеда вскоре стал знаме­нит на весь мир, но отказывался фотографироваться и давать интервью, поэтому оставался полной и аб­солютной загадкой.
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   27

Добавить документ в свой блог или на сайт

Похожие:

Эйми Уоллес прошла через «зеркало самоотражения» Кастанеды и вернулась оттуда в здравом уме, живой и невре­димой, запомнив как писатель все увиденное и iconЭйми Уоллес прошла через «зеркало самоотражения» Кастанеды и вернулась...
Эта замечательная книга — доказательство того, что пережить культ Кастанеды Эйми помог здравый смысл, острый ум и ирония, которая...

Эйми Уоллес прошла через «зеркало самоотражения» Кастанеды и вернулась оттуда в здравом уме, живой и невре­димой, запомнив как писатель все увиденное и iconКак быть как добиться успеха в жизни и в бизнесе
Жительница деревни пожаловалась ему на сильную головную боль, и он дал ей таблетку аспирина. Женщина с благодарностью взяла таблетку...

Эйми Уоллес прошла через «зеркало самоотражения» Кастанеды и вернулась оттуда в здравом уме, живой и невре­димой, запомнив как писатель все увиденное и iconФ. Г. Лорка Драма вез названия ("Власть")
Нет. Поэт в здравом уме и твердой памяти, хотя, возможно, не ко взаимному удовольствию, а к обоюдному огорчению, сегодня предлагает...

Эйми Уоллес прошла через «зеркало самоотражения» Кастанеды и вернулась оттуда в здравом уме, живой и невре­димой, запомнив как писатель все увиденное и iconДостоевский Федор Михайлович бесы
Пастухи, увидя случившееся, побежали и рассказали в городе и по деревням. И вышли жители смотреть случившееся, и пришедши к Иисусу,...

Эйми Уоллес прошла через «зеркало самоотражения» Кастанеды и вернулась оттуда в здравом уме, живой и невре­димой, запомнив как писатель все увиденное и iconМ. Д. Голубовский Дарвин и Уоллес: драма соавторства и несогласия
«Если бы удалось искусственно создать живой организм, это было бы торжество материализма, но в равной мере идеализма, так как доказывало...

Эйми Уоллес прошла через «зеркало самоотражения» Кастанеды и вернулась оттуда в здравом уме, живой и невре­димой, запомнив как писатель все увиденное и iconЛишь свое отражение это небо потемнело, и окно превратилось в зеркало....
Освещение снова изменилось, и теперь через стекло я мог разглядеть улицу. Уходя, я обернулся и взглянул на витраж еще раз. На этот...

Эйми Уоллес прошла через «зеркало самоотражения» Кастанеды и вернулась оттуда в здравом уме, живой и невре­димой, запомнив как писатель все увиденное и iconВосприятия человеком природы как живой материи (влияния природы на душу человека)
Ве»: Вся природа в «Слове» наделяется человеческими чувствами, способностью различать добро и зло. Она предупреждает русских о несчастьях,...

Эйми Уоллес прошла через «зеркало самоотражения» Кастанеды и вернулась оттуда в здравом уме, живой и невре­димой, запомнив как писатель все увиденное и iconЭссе «Зеркало заднего вида»
Говорят, глаза зеркало души. В них отражается весь человек, вся его сущность. Всё можно прочесть по глазам! Да! Боль, слезы, отчаяние,...

Эйми Уоллес прошла через «зеркало самоотражения» Кастанеды и вернулась оттуда в здравом уме, живой и невре­димой, запомнив как писатель все увиденное и iconВ последнее время все более популярными становятся работы американского...
Работы К. Кастанеды можно было бы отнести к разряду " полевых заметок" ученого-исследователя, т к они представляют собой дневники,...

Эйми Уоллес прошла через «зеркало самоотражения» Кастанеды и вернулась оттуда в здравом уме, живой и невре­димой, запомнив как писатель все увиденное и icon17 декабря ученики 1 класса склассным руководителем Прохоровой А....
Ребята искренне сопереживают своему однокласснику. Они чувствовали особую ответственность и вместе с тем необычность предстоящего...



Образовательный материал



При копировании материала укажите ссылку © 2013
контакты
www.lit-yaz.ru
главная страница