М. Л. Големба черкесы и кабарда




НазваниеМ. Л. Големба черкесы и кабарда
страница14/20
Дата публикации14.06.2013
Размер2.92 Mb.
ТипДокументы
www.lit-yaz.ru > История > Документы
1   ...   10   11   12   13   14   15   16   17   ...   20

^ ЛАПИНСКИЙ О ЧЕРКЕСАХ

Приведем еще несколько цитат из авторов, которые в свое время прекрасно понимали, что адыги и черкесы (этим именем часто именовали и всех кавказцев) – это совершенно разные народы. Польский полковник Теофил Лапинский, воевавший с русскими на стороне адыгейцев и хорошо их изучивший, писал в своей книге (в 1859 г.), верно считая черкесов тюрками:

«В этом кратком обзоре истории черкесов я хочу опровергнуть заблуждение, которое в ходу во всей Европе. Совершенно неправильно, когда народы Кавказа абазы (адыги) так же, как дагестанские племена, обозначаются именем черкесов. Не существует больше черкесского народа; остатки его на Кавказе сами не называют себя больше так и исчезают все больше день за днем. С гораздо большим правом можно назвать всех казаков России, за исключением запорожцев Кубани, черкесами, так как они потомки этих старых разбойников и среди них сохранился черкесский дух».

Польский офицер, чьи предки, вероятно, много раз сталкивались в битвах с запорожскими казаками, потомками тюрков-черкесов, сразу же признал их родичей в адыгских князьях и дворянах.

«Эти черкесы образуют еще и теперь особое племя Эзден-Тлако (тюрко-адыгское «узденьский род-племя». – К., Г.) и женятся только между собой; поэтому татарская раса сохранилась еще почти чистой среди них».

Полковник Лапинский, умный и наблюдательный человек, прекрасно понимал, что между адыгейским народом и его знатью, происходящей от иноземцев (черкесов, кабаров, крымских султанов), существует глубокая взаимная неприязнь. Народ боролся за свою свободу, аристократии же важнее всего было сохранение своих привилегий, кто бы им их не обеспечил – русские или турки. Все симпатии Лапинского, поэтому, на стороне простых адыгейцев (которых он называет «абаза», поскольку огромное количество абазгов-абазин ассимилировалось как среди западных адыгов, так и среди кабардинцев и бесленейцев), к тюркам-дворянам он, вероятно, не без оснований, относился с нескрываемой неприязнью, считая, что они ведут двойную игру, и ему хотелось «Сефер-пашу и весь татарско-черкесский сброд, который, к несчастью страны, бесчинствовал и интриговал от имени Порты, отправить в Турцию».

А вот как он описывает старого князя-черкеса: «Дородный, с серебряной бородой, он был одним из красивейших старцев, которых я видел когда-либо. Черты лица его имели явный отпечаток степенного татарина, и среди 1000 абазов (адыгов) его можно было мгновенно распознать как чужеземца, так же, как и его сына Карабатыр Ибрагима, который по внешнему виду был копией своего отца… Свита также состояла почти из турок, татар и нескольких черкесских уорков».

Не укрылось от Лапинского и то, что сами адыги видели в своих аристократах иноземцев:

«Я всегда различаю черкесов, на которых в Абазии (Адыгее) смотрят как на непрошеных гостей, и адыгов, которые являются владельцами страны и образуют основную массу населения».

Но ведь это говорится в 19 веке, когда завователи-черкесы уже давно говорили на адыгском языке; какова же была пропасть между ними и их подвластными в более ранние времена?

Т. Лапинский знал и местонахождение сородичей тех воинов, что стали родоначальниками адыгского (в основном – кабардинского) дворянства: «Черкесами, - пишет он, - называется племя в Средней орде киргизов, которое во время своего кочевья зимой обычно располагается на восточном берегу Каспийского моря». (Киргизами, керкесами, киргиз-кайсаками в те времена именовали и казахов. Этих «чистых черкесов» и описывают в своих сочинениях Адам Олеарий, Витсен, Стрейс и др. (см. в АБКИЕА).

«В Кабарде, как мы уже заметили, это дворянство татарского или черкесского происхождения». «Кроме того, здесь, в Кабарде, имелось еще много татарских ханов и князей». Иначе говоря, некоторые крымские и ногайские мурзы и беки, оставшиеся без места или по иным причинам, издавна бежали в Адыгею и в Кабарду (чаще в Московию, Польшу, Литву), увеличивая число дворян, сидевших на шее у тружеников-адыгов.

Поскольку тюрко-черкесская верхушка почти не смешивалась с подвластным населением, адыгами, то и долгое время сохраняла свой антротип. Ср. описание черкесов у Олеария, с тем, что пишет в 1822 году С. Броневский, полагая, что это объясняется происхождением кабардинской элиты от арабов (на самом деле от кабаров-аваров. – К., Г.): «Княжеские и дворянские роды, выводящие свое происхождение от аравитян, отличаются черными волосами, смуглостию и некоторою отменою в окладе лица от простого народа, имеющего цвет волос темнорусый, нередко белокурый и цвет лица белейший в сравнении с князьями» (Броневский, с. 101).

Даже в 1822 году, анализируя образ правления в Кабарде, С. Броневский говорит о ее простом народе как о завоеванном, находя соответствующую аналогию: «Из сего явствует, что феодальная иерархия учрежденная у кабардинцев, подобна такому же удельному правлению, какое было введено немецкими рыцарями в Пруссию, Курляндию и Лифляндию». И далее: «Кабардинские владельцы и уздени их, как завоеватели старожилого народа, помышляют только о том, чтобы удержать в повиновении своих подданных, которые с негодованием несут наложенное на них иго» (Броневский, с. 114). Ученый, вероятно, имел в виду, в первую очередь, свободных крестьян-тфокотлей; некоторые из них, кстати, уже в 18 веке имели своих рабов (унаутов).

Процесс ассимиляции тюркской верхушки, вероятно, растянулся на целое столетие и закончился только к концу 17 века (о чем и сообщал в Петербурге князь Магомет Атажукин, говоря, что во время проживания на реке Уруп, куда их угнал крымский хан Шабаз-Гирей, кабардинцы (т. е. знать) забыли свой «отечественной язык», а также приняли ислам).

Составитель книги «Из истории Русско-Кавказской войны. Документы и материалы» (Нальчик, 1991) А. М. Эльмесов пишет, досадуя на плеяду князей Черкасских, занимавших высокие посты в Москве, «но из которых никто не был озабочен чем-нибудь полезным для своего народа»: «Москвичи-Черкасские переписывались со своими родными в Терках и Кабарде на татарском языке, или на другом (? – К., Г.), но только не на родном» (с. 10). Может быть, как раз-таки на родном? (Кабардинские исследователи пишут об известной в России фамилии Бековичей-Черкасских как о выходцах из Кабарды. На самом деле, она делилась, согласно «Бархатной книге русского дворянства» и другим документам, на три линии – кабардинскую, абазинскую и кумыкскую).

Сильное влияние тюркского, на котором говорила и писала аристократия кабардинцев, привело к тому, о чем С. Броневский писал в 1822 году: «Язык кабардинский есть наречие Черкесского языка, общее Бесленейцам и Темиргойцам, которое с трудом понимают прочие Черкесы (адыгейцы. – К., Г.). Кабардинские князья сверх того имеют особенное наречие, между князьями только употребляемое» (Броневский, с. 89). Не следует видеть в этом «особенном наречии» жаргон охотников или наездников (шакобше), поскольку в набеги или на охоту князья отправлялись не в одиночку, а вместе с узденями; но Броневский подчеркивают, что этим наречием (вероятно, родным тюрко-черкесским) владели уже только князья. Показательно, что и название почетного бокала - батырыбже, который преподносили человеку, совершившему подвиг, происходит от тюркского батыр «витязь, богатырь».

Стоит отметить полное преобладание тюркских имен в княжеско-дворянском сословии кабардинцев на всем протяжении его истории, от начала до конца (середина 16-го – начало 20 века; см. КРО). Нам приходилось слышать весьма странные объяснения этого факта: якобы целых три века в этой среде (как и у мамлюков Египта и Сирии) была мода на тюркские имена. Во-первых, трехвековой моды не бывает нигде и никогда; во-вторых, после принятия ислама у черкесов должны были преобладать имена арабские (тем более в Египте), но и этого не случилось; в-третьих, если бы черкесские князья и дворяне происходили из среды адыгов, они изначально носили бы адыгские имена («мода на тюркское» пришла бы к ним потом). Есть и другое нелепое объяснение, на основе аналогии: если многие современные кабардинцы носят арабские имена, это не означает,что они являются арабами. Но тогда нет ответа на вопрос: «Какую тюркскую религию приняли кабардинские князья и дворяне и что делать с прочими бесчисленными фактами, свидетельствующими об их тюркском происхождении?».

^ Имена князей и дворян

Выше мы привели некоторые доказательства тюркского происхождения черкесов и кабаров и их поздней ассимиляции в адыгской среде. Однако основным и неопровержимым аргументом в пользу этого мнения, вне всякого сомнения, явилось бы преобладание тюркских антропонимов в кабардинском именнике. Поэтому мы сочли нужным привести здесь все имена, принадлежавшие представителям кабардинской знати, взятые из указателя к сборнику документов «Кабардино-русские отношения в ХVI-ХVIII вв.»; при этом нужно иметь в виду, что документов, отражающих кабардино-русские отношения, гораздо больше, как и имен; но в любом случае, наша выборка, учитывая количество представленных имен (более 700), будет достаточно репрезентативной.

Выявление и этническая аттрибуция антропонимов связана с определенными трудностями, особенно в нашем случае, поскольку средневековые писцы немилосердно коверкали многие имена, поэтому очень многие из них встречаются в разных вариантах. Мы не думаем, конечно, что наша классификация будет безошибочной (на это не могли бы надеяться не только историки, но и профессиональные филологи-антропонимисты). Наша задача, однако, облегчается тем, что у адыгов антропонимы того времени фактически составляют не пять пластов (собственно адыгские имена; тюркские; арабские в тюркском оформлении; арабские в адыгском оформлении; иные), а только три; поскольку ислам был принят адыгами под давлением Крыма, все арабо-мусульманские имена были восприняты ими в той форме, которую антропонимы приняли в тюркской среде. Но чисто по формальным соображениям мы решили выделить их в отдельный пласт; все три языка относятся к разным языковым семействам, т. е. не имеют между собой ничего общего, что делает задачу этнического определения имен вполне и успешно разрешимой.

Следует заметить, что в документах 16-17 веков представителей кабардинской знати именуют тюркскими титулами (или бытовавшими в тюркской среде); вместо адыгских пши (князь), тлекотлеш (дворянин первой степени) или уорк (дворянин) – мурза (от арабо-персидского амир-заде), козлар, уздень; последний термин продолжает широко употребляться и в 18 веке, но мурза (по отношению к кабардинцам) уже встречается редко.

Некоторое затруднение вызывает совпадение имяобразующих аффиксов: уко, ико «сын» в адыгском и ук, ок «род; семя; потомок; стрела; пуля» в тюркском, а также с тюркским аффиксом –ка, –ука (наиболее распространен в карачаево-балкарском), соответствующем русскому –ище: бёрю «волк» - бёрюка «волчище», аю «медведь» - аюка «медведище», употребляемым и как окончание некоторых имен; встречается в окончаниях имен и третий аффикс, уменьшительно-ласкательный, -кай. Но данное обстоятельство можно считать несущественным, поскольку основа почти всегда четко различима. Кроме того, на всем протяжении долгого периода (230 лет), который охватывают документы, помещенные в КРО, подавляющее большинство встречающихся в них фамилий образовано от имен, что позволяет внести их в именник без аффиксов –ов, -ев, которыми их снабдили писцы.

Этимологии имен мы не даем (это заняло бы слишком много места), оставляя последнее слово за специалистами; впрочем, полагаем, что количество имен, отнесенных по ошибке в тот или иной список, будет невелико.

^ ИМЕНА, ВСТРЕЧАЮЩИЕСЯ В ДОКУМЕНТАХ 16-17 ВЕКОВ

Следует отметить, что в русских документах 16-17 веков большинство представителей аристократии именуются мурзами, но некоторые, видимо, отличая их более высокий сан, называются князьями.

КНЯЗЬЯ С ТЮРКСКИМИ ИМЕНАМИ: Битемрюк, Биту, Айдар (Идар), Инармас, Алкас, Джанмурза, Галистан, Денгизбей, Додорука (Дударыка, Тутарыка), Кайтука, Кечмезюн, Куденет (Куденек), Булат, Бейбулат, Мамет, Айтек, Канук, Битуу, Маашук (Амашук, Магашук), Майт, Темрюк, Тазрит (Тагазрит), Таздруй, Тока (24 имени); Тюмка (неясно).

КНЯЗЬЯ С АДЫГСКИМИ ИМЕНАМИ: Кермургук (?), Пшимаха, Тхагата (Тагята, Тегата), Хакеча, Бок (5 имен).

КНЯГИНИ С ТЮРКСКИМИ ИМЕНАМИ: Алтынчач, Кученей, Малхуруб (все трое – дочери Темрюка Айдаровича), Каншовха, Пархан, Хабаз, Хан, Шупхан (8).

КНЯГИНИ С АДЫГСКИМИ ИМЕНАМИ: Алегихко, Бабасупх (Бабатух), Желегоша, Калгаша, Кандыда, Увжугта, Козета (7).

МУРЗЫ С ТЮРКСКИМИ ИМЕНАМИ: Айдарей, Адил-Гирей, Айдемир, Айтек, Алкас, Каншов, Акабгу, Аксыка, Канук, Актулум, Мамстрюк, Албуздуй (Елбуздук, Елбузду, Елбузлук), Айдар (Идар, Юдар), Инал, Алегука, Шеганук (Шаханук), Аликай, Алсабек, Аскар, Анзарука, Янглыч, Канклыч, Анфока, Со(н)гурбек, Анчагир, Алкас, Араскан, Араслан (Аслам, Ослан), Асланбек (Асламбек), Ардошов, Думанук (Думунук, Доманук), Джанмурза, Ахлов, Ечекан (Очекан), Байгарук (Булгайрук, Булгерук), Барук (Берука), Баруско, Батырбий, Ельмурза, Беберюк (Баборук, Боборуко, Оборуко, Биберек), Безрука, Бек, Бислан (Беслень, Беслент, Бислам), Каншов, Тош, Каш, Битемрюк, Будачей, Сунчалей, Казы, Бутак, Такмыш, Тапсорук, Девлет-Гирей, Джан, Клехстан, Джанбулат (Янбулат), Джантемрюко, Дзахмыш, Сонорук (Сопорук), Докчука, Ездноур, Елжерука, Тапшанук, Елкан, Ель, Казый, Хорошай, Канбулат, Жансох (Янсох), Яным (Женым), Загоштока, Ибак, Салтан, Салтанбий, Салтанаш, Салтанбек, Салтанук, Салтанкул, Салтман, Солтафак, Суркай, Иланд, Ильдар, Инармас, Ичурук, Кадышука, Казый, Козы, Кайтука, Камбулат, Кельмамет, Киркмыш, Клыч, Ковжак, Косай, Куденек, Кунмурза, Кантемир, Каспулат, Катук, Кочкан (Кочкас), Кул, Меканяй, Минберди, Минбулат, Буштук, Озмек, Арсланмурза (Расарамурза), Тауслан (Сауслан), Таусалтан, Семиз-Ильдар, Созоруко, Табул (Тобулду), Талаустал, Таторука, Ташбузрук, Тапсарук, Харашай (Хорошай), Тапшинука, Тарзатык, Татар-Мурза, Татархан, Телгизбий, Темир-Аксак, Темирбулат, Темир-Салтан, Темрюк, Тлосталбек, Тонжехан, Тохта, Урусхан (Урасхан), Уреслан, Шангирей, Шаралп, Шебак (Шибан), Саурбек, Шолох, Янхот (Енхот) (139).

МУРЗЫ С АДЫГСКИМИ ИМЕНАМИ: Желегот, Пышта, Ходокшуко (Ходокжука, Атажука), Гуж, Тягет, Желогод, Кардал (Кардан, Курдан), Пшеапшоко, Пшимахо, Кита, Нарчов, Матлов (?), Убит, Хабыз, Хакяго, Хапха (Хапых), Хатыка, Черегуко, Чеужей (Шужий), Чугук, Тлеспердек (21).

ИЗ ДРУГИХ ЯЗЫКОВ: Алей, Алий, Ислам, Муртаз (из арабского), Мусост (из еврейского через греческое Мойзес), Леван (грузинское), Муцал (нуцал – титул аварских владетелей в Дагестане), (7); Мудар (Молдар), Мурзабек, Самти, Хота (неясно).

КОЗЛАРЫ (ТЛЯКОТЛЕШИ) С ТЮРКСКИМИ ИМЕНАМИ: Бекмурза, Янхот, Ельбуздук, Еналука, Илендорук, Канмурза, Каншок (Каншока), Мурзакан, Елькан, Чагир (10). НЕЯСНО: Хот, Хотов (2).

КОЗЛАРЫ С АДЫГСКИМИ ИМЕНАМИ: Пшимах, Фогука (2).

УЗДЕНИ С ТЮРКСКИМИ ИМЕНАМИ: Абрек, Казбек, Адайчес, Адарук (Адурук, Идарук), Ажемай, Анзор, Аисов, Албек, Алпаут, Алчук, Алклыч, Анфока, Асан, Атай, Аталика, Атамас (Атамаско), Ахлов, Кумачей, Булат, Бутай, Бор, Биязрука (Базирка), Баймурза, Бакай, Баубек, Бек, Урдашов, Белекей (Берекей), Берамука, Беккан (Беткан), Бикан, Дам, Дербыш, Захмыш, Дочука (Такшука), Докхан, Ельтюк, Ищерек (Ещерек), Илехстан (Гиляксан), Илджарука, Илим-ага, Эльдар, Иналук, Загашт, Инозак (Инозачко), Ишимбет, Казак, Калтак (Калтачка), Канбулат (Камбулат), Камгут (Кангут), Каныбек (Канбечка), Каншов (Каншох), Каныш (Кагыш), Карашай, Катай, Качмас, Келбора, Келдешей, Кимердюка, Ибак, Корунак, Кочерук, Кошко, Кул, Кулей, Кумык, Курман, Кутуш (Кутушко), Тоймас, Лан, Лулбек (Лулбечко), Мазлов (Мизло), Мамет, Кагуз, Марабул, Матрей, Мачока, Аппак, Калабек, Сайкуня, Сарыкез, Сатай (Сетей), Сибок (Себак), Созоруко, Соха, Тавмурза, Тагока, Таймолук, Тебердука, Териберди, Тара, Таусалтан, Ташов, Тегей (Тюгей), Тойполов, Тотуй, Тутуш, Тоймас, Ураз, Уроскал, Урчука, Ушмамбет, Челчик, Черкес, Черюка, Чора, Чюкеля, Чумей, Шагасан, Шама, Шеганука (Шаханука), Барчов, Мекей, Шокал, Ялмурза (Янмурза), Янсох, Ярышка (117).

УЗДЕНИ С АДЫГСКИМИ ИМЕНАМИ: Амешуха, Блишука (Плишука), Березко (Березг, Береско), Всоулка, Выса, Вычка, Говожука, Гордан (Кардан), Гунетль, Гупчуга, Желегот, Закорей, Кафыска, Ныр (Нырка), Мерамука, Меремкул, Мучка, Нагадика, Нагокчем (Ночок), Кушохакан, Псовка (Псковка), Пшегача, Пшигат, Гошока, Пшикан, Пшугута, Пшунай, Тагапсов, Тлапшин, Тлегука (Тлыжука), Тлекеча, Тлепшока (Лепшук), Тлеш, Убжука, Утычко, Фага (Фака), Хамылко, Ханефока, Хатук, Хачевка, Хошока, Ятка (41).

ИЗ ДРУГИХ ЯЗЫКОВ: Алей, Измаил (Смаил, Смагил), Искендер, Ислам, Кулахмат (Кухлумат), Магомет, Мустопар, Фатык (арабские), Ицарко (вайнахское), Очир, Тайша (калмыцкие), Мурза, Мурзакул (персидско-тюркское). (13)

ИМЕНА НЕЯСНОГО ПРОИСХОЖДЕНИЯ; Бечет, Лаварсан (Леварсан), Петряй, Ота, Джебат, Хауд, Хукуз, Хотов; Аматхик, Гусан, Мамик (армянские?)(11).

Баду, Калюбат, оружейники (неясно).

ХОЛОПЫ: Зучко (неясно), Умит (арабск. ?); Алтынка (холопка; тюрк.), Калгеза (мамка Якова Куденетовича Черкасского; неясно).

Итого, у высшей знати:

Тюркских имен князей, княгинь и мурз - 171

Адыгских имен князей, княгинь и мурз - 33

Из других языков – 11 (из них арабских – 3)

^ КОЗЛАРЫ (ТЛЯКОТЛЕШИ):

Тюркских имен - 10

Адыгских - 2

Неясно - 2

УЗДЕНИ:

Тюркских имен - 117

Адыгских - 41

Из других языков - 13

Неясно - 11

КРЕСТЬЯНЕ:

Тюркских имен – 1

Неясно – 5__________________________________

Подведем общий итог; из 417 имен:

Тюркских - 299

Адыгских - 76

Из других языков – 24

Неясно – 18

Рассмотрение этих цифр приводит к совершенно неопровержимому выводу, высказанному выше – кабардинская знать по своему происхождению была тюркской (черкесско-кабарской). Разумеется, в этих документах нет списка всех имен, но если бы мы имели список всех имен, употреблявшихся в княжеско-дворянской среде в тот период, вряд ли картина была бы другой, чем полученная нами; 400 имен вполне достаточно, чтобы поверить сделанному выводу. Мы не стали делить имена по двум векам (документы 1 тома КРО охватывает период с 1552 по 1689 годы); в этом случае можно было бы получить еще более конкретные результаты.

Удельный вес адыгизмов в общем числе имен узденей (41 имя из 196) несколько выше, чем в среде князей и мурз (33 из 185). Вероятно, это объясняется тем, что аристократия, заключая браки только внутри своего сословия, была в этническом отношении более однородной, в отличие от среды узденьской; но примерно равное количество тюркских и адыгских имен княгинь говорит о том, что некоторые аристократы также брали жен из адыгской среды (вероятно, дочерей родовых старшин). Дворяне могли, возможно, жениться и на представительницах свободного крестьянского сословия адыгов (тфокотлей), некоторые тфокотли за какие-то заслуги возводились в узденьское достоинство. Тем не менее, полное преобладание тюркских имен в княжеско-дворянской среде на протяжении периода в 136 лет показательно.

Наша сводка позволяет получить и точный ответ на вопрос о времени принятия ислама кабардинцами. Некоторые исследователи считали, что это случилось в конце XVII века, после гибели Темрюка Айдаровича и установления власти Крыма над землями адыгов. Но, в таком случае, за эти полтора века количество арабских имен в кабардинской антропонимии было бы достаточно велико; однако таковых мы находим только три. Следовательно, кабардинцы приняли ислам в конце XVII века, на Лабе, куда были выселены из Пятигорья Шабаз-Гиреем; там же, в плотной адыгской среде, знать, сильно уменьшившись в числе после эпидемии чумы (разразившейся тогда же), вероятно, и позабыла свой «отечественный язык» (по свидетельству некоторых кабардинских князей).

^ ИМЕНА, ВСТРЕЧАЮЩИЕСЯ В ДОКУМЕНТАХ XVIII ВЕКА

КНЯЗЬЯ И МУРЗЫ С ТЮРКСКИМИ ИМЕНАМИ: Адиль, Азновир, Аджигирей, Батыргирей, Аджи, Ажитемрюк, Темрюк-бек, Темрюк, Адильгирей (Алдигирей), Амфока, Атажука, Ахмурза, Девлетгирей, Джанбулат (Жамбулат, Джембулат), Ахлау, Аклав-Мурза, Алажух, Денгизбей (Тензбей), Алегука (Алиюк, Алаюк-бек), Арасланука (Асланука), Арслан, Араслан, Арасланбек (Раслан-бек, Асламбек), Раслангирей, Бияраслан, Бамат (Мамат), Кази (Казы), Кайтука, Кара-Мирза-бек, Алхас, Бекмурза, Докчюка, Ханмурза, Бахты-Гирей, Дударука, Дулатук-бек, Джанхот (Женгот), Жангирей, Касай-бек, Казы-бек, Кургока, Кучука, Келемет, Айдемир, Девлетука, Канталл, Кельмат, Мамбулат, Минболат, Темрюк-Аджи, Баток-бек, Цнака, Батыр-мурза, Батырь, Бий-мурза, Баты-Султан, Кайсин-бег, Татархан, Татархан-бек, Шевлох (Шевлах, Шолох), Биараслан, Бузлук, Шеганук (Шегунук-мурза), Ельбуздук-мурза, Ельбуздук-бек, Ильдар-мурза, Казый-мурза, Кара-мурза, Бекмурза, Казыбек, Булат, Гиляксан, Кайсин, Кайшока, Кончок (Кончока), Гирей, Сидак (Шейдяк), Инал-бек, Инарук, Тавсултан, Тавсарук, Бесланик, Давлет-Гирей-бек, Инал, Кыльчука, Кельмамет, Каит, Канбулат, Канмамет-бек, Канамат, Куденет (Кудайнет), Келемет, Куруко, Беслан, Каспулат, Кайжока, Корчука-бей, Мадар, Сокур-Хаджи, Такмаз, Кучук, Таусалтан (Таластан), Каншов, Корчока, Темирбулат, Тохтомиш, Утбан-мирза, Хан, Цыока, Эльмурза, Касай, Шурух (113).

КНЯГИНИ: Джан (тюркское).

КНЯЗЬЯ С АДЫГСКИМИ ИМЕНАМИ: Гетагаш (Кетагеч-бек, Гетага), Пшимах, Шапшока (Шепшук, Бешапчюка, Пайшок-бек), Дол, Нарча. (5)

АРАБСКИЕ (или с арабскими основами) ИМЕНА КНЯЗЕЙ: Али (Алей), Алибек, Ислам, Исмаил, Касим, Магомет (Мухамет), Муса, Мамбет, Исламбек, Алимурза, Алибек, Магомет-Гирей, Маматгирей, Саадат-Гирей, Салатгирей, Хаджали, Султан-Али, Мухамет-бег, Сунчалей, Хаджи-Гирей, Момат-Гирей, Хаджали (22).

ИЗ ДРУГИХ ЯЗЫКОВ: Куртала, Картул-бек, Мамадар, Мудал, Муцал, Мурдар-мурза, Амиз, Мисосит (Мойзос, Масаус), Мисост-бек, Муку-Али, Ниятша, Навруз-бек, Шамурза, Мирза (14).

УЗДЕНИ С ТЮРКСКИМИ ИМЕНАМИ: Абаш, Аслангирей, Сейдяк, Аджакай (Аджикай), Бузан, Азамат, Танбий, Актуган (Актувзан), Салтык, Канбулат, Зика, Анзор, Асан, Аукол, Бабук, Барак, Батырбий, Асланука, Бей, Беслень, Бисултан, Гирей, Качмас, Будачей, Бюзук, Батырь-Мурза, Давлет-Мурза, Джашируган, Джилган, Джул, Джумак, Аслангар, Догожук, Бара, Елейнар, Жансох, Ерошты, Бий, Ирычай, Гилястан, Канаш, Кажук, Кучюк, Казанчи, Султанмат (Салтамут), Салтанак, Сантжук, Сайдак, Канбий, Канбулат, Кандур, Докчука (Токшука), Канчока, Караба, Касай, Качарук, Казгирей, Качбек, Кирей, Селет, Кожок, Козы, Салемгирей, Сибиргирей, Асланмурза, Ельмурза, Кузай, Батырба, Батырша, Кучмежек, Темир, Минкиши, Арслан-Гирей, Нартыч, Сузарука, Ок, Чопалав, Шанука, Чюл, Батырь-Гирей, Джамбулат, Шан, Хату, Тавлан, Ельмурза, Тама, Танбий, Казий, Кара-Мурза, Темир-Булат, Ток, Тохтомиш, Трам, Туглан, Тунтух, Унгуч, Загашта, Хам-Булат, Хаст, Девлетука, Дохчука, Чаро, Чепчи (103).

АДЫГСКИЕ ИМЕНА УЗДЕНЕЙ: Абзыж, Атягеш, Шипших, Вык, Джеджук, Упшикан, Сеж, Кардан, Качожок, Догжий (Дугучей), Тахушин, Коштрока, Кон, Моргуш, Пшипш, Шавапца (Чагапца), Хамгоко (17).

АРАБСКИЕ (или с арабской основой) ИМЕНА УЗДЕНЕЙ: Али, Султан-Али, Алисултан, Ислам, Магомет, Маматсеин, Муса, Уцеин, Исмаил, Максет, Салат-Гирей, Умар, Муртаз, Мусат, Хожамет (15).

ИЗ ДРУГИХ ЯЗЫКОВ: Алидерс-Бижан, Ачили, Бельчуга (Бельшук), Мумча, Акарт, Икалжи, Окафремир, Шабаш-Гирей, Навруз, Шамурза, Ширин, Таав, Мусост, Тага, Хан Люхрари, Арзамас. (16)

КУПЦЫ: Аметь, Ахмет-хан. (2)

ИМЕНА КРЕСТЬЯН: Тлах, Хурас, Девлет-Гирей, Амшамуков Унчук, Мусин Ган, Мужугов Бата, Едикул (старшина крестьян), Паче (старшина крестьян), Мерем Бичоев, Пшигатижев Муса (вожди восставших крестьян).

Из них адыгские: Тлах, Хурас, Амшамук, Бата, Паче, Мерем, Пшигатиж (7); тюркские: Девлет-Гирей, Едикул, Унчук (3); арабские: Ахмет-хан, Аметь, Муса (3); Мужуг (вайнахское?), Бичой (грузинское?), Ган (?).

^ ИМЕНА КНЯЗЕЙ

Тюркские - 114

Адыгские - 5

Арабские - 22

Из других языков - 14

ИМЕНА УЗДЕНЕЙ:

Тюркские – 103

Адыгские – 17

Арабские – 15

Из других языков – 16

^ КРЕСТЬЯНЕ И КУПЦЫ:

Адыгские имена – 7

Тюркские – 3

Арабские – 2

Неясно – 3

ОБЩИЙ ИТОГ; из 301 имени:

Тюркских – 220

Адыгских – 29

Арабских - 39

Других – 33

Документы, вошедшие во второй том КРО, относятся к периоду от 1711 до 1791 года. Поэтому количество имен, встречающихся в них, приблизительно на 100 единиц меньше. Мы уже говорили, что арабские имена в кабардинский язык вошли через тюрков, в тюркском оформлении и звучании, поэтому такое именование их весьма условно; ни одного арабского (или персидского) имени, не встречающегося у крымских татар, ногайцев, карачаево-балкарцев и кумыков, в кабардинском именнике нет. Но все же мы выделили их в отдельную группу, избегая возможного упрека в стремлении повысить количество тюркской антропонимии.

Какие выводы можно сделать на основании этой сводки? Как ни странно, в XVIII веке, после принятия ислама и установления очень тесных связей с Россией, удельный вес адыгских имен у князей падает и составляет всего лишь одну тридцатую (5 из 155)! Появляются 22 имени с арабской основой, но удельный вес чисто тюркской антропонимии продолжает оставаться подавляюще высоким – 114 из 155. То же самое наблюдаем и у дворян: 17 адыгских имен из общего числа (151), когда тюркских – 103, т. е. две трети.

Причина всего этого могла заключаться в еще большей, чем прежде, отъединенности правящего класса от зависимого народа, когда нарекать адыгскими и арабо-мусульманскими именами стали в основном детей простолюдинов, а наречение тюркскими именами начали рассматривать как стойкую традицию аристократов и дворян. Поэтому, несмотря на вполне вероятный приток адыгов в дворянское сословие, количество адыгских имен в этой среде не возрастало, а падало.

Еще более наглядную картину дает нам сводная таблица, охватывающая 240 лет:

Всех имен - 718

Тюркских - 519

Адыгских - 115

Других - 114

Итак, в течении столь долгого времени выявляется полнейшее преобладание тюркских имен в среде кабардинских князей и дворян: 515 из 718. На долю остальных, даже вместе вместе взятых, остается только 237, т. е. в два с половиной раза меньше. (Если же к числу тюркских прибавить условные «арабские» и «персидские» имена типа Алибек, Мурзакул и пр., имеющие тюркское же оформление, их число повысится до 570 единиц). Причем это преобладание фиксируется с самого начала русско-кабардинских отношений, а не появилось в какой-то период, под чьим-то влиянием. Ничего не изменили ни более тесные контакты с Россией, ни принятие ислама, ни утрата знатью «отечественного языка».

Еще более ясную картину дает другая сводка. Всего в КРО содержится 519 документов, в которых упоминается:

Тюркских имен князей, княгинь и мурз – 285

Адыгских имен князей, княгинь и мурз – 38

Тюркских имен узденей – 230

Адыгских имен узденей – 60

Если брать в среднем, то одно тюркское имя представителя кабардинской знати встречается в одном документе; адыгские имена – в 5 раз реже (если же брать только аристократию – то еще реже). Если бы черкесы и кабары были адыгскими племенами, мы наблюдали бы полное преобладание адыгских антропонимов – но этого нет и в помине, особенно среди аристократии. Странные объяснения, которые нам приходилось слышать, что князья и дворяне ориентировались на Крым, отсюда и обилие у них тюркских имен, ничего не дают, как и легковесно предполагаемая иными авторами для тех далеких времен «мода на тюркские имена». Русские аристократы и дворяне долгое время говорили на французском языке (многие лучше, чем на своем), однако почему-то, за редким исключением, своим детям французские имена не давали. Знать Кабарды явно осознавала себя полностью отделенным от народа, особым и почти наглухо закрытым обществом, имевшим другой статус и образ жизни, одежду, самосознание, интересы, и, как видим, даже имена.

Единственное приемлемое объяснение – то, что черкесы и кабары были тюрками, а нынешние кабардинцы имеют к ним только косвенное отношение; кабардинские князья и дворяне, как и мамлюки, являлись прямыми потомками кабаров, а также Черных Клобуков, берендеев, ковуев, торков, топчаков и других племен, некогда нанимавшихся на военную службу к русским князьям. Их история, начавшись в Поднепровье, Подонье и Крыму, трагически закончилась на берегах Нила, Кубани и Малки.
1   ...   10   11   12   13   14   15   16   17   ...   20

Похожие:

М. Л. Големба черкесы и кабарда iconМ. Л. Големба миф о канжальской битве
А было ли сражение?

М. Л. Големба черкесы и кабарда iconИндивидуальные особенности контингента детей старшей группы
В старшей группе №1 22 ребёнка: 12 девочек, 10 мальчиков. Дети посещают детский сад с первой младшей группы, отличаются многонациональностью:...



Образовательный материал



При копировании материала укажите ссылку © 2013
контакты
www.lit-yaz.ru
главная страница