М. Л. Големба черкесы и кабарда




НазваниеМ. Л. Големба черкесы и кабарда
страница6/20
Дата публикации14.06.2013
Размер2.92 Mb.
ТипДокументы
www.lit-yaz.ru > История > Документы
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   20

ИНАЛ-ТЕГИН

Не будем пересказывать все (в главных чертах своих сходные) предания о происхождении кабардинских князей. Согласно одному из них, они произошли от некоего принца Инал-тегина, сына некоего Кеса (у которого был брат Чер), явившегося к адыгам из Крыма (или даже из Египта) со своей дружиной. Инал заставил какую-то часть адыгов признать свою власть; очевидно, его дружинники стали родоначальниками дворянских родов. Наличие в Крыму топонимов Черкес-Кермен (черкесская крепость), Черкес Тюз (черкесская долина) и т. п., как и имена князей, показывает, что это были тюрки-черкесы (т.е. западные казахи, называемые в письменных источниках касогами).

Сами адыгские ученые давно знали об иноземном происхождении адыгской знати. Уже Хан-Гирей отмечал (в 1836 году) предание, «более других имеющее основательности», согласно которому: «… предки нынешних кабардинцев жили в Крыму на берегах речки Кабарта и от названия этой речки их наименование получило свое название».

Но это неверно, тюрки-кабары были предками не всех кабардинцев, а только их князей и большинства дворян. Уже Ян Потоцкий высказал мнение, что «родоначальником кабардинских князей является хазарское племя Кабар» (Аталиков, 1996, с. 104).

Хан-Гирей допускал и обратное – что речка получила свое название по этнониму, говоря, что «имеем и историческое сведение, в достоверности которого не полагая никакого сомнения», приводя известные из древних письменных источников факты, в изложении С. Б. Сестренцевича: «Три колена (казарские, или хозарские), из коих главное называлось кабарами, сделали заговор противу его (хакана, или когана, т. е. хана козарского) особы и против монархического правления; вскоре возгорелась война. Вступили в бой; он (каган) был победителем, но владычество его померкло в земле, которую он имел в Европе, поелику множество колен, населявших ее, удалились: одни – в Азию, на долины, другие на равнины Кавказа, занимаемые и поныне их потомками, известными под именем кабардинцев».

О трех хазарских племенах, называвшихся кабарами или каварами, сообщал, как уже говорилось, византийский император Константин Порфирородный. «И так как черкесы некогда обитали на полуострове Тавриде, то и полагают, что упоминаемые кабары были именно предки нынешних кабардинцев, которых поэтому и должно почитать за колено хазарское» (Хан-Гирей, с. 151-152).

В начале Х1Х века князь Измаил Атажукин в своей «Записке о жителях Кавказа» изложил легенду о происхождении кабардинцев (на самом деле – их верхушки) от двух мифических братьев – Чера и Кеса, якобы выходцев из Аравии, поселившихся в Крыму. Далее он говорит, что, спасаясь от татар, «они поселились на берегу Черного моря, на устье реки Кубани при урочище Кызылташа», но преследуемые «жестокими своими мучителями», «уходили далее в горы от запада к востоку по берегу Черного до Каспийского моря».

В кратком описании истории кабардинского народа, составленном бывшим комендантом крепости Св. Креста Д. Ф. Еропкиным в 1732 году (очевидно, на основе распросов князей и старожилов) говорится:

«^ В древних летах (а сколько тому назад, никто не знает) перешли немногое число людей черкас ис польских малоросицов своевольно в горские места, и тогда назывались горские черкесы и первоначально их житье было в верховье дву Кум близ пяти гор. И во времени бытия их в тех местах приходили к тем черкесам из разных стран и из России всякого звания люди, которых оные черкесы принимали к себе в холопья. И в тогдашние ж времяна съезжали те черкесы в разные места на воровствы и приводили, брав в полон, мужеск и женск пол; и чрез несколько лет по размножении оного народа прежде вышедшие малороские черкесы старики, у кого размножились холопья, назывались узденями (то-есть дворяне)».

Вот и ответ на вопрос о происхождении кабардинского народа, а также названа одна из причин, по которой он оторвался от основного массива адыгов. Потомки тюрков-черкесов, уйдя с Украины в Крым, а оттуда в Прикубанье, смогли подчинить и увести на восток относительно небольшое количество адыгов, людей вольных. Прочее население составилось из разноплеменных пришельцев, ставших подвластными после получения участков земли или взятых дворянами в плен во время набегов. Показательно, что дворяне раннего периода называются в документе не по-адыгски (уорки), а по-тюркски – «уздени».

И далее: «^ И кочевали оные черкесы в давные лета переходя по рекам Терку, по Куме, по Кубани и близ тех мест, где были турецкие городы Темрюк и Тамань» (КРО, т. 2, с. 78).

Как видим, и здесь речь идет в основном не о территории нынешней Кабардино-Балкарии, а о степях Ставрополья и Приазовье.

Внимание И. Ф. Бларамберга привлекли некоторые сведения, сообщенные самими кабардинскими князьями еще в начале XVIII века, которые показывали, что «в древние времена кабардинцы занимали часть Украины и Малороссии, а затем обосновались в верховьях реки Кумы в окрестностях Бештау, откуда они получили название «пятигорских черкесов» и «что этот край принадлежал России и что пятигорские черкесы исповедовали христианскую религию (по греческому обряду)» (АБКИЕА, с. 408).

Соглашаясь с изложенным мнением Муллы-Феррах-ид-дина, Рейнеггс, однако, говорит, что у черкесов «обычаи в основном такие же, как и у татар, хотя они и имеют некоторые отличия», и далее излагает нечто другое: «В VI в. хиджры они покинули свою родину и осели на Дону, но волнения у соседних народов не дали им возможности жить в длительном мире и спокойствии. Они были вынуждены удалиться в Таврию и осесть на реке Кабар, от названия которой и слова «Да» (деревня) произошло название Кабарда или кабардины. Однако я слышал от просвещенных кабардинцев, что племя кабардинцев прежде называлось Кабар; оно произошло от Чингис-хана, проживало в Крыму и мигрировало отсюда».

Рейнеггс продолжает: «В VII в. хиджры кабардинцы под этим именем оставили Тавриду, поскольку они не нашли там тех условий, на которые расчитывали. Они вернулись к старым жилищам на Кубани и поселились также на острове, который образуют Черное море, часть Меотийского озера и два рукава Кубани. Пока у них все было спокойно, они называли страну (в отличие от тех неудобств, которые они встретили в Крыму) Кизил-Таш (Золотая земля, Золотой камень), и остров до сих пор удерживает это название». Затем они продвинулись «на северо-восток под руководством вождя Инала-Дегеню в место, где жил небольшой народ черкесов». («Дегеню» - это искаженный тюркский титул тегин «принц»; ср. имя правителя, упоминаемое в орхоно-енисейских надписях – Кюль-тегин или имя отца великого завоевателя Махмуда Газневи – Себук-тегин).

Допуская, что «черкес» - слегка измененное название народа «керкеты», соседей зихов (у Страбона и Плиния), Рейнеггс высказывает предположение, что зихи могли вымереть или переселиться, оставив землю керкетам-черкесам, «поскольку весь берег от ахеев (Анапа) до халибов (абхазов) до сих пор называется Черкес-Топраги (страна черкесов)». Допускает автор и другое, объясняя причину разделения Кабарды на Большую и Малую, и различая черкесов и кабардинцев – что народ черкесов «вынужден был со временем отступить и избрать другую территорию около гор, которая, однако, была слишком просторной для небольшого народа, ибо кабардинцы, по своем прибытии, нашли ее слабо заселенной и не встретили ни малейшего сопротивления при поселении здесь. Наконец, когда численность кабардинцев увеличилась, они отважились досаждать черкесам всеми возможными способами так, что последние были вынуждены оставить свое имущество, переселиться за Терек и искать себе для жизни новое место, которое они назвали Ахло-Кабак. В живых у них остался только один черкесский князь Депшеруго; враги его народа позволили ему, из-за его личной храбрости, основать резиденцию на западном берегу Терека и Талис-Дона, где это храброе и гордое племя проживает до сих пор.

Однако кабардинцы в течение долгого времени приняли обычаи, одежду и язык черкесов; они были даже названы черкесами, но при великой их численности они думали (чтобы отличать себя), что они смогут сделать свое величие более выгодным не иначе, как прикреплением своего древнего названия к их современным поселениям, поскольку других национальных отличий уже не осталось. Поэтому они назвали свои владения Большой Кабардой, и, поскольку они считали себя покорителями и хозяевами изгнанных черкесов, они назвали и их деревни (т. е. Ахло-Кабак) Малой Кабардой. Это отличие в названиях сохраняется до сих пор; поэтому, когда упоминаются кабардинцы, мы подразумеваем под ними черкесов Большой Кабарды, и, напротив, кабардинцы Малой Кабарды – это черкесы. Однако и те и другие известны как под названием кабардинцы, так и под названием черкесы и говорят одним и тем же языком» (Аталиков, 1996, с. 169).

Выше мы уже говорили, что одному из вождей восстания египетских мамлюков в 1523 году, подавленного турками – Иналу - удалось бежать. Не его ли имеют в виду, когда говорят, что родоначальник черкесских князей Инал прибыл из Аравии (вероятно, вместе с сыновьями)? Совпадает и время жизни обоих деятелей, поэтому не исключено, что мамлюку удалось добраться до своих соплеменников в Крыму - связи между мамлюками Египта и тюрками Крыма известны еще в эпоху Золотой Орды; в таком случае, мы имеем дело с попыткой воссоздания в Крыму и в Прикубанье государства, которое, в случае успеха, напоминало бы мамлюкский Египет.

К. Х. Унежев пересказывает легенду (из книги Ш. Б. Ногмова) о родоначальнике кабардинских, бесланеевских и темиргоевских князей Инале, прибывшем из Египта к адыгам в XV веке. Инал предпринял попытку прекратить междоусобицы, покровительствовал абазинским князьям, а одного из них, Оздемира, разбил в бою. Затем он прогнал татаро-монголов за Дон и начал воевать с ференджами. Однажды его навестил некий Ферендж-паша (вождь генуэзцев, по мнению Унежева). Увидев вторую жену Инала (дочь абхазского князя Шашэ), генуэзец влюбился в нее и попросил отдать ее. Ожидалась схватка, но тут вмешалась жена и дала мужу мудрый совет – согласиться, а взамен потребовать, чтобы «паша» оставил свои владения адыгам. То же самое Иналу посоветовал и его любимец Кабарда Тамбиев, намекнув, что можно и землю приобрести, и жену вернуть. Адыги дали слово три дня не трогать ференджей. Генуэзец удалился, забрав жену Инала, но воины Инала догнали их на границе и разгромили. Обрадованный князь собрал своих четверых сыновей (от первой жены) и объявил им, что отныне земли, которыми управляют тлякотлеши (дворяне первой степени) Тамбиевы, будут называться Кабардой в честь храброго узденя.

Инал скончался в походе на Абхазию, там его и похоронили; есть версия, что его отравили. Вторая жена родила сына, но дети Инала от первой его жены не захотели делиться с ним властью, и он остался там. Далее Унежев продолжает, плавно перетекая мыслью из легенды в науку: «Сыновья Инала, которые остались в Кабарде, не обладали такими качествами для управления столь обширными землями, какими обладал их отец. И вскоре в Кабарде возобновилась (? – К., Г.) феодальная междоусобица» (Унежев, с. 69-70). Кстати говоря, согласно одной из двух имеющихся росписей родословной кабардинских князей (составленных еще в XVII веке), у Инала был только один сын (Тобулду-мурза), по другой - два (Табулы и Беслень). Не исключено, что и абхазская княжеская фамилия Инал-Ипа происходит от него же.

Инал прибыл на Кавказ из Египта в XVI веке, и, скорее всего, по морю; К. Х. Унежев полагает, что он жил в XV веке и пошел в нынешнюю Кабарду. Но если он приплыл по морю, почему он не остановился в Причерноморье, а если сразу ушел в Кабарду, то как он добился успеха – ведь сам же Унежев неоднократно говорит о том, что в XIII-XV веках Кабарда была сильным государством, следовательно, там уже должна были иметься какие-то правители?

Каким образом Иналу удалось стать родоначальником еще и темиргоевских князей? Или он сумел-таки подчинить себе всех адыгов и создать государство от Тамани до Сунжи? Когда и каким образом, если этого не сумели сделать даже ногайцы? Или у Инала было огромное войско? Тогда почему Унежев умалчивает о таком его героическом деянии?

На наш взгляд, речь в легенде и у Феррах-ад-дина, вне всякого сомнения, идет о событиях в Причерноморье. Инал-тегин, один из мамлюкских принцев, прибыл туда через Крым, где и встретил черкесов и кабаров, провозгласивших его вождем. Тогда же и там же у него начались и столкновения с татарами (крымскими). Причиной ухода черкесов и кабаров под руководством Инала из Крыма стало, скорее всего, поражение в борьбе за власть в складывающемся на полуострове сильном государстве. Вполне вероятно также, что Инал (возможно, бывший потомком хазарских царей) имел полное право на престол Крыма (Газарии, как его именовали многие европейские авторы; этим и объясняется согласие Ивана Грозного жениться на дочери Темрюка - Марии, в эпоху строгого соблюдения правила династических браков).

Потерпев неудачу в Крыму, Инал, скорее всего, решил создать свое государство в Западном Прикубанье и основать свою династию. В Причерноморье, куда его вытеснили крымцы он столкнулся и с генуэзцами, почему в легенде и упоминаются ференджи. Инал и его потомки, став во главе черкесов и кабаров, подчинили своей власти и стали знатью адыгских племен Причерноморья, тогда еще, видимо, сильно разобщенных и слабых. Была реальная перспектива возникновения в Прикубанье государства, напоминавшего малюкский Египет. Напомним о подобном случае, одном из многих, далеко на востоке. Бабур, правнук Тамерлана, изгнанный из Самарканда, ушел в Северную Индию, имея всего 1500 всадников, но сумел основать там мощное государство и династию Великих Моголов. Еще раньше тюрки-болгары хана Аспаруха (ср. карачаево-балкарское оспарукъ «гордец, горделивый»), ушедшие из Приазовья во Фракию, подчинили славян и создали там государство Болгарию, гунны Аттилы – каганат в Венгрии. Так что в замыслах Инал-тегина не было ничего несбыточного. Помешали обстоятельства.

Во-первых, очевидно, несмотря на поражение Оздемира и женитьбу на дочери местного князя, покорить абазин Иналу не удалось, более того, в походе на них он погиб, а его потомки вместе с подвластными были вытеснены из Причерноморья теми же абазинами, начавшими переселяться с юга, уже в конце XVI века; во-вторых, уже его правнуку Темрюку и другим кабардинским князьям пришлось столкнуться с противодействием Крыма и Турции, взявших Западный Кавказ под свою руку. Перед ними, вполне возможно, представителями древнего рода хазарских царей, стоял выбор – или признать себя вассалами Гиреев, или уйти на восток, вместе с подвластными, а именно – поближе к Астрахани, где и жили (и живут) черкесы, их соплеменники.

Мамлюкского принца Инала, вероятно, следует признать предком всех адыгских князей; но кабары, видимо, все же держались особняком от черкесов, вместе с подвластной им частью адыгов. Это и стало явным при уходе их на восток: часть бесленеевцев отказалась уйти на Терек и осталась в Закубанье, но другие все же последовали туда вместе с кабардинцами, составив на Тереке владение Джиляхстаней (т. н. Малую Кабарду).

Интересно, что говоря о бесленеевцах, живущих у истоков Лабы, П. С. Паллас говорит: «^ Это такое же племя, как и Малая Кабарда, и считает Кануку общим предком их князей» (Аталиков, 1996, с. 239).

Яснее всех говорит об этих событиях и месте первоначального обитания кабардинцев Хан-Гирей: «Князья кабардинские и бейсленийские суть потомки Инала, также полагают, что и тчемргойские, следовательно, ххатикоайские и хеххадческие и происходят от него же. После смерти Инала его потомки и с подвластными своими разделились на две части и одна из них осталась на прежних местах, то есть на южной стороне Кубани, и называлась Бейслениею, а другая, гораздо сильнейшая, переселилась из южной стороны Кубани в окрестности Пятигорска». Далее он уточнил, что «есть и другие предания, по которым полагают, что и бейсленейцы вместе с кабардинцами, составляя одно владение, перешли из-за Кубани в окрестности Пятигорска», «и когда первые, то есть кабардинцы, постепенно подвигались на восток, к берегам Терека, бейсленейцы переселились за Кубань, на прежние места жительства» (Хан-Гирей, с. 154; с. 171).

Так и Темрюк, его родичи и их ближние люди (дружинники) стали изгоями (таких князей «без места» было много и в степи, среди ногайских мурз, и на севере, среди русских княжичей). Далее последовало установление связей с набиравшим силу Московским государством, чье правительство нуждалось в наемниках, в опоре на Кавказе для противодействия Крыму и Турции. Не желая подчиняться крымским ханам, черкесы вновь пошли на службу к русским, но уже не к князьям, а к царям. Круг замкнулся. Причина такого выбора вполне ясна – Крым был рядом и своеволия не потерпел бы; Московия же находилась далеко, и нисколько не могла стеснить свободу действий князей и дворян, зато достаточно регулярно присылала деньги, оружие и продукты, часто оказывала помощь и военной силой.

С помощью русских войск Темрюк одолел своих соперников, но погиб в сражении (в 1570 году) с крымцами. Тем временем потомки Инала и его дружинников, постепенно переходя на адыгский язык, но не смешиваясь с подвластным населением, становятся элитой адыгских племен, а в первую очередь - нарождающегося кабардинского народа, вскоре отделившегося от остальных адыгов и чей язык испытал сильнейшее влияние тюркского языка черкесов.

В свете сказанного становится понятной и причина того, почему крымские ханы пытались удержать кабардинцев на своей территории, в Прикубанье, но не делали попыток уничтожить потомков Инала. Во-первых, Гиреям хотелось держать их (и своих родичей-султанов) под полным контролем (под надзором кубанских ногайцев), не позволяя им, с помощью русских войск, заложить основу независимого государства в Прикубанье, что создало бы для Крыма новые проблемы. Во-вторых, следует обратить внимание на одно немаловажное обстоятельство. Аристократия разных народов друг к другу всегда относилась и относится по-особому, классовая солидарность у нее развита, вопреки Марксу, гораздо сильнее, чем у пролетариата. Разумеется, ее представители иногда гибли в войнах и других конфликтах (особенно если речь шла о том, кому достанется власть, в таких случаях пощады не было), но чаще всего они выживали, в отличие от простолюдинов, которых никто и никогда не жалел. Как говорит украинская пословица, «Паны дерутся, а у холопов чубы трещат». Если бы крымские ханы пожелали, они легко могли уничтожить потомков Инала; но те на власть над Крымским ханством уже не претендовали, были, возможно, потомками хазарских царей (т. е. принадлежали к высшей знати Евразии), а запятнать свое имя расправой над ними никто не хотел (заметим, кстати, что европейские авторы и вплоть до Нового времени называли Крым Газарией; кабары-кабарды, как помнит читатель, были именно хазарским племенем).
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   20

Похожие:

М. Л. Големба черкесы и кабарда iconМ. Л. Големба миф о канжальской битве
А было ли сражение?

М. Л. Големба черкесы и кабарда iconИндивидуальные особенности контингента детей старшей группы
В старшей группе №1 22 ребёнка: 12 девочек, 10 мальчиков. Дети посещают детский сад с первой младшей группы, отличаются многонациональностью:...



Образовательный материал



При копировании материала укажите ссылку © 2013
контакты
www.lit-yaz.ru
главная страница