З. Б. Кипкеева




НазваниеЗ. Б. Кипкеева
страница4/13
Дата публикации14.06.2013
Размер2.34 Mb.
ТипДокументы
www.lit-yaz.ru > История > Документы
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   13
^ ГЛАВА II. ФОРМИРОВАНИЕ И СОВРЕМЕННЫЙ ЭТАП КАРАЧАЕВО-БАЛКАРСКОЙ ДИАСПОРЫ В ТУРЦИИ.
§ 1. Формирование карачаево-балкарской диаспоры (конец XIX - начало XX века)
Массовое переселение части карачаевцев и балкарцев в Ос­манскую империю в 1884 - 1887 гг. и в 1905 - 1906 гг. было после­дним в ряду массовых переселений северокавказских народов на протяжении всего XIX столетия. Всех мухаджиров с Северного Кавказа в Турции называли «черкесами», независимо от нацио­нальности. Инициаторы и предводители переселения вливались в армию султана в звании «паша» (генерал) и являлись его пре­данными сторонниками в борьбе с внешними и внутренними врагами.

Переселение части адыгов, осетин, чеченцев происходило в годы «Танзимата» (араб, преобразования)1. С конца 30-х и до начала 70-х годов XIX века в Турции пытались проводить рефор­мы, вызванные углублением кризиса Османской Империи, воз­никшего вследствие роста внутренних противоречий и обостре­ния борьбы европейских держав за господство на Балканах и Ближнем Востоке. Прогрессивные круги Турции пытались спас­ти империю от распада и гибели.

Но «Танзимат» практически прекратил своё существование при султане Абдул-Хамиде II (1876 - 1909), когда в стране воца­рился самодержавный режим феодальной реакции - «Зюлюм» (араб, насилие»). Предоставив привилегии иностранному капи­талу, султан Абдул-Хамид всю систему «зюлюма» направил на подавление роста прогрессивных и национальных движений в империи. В основу своей внешней политики Абдул-Хамид поло­жил идеи «панисламизма», толкуя его как единство интересов и прав всех подданных империи независимо от национальности2. На самом деле это была попытка подчинить своему влиянию все мусульманские народы. «Внутренней опорой деспотического режима Абдул-Хамида были крупные феодалы турецкого и нету­рецкого (черкесы, албанцы) происхождения»3.

Османскую империю сотрясали антитурецкие выступления греков, турков, армян. В 1880-1882 гг. произошло восстание кур­дов под руководством шейха Обейдулы. В 1904 г. началось вос­стание в Йемене. В такой общественно-политической ситуации состоялись переселения части карачаевцев и балкарцев, инспи­рированные эмиссарами султана. Очевидно, Абдул-Хамид наде­ялся преумножить число своих преданных сторонников, кото­рых имел в лице переселившихся в первой половине XIX века адыгских и других народов Северного Кавказа. Но судьба кара­чаевцев и балкарцев сложилась иначе.

В Стамбуле в конце XIX в. получали религиозное образова­ние десятки карачаевцев и балкарцев, в основном из среднего сословия. Тяга к образованию в Карачае была столь велика, что вакансий в русских учебных заведениях для карачаевцев и бал­карцев не хватало, их заполняли дети князей. Поэтому попасть на учёбу в Стамбул было проще и доступнее, так как сословных различий шариат (мусульманское право) не признавал. Возвра­щаясь на родину, молодые эфенди получали наставления от са­мого султана.

Об этом свидетельствует история Кипкеланы Рамазана-эфен­ди из рода (атаула) Кургакланы. Сирота из сословия узденей (род. в 1875 г.), он учился в Стамбуле четыре года. Его потомки в с. Башхюйюк (Турция) рассказывают, что перед отъездом на роди­ну Рамазана-эфенди пригласил во дворец султан Абдул-Хамид и спросил: «Мухаджирлени къандырылымыса?» (Мухаджиров смо­жешь уговорить?)4. Получив утвердительный ответ, султан от­правил его на Кавказ, как и некоторых других, в качестве своего эмиссара.

Рамазан-эфенди вернулся в Теберду с твёрдым намерением агитировать народ за переселение в Турцию, обещая от имени султана каждой семье землю в частную собственность, дом, день­ги на обзаведение скотом и имуществом. Миссия эфенди уда­лась: через два года султан лично встречал два корабля с пересе­ленцами из Теберды.

Предводители мухаджиров из других селений также были ре­лигиозными людьми, бывавшими в Османской империи на па­ломничестве или на учёбе. Переселенцев из селений Большого Карачая возглавил Сылпагарланы Герий-эфенди (род. в 1850 г.)5. Он имел высшее теологическое образование, знал арабский, персидский, кабардинский, аварский и русский языки. Вместе с известным учёным-теологом кадием Хачирланы Джагафаром преподавал «Закон Божий» (ислам) в первой русской школе в Учкулане, что способствовало привлечению сюда детей карача­евцев. Герий-эфенди написал в эти годы первые книги на арабс­ком языке по истории религии. Но возможности опубликовать результат двадцатилетнего труда, 10 томов по истории и филосо­фии ислама, в России не было. Это явилось главной причиной, побудившей его переселиться в Турцию. Так как Герий-эфенди пользовался огромным авторитетом, то вместе с ним отправи­лось 70 семейств. В 1905 году они отплыли на корабле из Ново­российска в Стамбул. Поселив своих земляков и семью в с. Сулеймание, в 80 км от г. Эскишехира, Герий-эфенди поехал по приглашению своего друга, дагестанского учителя, в с. Гюней-кёу, ближе к Стамбулу, где он мечтал опубликовать свои книги. Обосновавшись, Герий-эфенди вернулся за своей семьёй, но, заразившись тифом, умер. Судьба его рукописей не известна6.

Не только религиозные деятели были предводителями му-54 хаджиров. Среди них были даже некоторые старшины, пользо­вавшиеся известными привилегиями российского правительства, например: старшина с. Джегутинского Крымшамхалланы Тууган, старшина с. Сынты Джаубаланы Зекерья, старшина с.Теберда Батчаланы Юнус. Все они были землевладельцами, и их отъезд свидетельствует о том, что главной причиной переселе­ния были не религиозные мотивы, а мероприятия правитель­ства, подрывающие основы внутреннего устройства обществен­но-экономической жизни горцев, главным образом экспроприа­ция частных владений и отрицание в этот период существования 1 в Карачае и Балкарии прав на частную земельную собственность. Так как острая нехватка земли в Карачае и Балкарии делала практически неразрешимыми аграрные реформы российского правительства, горцы надеялись решить свою извечную пробле­му малоземелья в Османской империи.

Основная часть мухаджиров 1884-1887 годов прибыла в Тур­цию сухопутным путём через Закавказье. Некоторые - на паро­ходах в порт Самсун в центральной части Черноморского побе­режья. Они расселились в вилайетах Сивас, Токат и Кайсери.

Небольшая часть первых переселенцев была доставлена на одном пароходе в Стамбул. По их просьбе им выделили земли на южном берегу Мраморного моря в районе г. Ялова. Но впервые же годы поселенцы пострадали от эпидемии малярии, которая унесла жизни половины мухаджиров. Остальные основали здесь с. Чифтлик.

Кроме того, около двух тысяч карачаевцев и балкарцев на­стояли на переселении в Сирию, входившую тогда в состав Ос­манской империи. Известно, что там они основали недалеко от Дамаска два селения: Блей и Бойдан7.

Мухаджиры 1905-1906 годов прибыли из Новороссийска в Стам­бул, затем на поездах отправились в Сирию, но, в конце концов, остановились в центральной части Анатолийского плато и рас­селились в вилайетах Анкара, Эскишехир, Афьон, Конья.

В конце XIX - начале XX века в Турции сельское хозяйство находилось в упадке, засевалась лишь небольшая часть пригод­ной для обработки земли. Карачаево-балкарским переселенцам предоставили возможность самим выбрать во внутренних райо­нах Анатолии земли для поселений и обрабатывать столько зем­ли, сколько освоят.

Первые годы для мухаджиров были самыми тяжёлыми. Не­привычный климат, эпидемии, новые условия жизни привели к тому, что многие из них возвращались назад. Число умерших в первые годы превышало число родившихся. Наш информатор, издатель журнала «Бирлешик Кафказья» и публицист Илмаз Невруз, рассказывая об истории карачаево-балкарской диаспо­ры, сказал: «Наши отцы и деды, прибывшие с Кавказа, исчерпа­ли всё своё терпение и надежду на возможность там жить. Но что они здесь нашли? Что увидели? Все горести переселения, различные инфекции, эпидемии, истреблявшие их. Половина переселенцев от них умерло. На наших кладбищах могил боль­ше, чем живущих в селениях».

В 1905-1910 годах карачаевцы и балкарцы в Турции жили в 17 селениях: Чифтлик-кёу, Яллыпынар, Эртугрул, Сулеймание, Белпинар, Язылыкая, Килиса, Доглат, Гёкчайла, Чырдак, Яхи-люрт, Башхюйюк, Эрейли, Эйрисоют, Эмирлер, Арпаджи, Чилехане.

Дома для них были специально построены по приказу Абдул-Хамида. Выделены в частную собственность земельные на­делы не менее 10 десятин, безвозмездные ссуды для покупки ско­та.

В первое десятилетие XX века в окрестностях р. Порсук, где расселилась значительная часть карачаевцев и балкарцев, сви­репствовала эпидемия малярии и тифа. Мухаджиры покинули эти места. Три села: Чырдак, Яхилюрт и Сулеймание - были полно­стью заброшены 8.

Зарождение в конце XIX века буржуазно-революционного движения привело к Младотурецкой революции (1908) и круше­нию Османской империи. Носителями революционных идей выступили представители интеллигенции из среды офицерства и учащейся молодёжи. По национальности многие из них были не турками, а курдами, черкесами, албанцами и др. Они верили, что новое правительство решит их национальные проблемы, но младотурки понимали под панисламизмом не равноправие всех народов Турции, а насильственное отуречивание.

Отрицая наличие национального вопроса в Турции, младо­турки хотели насильственно ассимилировать национальные меньшинства, разрешая «сохранить свою религию, но не свой язык и требуя сохранения единой и неделимой Османской им­перии»9.

Карачаевцы и балкарцы как мусульмане по вере и тюрки по языку, не подвергались жестким притеснениям, но всякие по­пытки развивать и использовать родной язык и культуру пресе­кались. Обучать детей, отправлять религиозные обряды и т.д. можно было только на турецком языке. В сельские мечети при­сылались священнослужители исключительно турецкой нацио­нальности.

Карачаево-балкарские мухаджиры, получив в собственность приличные земельные наделы, были заняты обустройством и мирным трудом в своих сёлах. Сбылась вековая мечта горцев иметь достаточно пространства для скотоводства и земледелия. Неслучайно, что у карачаевцев и балкарцев так много пословиц о земле. Например: «Джер - байлыкъны анасы» (Земля - богат­ства мать); «Джер сюрмеген байинмаз» (Кто землю не пашет - тот не разбогатеет); «Джери байны - эли бай» (Кто (здесь: князь) землёй богат - у того село (здесь: народ) богато); «Джер ташсыз болмаз, эл бийсиз болмаз». (Земля без камней не бывает, селу (здесь: народу) без князя не бывать.

Равноправие в земельном вопросе, установление шариатско­го суда, не допускавшего судопроизводства по адатам (обычное право), смешанное расселение всех сословий и фамилий, окон­чательный распад больших патриархальных семей очень быстро лишило представителей высшего сословия карачаевцев и бал­карцев - князей и дворян (сырма ёзденей) какого-либо преиму­щества и влияния на соотечественников.

Последним проявлением социальной нетерпимости можно счи­тать то, что часть мухаджиров из высших сословий, отделившись от основной массы бывших крестьян, основали отдельные селения.

Так, в конце XIX века в Токатском вилайете князь Карамур-зин и представители некоторых высокородных фамилий ушли из с. Чилехане и основали село Арпаджи-карачай10.

В 1910 году князь Адамей Карабашев увёл большинство ёзденских фамилий из Коньи в Афьон. Они поселились в с. Якапынар".

В 1914 году Турция была вовлечена в мировую империалис­тическую войну на стороне Германии, у которой была в финан­совой кабале. По плану германского командования Турция на­чала наступление на Кавказе. Однако русские войска разгроми­ли турок в районе Сарыкамыша. Мухаджиров на кавказский фронт не призывали, но призрачная надежда увидеть родину ув­лекла, вероятно, немало добровольцев из числа горцев в воен­ный поход на Кавказ.

Среди них был и один карачаевец из с. Башхюйюк Ахия Сабанчи (Теуналаны). О нём рассказала нам его жена, 80-летняя Зурият Сабанчи12. Надо сказать, что отец Ахии Теунаев Зекерья был одним из немногих мухаджиров из горного аула Верхняя Мара, из которого не было такого массового переселения, как из других мест Карачая. Он отправился в Стамбул с женой и её родственниками из Теберды, надеясь выучиться на эфенди и вер­нуться назад. Но по приезде Зекерья с женой заразились холерой и умерли. Их маленький сын остался у родственников матери и вырос с мечтой уехать на родину отца в Мару.

Ахия получил религиозное образование, совершил хадж в Мекку, но упорно добивался разрешения покинуть Турцию. Ле­гальной возможности эмигрировать у Ахии Сабанчи в этот пери­од не было. Поэтому, вступив в турецкую армию, он отправился в Дагестан, или, как называют карачаевцы территорию лакцев, Кази-Кумух. Попав в Сарыкамыш, он сразу же сбежал в горы, зная, что его родина где-то в горных ущельях. Около сорока дней блуждал Ахия по Дагестану, то верхом, то пешком, тщетно пытаясь найти дорогу в Карачай. Ему это не удалось и он, при­соединившись к отступавшим туркам, вернулся в Стамбул.
Письмо из Карачая, полученное Теуналаны (Сабанчи) Ахиёй от двоюродного брата Чотчаланы Локмана в 1926 году. Турция, с. Башхюйкж. (Передано автору Гюльсер Сабанчи в 1989 г.)
Председатель Карачаевского областного суда Чотчаев Локман с братом Хамзатом. Кисловодск. 1935 г.
Мухаджир Теуна-шны (Сабанчи) Ахия. г. Конья.1930 г.
Потеряв надежду когда-нибудь уехать на родину, в сорок лет Ахия, наконец, женился. До конца жизни он тосковал и искал утешение в религии.

В 1915 году в состоялось сражение турков с греками на бере­гу Эгейского моря за г.Чанаккале, в котором участвовали отря­ды из горцев, среди которых были карачаевцы и балкарцы. Мно­гие из них погибли или вернулись ранеными. Например, в кара­чаевском селении Якапынар на войну «ушло 80 человек, а вернулось всего 8»13. Младотурецкие лидеры довели страну до крайнего упадка. В 1915-1916 годах жестоким репрессиям под­верглись угнетённые народы: арабы, армяне, айсоры и другие национальные меньшинства.

Война сделала неизбежным распад Османской империи, ис­тория которой продолжалась более 600 лет. На разделённых тер­риториях империи началось национально-освободительное дви­жение. В 1919 году из среды офицерства вышел руководитель ту­рецких революционеров Мустафа Кемаль-паша (Ататюрк), в его организацию вошли, наряду с представителями национальной буржуазии и прогрессивной интеллигенции, крупные помещики и религиозные деятели.

Один из соратников Ататюрка Бозкурт, выходец из Кавказа, возглавил движение мухаджиров из карачаево-балкарских сёл, которые встали на сторону революционных сил. Несмотря на то, что многие черкесские паши оставались верными старому режиму, который их облагодетельствовал, основная масса трудящихся-мухаджиров с оружием в руках боролись против само­державного антинародного строя. «Сотни офицеров, жизнью своей пожертвовавшие за новую и светлую будущность государ­ства, были исключительно горцы и черкесы»14. На стороне Ата­тюрка сражались многие генералы адыгского происхождения, мечтавшие склонить нового турецкого лидера к созданию на территории Турции Черкесской республики. В 1919 году их заго­вор был раскрыт, черкесские генералы во главе с Этем-пашой были высланы в Грецию. Стало ясно, что Ататюрк будет прово­дить жёсткую политику в отношении национальных меньшинств.

22 апреля 1920 года в Анкаре собрался новый парламент - Великое национальное собрание Турции (ВНСТ). В 1924 году была принята Конституция, утвердившая республиканский строй в Турции. Первой внешнеполитической акцией ВНСТ было об­ращение Ататюрка к В.И.Ленину с предложением установить дипломатические отношения между Турцией и Россией15. Совет­ское правительство дало положительный ответ и оказало серьёз­ную моральную и материальную поддержку молодой республи­ке.

До середины 30-х годов сохранялась и укреплялась дружба между нашими странами. Потепление отношений России и Тур­ции с энтузиазмом было встречено на Северном Кавказе. Множество семей получили весточки от своих соотечественников, переселившихся в Турцию. У мухаджиров впервые появилась воз­можность переписываться с родственниками на Кавказе.

Важнейшим результатом турецкой революции явилось не только избавление от господства иностранного капитала и са­модержавия, но и завершение формирования турецкой нации. Одной из важнейших реформ Ататюрка явилось очищение ту­рецкого языка от иноязычных, в первую очередь арабских и пер­сидских, заимствований и создание новой тюркской лексики и терминологии. Деятельность реформаторов была направлена на «максимальное использование внутренних ресурсов турецкого языка и родственных тюркских языков»"'. Карачаево-балкарс­кий язык, сохранивший древние основы тюркской лексики, рас­сматривался как один из самых верных источников для обога­щения современного турецкого языка.

Старшее поколение карачаевцев в Турции помнит небыва­лый наплыв в их сёла учёных и учителей, которые спрашивали различные термины и наименования. При этом, как рассказы­вают карачаевские старики в диаспоре, они ссылались на слова самого Ататюрка: «Найдите народ карачай, они говорят на са­мом древнем и чистом тюркском языке»17. Об этом говорили и потомки сирийских мухаджиров в интервью газете «Ленинни байрагъы»: «Когда Кямал Ататюрк начал кампанию по очище­нию турецкого языка от заимствований, он пригласил к себе язы­коведов и сказал, чтобы они пожили в карачаевских селениях и взяли от них самые красивые слова»18.

Формирование турецкой нации завершилось формально с признания всех граждан Турции турками и введением в 1934 году закона о фамилиях (сой ат). Коренное население Османской империи не имело фамилий, поэтому был даже предложен пере­чень турецких имён, имеющих сугубо тюркское озвучение и смысл. Мухаджиры по новому закону стали брать в основном фамилии по имени отца или деда.

Для карачаевцев и балкарцев их древние фамилии имели осо­бенное значение. В них были заключены происхождение, исто­рия и сословие рода. С потерей фамилии терялось единственное указание на национальность. В настоящее время в Турции толь­ко старшее поколение карачаевцев и балкарцев, особенно среди городского населения, помнят свои истинные фамилии и генеа­логию. Показателен в этом отношении рассказ нашего инфор­матора из г. Эскишехир Илмаза Невруза".

Его настоящая фамилия Сылпагарланы ведёт счёт с XV века. Праотца звали Науруз, это известная историческая личность в Карачае. В 1934 году вся семья Илмаза была записана на фами­лию Алдырыр, по имени деда Элдауура. В 1950 году, по просьбе несовершеннолетнего Илмаза, семья поменяла фамилию через суд на «Невруз». По-турецки «Науруз» озвучивается как «Не уруз». Илмаз Неуруз приводит свою генеалогию от легендарного предка: Науруз - Сылпагар - Темирджан - Кичи-Науруз - Добай -Дебош - Элдауур - Герий-эфенди - Азрет-Али - Илмаз.

Основная масса карачаевцев и балкарцев носит фамилии по именам или прозвищам прадедов-мухаджиров. Например: Къо-банлары - Демирджан (имя прадеда Темирджан), Теуналары -Сабанчи (прозвище прадеда Джумарыка), Къочхарлары - Дели-бай (прозвище прадеда), Баучулары - Кандауур (имя прадеда), Тохчуклары - Таукул (имя прадеда), Бытдалары - Табакчи (про­звище прадеда), Байкуллары - Таулан (имя прадеда) и т.д.

До 50-х годов карачаевцы и балкарцы в Турции занимались преимущественно традиционным скотоводством. Вместе с тем у них появилась возможность реализовать свою вековую мечту: обрабатывать землю, сеять хлеб. У каждого мужчины было в частной собственности не менее 10 десятин плодородных саба­нов (пашен). «Кто имел быков и мог обработать больше земли, брали ещё больше»,- говорили нам старики в с. Башхюйюк20.

На протяжении XX века карачаевцы и балкарцы не раз меня­ли своё местожительство, некоторые основанные ими селения были заброшены в 1910 - 1912 годах после эпидемий холеры и малярии, это: Сулеймание, Чырдак, Яхилюрт. Но основная часть диаспоры продолжала жить и работать в своих мононациональ­ных селениях вплоть до середины XX века.

Старшее поколение бережно сохраняло и старалось передать молодёжи народные традиции, обычаи и обряды. В семьях раго-варивали только на родном языке, готовили национальные блюда, соблюдали карачаево-балкарский этикет.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   13



Образовательный материал



При копировании материала укажите ссылку © 2013
контакты
www.lit-yaz.ru
главная страница