М. Л. Големба черкесы и кабарда




НазваниеМ. Л. Големба черкесы и кабарда
страница9/20
Дата публикации14.06.2013
Размер2.92 Mb.
ТипДокументы
www.lit-yaz.ru > История > Документы
1   ...   5   6   7   8   9   10   11   12   ...   20

^ ТОПОНИМЫ В ДОКУМЕНТАХ

Рассмотрение имеющихся материалов подвело нас к выводу, что кабардинцы были поселены на нынешней территории царем Петром, после Урупского сражения (1705 год). Во избежание недоумений или недоверия к нашему выводу мы хотим привести анализ данных, почерпнутых из замечательного собрания документов, посвященного кабардино-русским отношениям с середины 16 столетия до конца 18 века. В оживленной переписке, которая завязалась между кабардинскими князьями и русскими властями, обязательно должны были упоминаться, в связи с теми или иными событиями на террритории обитания народа или рядом с ней, названия рек, озер, урочищ, гор, и т. д. Таким образом, зная время написания документа, можно определить местности, занятые кабардинцами в те или иные периоды их истории. Кроме того, эти названия должны иметь какие-то объяснения (этимологию). Нас, в данном случае, интересует то, с каких пор начинают встречаться в этих материалах топонимы, оронимы, гидронимы с территории современной Кабардино-Балкарии.

Теперь обратимся непосредственно к самим данным.

1. Терек, река (при впадении в нее Сунжи) – 1566 год, в связи с просьбой князя Темрюка построить там городок.

2. Сююнча, река (Сунжа) – 1566 г.

3. Овечья Вода, река (Койсу, Сулак) – 1567 г.

4. Горячий Колодезь, местность близ Сунжи – 1585 г.

5. Тюменка, проток Терека – 1589 г.

6. Ардан, река (Ардон) – 1629 г.

7. Черкасские слободы (в низовьях Терека) – 1631 г.

8. Быстрая, проток дельты Терека – 1634 г.

9. Елецкое городище (Нижний Джулат) – 1634 г.

10. Быстрая, приток р. Сунжи (Аргун) – 1638 г.

11. Кура, река – 1643 г.

12. Наур, урочище – 1642 г.

13. Кубань, река – 1642 г.

14. Мекень,урочище в низовьях Терека – 1642 г.

15. Кума, река – 1643 г.

16. Нижняя Изголовь,урочище на Куме – 1643 г.

17. Бештау, Бештов – 1643 г.

18. Бьюхухука, река близ Кумы – 1644 г.

19. Кучуковка, река близ Кумы – 1645 г.

20. Белая, приток Сунжи – 1651 г.

21. Сунженские леса – 1651 г.

22. Черкасская торона, местность за рекой Терек (левобережье), в отличие от Кумыцкой стороны, выше устья Сунжи – 1653 г.

23. Саскул, урочище в низовьях Терека – 1680 г.

Создается полное впечатление, что кабардинцы, уйдя из Закубанья на восток, территорию нынешней Кабардино-Балкарии обошли стороной, пройдя по северу к устью Сунжи (о чем свидетельствуют и документы). И только после междоусобной войны Джиляхстанея (Малой Кабарды) и Кабарды Большой, когда последняя отступила от Терского городка на северо-запад, кабардинцы на некоторое время задержались на северо-востоке нынешней Кабарды, в первой трети 17 века. До этого времени ни одного названия с территории КБР в документах не встречается:



  1. Сюгунсу, река (совр. Сукан-суу) – 1629 г.

  2. Уруха, река (совр. Урух) – 1629 г.

  3. Хазынь, река (Хызны) – 1629 г.

  4. Черех, река (Черек) – 1629 г.

Все четыре гидронима впервые встречаются в отписке терского воеводы И. А. Дашкова, да и то в связи с поисками серебряной руды. Причем сказано, что в этих местах живут не кабардинцы, а какие-то «тутошные люди» (КРО, т. 1, с. 120). Сразу же возникает вопрос: «Если кабардинцы стали известны русскому правительству с 1557 года, почему гидронимы с территории Кабардино-Балкарии впервые упоминаются только в 1629 году, т. е. спустя 70 лет?». Выше мы говорили и о том, что Большая Кабарда откочевала из окрестностей Терского городка на запад в начале 17 века.

5. Балк, река (Малка) – 1641 г., в отписке терского воеводы С. И. Шаховского в Посольский приказ, в которой сообщается о сражении русских ратников, кумыков и малокабардинцев с отрядами Большой Кабарды и Малой Ногайской Орды, после которой Большая Кабарда уходит еще дальше на запад. Вернулась она в эти места только в начале 18 века, чем и объясняется отсутствие упоминаний топонимов с территории современной Кабардино-Балкарии вплоть до этого времени. Джиляхстанеевцы (Малая Кабарда) весь этот период находились в окрестностях Терского городка, на Сунже, еще со времен Темрюка, чем и объясняется раннее упоминаниеТерека, в 1567 году, причем речь идет именно о месте впадения в нее реки Сунжи.

  1. Бахсан, река (Баксан) – 1720 г.

  2. Бештамак, урочище (между гор.Прохладным и Майским) – 1720 г.

  3. Кашхатау, гора и урочище – 1736 г.

  4. Татартюп, гора и бывший город Джулат – 1736 г.

  5. Шалука (Шалушка), река – 1745 г.

  6. Чегем, река – 1745 г.

  7. Кизил-Бурун, Кизбурун, Кызбурун, местность – 1746 г.

  8. Нальчик, река – 1746 г.

  9. Залука, река (Золка) – 1752 г.

  10. Карагач, урочище – 1751 г.

  11. Аксу, река – 1752 г.

  12. Кенжек, река (Кенже) – 1753 г.

  13. Кешпек, Кишпер (Кишпек) – 1753 г.

  14. Кенделен, река – 1753 г.

  15. Кулкужин, река (Куркужин) – 1753 г.

  16. Курпа, река (Курп) – 1753 г.

  17. Ху, река (Хеу) – 1753 г.

Не слишком ли поздно начинают встречаться названия крупнейших рек Кабардино-Балкарии? И почему самое раннее упоминание топонима с этой территории – Кашхатау – встречается только в документе 1736 года? Если бы кабардинцы проживали в этих местах с глубокой древности (пусть и не со времен каменного века, как хочется думать философу К. Х. Унежеву), положение, конечно же, было бы другим. Даже Моздок, название урочища, а позднее города, впервые отмечается только в 1744 году (КРО, т. 2, с. 122).

Обратим внимание на следующие обстоятельства:

а) за исключением двух гидронимов (Залука, Курп), все приведенные здесь названия – карачаево-балкарские;

б) подавляющее большинство топонимов впервые встречается только в документах, относящихся к середине 18 века (пятнадцать из 22 двух); два – Бештамак и Баксан – в 1720 году, да и Баксан упомянут только в связи с тем же урочищем Бештамак (где сливаются пять рек, в том числе и Баксан). Остается только пять названий, четыре из которых связаны с поисками серебряной руды на Кавказе, предпринятой русскими властями, и одно – Балк – в связи со сражением.

В этих документах, охватывающих длительный период (четверть тысячелетия) нет ни одного упоминания местности, горы или реки южнее линии Кашхатау – Кенже – Кёнделен – Золка. Таким образом, нынешняя территория расселения балкарского народа для авторов этих документов – совершенно неизвестная земля. Что касается названий кабардинских населенных пунктов, то ни одно из них ранее 1744 года в этих материалах не встречается.

ТАУИСТАН

Наша работа посвящена анализу данных о Канжальской битве (в основном). Но читателей, живущих в КБР, КЧР и Адыгее, вероятно, интересует и другой вопрос: что происходило в этот же период в Балкарии и Карачае? Что они из себя представляли? И еще: почему кабардинцы, уйдя из Закубанья, не поселились в предгорном Карачае или в нынешней Кабарде, если, как уверяют историки, балкарцы и карачаевцы в 16-17 веке населяли только верховья рек Центрального Кавказа по обе стороны Эльбруса? Ответить на эти вопросы помогают сведения, выявленные недавно.

Балкария и Карачай (^ В описании Эвлия Челеби. Вторая половина XVII вв.)

(C интернет-сайта www.balkaria.info.ru. Короткое предисловие и краткие комментарии в тексте принадлежат переводчику.)

В данной главе использованы материалы турецкого издания "Книги путешествий" (Evliya Celebi Seyahatnameleri. Istanbul.1996. s.445-448). Путешественник Эвлия Челеби дал в ней описания многих земель и народов Ближнего Востока, Кавказа, Крыма, Поволжья и Подонья, берегов Каспийского и Черного морей. Родился он 25 марта 1611 года в Стамбуле. Получил хорошее образование, был хафизом (то есть знал Коран наизусть), изучал философию и право, искусно резал по камню, знал музыку, грамматику и греческий язык, писал стихи. Был, как мы сейчас говорим, разносторонне развитой личностью. Хотелось бы подчеркнуть, что в русском переводе сочинений турецкого путешественника некоторые детали и подробности описания путешествия, представляющие для нас особенный интерес, к сожалению, были упущены.

«10 октября мы вступили в земли Черкесов. Быстрым темпом проехали на восток 4 часа». Крымский Хан Мехмет Гирей со своей большой свитой вместе с Эвлия Челеби доходят до ногайского поселения. «Столетний ногаец мирза, которого зовут Чобан, является предводителем всех ногайских татар. Эта племя породнилась с черкесским племенем Шугаки, беря у них девушек в жены, но сами им своих девушек не выдавали. Это племя ногайцев обосновалось и живет в Черкезистане. Они ведут кочевнический образ жизни в горах и долинах, численность всех составляет около 10 тыс. юртов. Военная дружина ногайцев составляет около 10 тыс. стрелков. Все являются сильными и смелыми воинами с лошадьми и оружием. Отсюда мы двинулись на восток и проехали по горам и долинам около 5 часов и дошли до черкесского племени Шугаки. Отсюда и дальше местные жители свои поселения зовут «кабак», а татары свои поселения звали «сыла». Эти жители «кабаков» очень непослушные, но подчиняются Хану Мехмет-Гирею. Преподнесли Хану продуктов и высказали свое уважение и гостеприимство. Племя Шугаки смешалось с ногайцами. Здесь вышла потасовка из-за того, что один из воинов татарин взял, не спросив, у одного черкеса с арбы рыбу. За это черкесы убили трех татар. Настолько черкесы являются злобными и окаянными. Но настолько же полезны и храбры».

Таким образом, крымский Хан Мехмет Гирей и Эвлия Челеби проезжают через многочисленные племена черкесов (адыгов) и ногайцев. Погостив также и у кабардинцев, они приезжают к черкесскому племени Биберды. «Биберды живут в междуречье Кубани и Джинджик» (иногда он называет эту реку «Инджик» – это река Зеленчук). «На севере Бибердов живут Калмыкские татары. Почти до реки Терек простирается земля Бибердов. Биберды состоят из 4 господ, каждый из которых имеет по сто кабаков. Два из них подчинены кабардинскому господину, а два Султану Тауистана («Тауистаном» Эвлия Челеби называет Карачай и Балкарию). Один из этих господ по тому, как живет рядом с калмыками, подчиняется калмыкскому Шаху Мусенджаку. В начале года дает калмыкам одного быка и много разных подарков. Таким образом, сохраняет себя от калмыкского нападения».

«Вышеупомянутые 4 господина имеют каждый по 2 тыс. вооруженных воинов, но так как они не являются мусульманами, на них иногда нападает Падишах Дагестана. Берет у них пленных, а также разные припасы. Им сложно, потому что в их землях нет скалистых гор, где можно было бы укрыться. Все живут на равнинных, лесистых местах. Это племя тоже дало Хану подарки, а также помогло своей сопроводительной армией. Дальше мы пошли на восток и проехали 8 часов пути. Дошли до местности Беш Таг (Пятигорск). Это местность находится недалеко от кабардинских земель. Оттуда мы проехали на восток 5 часов, и проехав кабардинские земли, дошли до реки Золька. Эта река течет с горы Эльбрус и впадает в Терек. Отсюда за этой рекой начинаются земли Тауистана» (Т. е. земли кабардинцев начинались недалеко от Пятигорска и доходили до реки Золки, которая являлась границей между Кабардой и Тауистаном).

«Тауистан удивительно большая губерния. Одна сторона на севере граничит с Московским государством. Другая сторона на востоке граничит со страной Дагестан. Третья сторона на юге у Эльбруса граничит со Сванетией».

Отец всех гор - гора Барс (так называл Эльбрус Эвлия Челеби).

«На арабском языке его называют Эбуль-Джибаль (в переводе «отец всех гор»). Однако по той причине, что вокруг этой горы проживал народ под названием Барс, иранцы прозвали эту большую гору горой Барсов. На греческом языке его называют «Петре Аджан». На монгольском языке - «Тилтав», на языке Кахтани – «Пеште–и Дадьян», на лазском языке - «Зехунда», на языке кытак «Тавбан», на черкесском языке «Ритау», на татарском «Чылдыр Отак», на чагатайском гора «Миян». По-разному называют и другие историки, в числе которых и и название «Кюх-ель Барс».

«Древние философы, ученые по хадисам и тафсирам говорили: «Создатель всех миров Аллах своим словом «Кюн» создал на Земле 140 больших гор. Если бы не было этих гор, то земля постоянно расшатывалась бы». Про эти самые горы был спущен 63 аят суры Зуммер Священной книги Корана…По преданиям Батламуса, Бократа, Сократа и Пифагора гора Барс является одной из этих 140 гор. Эта гора Барс находится близко к Железным воротам. Вышеупомянутые путешественники считают, что гора Барс находится посередине всех остальных гор, возможно. и посередине всего мира. Исследователи так говорят…Арабы назвали эту гору Абуль-Джибаль. Ибо все горы Китая, Мачин, Хыта, Хутен, Фагфур и Индии (Эвлия Челеби перечисляет древние страны) примыкают именно к этой горе…»

«На юге-востоке горы Барс находятся земли Сванов. На юго-западе по побережью Черного моря расположены земли Абазов. На западе, по тем местам, где мы прошли, расположены земли Черкесов, их соседи Кабардинские Черкесы и Тауистанские Черкесы. Отсюда на запад в 47 днях находится Крым. На севере от горы Барс расположено Московское государство, у которого на границе находится Терская крепость».

«Вкратце если сказать, вокруг этой горы расположены земли 11 падишахов, до такой степени это большая гора (Здесь имеется в виду весь Кавказский хребет). Такая большая гора, что и летом и зимой вершину не увидишь, все время покрыта облаками. И даже в хорошую погоду невозможно увидеть вершину. Ближе к вершине деревья отсутствуют, потому что большие ураганы рвут их с корнями».

«В июле чабаны народа Таустана выходят на пастбища у подножья этой горы Барс пасти свои стотысячные стада баранов. Эта местность относится к Султану Таустана. Проехав на восток 4 часа, а затем еще 9, дошли до реки Балык. Эта река берет свое начало у горы Барс, потом впадает в реку Терек, а затем и в Хазарское море (Каспийское море). А затем мы прошли еще 5 часов на восток, а потом и еще 7 часов и дошли до селения Тауилистан. Здесь недалеко от реки Бахисан увидели развалины древнего города, из которого сохранилось около 1000 покрытых бревнами домов, а остальные разрушил Тимурленк. Если дома черкесов покрыты тростником или камышами, то здесь дома покрыты деревянными бревнами. В этом селении растут фруктовые деревья. Тауилистан очень старый и ухоженный город. Тауилистан является таким же большим государством, как и Дагестан.

Нынешних господ того селения, в которое мы пришли, зовут ^ Кючукбий Шакман и Джауханбий Шакман. Общее количество военной дружины этого населения составляет 12.000 азнауров и еще 2.000 оруженосцев. В основном все придерживаются шафиитского мазхаба. Большей частью дружат с грузинами. Торговцы и некоторые другие жители владеют и русским языком».

«Одежда жителей Тауистана. Одежда всех похожа на иранские покрывала, с дырочками и привязанные на подмышках и с высокими воротниками. На голову одевают белый башлык. На ногах иранские башмачки. Головы побриты, бороды подстрижены».

«Одежда женщин Тауистана. Все женщины и девушки одевают шапки из белой ткани лисьей кожи. Волосы открыты, но не свисают. Одевают разные и разноцветные кафтаны, которые чуть затянуты. Одеты, как и остальные черкесские девушки».

«Красивые парни и отборные девушки, бесподобные люди. Здесь тоже, как и в остальных районах черкесов, нет рынков, денег, бань и садов. В этом поселении имеется 2 больших и 7 маленьких мечетей. Хутбы читают в начале на имя Дагестанского падишаха, а затем своего господина Кючюка Шакмана. Но настоящих мусульман мало».

«Здесь протекает река Баксан, которая идет из грузинской Сванетии и впадает в Терек. В Баксане есть рыба, которая называется аргъы балык (кар.-балк. «лосось»). Она не похожа ни на одну речную рыбу. Шарообразная рыба. Кажется, будто приукрашена золотыми дорогими камешками. По своему вкусу похожа на английскую сардалью. В середине имеется одна косточка, подобная алифу, больше костей нет. Имеет очень приятный своеобразный запах. Эта рыба очень полезна и питательна».

«Климат Тауистана. Климат очень мягкий, совсем нет болеющих эпилепсией, прокаженных и шпигатом. Этот народ ни за что не потерпит обиды над собой. У людей крепкое здоровье и телосложение. В основном все живут 100-150 лет».

«Оттуда, отдохнув три дня с ханом, приехали к реке Балык. Перешли ее на лошадях. Эта река тоже рождается из белоснежных гор Грузии и впадает в реку Терек. Оттуда мы прошли в сторону юга 3 часа и дошли до большого разрушенного Тимуром города. Здесь некогда от Тимура укрывался Татарский Хан Тохтамыш. Этот город населяли очень воинственные и храбрые люди, которые не подчинились воле Тимура. Но Тимур в течении семи дней держал осаду этого города и в результате, взяв город, убил Баксанского султана. Это место тоже принадлежит Тауистану. После того, как насмотрелись этого разрушенного города, мы в сторону востока прошли еще 7 часов и дошли до реки Чегем, перешли ее на лошадях и прошли еще 2 часа. Потом дошли до реки Лачин (Ладжек). После перешли и эту реку и дошли до «Яркай Кабака». Яркай кабак тоже относится к Таустану и очень благоустроен. Оттуда прошли еще 4 часа и дошли до реки Черек (Чарук). Эта река тоже идет из Таустана и впадает в Терек. И ее тоже перешли лошадьми и прошли еще 4 часа. Дальше дошли до большой реки Терек… на восток прошли еще 15 часов и дошли до реки Сунжа. Наконец-то наша нога вступила в мусульманскую землю Дагестана. Нас встретил дагестанский падишах Султан Махмут Шамхал Шах…Здесь в этих местах свои города называют не кабак, а «Кент». На этом Эвлия Челеби вместе с Крымским Ханом Мехмет Гиреем покидают Тауистан и вступают в Дагестан.

***

Мы должны сделать некоторые добавления. Эту же страну упоминает в самом начале XVIII века И. Г. Гербер: «Верхняя или Нагорная Кабарда граничит с Тавлистаном, аварами, Грузинскими горами (со стороны Имеретии), а с запада – с кубанскими татарами. Нижняя Кабарда простирается от предгорий Верхней Кабарды до реки Терека и Сунжи» (АБКИЕА, с. 152). По мнению составителя АБКИЕА В. К. Гарданова, Тавлистан – это Дагестан (АБКИЕА, с. 152). Действительно, кумыки называют аварцев «тавлу», что означает «горцы». Но дело в том, что Гербер упоминает и их, под именем «авар», и это во-первых; а во-вторых, с Тавлистаном, по его сообщению, граничит не Нижняя Кабарда (Малая, на юго-востоке), у Терека и Сунжи, а как раз Верхняя (Большая, на северо-западе). Более того, он, говоря о князе Нижней Кабарды Казиби-Беке, добавляет, что его «очень уважали не только жители его земли, но и пограничные авары и тавлинцы, благодаря его возрасту» (АБКИЕА, с. 153). Следовательно, под «тавлинцами» Гербер имел в виду балкарцев, действительно пограничных с Малой Кабардой, и одно из самоназваний которых – «таулу». Ясность вносят сведения Якоба Рейнеггса (конец XVIII века): «Образованные грузины и те из соседних горцев, которые имеют связи с русскими и другими европейцами, называют эти горы Кавказом. Восточная часть Кавказа обычно известна под названием Дагестан (страна гор); западная часть называется Тау (очень высокие горы), а жители – таулу» (Аталиков, 1996, с. 153).

Поскольку все это не имеет прямого отношения к нашей теме, мы дадим лишь небольшой комментарий. Выше мы уже говорили, что прародиной тюркских народов являлись обширные территории Восточной Европы, откуда они постепенно продвигались на восток, за Волгу, в Среднюю Азию, Казахстан и вплоть до Китая; на юг – в Азербайджан, Иран, Ирак и Малую Азию, и на запад – на Балканы и в Центральную Европу (аланы, болгары, гунны, авары, торки, печенеги, половцы).

Автохтонным народом на территории Центрального Кавказа, если объективно подходить к историческим фактам и материалам, вне всякого сомнения, издревле являются карачаево-балкарцы (аланы), одним из ярких свидетельств чего является топонимика (например, все крупные реки и горы Северного Кавказа имеют карачаево-балкарские названия). Их предки создали сильное государство – Аланию. В 1395 году Северный Кавказ пережил нашествие войск Тамерлана. Стоит заметить, что в сведениях очевидцев этого события - Шереф ад-Дина Иезди, Низами ад-Дина Шами и Иоганна Шильтбергера - на территории нынешней КБР в конце XIV и вначале XV века кабардинцы вообще не упоминаются. И. Шильтбергер говорит, что страна Бештамак (карачаево-балкарское название степной части КБР) населена аланами: «Священники их принадлежат к ордену кармелитов, которые не знают по-латыни, но молятся и поют по-татарски, чтобы их прихожане были более тверды в своей вере. Притом многие язычники принимают святое крещение, так как они понимают то, что священники читают и поют им (по татарски)» (Ф. Брун. «Путешествие Ивана Шильтбергера», М., с. 31-33). Аланами, которые разговаривали на «татарском» языке в центральной части Северного Кавказа, могли быть только балкарцы и карачаевцы. В самом конце XIV века Алания была разгромлена Тамерланом, население равнинной части ее погибло, рассеялось или было уведено в плен. После этого страшного удара аланы долго не могли оправиться, и только благодаря неприступности своих гор и единодушию сумели отстоять свою независимость от посягательств крымских ханов и кабардинских князей.

И только к концу XVI века народ постепенно приступает к воссозданию своего государства. Но именно в это время начинается продвижение двух, пока еще малочисленных адыгских племен (Джиляхстанея, части бесланеевцев) и Кабарды, возглавляемых черкесами и кабарами, на запад. Причины того, что они не заняли нынешние предгорья Карачая или Кабарды, заключаются в том, что кабардинцы, кочуя, двигались на запад севернее этих территорий, по степям, а во-вторых, если бы они попытались это сделать, то неизбежно натолкнулись бы на противодействие карачаево-балкарцев. Поэтому первые попытки поставить под свой контроль хотя бы восточную часть Карачаево-Балкарии кабардинские князья, окрепнув вблизи Терского городка на Сунже (и продвинувшись после войны с Идаровичами на запад), в союзе с дагестанским владетелем Сурхай-ханом предприняли только в конце первой трети XVII века. Но попытка наложить дань на черекских балкарцев закончилась неудачной для союзников Кара-Кашхатауской битвой. В старинной кабардинской песне об этом говорится, что «победитель многих князей делит между абаевцами награбленнное добро» - очевидно, речь идет о предводителе черекских балкарцев; Абаевы – известный княжеский род.

После этого события, необходимость объединения, вероятно, стала ясна всем карачаево-балкарским владетелям, и, как показывают сведения Эвлия Челеби, в середине XVII века их государство, которое он именует Тауистаном, уже существовало, причем являлось достаточно обширным и сильным, поскольку могло содержать 14 тыс. воинов (что весьма немало по тогдашним временам). Основной экономической базой страны являлись, судя по огромному количеству развалин старинных селений, горные и предгорные районы. Но что же случилось с государством Тауистан и как оно погибло? Дать ответ на этот вопрос еще только предстоит, и, разумеется, это является насущной задачей самих карачаево-балкарских историков, в работах которых XVII-XVIII века выглядят белым пятном. Мы же, со своей стороны, можем только высказать предположение, что гибель Тауистана (страны Барса, Эльбарса) произошла из-за страшной эпидемии чумы, поразившей горные районы Северного Кавказа в последнем десятилетии XVII века. Отметим, что именно в этот же период кабардинцы и поселяются, по указу царя Петра, в нынешней Кабарде, и тогда же (1715 год) появляется Хуламский камень В XVIII столетии от этого государства в Балкарии остались отдельные горские общества, возглавляемые несколькими князьями, но Карачай сумел сохраниться в качестве единого княжества под властью династии Крымшамхаловых. Признаки возрождения и усиления, выразившейся в активности внешиних действий стали проявляться только через полвека после чумы. Остнавливаться на этом вопросе мы не можем, приведем только один факт. В 1753 году кизлярский коммендант И. Л. Фрауэндорф писал в Петербург: «Промеж рек Черной и Терка имеется способное место для строения крепости или ретранжемента, по обоим сторонам устья реки Курпа,которое имеет быть для закрытия от Кубанской стороны и от набегов горских татар (КРО, т. 2, с. 197). Горскими татарами называли, как известно, балкарцев.

Но и этот период, по воле судьбы, закончился новой вспышкой чумы в 1808-1812 годах, поставившей на край гибели оба, теперь уже соседних, народа; к середине 30-х годов того же века кабардинцев осталось не более 30 000 человек, а карачаево-балкарцев – около 20 000.

Вхождение Балкарии в состав России в качестве самостоятельного субъекта произошло в начале XIX века; прошение о принятии ее в подданство России было подано генералу Георгию Эммануэлю делегацией балкарских князей в г. Ставрополе 11 января 1827 года (официальный документ сохранился; и следовало бы в 2007 году отметить 180-летие этого события, документально засвидетельствованного, а не мифическое 450-летие вымышленного добровольного присоединения Кабарды). Конечно, никого нельзя судить или рассуждать о том, что было «лучше» - добровольное присоединение на основе договора или покорение и подавление; мы только приводим факты и делаем выводы.

Россия в обмен на присягу верности Балкарии гарантировала ей целостность территории, сохранение внутреннего самоуправления и судопроизводства, неприкосновенность исповедуемой религии и обычаев, освобождала от уплаты податей, сохраняла право ношения оружия и ввиду малочисленности народа обещала не призывать рекрутов из числа балкарцев в течении определенного времени (следует заметить, что свои обещания империя, в общем-то, выполняла; но для большевиков они уже ничего не значили). Условия этого договора были подтверждены делегации балкарских князей во время их визита к императору Николаю Первому в 1852 году. В докладной записке канцелярии военного министра от 22 апреля 1852 года министру о дозволении прибыть в С-Петербург депутации от горских обществ Балкарии записано:

«…Поименованные племена, по засвидетельствованию начальника Кавказской линии, отличаются постоянной преданностью правительству и примерным повиновением местным властям…». (Документы по истории Балкарии, с. 40). Эти факты замалчиваются, поскольку та же кабардинская номенклатура, уже 80 лет управляющая КБР, всячески старалась и старается преподнести Москве образ Балкарии в искаженном свете: изображая ее, с одной стороны, как извечного вассала Кабарды, никогда не принимавшей самостоятельных решений, а с другой - как бунтарского народа, в противоположность якобы мирной, извечно влюбленной в Россию и верной своим обязательствам Кабарде (почему же тогда она присягала одиннадцать раз?).

Никакой Кабардино-Балкарии, добровольно вступившей в состав России в XVI веке, историческая наука не знает, это попросту нелепо. У каждого из титульных народов республики есть своя собственная и достойная история. Политические спекуляции на тему «450-летия добровольного вхождения Кабардино-Балкарии в состав России» являются голословными и вымышленными, и вызваны стремлением хитроумных провинциальных чиновников «заработать очки» перед федеральным центром (рассматривая его как скопище простаков), но главное - попытаться еще раз «связать навеки» Кабарду с Балкарией (объединенных в 1922 году благодаря позиции И. В. Сталина, поддержавшего в этом вопросе Б. Э. Калмыкова).

Остается сказать об отношениях Крыма и карачаево-балкарцев. К сожалению, тема эта в научной литературе, по известным причинам, совершенно неосвещена, не собраны и документы. Поэтому мы ограничимся лишь некоторыми данными из фольклора.

«Кабардинские князья не раз приводили ханских сборщиков дани («семенов») в горские селения. Но как свидетельствует фольклор этих народов, если непрошеным гостям нужно было больше, чем обычное гостеприимство, то такие визиты всегда заканчивались для них трагически. Собственно, неизвестны факты серьезных попыток ханов распространить свою власть дальше Кабарды, которая, как хотели утвердить российские власти, «положение свое имеет почти в смежности с кубанскими народами» (Кипкеева, с. 12).

Существует несколько вариантов карачаево-балкарской песни о князе Ачемезе, убившем из засады крымского хана, которому приглянулась жена князя. События происходят в Баксанском ущелье, в районе селения Кёнделен, рядом с которым произошло сражение, в котором карачаево-балкарцы во главе с Ачемезом и его братом Азнауром затем разгромили крымский отряд, попытавшийся взять с них дань. Автор песни трезво оценивал политическую обстановку и соотношение сил, в самом начале песни говорится:

^ Анда болур эки Къабарты, бир Къырым,

Эки Къабарты болмаз Къырымгъа бир урум.

Там две Кабарды и один Крым,

Две Кабарды не выдержат и одного удара Крыма.

Главные герои песни - братья Ачемез и Азнаур, сыновья князя Темиркана, жену Ачемеза зовут Боюнчакъ. События разворачиваются в районе нынешнего балкарского селения Кёнделен, и как раз недалеко от плато Канжал. Ачемез убивает крымского хана (то есть предводителя крымского отряда). Грозным воином изображен Азнаур, о котором, в частности, говорится:

^ Къара къанда баппуш кибик жюзеди

Азнауурну алтын башлы бичагъы.

Перевод:

«В черной крови (врагов), словно утка,

Плавает сабля Азнаура с золотой рукоятью.

В песне упоминается и некий ^ Казанчыланы хомух Алий «Казанчиев малодушный Алий», который опозорил свой род, позволив крымцам переделать цепь очага на стрелы, а старую мать отдал крымцам. Финал песни:

^ Пусть семь дверей рая откроются

Перед матерью Ачемеза, родившей такого героя.

Крымского хана быстро уложил

Смелый молодец на хворостяные сани.

Из гидронимов упоминается р. Балык (Малка):

^ Балыкъ сууунда сыннганды Къырым ханны чанасы.

На реке Малке сломались сани крымского хана.

(на которых везли тело хана).

В народе говорили, что на том месте, где Ачемез убил крымского хана, двадцать лет не росла трава. За этим исключением, в песне нет ни одной фантастической детали, как и нелепых приемов и «военных хитростей». Все сказанное позволяет считать, что в песне вполне достоверно описано реальное событие. Все ее версии говорят об одной и той же местности, где и произошло это сражение. Важно отметить, что гибель крымского отряда не имела никаких последствий, кроме того, что карачаево-балкарцы отстояли свою свободу. Еще одним фольклорным произведением, в котором реалистично описано столкновение с крымским отрядом, является замечательная «Песнь о Безенги», действие которой происходит в другом ущелье; согласно песне, безенгиевцы, которых возглавлял герой Казак Толгуров, также сумели отстоять свою свободу.

Из фольклора известны еще две-три попытки крымцев наложить дань на карачаево-балкарцев. Показательно, что в них речь идет о Баксанском ущелье или прилегающих к нему с запада местностях, и это неслучайно – они располагались между Балкарией и Карачаем, и, таким образом, крымцы выбирали их по той причине, что отсюда можно было направиться в ту или иную сторону, в зависимости от того, где можно было нанести удар. Так, известно из предания, что одна из попыток проникновения татар в Баксанское ущелье была предупреждена отрядом во главе с Тутаром Джаппуевым. Еще один бой завязался на горе Канжал, где, по рассказам старожилов, небольшой крымский отряд из 100-150 всадников был разбит балкарцами и карачаевцами.
1   ...   5   6   7   8   9   10   11   12   ...   20

Похожие:

М. Л. Големба черкесы и кабарда iconМ. Л. Големба миф о канжальской битве
А было ли сражение?

М. Л. Големба черкесы и кабарда iconИндивидуальные особенности контингента детей старшей группы
В старшей группе №1 22 ребёнка: 12 девочек, 10 мальчиков. Дети посещают детский сад с первой младшей группы, отличаются многонациональностью:...



Образовательный материал



При копировании материала укажите ссылку © 2013
контакты
www.lit-yaz.ru
главная страница