Жизненный путь и творчество Николая Николаевича Розенталя




Скачать 231.07 Kb.
НазваниеЖизненный путь и творчество Николая Николаевича Розенталя
страница1/2
Дата публикации14.06.2013
Размер231.07 Kb.
ТипДокументы
www.lit-yaz.ru > История > Документы
  1   2
Жизненный путь и творчество Николая Николаевича Розенталя.

Сегодня всё большее развитие получает жанр исторической биографии. Личность вновь привлекла к себе внимание историков, на этот раз на качественно ином уровне, чем в конце XVIII – начале XIX вв. Если тогда в центре внимания стояла яркая личность, оставившая значительный след в истории, то теперь – «обычный» человек как наиболее характерный представитель общества и культуры своего времени. Глубже познавая личность, мы, как будто получаем возможность посмотреть «изнутри» на то или иное общество, а тем самым и лучше его понять.

Николай Николаевич Розенталь (1892-1960) – историк-медиевист, чья жизнь и творческий путь наполнены противоречиями, так присущими тому нелёгкому времени, когда сначала гражданская война, затем насильственная ломка всех привычных устоев, и наконец, сталинский режим, поставили науку на узкие рельсы единственно правильных мнений и партийных директив. Цель данной статьи показать жизнь и творчество Н.Н. Розенталя, поставить вопросы о причинах его духовной эволюции, дать новую оценку его произведениям.

Родной город Н.Н. Розенталя – Санкт-Петербург. Отец его Николай Розенталь был широко образованным человеком, работал в книгоиздательстве Ф.Ф. Павленкова1. После смерти Ф.Ф. Павленкова отец нашего историка наряду с В.И. Яковенко и В.Д. Черкасовым продолжили книгопечатание; среди их заслуг, кроме издания огромного числа книг на самые разнообразные темы, числится также устройство библиотек-читален в провинции, в частности, в Томской губернии2. Издательство Павленкова было источником расширения кругозора Н.Н. Розенталя, и позже в своей переписке с С.Я. Боровым он упомянёт о социологе Н.Н. Андрееве (Николине)3, который работал под руководством его отца.

Круг чтения Н.Н. Розенталя того времени отчасти представляется возможным восстановить по его историко-беллетристическим работам «Исторический путь Запада»4 и «Рождение современной Европы»5, охватывающим европейскую историю от V века до 1917 г. В этих книгах Николай Николаевич даёт хрестоматию, составленную из исторических романов, среди создателей которых Проспер Мериме и Бернард Шоу, Ромен Роллан и Александр Дюма, Вальтер Скотт, прочтённых, вероятно, историком в детстве и юношестве. Количество авторов, включённых в эти работы (около ста двадцати наименований), не может не впечатлить. Можно предположить что, именно историческая беллетристика, которую в таком большом количестве читал в детстве Н.Н. Розенталь, повлияла на выбор его будущей профессии – историка-медиевиста.

По настоянию родителей Н.Н. Розенталь поступил в Тенишевское коммерческое училище1. Вероятно, отец и мать хотели видеть в Николае будущего коммерсанта или политического деятеля, ведь обучение в Тенишевском училище было построено не на фундаменте классического образования, а на практических занятиях по физике и химии, спорте, написании рефератов на актуальные общественные и гражданские темы, экскурсии на фабрики и заводы2. Вероятно, Н.Н. Розенталь получил тут хорошую подготовку по экономической дисциплине, так пригодившейся ему позже в преподавании курса, посвящённому торговому капиталу.

В Тенишевском училище Н.Н. Розенталь познакомился с теми людьми, которые в дальнейшем окажут большое влияние на его жизнь. Среди них, прежде всего, нужно назвать И.М. Гревса, будущего научного руководителя историка-медиевиста. Директором училища какое-то время был Н.Н. Гиппиус, кузен З.В. Гиппиус, что, возможно, повлияло на то, что через некоторое время Николай Николаевич становится членом Религиозно-философского общества. Обучались в Тенишевском училище и сыновья В.В. Розанова, который также состоял в Религиозно-философском обществе. Также на будущего историка, несомненно, оказала большое влияние культурная обстановка в училище (регулярные концерты, приезды знаменитых поэтов – В. Мейерхольда и А. Блока): он на всю жизнь сохранил страсть к поэзии, театру, искусству.

После окончания Тенишевского училища Николай Николаевич самостоятельно за полгода освоил курс латыни и древнегреческого языков3, необходимых для поступления на историко-филологический факультет Петербургского университета. В 1909 Н.Н. Розенталь становится студентом, а в 1914 оканчивает университет4. Большое влияние на формирование Н.Н. Розенталя как историка оказал его научный руководитель И.М. Гревс, глава целой научной школы, к которой принадлежали такие выдающиеся историки как Л.П. Карсавин и О.А. Добиаш-Рождественская. Многие идеи учителя, как это показывает научное творчество Николая Николаевича, казались историку-медиевисту неприемлемыми, в частности, идея о замкнутости римского хозяйства, однако, И.М. Гревс смог дать общее культурно-историческое направление труду своего ученика.

Кратко скажем об университетских друзьях Николая Николаевича. В переписке Н.Н. Розенталь упоминает о Н.П. Анцыферове – талантливом ученике И.М. Гревса, написавшем несколько книг об экскурсоведении. Друзьями Н.Н. Розенталя были В.М. Жирмундский (прежде они вместе учились в Тенишевке) и А.А. Смирнов (вместе с последним Николай Николаевич входил в Религиозно-философское общество), известные впоследствии своими успехами на поприще иностранной филологии.

По окончании учёбы Н.Н. Розенталь был оставлен при университете для подготовки к учёной степени1. В 1922 он защитил кандидатскую диссертацию по Юлиану Отступнику, а в 1923 опубликовал книгу по диссертации «Юлиан Отступник: трагедия религиозной личности». Решающее влияние, по нашему мнению, на эту книгу оказало членство Н.Н. Розенталя в Петроградском религиозно-философском обществе. В первую очередь влияние Общества можно проследить в выборе темы исследования – личности Флавия Клавдия Юлиана, вошедшего в историю под христианским ярлыком Отступник. В 1895 один из основателей Общества Д.С. Мережковский пишет первую книгу трилогии «Христос и Антихрист» под названием «Смерть богов. Юлиан Отступник»2, и хотя Н.Н. Розенталь полемизирует Дмитрием Сергеевичем3, можно с большой долей вероятности предположить, что именно роман Д.С. Мережковского пробудил интерес историка медиевиста к неординарной фигуре последнего реставратора язычества. Выбирая с кем бы сравнить неприятие христианства Юлианом, Н.Н. Розенталь останавливается на ещё одном колоритном представителе Общества В.В. Розанове4, авторе «Людей лунного света». Причём, по мнению Н.Н. Розенталя, позиция Юлиана Отступника является даже более честной: тот открыто заявлял себя врагом христианства, а В.В. Розанов – тайный враг христианство, его отношение ведёт к упразднению всякой религии, как идеи связи человека с Богом. Здесь Н.Н. Розенталь солидаризируется с позицией Д.С. Мережковского и А.В. Карташева, по чьей инициативе В.В. Розанов был исключён из Общества в 19145.

В конце своей работы Н.Н. Розенталь высказывают следующую идею: реформа Юлиана Отступника была обречена на неудачу по причине отсутствия в ней духа творчества. Именно творчество позволило раннему христианству победить язычество и триумфально воцариться в Римской империи. Однако с течением времени утратило стремление к творчеству и христианство, поэтому ныне единственная надежда заключается в возрождении этого духа, способность быть открытым к передовому и новому1. Эти мысли Николай Николаевич приводит по речи А.В. Карташева (также члена Религиозно-философского общества) «Реформа, реформация и исполнение церкви», произнесённой в 19162.

Книга «Юлиан Отступник» отличается высокими литературными и историческими достоинствами. Прекрасный язык, близкий художественной литературе, соединяется у Н.Н. Розенталя с тщательным анализом источников, а выводы и сегодня – спустя восемьдесят лет – можно назвать новаторскими. Но более всего читателя «подкупает» то, что Н.Н. Розенталь сопереживает своему герою, даже если он отстаивает идеи, неприемлемые для автора: «Юлиан – одна из жертв… трагедии, отдавший все свои незаурядные силы на бережную охрану уже отметённого жизнью, неспособный созидать новое. Но осудить его за неизменную верность тому, что он считал истиной, было бы жестоко»3. Такое сопереживание сближает Н.Н. Розенталя с классиком английской литературы Т. Карлейлем, который, несмотря на неприятие позиции якобинцев, сочувствует приговорённому к гильотине Робеспьеру4.

Наконец скажем о судьбе этой замечательной книги. На долгое время, как тема, которую исследовал Н.Н. Розенталь, так и книга оставались забытыми. Должную оценку «Юлиану Отступнику» дал лишь Ф.А. Лосев в седьмом томе «Истории античной эстетики»5. Он видит большой вклад Н.Н. Розенталя в том, что медиевист выдвинул на первый план в Юлиане его глубоко противоречивую личность, огромную страсть к умирающему политеизму. Мы же позволили себе остановиться на этой работе, чтобы подчеркнуть, с одной стороны, её значимость для исследования личности и религиозных взглядов Юлиана, а с другой, новизну метода автора, так мало оцененного, как в советской, так и в современной историографии.

В 20-х годах Н.Н. Розенталь выступает также как театральный критик. Уже в «Юлиане Отступнике» прослеживается влияние на него выдающегося норвежского драматурга Генрика Ибсена6 (норвежец написал пьесу «Кесарь и Галилеянин», посвящённую Юлиану); на протяжении всей жизни Николая Николаевича мы видим, что он ценил театральные постановки, и мог писать о них с профессиональным мастерством. Николай Николаевич примыкает к «правому» критическому флангу1, и в своих статьях, судя по всему, защищает старые академические театры. В 20-е годы он, по-видимому, знакомится с П.П. Гайдебуровым (1877-1960) – выдающимся режиссёром и актёром, основателем Нового ТЮЗа в Ленинграде. Их дружба возобновится после двадцати лет разлуки в Москве, где оба провели последние годы жизни.

Сложны были отношения историка-медиевиста с советской властью. С 1914 Н.Н. Розенталь был членом партии кадетов2, от которых избирался гласным Думы одного из районов Петрограда. В литературе встречается утверждение3, что он неоднократно арестовывался в 1918–1921, но определить достоверность этих данных в настоящее время не представляется возможным. Как бы то ни было, отношение к молодой власти было, как и у многих других представителей «старой» интеллигенции, достаточно скептичным. Тем сложнее объяснить метаморфозу, которая произошла с Н.Н. Розенталем в 1924: после книги о Юлиане Отступнике, где он призывает к реформации православного христианства, выступая в духе Религиозно-философского общества, он поступает на работу на Общественно-политическое отделение ФОН (факультет общественных наук)4, где приступает к преподаванию курса «Происхождение торгового капитала». Николай Николаевич пишет ряд книг, в которых выступает как активный популяризатор марксистского экономического детерминизма, а культуре в его общих работах отводится неприличное малое место. Почему Н.Н. Розенталь так быстро духовно «эволюционировал»? Была ли эта «эволюция» насильственной или это было сознательным политическим конформизмом? Эти вопросы пока не имеют ответа, и могут быть хотя бы частично выяснены с помощью архивных данных.

В 1925 Н.Н. Розенталь назначен приват-доцентом и читает курс по крестьянству Европы в средние века и новое время, работу в ФОН историк совмещает с преподаванием в педагогическом институте им. А.И. Герцена5. С 1926 Николай Николаевич становится сверхштатным доцентом1. Карьера его успешна: кроме преподавания в нескольких университетах (реорганизованные в 20-е годы в институты и факультеты) он пишет книги и статьи. В 1924–1925 в двух частях выходит его книга «Западно-европейское средневековье»2. В ней история европейского общества рассмотрена, начиная с разложения Римской империи и до начала эры торгового капитализма (по мнению Н.Н. Розенталя его «экспансия» начинается с XV в. вместе с Великими географическими открытиями). На наш взгляд, композиция книги выбрана не совсем удачно: изложение ведётся не по хронологическому принципу, а по тематическому; излагается развитие хозяйства, общества, государства, а затем духовной культуры. Неоправданно малое внимание уделено политической истории, духовная культура отодвинута на задний план, многие выдающиеся её представители просто проигнорированы. Однако книга обладает и рядом достоинств: прежде всего, это изложение – оно построено интересно и живо. Прекрасно написаны страницы, посвящённые крушению Римской империи, автор выдвигает новаторскую концепцию исчезновение средних классов империи, в частности, куриалов (эти положения Н.Н. Розенталь будет развивать в работах, вышедших в 40–50-е гг.). К книге приложена хрестоматия, где в соответствии с разделами книги даны выдержки из исторических источников. Необходимо подчеркнуть: отрицательные оценки, которое получило творчество Н.Н. Розенталя в целом3, и в частности его работы, выдержанные в духе теории торгового капитализма4, являются неправомерными. В них много того, что мы, современные читатели, не можем понять и принять, однако, историк не только угождал этими работами Советской власти; он смог стать промежуточным звеном между дореволюционной наукой и молодой советской медиевистикой, в чём можно убедиться, взяв в руки хотя бы «Западно-европейское средневековье».

Теория торгового капитализма, которая нам кажется наивной модернизацией истории, в то время противопоставлялась официальной историей, писавшейся «сверху». Исследователь историософских дискуссий 20-30-х гг. Р.Я. Подоль5 отмечает разнообразие подходов внутри этой теории, связь её с дореволюционной наукой, привлечение к анализу данных специалистов из других областей (экономики, социологии). Теория торгового капитала расширяла представление о движущих тенденциях и качественных изменениях в различных социально-экономических формациях. Таким образом, теория торгового капитализма, сторонником которой был и Н.Н. Розенталь, кроме своих вполне очевидных минусов (модернизация истории, экономический детерминизм, преувеличение роли рынка) имела также множество плюсов.

В 1925 выходит исследование, посвящённое Германской крестьянской войне – «Томас Мюнцер»1. В 1926-1927 выходят связанные между собой «Исторический путь Запада» и «Рождение современной Европы». Как уже было упомянуто выше, эти книги представляли собой выдержки из художественной литературы, в них Николай Николаевич выступил превосходным знатоком исторического романа. Весьма оригинальный замысел Н.Н. Розенталя, к сожалению, был предан забвению, а ведь в 20-е гг. исторические романы могли стать тем средством, которое прививало бы молодым специалистам интерес к истории, повышало их общий культурный уровень, заставляло творчески переосмысливать известные события.

На следующей книге, а точнее дискуссии, вызванной её выходом, следует остановиться подробнее. Речь идёт об «Истории Европы в эпоху торгового капитализма»2, вышедшей в 1927. В этой работе Н.Н. Розенталь описывает рождение и торгового капитализма, которое, по его мнению, происходит в итальянских городах в XV в.; он заканчивает изложение 1917 г., когда торговый капитализм повсеместно сменяется промышленным, а в России происходит Октябрьская революция. В 1930 появляется рецензия на эту книгу, помещённая в «Историке-марксисте»3. Автор её М. Волин, считает, что книга является «одним из проявлений великодержавных тенденций в истории»4. Он берётся рассмотреть лишь те её разделы, которые посвящены истории России XVII–XIX вв., чем, конечно, существенно упрощает свою задачу. В книге Н.Н. Розенталя М. Волина не устраивает отсутствие анализа классовой борьбы между боярами и простым народом, непризнание колониального характера завоеваний Московии, замалчивание раздела Польши и захвата Сибири, неправильное изложение причин присоединения Украины к России и т.д.5. Оценивая сейчас эту полемику, можно отметить, что М. Волин во многом прав в своей критике, однако, книга Н.Н. Розенталя преследовала иные цели, чем это виделось рецензенту: показать развитие рыночного капитализма и затем смену его капитализмом промышленным. Да и сам тон, которым велась критика («В лице Розенталя мы имеем один из ярких образчиков псевдомарксизма»1), исключает всякую научную дискуссию, скорее, это была попытка выставить Николая Николаевича «политически неблагонадёжным». Сам Николай Николаевич в долгу не остался и также приступил к развенчиванию своих политических оппонентов (в частности, он нападал на Е.В. Тарле2 и Д.М. Петрушевского3), однако, не мог быть столь прямолинейным к своим противникам. «Если в отношении к нашим классовым врагам у меня нет надлежащей большевистской ненависти, – говорит Розенталь, – то это объясняется отнюдь не моими принципиальными колебаниями, но лишь пережитками буржуазно-интеллигентской психологии (...) в условиях конкретно-практической деятельности мне легче любить, чем ненавидеть»4.

Рецензия М. Волина была первым вестником тех туч, что сгущались над Николаем Николаевичем. Пока они были мало заметны. С 1930 Розенталь стал профессор по кафедрам западноевропейского феодализма и истории Запада5. Благодаря своим научным контактам в Курске, Н.Н. Розенталь вместе со специалистом по истории России И.И. Полосиным принял участие в организации научной библиотеки Курского университета [16]. В Курске же Николай Николаевич завязал знакомство с П.И. Рощевским (специалистом по истории средневековой Франции, а позже по народам Сибири), дружба с которым проходит через всю жизнь историка-медиевиста. В 1933/1934 Н.Н. Розенталь приезжает в Новгород6, где заведует кафедрой истории и читает курс средних веков. В Новгороде сохранилось личное дело Н.Н. Розенталя7.

Годом наивысшего успеха для Н.Н. Розенталя был 1934. Он получает звание мастера-педагога в педагогическом институте им. А.И. Герцена8, награждён Почётной грамотой на Всесоюзном соревновании высших школ, организованном «Комсомольской правдой»9, а с 1 июня становится первым заведующим кафедры истории средних веков, восстановленной в ЛГУ10. Однако вскоре после столь впечатляющих успехов последовало падение в пропасть. Дело в том, что должности заведующего кафедрой Н.Н. Розенталь добился с помощью Г.С. Зейделя1, бывшего деканом исторического факультета. В 1935 Г.С. Зейдель был обвинён партийным руководством, а с его смещением последовало и падение Н.Н. Розенталя, который в апреле 1935 был уволен со всех занимаемых должностей и под предлогом переселения «неблагонадёжных» после убийства С.М. Кирова был выслан в Казахстан2.

Нет документа, который говорил бы, что творилось тогда в душе у Н.Н. Розенталя. Пересмотрел ли он отношение к советской власти, которое сложилось во время столь успешного сотрудничества в 20–30-х гг.? Осознал ли, что, ввязываясь во фракционную борьбу, историки помогали власти вести борьбу с политически неугодными ей элементами? Как бы то ни было, в 1935/1936 он работает в Алма-Атинском педагогическом институте им. Абая в качестве профессора кафедры всеобщей истории3.

1 сентября 1936 Н.Н. Розенталь начинает преподавать в Одесском университете. В Одессе им была организована кафедра средних веков, где с перерывами (1937/1938, 1938–1940, 1942–1949) он был заведующим и какое-то время единственным сотрудником4. В Одессе Николай Николаевич разрабатывает тему «Развитие противоречий во франкском обществе в V–VIII вв.»5, которая является продолжением его теоретических работ, написанных в начале 30-х. В 1937/1938 над Розенталем нависает новая опасность: он исключён из университета как человек с «чужой с буржуазной психологией»6. Вскоре историк-медиевист был возвращён на работу, благодаря новому декану факультета Д.Д. Кипарисову7, прибывшему из Туркменистана. В эти годы, когда на историческом факультете Одесского университета свирепствовали репрессии, Н.Н. Розенталь уцелел лишь чудом, возможно, благодаря тому, что в 1940 уехал (был командирован?) в Курск 8.

В Курске Н.Н. Розенталь вновь налаживает связь с П.И. Рощевским, и работает в Курском педагогическом институте9. В Курке историку удалось опубликовать статью о государстве Одоакра в Италии10. В 1942 Н.Н. Розенталя вызывают в Майкоп, где в то время в связи с эвакуацией из Одессы базировался университет1. Вместе с Одесским университетом 5 августа 1942 Николай Николаевич покидает Майкоп2 и следует в Сухуми. В конце августа университетский коллектив выехал в Баку, и, наконец, в середине октября прибыл в Байрам-Али3, районный центр Марийской области Туркменской ССР.

В Великой отечественной войне Н.Н. Розенталь потерял двух сыновей, что было для него ещё одним тяжёлым ударом4. Несмотря на это, в 1945 он вместе с ректором университета Н.А. Савчуком отправляет в Москву текст своей диссертации под названием «Социальные корни языческой реакции Юлиана Отступника»5, несколько раз отредактированную в соответствии с пожеланиями рецензентов. В итоге работа, хотя её тема была значительно сужена, составляла около девятисот страниц. О трудностях, связанных с защитой диссертации, Н.Н. Розенталь писал П.И. Рощевскому: «Затянулось дело из-за того, что во всей Москве не находилось специалистов по эпохе Юлиана, которые могли бы быть моими оппонентами. Медиевисты все объявили, что они не знают римской истории, а античники ссылались на то, что их период заканчивается собственно 3-м веком»6. В итоге оппоненты всё же нашлись: Н.А. Машкин (специалист по генезису римского принципата) и А.Б. Ранович (специалист по эллинизму и раннему христиаству); защита прошла в миролюбивой обстановке, за присуждение докторской степени учёный совет МГУ высказался единогласно. К сожалению, Н.Н. Розенталю так и не удалось опубликовать текст своей докторской диссертации, хотя в отечественной исторической науке не было (и на сегодняшний момент нет) подобного исследования. Для ознакомления с основными положениями этой работы приходится довольствоваться кратким авторефератом, опубликованным в Известиях АН СССР7.

В 1945 Н.Н. Розенталь возвращается вместе с университетом в Одессу. В первые послевоенные годы он занимает ряд постов: является заведующим кафедры истории средних веков Одесского университета, работает по совместительству в педагогическом институте8, состоит членом Совета университета9, руководит работой университетских кружков10, стоит во главе Обкома союза работников высшего образования. Участвует в организации музея, посвящённого обороне Одессы1, где, возможно, знакомится с С.Я. Боровым, оставшимся другом Н.Н. Розенталя и после уезда из Одессы в Москву.

В послевоенные годы Н.Н. Розенталь занимается исследованием ряда проблем истории древнего мира и средних веков. Он продолжает исследовать социально-религиозную борьбу в Римской империи III–V вв., и публикует статью «Социально-политические воззрения языческой интеллигенции поздней Римской империи (Либаний и Аммиан Марцеллин)»2, в которой связывает мировоззрение языческой интеллигенции, и в частности, Аммиана и Либания с сословием куриалов, которое стремительно сходило с арены Римской империи во второй половине IV в. Статья отличается новаторским характером даже на уровне мировой историографии, и сопоставима разве что с исследованием Э. Томпсона [41], который также связывал взгляды Аммиана Марцеллина с принадлежностью к декурионам3. Также Н.Н. Розенталь ведёт разработку борьбы Чехии с Габсбургами (к сожалению, позже историк-медиевист был вынужден отказаться от этой темы, потому что в Одессе для этого не оказалось достаточных материалов), исследует елизаветинскую Англию на материале исторических хроник Шекспира (все работы учёного по этой теме так и остались в рукописях), а также социальные основы мировоззрения Ульриха фон Гуттена (продолжая работу 1925, посвящённую Томасу Мюнцеру)4. Н.Н. Розенталь читает открытые лекции студентам, ведёт пропаганду научных знаний, в 1947 вступает в общество «Знание»5.

Выдающиеся профессиональные способности Н.Н. Розенталя были следующим образом охарактеризованы его ученицей И.В. Завьяловой: «Н.Н. Розенталь был блистательным лектором. В нём было много того истинно профессорского, что растеряли последующие поколения вузовских работников. Он одинаково свободно владел яркой образной устной и письменной речью: никогда не читал лекций “по бумажке”, писал живо и интересно, мог свободно прочитать лекцию по-французски или по-немецки, владел почти всеми европейскими языками»6.

В 1949 в жизнь Н.Н. Розенталя вновь вторглись суровые испытания: он был обвинён в космополитизме1. Тема, посвящённая шекспировской Англии, которую он разрабатывал, была признана неактуальной, были осуждены его театральные рецензии, научные доклады и поэтическое творчество (это единственное свидетельство того, что Н.Н. Розенталь писал стихи!)2. Все его публикации «замораживались», его научная работа (он оставался преподавателем Одесского университета) была отравлена постоянными проверками.

Студент Одесского университета тех лет М. Гиршин вспоминал, что Н.Н. Розенталь с открытием компании против космополитов вкраплял в курс истории средних веков детские воспоминания о том, как родители ставили его в церкви на колени молиться «боженьке». М. Гиршин полагает, что эти реминисценции были призваны подчеркнуть, что Н.Н. Розенталь до революции был православным, а значит, не принадлежал к иудаизму (как известно, гонения зачастую были направлены против еврейской интеллигенции)3. Подобная идеологическая «атмосфера» делала невыносимым всякую академическую деятельность в университете.

В 1951–1954 Николай Николаевич читал курс эстетики студентам и профессорам Одесской консерватории4. Однако работа в Одессе всё более и более угнетает его, тем более, что новый декан факультета (К.Г. Мигаль5) всячески мешал работе Николая Николаевича. Поэтому с выходом на пенсию (1954 г.) Н.Н. Розенталь навсегда покидает Одессу, переезжая в Москву.

Одной из возможных причин переезда могло быть то, что дочь Николая Николаевича жила в Москве. Косвенным подтверждением этой версии могут служить и следующие слова историка, обращённые к С.Я. Боровому: «Вот уже два с лишним месяца, как мы с Ксенией Владимировной [жена Н.Н. Розенталя] в Москве. Думаю, что мы поступили безусловно правильно, начав новую жизнь. Теперь мы все вместе, поэтому не грустим, не томимся в разлуке»6.

В Москве Н.Н. Розенталь предложил свои услуги в МГУ, но дальше лекций на общественных началах дело не пошло. Однако он возобновил контакты с Обществом по распространению научных и политических знаний7, под его эгидой прочёл большое количество лекций, написал ряд рецензий и статей, а также выпустил свои последние крупные работы: «Из истории православия, католицизма и протестантизма» (1957)1, « Жанна д’Арк. Народная героиня Франции»2 (1958) «Христианство, его происхождение и сущность»3 (1955, 1960). Николай Николаевич читал также лекции по эстетике в московской консерватории, вёл спецкурс в педагогическом университете им. Крупской. Подчас предложений о работе поступало так много, что Николай Николаевич был вынужден отказываться4.

Письма из Москвы Н.Н. Розенталя С.Я. Боровому мало говорят о его научной и преподавательской деятельности. Н.Н. Розенталь подробно и с видимым удовольствием рассказывает о концертах, на которых побывал, с профессионализмом театрального критика высказывает свои предпочтения и антипатии, показывает себя большим ценителем и знатоком искусства. Будто бы между прочим проявляется в этих письмах блестящее знание Н.Н. Розенталем языков: по временам он вставляет фразы на итальянском, немецком, французском, латыни и древнегреческом, а за два года до смерти и вовсе сообщает С.Я. Боровому: «Неожиданно вспомнил все основные иностранные языки, на которых, по-видимому, намерен объясняться на том свете»5. С удовольствием Н.Н. Розенталь рассказывает другу о своих статьях, посвящённых религии и «научному атеизму», выказывает надежду на напечатание докторской диссертации, подробно рассказывает о своих критических замечаниях к третьему тому «Всемирной истории» Академии наук6.

Однако гораздо больше Н.Н. Розенталя волнует семья: рождение внука Митьки и тяжёлое положение дочери, описания быта, и радость по поводу воссоединения семьи. Несколько писем посвящено отдыху на подмосковной даче, которая была снята для поддержания здоровья внука, благодаря «подработкам» историка. Большую радость Н.Н. Розенталю приносит также общение со старыми друзьями, живущими в Москве и Ленинграде. Он возобновляет близкие отношения с П.П. Гайдебуровым, Н.П. Анциферовым, И.И. Полосиным7.

Во многих письмах доминирует чувство облегчения. Н.Н. Розенталь уже не участвует во фракционной борьбе, ему не нужно защищать свои взгляды. Он, наконец, может ходить в театры, писать научные статьи, читать – он делает то, о чём мечтал всю жизнь, и обретает спокойствие: «Я лично никогда не жил так спокойно, как теперь. У меня неплохая репутация как лектора и даже учёного. Предложений мне делается гораздо больше, чем я их могу и хочу реализовать.

Всему на свете я предпочитаю теперь эпикурейскую невозмутимость – атараксию. Много читаю… Все мы относительно здоровы, благодаря, конечно, обретённому нами спокойствию»1. Умер Николай Николаевич Розенталь 7 ноября 19602.

Итак, изучение жизни и творчества Н.Н. Розенталя позволяет нам рассмотреть эпоху, в которую он жил, под углом зрения современника. Его с полным правом можно назвать связующим звеном между дореволюционной и советской исторической наукой. Его творчество – не только и не столько применение марксистских схем к истории, а самостоятельный процесс мысли, плодами которого, нам, историкам современности, ещё предстоит научиться пользоваться.


1 Горбунов Ю. Кое-что об авторах биографий // http: // www.marsexx.narod.ru /lit/karlel-zhzl.html

2 Глухова Н.П. О прошлом – для будущего // http: // www.book.uraic.ru/vestnik/edinomyshl.htm

3 ГАОО (Государственный архив Одесской области). Ф. Р-7400. Оп. 1. Д. 1. – Л. 80 - 81

4 Розенталь Н. Н. Исторический путь Запада: Истор. – беллетрист. сб. – Л., 1926

5 Розенталь Н.Н. Рождение современной Европы: Истор. – беллетрист. сб. – Л., 1926

1 Завьялова И.В., Першина З.В. Николай Николаевич Розенталь // Видные учёные Одессы. – Одесса, 1992. – С. 82

2 Калишевский М. Особый мир Тенишевского училища // http: //www.zarplata.ru/a-id-13251.html

3 Завьялова И.В., Першина З.В. Указ. соч. – С. 82

4 Там же. – С.82

1 Завьялова И.В., Першина З.В. Указ. соч. – С. 82

2 Мережковский Д.С. Смерть богов. Юлиан Отступник. – СПб., 1895 (2-е изд. М., 1993)

3 Розенталь Н.Н. Юлиан Отступник: трагедия религиозной личности. – Пг., 1923. – С. 8

4 Там же. – С. 46

5 Перевезенцев С.В. Василий Васильевич Розанов // http: // www.portal-slovo.ru/history/35588.php

1 Розенталь Н.Н. Юлиан Отступник: Трагедия религиозной личности. – Пг., 1923. – С. 111

2 Карташев А.В. Реформа, реформация и исполнение церкви // http: // www.nevmenandr.net/eurasia/1922-naputiax-AK-reform.php

3 Розенталь Н.Н. Ук. соч. – С. 111

4 Сироткин В.Г. Томас Карлейль и его труд «Французская революция. История» // http:// www.gumer.info/bibliotek_Buks/History/karl/20.php

5 Лосев А.Ф. История античной эстетики. Т.7. Последние века. Кн. 1, ч.3 Пергамский неоплатонизм. – М., 1988 // http: // www.psylib.org.ua/books/lose007/txt64.htm

6 Розенталь Н.Н. Юлиан Отступник: Трагедия религиозной личности. – Пг., 1923. – С.9

1 Борзенко В.В. Театральный процесс и издательское дело в эпоху революции и первых лет Советской власти // «RELGA», № 4 (149), 15. 03. 2007 // http: // www.relga.ru/Environ/WebObjects/tgu-www.woa/wa/Main?textid=1728&level1=main&level2=articles

2 Боровой С.Я. Воспоминания. –М., Иерусалим, 1993. – С., 329-330

3 Файтельберг-Бланк В., Савченко В. О «примерных» и «безгрешных» профессорах // «Порто-франко», №34 (521), 25.08.2000 // http: // www.porto-fr.odessa.ua/2000/34/34-40.htm

4 Александров П.С., Салоников Н.В. Биографии историков-медиевистов НГУИ // Документальное наследие Новгорода и Новгородской области. Проблемы сохранения и научного использования. Материалы Шестой научной конференции историков-архивистов 29-30 мая 2006 г. – Великий Новгород, 2006

5 Завьялова И.В., Першина З.В. Указ. соч. – С. 82

1 Александров П.С., Салоников Н.В. Указ. соч. – С. 179

2 Розенталь Н.Н. Западно-европейское средневековье. Ч.1. – Л., 1924

Розенталь Н.Н. Западно-европейское средневековье. Ч.2. – Л., 1925

3 Свешников А. Советская медиевистика в идеологической борьбе 20-30-ых гг. // «НЛО», 2008, №90 // http: //
  1   2

Добавить документ в свой блог или на сайт

Похожие:

Жизненный путь и творчество Николая Николаевича Розенталя iconЖизнь и творчество поэта Федора Вострикова
В наше время поколение ребята мало читают книг, а особенно стихи. Поэтому цель моей работы заключается в том, чтобы показать жизненный...

Жизненный путь и творчество Николая Николаевича Розенталя iconНиколаевича Носова «Самый главный фантазер»
Все герои Николая Носова “как живые”, а их фантазия, их поступки и даже проделки учат читателей добру”. С. В. Михалков

Жизненный путь и творчество Николая Николаевича Розенталя iconЖизненный и творческий путь М. Цветаевой
«Сайгинская средняя общеобразовательная школа» Верхнекетского района Томской области

Жизненный путь и творчество Николая Николаевича Розенталя iconВсероссийский марафон «Веселые фантазии Николая Николаевича Носова»
Напоминаем, что согласно инструкции, ответ должен был быть представлен в виде одного слова без кавычек, точек, орфографических ошибок,...

Жизненный путь и творчество Николая Николаевича Розенталя iconУрок литературы в 5 классе. Тема: А. П. Платонов. Жизненный и творческий...
Тема: А. П. Платонов. Жизненный и творческий путь. Рассказ «Никита». Жизнь как борьба добра и зла. Тема человеческого труда в рассказе....

Жизненный путь и творчество Николая Николаевича Розенталя iconНа семи ветрах?
Этот вопрос найдем, заглянув на страницу Творчество Николая Колычева

Жизненный путь и творчество Николая Николаевича Розенталя iconКонкурсная работа электронное письмо другу о прочитанной книге
Ты знаешь, что я очень люблю читать и с большим удовольствием провожу свободное время с книгой. Сегодня я закончила чтение «Приключений...

Жизненный путь и творчество Николая Николаевича Розенталя iconАльфия айдарская
Имя Сары Садыковой известно всему татарскому народу, память о ней хранится в сердцах людей. Её шестидесятипятилетний творческий путь...

Жизненный путь и творчество Николая Николаевича Розенталя iconЗакончилась эта война!
«Родимый, не вешай в отчаянье нос. Как жизненный путь наш не труден, Будут у нас и счастливые дни, Мы всё плохое забудем, Будем жить...

Жизненный путь и творчество Николая Николаевича Розенталя iconМетодическая разработка мероприятия, посвященного творчеству А. С. Пушкина
Цель мероприятия: изучить жизненный и творческий путь А. С. Пушкина, показать многогранность его таланта



Образовательный материал



При копировании материала укажите ссылку © 2013
контакты
www.lit-yaz.ru
главная страница