З. Б. Кипкеева




НазваниеЗ. Б. Кипкеева
страница1/13
Дата публикации14.06.2013
Размер2.34 Mb.
ТипДокументы
www.lit-yaz.ru > История > Документы
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   13
З.Б. Кипкеева

КАРАЧАЕВО-БАЛКАРСКАЯ

ДИАСПОРА В ТУРЦИИ

Ставрополь 2001
МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ СТАВРОПОЛЬСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ
З. Б. КИПКЕЕВА
КАРАЧАЕВО-БАЛКАРСКАЯ ДИАСПОРА

В ТУРЦИИ
СТАВРОПОЛЬ

2001

УДК 947

ББК 63.52 (241) К 42
Рецензенты:

доктор исторических наук, профессор К.М. Текеев,

доктор философских наук, профессор А.В. Авксентьев,

кандидат исторических наук, доцент Н.М. Нарыкова
Кипкеева З.Б.

К 42 Карачаево-балкарская диаспора в Турции.- Ставрополь:

Изд-во СГУ, 2000. - 184 с.; ил.

15ВЫ 5-88648-212-1
В монографии рассматривается в историко-культурном аспекте проблема эмиграции (мухаджирства) из Карачая и Балкарии во второй половине XIX - начале XX в. Анализируются социально-экономические причины и условия переселения зна­чительной части карачаевцев и балкарцев в пределы Османской империи. В центре исследования - особенности формирования, расселения и существования карачаево-балкарской диаспоры в Турции.

Адресовано историкам, социологам, этнологам, изучающим историю народов Северного Кавказа, а также всем интересующимся проблемами развития исторических взаимоотношений России и национальных окраин.
УДК 947

ББК 63.52 (241)
Isbn 5-88648-212-1 © Кипкеева З.Б., 2000

© Издательство Ставропольского

государственного университета, 2000
ВВЕДЕНИЕ
Переселенческое движение с Северного Кавказа в пределы Османской империи, охватившее в XIX в. значительную часть коренных жителей, известно в истории под названием «мухаджирства» (от араб, «мухаджерет» - переселение, эмиграция). Потомки мухаджиров XIX - начала XX века составляют за рубежом большие диаспоры.

Эмиграция значительной части многих народов, а в некоторых случаях и почти целых народов, изменила этнополитическую картину северокавказского региона. Переселение нанесло невосполнимый ущерб генофонду народов Северного Кавказа, привело почти к полному исчезновению таких народов, как убыхи, натухайцы, шапсуги, и к существенному уменьшению численности других этносов.

По поводу причин и последствий мухаджирства до сих пор ведутся дискуссии среди историков и политиков, активизируются попытки обвинить Россию в сознательном геноциде адыгов и других народов. Учитывая сложную геополитическую ситуацию на Кавказе, представляется актуальным объективное исследование данной проблемы.

Достаточные основания для научных выводов о роли и месте процесса мухаджирства в этнической истории того или иного народа могут дать, в частности, результаты изучения северокавказской диаспоры в Турции. Необходимо учитывать, что так называемая «черкесская диаспора» в Турции фактически состоит из представителей абазин, абхазцев, аварцев, адыгейцев, балкарцев, даргинцев, кабардинцев, карачаевцев, кумыков, ногайцев, осетин, чеченцев и т. д. Большую часть диаспоры составляют этносы с самоназванием «абаза» и «адыге», предки которых переселялись с территории Северо-Западного Кавказа в Османскую империю на протяжении многих веков.

История эмиграции значительных частей абхазо-адыгских народов в XIX - XX веках, известной как мухаджирство, получила своё освещение в российской и зарубежной литературе. Переселение части других народов с Северного Кавказа рассматривается, в основном, на общем фоне российской военной экспансии. Но для выявления полной картины этой трагедии, произошедшей после присоединения Северного Кавказа к России, необходимо рассмотреть мухаджирство каждого северокав­казского народа в отдельности.

Причины переселения части карачаевцев и балкарцев во второй половине XIX в. и в начале XX в.в. Турцию и дальнейшая судьба диаспоры до сих пор не были предметом научного иссле­дования. Этим определяется актуальность избранной темы.

Проблема мухаджирства горцев Северного Кавказа нашла отражение в трудах отечественных и иностранных исследователей. Ещё дореволюционные авторы А. Берже, Н. С. Грабовский, А. Фонвиль, Я. В. Абрамов, Д. Г. Хатакокор, М. Ечерух и др.1 указывали на целенаправленную политику России в отношении покорённых народов, вынуждающую их покидать родные места, а также на заинтересованность турецкого султана в привлечении в Османскую империю кавказцев как способ увеличить преобладание мусульманского населения в среде христианских народов Балканского полуострова и Малой Азии.

О причинах вынужденного переселения в чужую страну и его страшных последствиях для малочисленных этносов Кавказа писали и современные историки: Г. А. Дзидзария, X. О. Лайпанов, С. А. Чекменёв, А. В. Авксентьев, А. X. Касумов и X. А. Касумов, Т. X. Кумыков, Мухадин Кандур, А. В. Кушхабиев и др.2

Обобщение исторических материалов и архивных документов о переселении горцев Северного Кавказа в Турцию дано в главах о мухаджирстве в научных изданиях «Очерки истории Карачаево-Черкесии», «История народов Северного Кавказа. Конец 18 в. - 1917 г.» и «Россия и Северный Кавказ в 16-19 веках. Документальная история образования многонационального го­сударства Российского»3 и др.

Вся представленная литература освещает в основном переселение с Кавказа части народов адыго-абхазской группы, чеченцев и осетин-мусульман, происходившее в три этапа: в 1859-1862 гг., в 1863-1864 гг., в 1865 г. В эти периоды главными причинами мухаджирства были тяжёлые последствия поражения горцев в военных столкновениях с русскими войсками и предательская деятельность социальной верхушки горских народов, имевшей родственные и экономические связи в Турции. Царские чиновники не препятствовали переселению, чтобы избавиться от непокорного населения и заселить освобождающиеся земли переселенцами из России. В свою очередь Турция привлекала к себе воинственных горцев для использования их в своих войнах.

Последующие переселения с Северного Кавказа рассматривались на общем фоне «мухаджирства», хотя у разных народов, в различные периоды были свои на это причины и условия. Известный историк - кавказовед С. А. Чекменёв пишет: «Поскольку эта настоящая трагедия не обошла стороной ни один народ северокавказского региона, целесообразнее всего изучать эту проблему истории выселения каждого, отдельно взятого народа. Только такое фронтальное обследование позволит, как нам представляется, решить этот, всё ещё вызывающий споры вопрос»4. Особенно это касается истории переселения во второй половине XIX - начале XX века из Карачая и Балкарии.

О пагубном решении части карачаевцев и балкарцев покинуть свою родину писали в начале XX века представители прогрессивной интеллигенции из среды княжеского сословия, получившие образование в России. Видный балкарский просветитель М. К. Абаев писал в журнале «Мусульманин» о невыносимых жизненных условиях крестьян в горах. Он отмечал: «Такое безвыходное положение является главной причиной стремления масс к переселению в Турцию, несмотря на сильную приверженность народа к своей родине»5. Басият Шаханов публиковал свои статьи в газетах «Казбек», «Терские ведомости» и «Каспий», в которых писал о проблемах своего народа, в том числе и о переселении горцев в Турцию 6.

Один из первых советских исследователей вопроса о мухаджирстве Х.О. Лайпанов в статье «К истории переселения горцев в Турцию» не рассматривал переселение карачаевцев и балкарцев отдельно от общего потока мухаджиров. Но он отметил, что переселение части этих народов произошло позже, в 80-х годах XIX века и в начале XX века, и «всего за все годы было переселе­но примерно 15 756 карачаевцев»7.

В «Очерках истории Карачаево-Черкесии» об этом трагическом явлении сказано только, что «горцы верхней Кубани и Зеленчуков, раньше других закубанцев принявших русское подданство, выселились в значительно меньшем количестве, чем прибрежные. Особенно это относилось к карачаевцам, аулы которых не разорялись и не переселялись в годы военных лет»8.

Только в монографии известного историка-кавказоведа В.П.Невской «Карачай в пореформенный период»9 впервые привлечены некоторые архивные материалы по вопросу переселе­ния карачаевцев в 80-е годы XIX и в начале XX века. Переселения из Карачая связываются с конкретными общественно-по­литическими ситуациями в стране, обострением аграрного движения, борьбой за справедливый передел земли. Раскрывается отрицательная роль предводителей переселения: кулаков и мусульманского духовенства, связанного с турецким правительством.

История, быт, культура карачаево-балкарской диаспоры в Турции, насчитывающей в настоящее время около 30 000 человек, должным образом не изучались. Только в последние годы у современных историков появилась возможность исследовать судьбу мухаджиров за границей, в местах компактного расселения их потомков.

Изучение документов в турецких архивах может дать богатейший материал. Но в настоящее время доступ к ним затруднён из-за специфических особенностей турецкого языка, период становления которого, начавшись в X - XI вв., закончился лишь в начале XX века. На протяжении всей истории своего развития турецкий язык испытывал сильнейшее влияние арабского и персидского языков, а также всех народов, ассимилированных турками-сельджуками и османами в период завоевания ими Малой Азии.

Сложившийся в результате длительного социолингвистичес­кого процесса литературный язык, его письменная норма ис­пользовались как официальный государственный язык, извест­ный как «османский». Основной пласт арабо-персидской лекси­ки в османском языке занимал до 90 % лексического состава10. Реформа языка началась по инициативе основателя республики Ататюрка. В 1928 г. арабская графика была заменена латинской. Началось очищение лексики турецкого языка от арабских и персидских заимствований.

В настоящее время в архивах Стамбула ведётся кропотливая работа по переводу текстов с арабской графики османского языка на современный турецкий. Несомненно, исследование письменных источников турецких архивов дало бы более полную и объективную картину переселения северокавказских народов. Известно, что деятельность правительства Османской империи была одним из решающих факторов в инспирировании мухаджирства.

Официальная турецкая трактовка причин переселения карачаевцев и балкарцев дана в Исламской Энциклопедии, которая видит их в поражении всех горцев Северного Кавказа в войне с Россией. «Карачаево-балкарцы во всех этих войнах потеряли большую часть своих земель, населения и национального достояния. У них были отобраны плодородные земли, жилища, аулы, пастбища и скот. На их землях поселили русских переселенцев, самих же, как и других кавказцев, вынудили переселиться в Тур­цию»11 .

Такое тенденциозное изложение причин переселения кара­чаевцев и балкарцев может быть объяснено отсутствием исследований по данному вопросу. Кроме того, турецкие источники традиционно называют все северокавказские народы «черкесами» и рассматривают их исторические судьбы в едином контексте.

В библиотеках Стамбула и Анкары есть несколько книг турецких авторов кавказского происхождения по истории Кавказа, написанных на латинской графике12. Среди них и книга извест­ного историка и фольклориста Махмута Асланбека (Дудаланы) «Трагедия карачаево-балкарских тюрок», в которой он написал о судьбе своего народа в России. Касаясь мухаджирства, он пи­шет, что главными причинами переселения карачаевцев и балкарцев в Турцию были отмена крепостного права и передел земельных отношений, повлекший за собой разрушение веками устоявшихся исторически обусловленных общественно-соци­альных отношений: «На первый взгляд выглядевшие положитель­ными, эти правительственные меры обернулись для карачаев­цев бедствием. Самые плодородные земли были отобраны и за селены русскими, а значительная часть карачаевцев, попавшая в бесправное положение, была вынуждена покинуть отечество и переселиться в Турцию»13.

Талантливый исследователь Махмут Асланбек опирался в своих работах на письменные источники, архивные материалы и свои полевые исследования. Это позволило ему объективно подойти к истории своего народа, в том числе и к вопросу о мухаджирстве карачаевцев и балкарцев. Рассматривая переселение карачаевцев и балкарцев в едином потоке мухаджирства всех северокавказских горцев, автор всё же совершенно верно указал причину переселения во второй половине XIX в. в непродуманности и неадекватности проведения правительственных реформ по освобождению крестьян и введению общинного землевладе­ния. К сожалению, подробный анализ социально-экономического положения в Карачае и Балкарии, вынудившего значительную часть населения переселиться в Турцию, остался за рамка­ми темы исследования Махмута Асланбека.

Карачаево-балкарская диаспора в Турции исследована край­не слабо. Это связано с политикой Турции по отношению к на­циональным меньшинствам. Если курдам, армянам, грекам ценой большой крови удалось сохранить самобытность, то у се­верокавказских народов не было ни малейшего шанса противо­стоять ассимиляции в чужой стране. Оторванные от родной земли, они рассеялись по всей Турции. Только в местах компактного расселения потомки мухаджиров смогли сохранить до наших дней свои родные языки и историческую память.

Известно, что по Конституции Турции все граждане респуб­лики признаются турками. Поэтому мы не найдём объективных исследований турецких историков, филологов или этнографов о различных этносах, населяющих страну.

В последние годы историки из самих диаспор, обеспокоен­ные постепенным исчезновением национального богатства - фольклора, пытаются записать и опубликовать песни, предания, пословицы и т.д. Культурно-национальные центры издают кни­ги и журналы, в которых освещают историю своих народов. Ведётся такая работа и в карачаево-балкарской диаспоре.

Левент Итез (Текеланы) с г. Конья опубликовал в 1987 г. не­большую книгу «Карачаевцы - один из северокавказских народов»14. Автор собрал небольшой, но интересный исторический, лингвистический и фольклорный материал, сохранившийся в среде потомков мухаджиров из Тебердинского ущелья.

Доктор социологических наук Уфук Таукул (Тохчукланы) в 1993 г. опубликовал в Стамбуле свою монографию «Жизнь и куль­тура у кавказских горцев». Освещая историю карачаевцев и бал­карцев с древности и до наших времён, он касается и вопроса о мухаджирстве, ссылаясь при этом на труды Махмута Асланбека: «В конце XIX века экономические противоречия в социальных слоях карачаевцев и балкарцев достигли опасных размеров. Из-за классовых противоречий и экономического неравенства, при­ведших к беспорядкам, часть безземельных бедняков и настро­енных против России богачей в 1886 г. переселилась в Анатолию. В начале XX в. большая часть безземельных крестьян образова­ла социальную прослойку, вступившую в противоречия и столк­новения, в обществе увеличилось смятение и беспокойство. В этих условиях русское правительство позволило желающим пе­реселиться в Турцию. После получения разрешения турецкого правительства в 1905 г. небольшой караван судов с карачаевцами прибыл в Анатолию»15. Уфук Таукул первым из современных турецких исследователей признал специфические особенности мухаджирства карачаевцев и балкарцев.

Об истории северокавказских народов вышла книга Хайати Бидже (Биджиланы) «Переселенцы с Кавказа в Анатолию»16, в которой концепция переселения карачаевцев и балкарцев не выходит за рамки официальной и рассматривается на общем фоне северокавказского мухаджирства.

В г. Эскишехире карачаево-балкарским культурным центром выпускается журнал «Объединённый Кавказ» на турецком язы­ке и приложение «Картджюрт» на карачаевском языке. Здесь опубликованы варианты исторических народных песен, записан­ные в разное время из уст мухаджиров Махмутом Асланбеком (Дудаланы). Его бесценный литературный архив хранится у из­дателя этого журнала Илмаза Невруза (Сылпагарланы), кото­рый опубликовал также и собранные им пословицы и поговор­ки17. В этом же журнале фольклорист Адилхан Адилоглу (Аппаланы) опубликовал тексты нартского эпоса, собранные в диаспоре 18.

В СССР отрывочные сведения о жизни карачаевцев и бал­карцев в Турции можно было получить только из газетных пуб­ликаций и художественных романов. Эти сведения не могли быть полными и объективными в силу довлеющей политической си­туации и цензуры. Но, например, в популярном романе О. Хубиева «Ассы»19 общая картина незавидной участи оторванных от родины людей: ностальгия, плохая приспособляемость к чужим обычаям, неумолимая ассимиляция, потеря национального един­ства, - была недалека от истины.

В настоящее время российские историки имеют возможность исследовать историю и культуру кавказских диаспор непосред­ственно в Турции. С началом перестройки в нашей стране гра­ницы стали открытыми, возобновилась переписка с родственни­ками за рубежом, затем начались поездки по приглашениям. Потомки мухаджиров не только помнят своё происхождение, но и искренне любят незнакомую родину своих отцов и дедов. Мечта мухаджиров увидеть свою Родину передалась их потом­кам. Наряду с сохранившимися традициями, языком, историчес­кой памятью, за сто лет «раздельного» существования в диаспо­ре в некоторой степени изменился не только быт, но и нацио­нальный менталитет, нравственные и культурные ориентиры. Стремясь сохранить свою самобытность, свои обычаи и этни­ческие связи, с конца 80-х годов в диаспоре стали создавать куль­турно-национальные центры20.

В 1990 г. карачаевский этнограф И.М.Шаманов побывал в Турции по приглашению активистов карачаевской общины и посетил несколько карачаевских сёл. В своей статье «В гостях в Турции»21 он подробно освещает историческую ситуацию и при­чины, вынудившие карачаевцев и балкарцев покинуть родину в прошлом веке. В статье дан подробный перечень карачаево-бал­карских селений и приблизительная численность их населения. Профессор Шаманов первым в отечественной историографии выступил на научных конференциях с сообщениями об этно­культурной ситуации, сложившейся в карачаево-балкарской ди­аспоре в Турции22.

В настоящее время исследованием карачаево-балкарской диаспоры в Турции занимаются историки из Карачаево-Черке­сии и Кабардино-Балкарии. В 1990 и 1994 годах в Турции, Сирии, Иордании работала группа учёных из Нальчика в составе М. Улакова, Х.Малкондуева, М.Кучмезовой и Л.Жабеловой. В статье Мариям Кучмезовой «Карачаевцы и балкарцы в Турции и на Ближнем Востоке» дан материал, собранный в этих поездках, описана история переселения, его причины и последствия. Ав­тор отмечает: «Наши соотечественники стараются сохранить свою национальную самобытность. Тем не менее, эти страны стали для них второй родиной, и их жизненные обычаи соответ­ственно изменились»23.

Несколько лет работала в Анкаре в университете доцент КЧПУ Т.Х.Хапчаева. Объектом её исследования является язык карачаевцев в Турции, где его использование неуклонно сокра­щается, так как ограничено только сферой бытовых отноше­ний24.

Некоторые исторические и этнокультурные аспекты карача­ево-балкарской диаспоры в Турции освещены в печати автором данной работы25.

Таким образом, подводя итог рассмотрению и анализу исто­рической литературы по теме диссертационного исследования, следует отметить, что проблема переселения (мухаджирства) в конце XIX - начале XX в. части карачаевцев и балкарцев в Тур­цию ещё не была предметом специального комплексного иссле­дования и освещена в отдельных работах фрагментарно. О кара­чаево-балкарской диаспоре в Турции имеются лишь несколько газетных публикаций и докладов на научных конференциях.

Целью настоящей диссертационной работы является исследование причин мухаджирства карачаевцев и балкарцев и фор­мирования карачаево-балкарской диаспоры в Турции.

Источниковедческой и информационной базой исследова­ния являются разнообразные по своему характеру и значимости источники.

К первой группе относятся неопубликованные материалы из фондов ГАКК и ЦГА РСО-А. События второй половины XIX - начала XX в. в Карачае и Балкарии наиболее полно отражены в делах Государственного архива Краснодарского края (ГАКК): Фонд 774 «Канцелярия помощника начальника Кубанской об­ласти по управлению горцами» содержит документы о событиях пореформенного периода, отмене крепостного права, переделе собственности на землю. В фонде 454 «Канцелярия начальника Кубанской области и наказного атамана Кубанского казачьего войска» широко представлены материалы о расслоении кресть­янства, о малоземелье, об агитации и подготовке переселения части карачаевцев в Турцию в 1903-1906 годах.

Документы Центрального государственного архива респуб­лики Северная Осетия - Алания (ЦГА РСО-А) содержат сведе­ния о проведении земельной и крестьянской реформ в Балка­рии. Наиболее интересны в этом отношении материалы «Из архива городского головы г. Владикавказа Баева Г.В.»(Фонд 224) и «Комиссии для разбора сословных прав горцев Кубанской и Терской областей» (Фонд 262).

Вторую группу составили архивные материалы, опублико­ванные в следующих сборниках документов по истории народов Северного Кавказа: Документальная история образования мно­гонационального государства Российского. В четырёх книгах. Книга первая. Россия и Северный Кавказ в XVI - XIX веках / Под общей ред. докт.ист.наук. Г.Л.Бондаревского и канд. юр. наук Г.Н. Колбая.- М.:Норма, 1998. (Архивные документы из РГВИА, РГАДА и др.), Правовые нормы адыгов и балкаро-карачаевцев в ХУ-Х1Х вв. - Майкоп: Изд-во «Меоты», 1997. (Архивные доку­менты из ЦГА КБР), Социально - экономическое, политичес­кое и культурное развитие народов Карачаево-Черкесии (1790 -1917). Сборник документов/Сост. Невская В.П., Шаманов И.М., Несмачная С.Г. - Ростов на Дону: Изд-во: РГУ, 1985., Террито­рия и расселение кабардинцев и балкарцев в XVIII - начале XX в. Сборник документов/Сост. Думанов X. М. - Нальчик: Изд-во «Нарт», 1992. (Архивные документы РГВИА и ЦГА КБР).

В третью группу вошли материалы периодической печати -сборников, газет, журналов, периодических изданий. Это такие дореволюционные издания, как «Сборник материалов для опи­сания местностей и племён Кавказа» (Тифлис), «Кубанский сбор­ник» (Екатеринодар), «Известия общества любителей изучения Кубанской области» (Екатеринодар), «Сборник сведений о кав­казских горцах» (Тифлис), «Этнографическое обозрение» (Москва), газеты «Кавказ», «Кубанские областные ведомости», «Каз­бек» (Владикавказ), «Северный Кавказ» (Ставрополь).

Кроме того, использованы материалы современных перио­дических изданий на русском, карачаевском и турецком языках, таких как журналы «Эхо Кавказа» (Москва), «Ас-алан» (Моск­ва), «Минги-тау» (г.Нальчик), «Тарих» (г.Махачкала), «Нальчик», газеты «Ленинни байрагьы» (г.Черкесск), «Карачай» (г.Черкесск), «Карачаево-балкарский мир» (г.Нальчик), журналы «Еди йил-дыз» (г.Стамбул, Турция), «Карачай-Малкар» (г.Анкара, Турция), «Бирлешик Кавказья» (г.Эскишехир, Турция), «Картджюрт» (г.Эс-кишехир,Турция).

Четвёртая группа источников - результаты этносоциологических исследований, проведённых автором в Турции в 1989, 1997 и 1998 годах. Ценные сведения по истории, культуре, фольклору и быту карачаево-балкарской диаспоры были сообщены автору многочисленными информаторами различного возраста и обра­зования, проживающими в крупных городах и в небольших ка­рачаево-балкарских селениях.

Карачаево-балкарская диаспора представляет самобытную общину потомков мухаджиров из Карачая и Балкарии. Прожи­вание в 14 мононациональных селениях позволило им сохра­нить родной язык, культуру, память об исторической родине и причинах переселения.

Автором впервые представлена карта Турции с обозначени­ем карачаево-балкарских селений во внутренних районах Ана­толии.

Практическая значимость работы состоит в возможности использовать результаты исследования при написании очерков истории народов Северного Кавказа, а также работ по пробле­мам мухаджирства и современного состояния национальных диаспор.

Данная работа может быть использована при разработке го­сударственных и национальных программ развития этнокультур­ных и экономических связей с зарубежными диаспорами наро­дов Северного Кавказа.
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   13

Добавить документ в свой блог или на сайт


Образовательный материал



При копировании материала укажите ссылку © 2013
контакты
www.lit-yaz.ru
главная страница