З. Б. Кипкеева




НазваниеЗ. Б. Кипкеева
страница7/13
Дата публикации14.06.2013
Размер2.34 Mb.
ТипДокументы
www.lit-yaz.ru > История > Документы
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   ...   13
§ 2. Материальная культура
Патриархальный характер старого горского быта в Карачае и Балкарии зависел от тяжёлых природно-климатических усло­вий в горах и основного вида хозяйственной деятельности - от­гонного скотоводства (малчылыкъ). Доктор исторических наук К. М. Текеев приводит следующие данные в монографии о тра­диционной материальной культуре карачаевцев и балкарцев: «В 1867 г. у карачаевцев насчитывалось 186 471 голов овец при насе­лении около 13 тыс. человек, а в начале XX в. овец насчитыва­лось около 500 тыс. голов при населении около 31 тыс. чело­век»8. Количество скота на душу населения у карачаевцев и бал­карцев значительно превышало численность скота у других народов Кавказа и составляло основу их материального благо­получия.

Во второй половине XIX века, после отмены крепостного права, образовались новые селения в предгорьях, жители кото­рых занялись и земледелием (подробно об этом см. в главе I, §1.) До этого периода земледелие играло незначительную роль в экономике Карачая и Балкарии. Тем не менее исследователи убеждены, что предки карачаевцев и балкарцев, несомненно, были прекрасными земледельцами. Об этом свидетельствует их отношение к земле, умение за ней ухаживать, орошать, культи­вировать соответствующие условиям сельскохозяйственные куль­туры. «Земледелие не было развито в этот период лишь по при­чине недостатка земель, пригодных для пашни»9. Мечта о свободных землях под пашни (сабаны) подняла значительную часть карачаевцев и балкарцев с места и заставила переселиться в Тур­цию.

Уклад хозяйствования определял самобытные черты посе­лений, жилищ, утвари, пищи и одежды.

В Турции мухаджиры расселились на равнинах и предгорьях Центральной Анатолии, в районах, с естественно-географической точки зрения пригодных для занятий земледелием и богатых пастбищами для занятия скотоводством. Карачаевцы и балкар­цы отказывались селиться в крупных городах, на побережье Чёр­ного моря, в заболоченных районах. Исконные скотоводы на­шли для своих поселений места, позволяющие им свободно за­ниматься традиционными видами деятельности (подробно об этом см. в главе II, §2.).

В первой половине XX века в Турции традиционное ското­водство ещё играло определяющую роль в хозяйстве мухаджи­ров. Объединяясь в кошевые товарищества (къош нёгерлик), мужчины каждую весну выгоняли свои отары на летние пастби­ща. На альпийских лугах в горных местностях Гёкчейайла, Язы-лыкая, Якыпынар до 60-х годов сохранялась традиция прожива­ния в летних пастушечьих жилищах (къошла)10. Разводили глав­ным образом мелкий рогатый скот: овец и коз. Уход за скотом, его лечение, заготовка кормов всегда было исключительно муж­ским трудом.

Скотоводство давало сырьё для работы женщин: шерсть для ковров, половиков, одеял и т.д., нитки для вязания различных вещей. Продукты скотоводства составляли основную пищу ка­рачаевцев и балкарцев: мясо, сыр, айран, молоко, масло.

Во второй половине XX века в структуре хозяйствования карачаевцев и балкарцев в диаспоре произошли значительные изменения. В Турции природные условия и достаток в земель­ных наделах позволил потомкам мухаджиров постепенно отойти от скотоводства как основного занятия и заняться земледелием. Ускорила этот процесс механизация и государственная поддер­жка земледелия. В крестьянских хозяйствах уменьшилось пого­ловье скота, так как сократились площади под пастбища и луга. Из сельскохозяйственных культур на полях жителей карача­ево-балкарских селений преобладают зерновые, главная из ко­торых - пшеница (будай). Кроме того, в вилайетах Кайсери, Сивас и Токат значительны посевы ячменя (арпа), а в вилайте Конья - ржи (къара будай). Для обработки земли, посевов и сбора урожая потомки мухаджиров, как и их предки, часто объединя­лись в общину или вступали в арендные отношения (ортак)". В настоящее время землевладельцы нанимают работников в со­седних турецких или курдских сёлах.

Переходу мухаджиров от скотоводства к земледелию - ос­новному виду деятельности - способствовали более благоприятные, чем в феодальных обществах Карачая и Балкарии, соци­ально-экономические условия, созданные для них в Турции. Зем­ли, выделенные им султаном Абдул-Хамидом, были распределе­ны между семьями поровну. В частной собственности каждого взрослого мужчины оказалось не менее 10 десятин. Имуществен­ные и другие права высшего сословия турецким законодатель­ством признаны не были. Частная собственность на земельные участки до сих пор составляет для большей части сельчан осно­ву благосостояния. Урожай сдают в государственные закупоч­ные конторы. В случае необходимости продают свои земельные наделы более состоятельным односельчанам. Это привело к воз­никновению относительно крупных латифундий. Например, в частной собственности Аднана Малконду в с. Башхюйюк сосре­доточена почти половина земельных угодий этого селения. Слу­чаи продажи земель участились в последние два-три десятиле­тия, так как усилился процесс переселения на жительство в круп­ные города или за границу.

Ремесла и промыслы у карачаевцев и балкарцев исторически были развиты слабо, так как основные виды деятельности: ско­товодство и земледелие - вполне обеспечивали все хозяйствен­ные нужды. Занимались в основном ремёслами, необходимыми для нужд семьи и быта: выделкой кожи и выработкой из неё раз­личных изделий, ткачеством, прядением, изготовлением одеж­ды.

Часть продукции женского труда: сукно, бурки, папахи, баш­лыки и т.д. - поступала на базары и ярмарки. Мужчины в свобод­ное время занимались производством деревянных изделий: по­суды, мебели, детских люлек, ульев для пчеловодства и т.д. Из специально обработанной кожи животных карачаевцы и балкарцы изготовляли уздечки, хомуты, плети, подпруги, детали сёдел и т.д.

В Турции до середины XX века, пока скотоводство остава­лось основным видом хозяйственной деятельности, навыки тра­диционных ремёсел ещё сохранялись. Женщины производили почти всю необходимую одежду и обувь для своих семей. Муж­чины мастерили из дерева необходимые в быту традиционные вещи. Первопоселенцы пользовались ткацкими станками (чепкенагъач), маслобойными специальными кадками (джыкъкъыр), сохами (каладжюк), ручными мельницами (къол тирмен), раз­личными мешками для хранения и перевозки пищи из кожи до­машних животных (гыбыт, тулук, къабчык) и другими предмета­ми собственного производства12.

К середине XX века покупные вещи фабричного и заводско­го производства постепенно вытеснили старинные традицион­ные предметы из быта и хозяйства карачаевцев и балкарцев в Турции.

В настоящее время сохранились такие сугубо женские виды ремесла, как вязание, вышивание, шитьё. Используют покуп­ные нитки и ткани, а также, в основном, заимствованные турец­кие формы и узоры. Но традиционно каждая девушка должна приготовить собственными руками для своего приданого выши­тые полотенца, салфетки, платки, постельные принадлежности. В диаспоре сохранился обычай выставлять на всеобщее обозре­ние приданое невесты, которое перед свадьбой во дворе роди­тельского дома вывешивается на специальных жердях (къурукъ). Поселения и жилища в карачаево-балкарской диаспоре так­же претерпели значительные изменения. На Кавказе карачаев­цы занимали территории по верхнему течению Кубани и её при­токов, балкарцы - по левому притоку Терека, в верховьях Черека, Чегема, Баксана. Обилие воды было свойственно всем местностям, где жили карачаевцы и балкарцы.

Традиционные поселения в Карачае и Балкарии носили ха­рактер однофамильных родовых поселений или кварталов (тийре), где жили представители одного рода. «Каждый тийре назы­вался в соответствии с живущей в нём фамилией»13. Наиболее крупные фамилии имели свои кладбища и мечети.

Жилища карачаевцев и балкарцев отличались основатель­ностью и добротностью. Основным строительным материалом для строительства в горных условиях являлся камень, для Карачая, кроме того, были традиционны срубные дома из брёвен. Своеобразен был и двор (арбаз). Основные жилища (юй), дом для молодожёнов (отоу), дом для гостей (къонакъ юй), подсоб­ные помещения (гёзен), загон для скота (бау) располагались в виде замкнутого четырёхугольника с выходами внутрь. Замкну­тый двор перекрывался земляной крышей, имеющей отверстия для света или дыма от очагов. Такие массивные сооружения со­хранялись в Карачае до XIX века.

В карачаево-балкарских селениях Турции сохранились только фрагменты национальной традиции поселений и жилищ.

Первоначально мухаджиры стремились расселиться в доли­нах рек. Но заболоченность и распространение малярии по те­чению р. Порсук вынудили их искать другие места. В результате некоторые селения (Язылыкая, Килиса, Доулат, Белпинар, Якапынар) карачаевцы и балкарцы основали в холмистой или гори­стой местности, богатой родниковыми водами и лесом.

Самое крупное селение Башхюйюк, расположенное в Конийском вилайете, имеет достаточно земли под пашни и пастби­ща. Но недостаток воды и леса является главным недостатком этой местности. Жители усиленно стараются озеленить своё се­ление, высаживая из года в год деревья, выкапывают колодцы. В 1989 году здесь доставали воду с глубины 20 метров, а в 1998 году уже из глубины 60 м14. В 1995 году на окраине села было создано искусственное озеро, в котором разводят рыбу.

Что касается типа поселений, то, например, селение Башюйюк было заселено первопоселенцами строго по традиционному принципу патронимических кварталов. До настоящего времени здесь сохранились тийре Эльджоркаевых, тийре Канаматовых, тийре Шобайдаковых, тийре Болуровых, тийре Кочкаровых, тийре Кипкеевых, тийре Джаубаевых и т.д.
Старинные постройки, сохранившиеся с нач. XX в.
Один из домов, построенных для карачаевских мухаджиров по приказу султана Абдул-Хамида II.

Башхюйюк. 1998 г.
Карачаевский двор (арбаз) с пристройками. Башхюйюк. 1998 г.
Очаг (отджагъ) во дворе Зурият Сабанчи. Башхюйюк. 1998 г.
Прядение шерсти в старом дворе. Килиса. 1998
Некоторые селения в диаспоре первопоселенцы основали по сословному принципу. Представители высших сословий надея­лись сохранить свои привилегии в Турции. Поэтому они прило­жили немало усилий, чтобы склонить к переселению значитель­ную часть трудового крестьянства. Но земли по указу султана были поделены поровну между всеми мухаджирами, а права князей и узденей упразднены. Тогда многие семьи высшего сословия, отказавшись жить вместе с бывшими подвластными, ушли на новые места и основали свои отдельные селения. Так было ос­новано мухаджирами первой волны (1884 - 1887 гг.) селение Ар-паджи-карачай в районе г. Сулусарай Токатского вилайета. А мухаджирами второй волны (1905 - 1906 гг.) - селение Якапынар в 100 км от г. Эскишехира.

Почти все поселения имеют строгую планировку, так как специально проектировались и строились по приказу султана Абдул-Хамида для расселения мухаджиров. Каждая семья полу­чила стандартный двухкомнатный дом с 3-4 окнами и подво­рье15.

В Анатолии почти повсеместное наличие глины, пригодной для производства кирпича. Это сделало её основным и дешёвым строительным материалом для возведения домов для мухаджи­ров. Немало этих первых домов сохранилось до настоящего вре­мени. Только старые плоские земляные крыши поменяли на двускатные, покрытые черепицей.

Постепенно карачаевцы и балкарцы пристраивали к основ­ному дому жилище для женившегося сына, подсобные помеще­ния, загон для скота, зернохранилище, придавая своему двору традиционный вид прямоугольника. Эта традиция жила до сере­дины XX века.

В настоящее время во многих сёлах ещё сохранились подоб­ные дворы. Во дворе Зурият Сабанчи в с. Башхюйк в замкнутом четырёхугольнике двора сохранился даже очаг (отджагь) у сте­ны между двумя сараями. Прямоугольную форму имеет старый двор Ссита Коркмаза в с. Белпинар. Открыта только сторона, примыкающая к огороду и саду.

В настоящее время жители карачаево-балкарских селений строят современные одноэтажные или двухэтажные дома со всеми удобствами. Хозяйственные и другие постройки со двора убира­ют.

Каждое селение имеет общие мечети и кладбище. Где бы ни умер выходец из данного селения, по традиции, он должен быть похоронен в своём селе. До последнего времени на сельские кладбища привозили хоронить умерших даже из США, Герма­нии, Голландии, где часть карачаевцев и балкарцев проживает по два-три десятилетия. В настоящее время эта традиция часто нарушается в интернациональных семьях, давно живущих в круп­ных городах. Если муж или жена турецкой национальности, они чаще всего настаивают, чтобы похороны состоялись на городс­ком кладбище, так как все мусульмане равны, тем более после смерти. Национальная традиция уступает мусульманской.

Интерьер и утварь в домах карачаевцев и балкарцев до XX века не отличались особым разнообразием. В основном дере­вянную посуду и мебель изготовляли сами. В Турции мухаджиры также пользовались предметами собственного производства: чаш­ками различных размеров (аякъ, гоппан, чёмюч, чара), ложка­ми (къашыкъ, чолпу), кадками (джыкъкъыр) и кадушками (бёчке) и т.д. Традиционной была и мебель: кровати (орундук), ма­ленькие стульчики (шиндик), столики (тепси), полки (тапха), сундуки (кюбюр).

Под влиянием турецкой культуры в интерьере комнаты для гостей появились большие плоские подушки на полу, где расса­живаются обычно для беседы.

В настоящее время элементы традиционной культуры в ин­терьере можно заметить только в сельской местности. Напри­мер, сохранились маленькие треногие столики-подносы (тепси), национальные люльки для младенцев (бешик) со специальным приспособлением (сыппа), сундуки для хранения приданого до­черей (кюбюр), ковры ручной работы (кийиз).

Ковры, обычно турецкого фабричного производства, стелят только на пол, на стены не вешают. Как в городе, так и селе пользуются современной мебелью и утварью.

Национальная кухня карачаевцев и балкарцев достаточно самобытна, на Кавказе она сохранилась и пользуется популяр­ностью не только у карачаевцев и балкарцев, но и у других наро­дов России.

Основные национальные блюда состояли из продуктов жи­вотноводства. Самыми распространёнными блюдами являлись тишлик (шашлык), джёрме и сохта (блюда из внутренностей), къыйма (колбаса), эт хычын (мясной пирог), шорпа (мясо с бу­льоном), айран (кислое молоко), гыпы (кефир), бышлакъ (сыр), кумыс и т.д. Из-за нехватки своего зерна мучная пища была пред­ставлена гораздо беднее.

В Турции изобилие зерновых, овощей и фруктов привело к тому, что постепенно пища карачаевцев и балкарцев была заме­нена турецкими блюдами. Вошли в повседневный рацион раз­личные салаты, рыба, восточные сладости, чай и кофе.

Но во многих семьях любимым блюдом остаётся нацио­нальный пирог с мясной или картофельно-сырной начинкой (хычын).

Изменения в пище привели и к трансформации в обрядовой сфере. Ритуальные трапезы сохранились, но престижно-знако­вые функции тех или иных блюд постепенно были утрачены. В первую очередь это касается способа разделки и раздачи жерт­венных барашков. Традиционно к каждому праздничному собы­тию: свадьбе, рождению ребёнка, приезду гостя и т.д. - карачаев­цы и балкарцы резали барана и разделывали его строго по суста­вам. Должно было получиться не менее 20 долей (юлюш).

Каждая кость имела своё название: грудинка (ногъана), че­тыре порции по два ребра лопатки (джуорун), плечевые кости (бузук), кости предплечья (къысха илик), берцовые кости (ашыкъ илик), тазовые кости (джансюек), рёбра (иеги), части позвоноч­ника (омраула). Их преподносили соответственно престижнос­ти тамаде, старикам, гостям, соседям, детям. Тамаде за столом непременно приносили голову жертвенного барана (баш джар-ты) и одну из лопаток (джауорун), старикам и самым почётным гостям доставались грудинка (ногъана), плечевые кости (базук), тазовая часть (джансюек).

После подачи на стол мяса жертвенного животного эфенди или кто-либо из старейшин читал молитву (дуа), произносил здра­вицы (алгъыш). Любимым развлечением было гадание по лопат­ке, после которого кость выбрасывали, обязательно разломав тонкую часть.

Этот обряд праздничной трапезы бытует в Карачае и Балка-рии до сих пор. В Турции он утрачен: редкий мужчина может правильно разделать животное, вспомнить название и предназ­начение тех или иных кусков мяса, забыты правила гадания по лопатке.

В последние годы даже на свадебное торжество вместо це­лых частей барана чаще готовят для угощения гостей плов с мясом жертвенных животных. Подают различные другие блюда турецкой кухни.

В праздничных трапезах карачаевцев и балкарцев, как и их далёких предков, большую роль играли национальные хмель­ные напитки (боза). За столом тамаде всегда помогал виночер­пий (шапа), которым назначался самый младший из присутству­ющих мужчин, обычно младший зять. Тамада давал слово для тоста всем по очереди, в зависимости от возраста, родственных отношений, социальному статусу. Только по разрешению тама­ды шапа разливал всем спиртное. В таком виде праздничные за­столья сохранились на Кавказе.

Известно, что ислам полностью запрещает употребление алкоголя, это отразилось и в быту потомков мухаджиров в Тур­ции. Так как в диаспоре совершенно исключены спиртные на­питки на торжествах, то длительных застолий с многочислен­ными тостами нет. За стол садятся только поесть, обязательно произнося сакральные для всех мусульман фразы: до еды «Бисмиллях» (Во имя Аллаха), после еды «Алхамдулиллях» (Хвала Аллаху).

Отметим, что в еде карачаевцы и балкарцы исключительно умеренны и скромны, считается неприличным показывать го­лод или хороший аппетит. Без приглашения за стол никогда не садятся и даже не ходят на торжества. Сохранились послови­цы, указывающие на правила хорошего тона: «Чакъырылмагъ-ан джерге барма, чакъырылгъан джерден къалма» (В место, куда тебя не пригласили, не ходи, а от приглашения не отказы­вайся). «Тойгъа барсанг - тоюп бар, эски тонунгу къоюп бар» (На свадьбу идёшь - сытым иди, старую шубу оставив, иди). «Бастанг болмагъан джерге къалагъынгы урма» (Не суй ложку туда, где твоей басты (каши) нет).

Праздничные трапезы карачаевцев и балкарцев не ограни­чивались едой и питьём. Устраивались настоящие соревнова­ния в остроумии, находчивости, умении петь исторические пес­ни, рассказывать предания и легенды про старину. Эта тради­ция сохранилась в диаспоре. Только для беседы пересаживаются на диваны или специальные подушки на полу в отдельной ком­нате. Летом собираются во дворе, под навесом.

В диаспоре сохранился обычай потчевать мужчин, женщин и детей отдельно. За один стол они садятся только в своих се­мьях, но только не в гостях. Это соответствует и турецкому этикету, также не допускающему совместных трапез мужчин и женщин.

Национальная кухня карачаевцев и балкарцев, имеющая древнюю и богатую традицию, в настоящее время почти пол­ностью утрачена в диаспоре.

Старшее поколение женщин с удовольствием готовят хы-чыны, но молодые хозяйки предпочитают менее трудоёмкие блюда богатейшей и очень дешёвой турецкой кухни.

С 1992 года национально-культурным центром ежегодно на второй день после Курман-байрама стал проводиться в с. Башхюйюк праздник «Хычын кюн» (День хычына). Женщины готовят это блюдо и накрывают столы для односельчан и мно­гочисленных гостей, съезжающихся со всей диаспоры. Это сви­детельствует о сожалении об утрачиваемых традициях в быту и стремлении их возродить.

Одежда и украшения горцев, приводившие в восторг путе­шественников и исследователей, в Турции были запрещены ещё в 1923 году16. Тогда правительством Ататюрка были разогнаны националные центры этнических меньшинств в целях предот­вращения сепаратизма.

Богатые золотые и серебряные нагрудники (кюбе тюбле или тюймеле), пояса (кямар), газыри (хазырла), кинжалы (къа-мала) большей частью были или проданы, или переплавлены в турецкие украшения. Женские и мужские платья (чепкен) с национальными украшениями многие отдавали в музеи. Так, не­которые жители с. Башхюйюк в 40-х годах передали их в Музей исламского искусства (бывший монастырь Мевлана) в городе Конья17.

Карачаевцы и балкарцы заимствовали некоторые элементы турецкой национальной одежды. В сёлах пожилые женщины и теперь часто носят распространённые турецкие штаны (шальвар), широкие сверху и сужающиеся книзу, длиной до лодыжек. Их надевают иногда поверх платья. Они удобны и функциональ­ны, так как обычно женщины рассаживаются для бесед на на­польных подушках. Для мужчин привычными стали тёплые ту­рецкие безрукавки (йелек), которые надевают поверх рубашки. В основном карачаевцы и балкарцы перешли на одежду соб­ственного или фабричного производства общеевропейского по­кроя.

Надо сказать, что во многих семьях женщины сохранили национальную одежду как реликвию. Особенно серебряные жен­ские пояса, которые передаются в семьях от матери к дочери. А традиционные вышитые шёлковые шали с кистями (чилле джа-улукъ) и до настоящего времени остаются престижной частью приданого. Но функциональное значение их уже утрачено. Дело в том, что для центрального обряда свадебной церемонии - сня­тия с головы невесты платка (ау алгъан) теперь используют бо­лее лёгкие платки, более гармонирующие с современным наря­дом невесты.

В настоящее время национальные костюмы в Турции шьют для танцевальных коллективов в северокавказских культурных центрах, возрождённых в последние десятилетия.

Длительное проживание в Турции, в новых исторических ус­ловиях, отразилось наиболее отчётливо в материальной культу­ре. Изменения в хозяйственной деятельности, влияние образа жизни, быта, традиций турецкого населения привели к транс­формации самобытных специфических черт в жилищах, одежде, пище, утвари малочисленной общины горцев. Этому способство­вала и государственная политика, направленная на нивелирова­ние этнических особенностей национальных меньшинств в Тур­ции.

1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   ...   13



Образовательный материал



При копировании материала укажите ссылку © 2013
контакты
www.lit-yaz.ru
главная страница