О. П. Федорова Допетровская Русь. Исторические портреты




НазваниеО. П. Федорова Допетровская Русь. Исторические портреты
страница8/31
Дата публикации24.06.2013
Размер3.69 Mb.
ТипКнига
www.lit-yaz.ru > История > Книга
1   ...   4   5   6   7   8   9   10   11   ...   31
^

РУСЬ В XIII веке




Монголы и Русь




Чингисхан




Чингисхан (в переводе – «властитель вселенной») – прозвище, но оно позволяет понять, как воспринимали современники основателя и великого хана монгольской империи (с 1206 г.). А настоящее его имя – Тэмуджин (Темучин) (около 1155 1227 гг.). Он был сыном Богадура, сумевшего подчинить себе соседние племена, лидеры которых всё же восстали после его смерти. Никто из них не хотел признать право на власть восьмилетнего Тэмуджина. Началась борьба за лидерство, а юному наследнику пришлось испытать тяготы преследуемого беглеца, чудом спасшегося, но не сдавшегося под ударами судьбы, сумевшего превратиться в воина и собрать силы для ответного удара. Тэмуджин подавил мятеж, а вождей смуты предал жестокой казни. Его избрали великим ханом на всеобщем съезде кочевников (курултае). Пророки предрекли Чингисхану власть над всем миром, и войска дали ему клятву завоевать вселенную.

Таким образом, во второй половине XII – начале XIII в. на территории современной Монголии возникла держава Чингисхана. Многочисленные племена, занимавшиеся главным образом кочевым скотоводством, были объединены под властью этого мудрого и хитрого политика, жестокого и решительного полководца.

Чингисхан не принадлежал ни к одному из определённых верований, но был проникнут глубоким религиозным чувством. О важнейших вопросах жизни и правления он всегда был рад подолгу беседовать с мудрецами различных религий. Чингисхан верил, что он сам и его народ находятся под покровительством и руководством божественного провидения. Сохранились письменные свидетельства тех времён, которые содержат эту информацию.

Чингисхан вошёл в историю как организатор завоевательных походов по странам Азии и Восточной Европы. Они сопровождались опустошениями, гибелью целых народов. В продвигавшуюся на запад монгольскую армию вливались представители племён тюркского происхождения. Их называли «татал», или «тата». Таким образом, и «монголы», и «татары» – названия племён среди других, которые тоже были объединены Чингисханом в единое государство. Но монголы оказались более энергичными, и ещё им сопутствовала удача. Именно их соплеменник стал полководцем. Армию Чингисхана, а затем и Батыя стали называть монголо татарами. У монголов была отличная для того времени боевая техника (стенобитные орудия, нефтяные бомбы, катапульты для метания огромных камней и т. д.), которые создавали лучшие специалисты военного дела из Китая и Персии, попавшие к ним в плен. В монгольском войске была строжайшая дисциплина, нарушителей её безжалостно казнили.

После победоносных походов на Китай (с 1211) и Туркестан (с 1219) провинциальная Монгольская держава превращается в мировую империю Чингисхана. Из уроженцев вновь завоёванных земель Чингисхан сумел подобрать себе талантливых помощников.

У монголов не было письменности до образования государства. Они её позже заимствуют у одного из северокитайских племён, где уже появились признаки государственного образования, но это племя добровольно вошло в состав империи Чингисхана. Там монгольские дети по инициативе этого «покорителя Вселенной» и обучались чтению и письму.

Не был грамотен Чингисхан, изречения которого записывались под его диктовку. На их основе по распоряжению самого Чингисхана был составлен сборник. Он являлся сводом законов, поучений, наставлений, уставов, который называли «Великою книгою Ясы» (Великая Яса){79}. И хотя Яса не сохранилась в подлиннике (были её списки на монгольском, уйгурском, на персидском и арабском языках), но существуют отдельные отрывки, а также сокращённые изложения этого свода документов. Есть теперь переводы сохранившихся фрагментов этого исторического источника и на русский язык{80}.

По закону верховная власть в империи принадлежала хану, и только ему. Никаких многообразных титулов, свойственных другим народам, не существовало. После смерти правящего хана новый хан должен был принадлежать к роду Чингиса. На Курултае выбирался наиболее способный из потомков Чингисхана. Вначале в выборах принимали участие только монголы. Позже, по мере роста Монгольской империи, и другие народы, например турки, были допущены в круг «имперского народа»{81}.

В отрывках одного из изложений Ясы, в части «Крепостной устав», говорилось: «Чтобы изгнать праздность из своих владений, Чингисхан повелел всем своим подданным работать на общество, так или иначе». Причём равенство в труде требовало и равенства в пище. Яса запрещала кому бы то ни было есть в присутствии другого, не разделяя с ним пищу. Существовала и определённая налоговая система. Некоторые группы населения не подпадали под действие общего «Крепостного устава» или вообще освобождались от податной повинности, например: врачи, техники, ремесленники.

В уголовном праве Ясы перечисляются виды преступлений, подлежащих наказанию: а) преступления против религии, нравственности и установленных обычаев; б) преступления против хана и государства; в) преступления против жизни и интересов частных лиц.

Яса предписывала: «во первых, любить друг друга; во вторых, не прелюбодействовать, не красть, не лжесвидетельствовать, не быть предателем; почитать старших и нищих, и, если найдётся кто либо нарушающий эти заповеди, таковых предавать смерти» . Причём преступник отвечал за совершённое им преступление не только сам лично, но ответственными за его деяния признавались и члены его семьи (жена, дети). То есть исполнение своих заповедей, хотя в чем то и схожих с христианскими, мусульманскими, Чингисхан пытался осуществить жесточайшими методами, что, в сущности, противоречило идеологии христианства и магометанства.

В сохранившихся фрагментах «Воинского устава» Ясы говорилось о необходимости военной подготовки: упражнений в бое с саблями и копьями и стрельбе из лука. Организация армии основывалась на её строгом единообразии. Армия составлялась из десятков, сотен, тысяч и тем{82}. Начальник каждого отряда отвечал за своих подчинённых. Воины должны были приходить в армию в полном снаряжении, с комплектом оружия и рабочих инструментов. Перед началом похода хан лично осматривал войско. Если обнаруживался беспорядок, начальник отряда наказывался. В одном из фрагментов «Воинского устава» говорилось: «Запрещается, под страхом смерти, грабить врага, пока военачальник не дал на то приказа». Приказывалось, «чтобы последний воин, как и военачальник, имел в добыче свою долю и владел долей в добыче под условием, чтобы он уплатил в ханскую казну часть, определённую законом». Сохранилось также сообщение, что войско должно предоставлять «наиболее прекрасных девиц» военачальнику и хану. Фрагменты «Устава лова» (охоты) содержат указания: «Когда нет войны с врагами, пусть предаются делу лова – учат сыновей, как гнать диких животных, чтобы они навыкали (привыкали. – О. Ф.) к бою и обретали силу и выносливость и затем бросались на врагов, как на диких животных, не щадя (себя)».

Знакомство с содержанием Ясы как бы приоткрывает окно в загадочный мир, которому невозможно дать оценку с позиций современной нравственности и морали (и православной, и мусульманской). Характеристика цивилизации Чингисхана нашими современниками со знаком «плюс» или «минус» наивна и далека от понимания её сущности. Это как утверждение, что «сладкое» лучше «синего» или «горькое» лучше «жёлтого». В уголовном праве Ясы перечисляются преступления, которые таковыми считаются и в Нагорной проповеди Христа, и в Коране. И вместе с тем в Ясе нарушители этих заповедей («не убей», «не укради» и т. п.) должны быть преданы смерти.

В «Крепостном уставе» можно заметить идеологию общины и даже «социалистической» действительности: равенство в труде и в пище. А некоторые его положения хорошо бы взять и в современную жизнь: освобождение от податей врачей, техников, ремесленников; ещё бы хотелось добавить: учителей, сельских тружеников... И вместе с тем человеческая жизнь в империи Чингисхана ничего не стоила, мучения и смерть в качестве наказания провинившихся стали обычными явлениями. Они были законодательно оформлены и становились повсеместной практикой.

Римский монах Плано Карпини, который в 1246 г. побывал в гостях у Батыя, описал тактику монгольских всадников: «Надо знать, что всякий раз, когда они завидят врагов, они идут на них, и каждый бросает в своих противников три или четыре стрелы; и если они видят, что не могут их победить, то отступают вспять к своим. И это они делают ради обмана, чтобы враги преследовали их до тех мест, где они устроили засаду... Вожди или начальники войска не вступают в бой, но стоят вдали против войска врагов и имеют рядом с собой на конях отроков... Иногда они делают изображения людей и помещают их на лошадей, это они делают для того, чтобы заставить думать о большом количестве воюющих... Перед лицом врагов они посылают отряд пленных... С ними идут и какие нибудь татары. Свои же отборные отряды они посылают далеко справа и слева, чтобы их не видели противники, и таким образом они начинают сражаться со всех сторон... А если случайно противники удачно обороняются, то татары устраивают им дорогу для бегства, и сразу, как те начнут бежать и отделяться друг от друга, они их преследуют и тогда во время бегства убивают больше, чем могут умертвить на войне».

Где проходит грань, отделяющая справедливость от жестокости, полководческий талант от коварства, благородство поступка от страха перед неумолимостью смертной казни, если оценивать цивилизацию монголо татар с современных либеральных позиций защиты прав человека? Наивно было бы это делать, тем более осуждать и выносить приговор. Попробуем понять этот взрыв «пассионарности», по терминологии Л. Н. Гумилёва.

^

Монголо татарское нашествие на Русь




Захватив Северный Китай, Среднюю Азию и Северный Иран, войска Чингисхана под командованием его полководцев Джебе и Субудая пришли в причерноморские степи, угрожая кочевавшим там половцам. Как известно, отношения между русскими и половцами были не однозначны: то войны, то перемирия, а с конца 90 х гг. XII в. – довольно продолжительные мирные отношения, сопровождавшиеся активными экономическими и культурными связями.

Родственные узы русских князей и половецких ханов были тогда не редкостью. В 1223 г. половцы, сообщая русским князьям о том, какая страшная опасность идёт с Востока, говорили, что если монго лотатары возьмут землю половецкую, то завтра захватят и Русь. Состоялся даже по этому поводу совет князей, среди которых были и «младшие князья», например Михаил Черниговский{83}, Даниил – в будущем галицкий, а затем и киевский князь, двадцатидвухлетний Ростислав – сын князя Смоленского и др.

Половецкий хан Котян обратился к своему родственнику, галицкому князю Мстиславу Мстиславичу (Удалому), за помощью. Мстислав Галицкий договорился с Мстиславом Киевским и Мстиславом Черниговским объединить военные силы, тем более что княжества трёх Мстиславов находились ближе всех других русских земель к половецким степям. Союзники шли навстречу врагу – передовому отряду монголов. Но у реки Калки они устроили спор: переправляться на другой берег или нет. В результате галицкий и черниговский князья с подвластными им князьями переправились на другой берег навстречу противнику. А киевский, ожидая врагов, укреплял свой лагерь оградой. Выяснилось, что монголы во много раз превосходили силы союзников. Половцы, не выдержав удара противника, бежали, смяв отряды русских князей. В кровопролитной схватке с монголами половецко русские войска потерпели поражение. Всё это видел с другого берега, но ничем им не помог князь Мстислав III Романович Киевский{84}. Мстислав Галицкий чудом выжил, хотя получил в этой битве ранение. Вскоре войско Мстислава Киевского попало в плен и было уничтожено, а на самого князя и других знатных русских пленников, а также на убитых и раненых монголы положили помост из досок и на нём устроили пир победителей, который сопровождался стонами умирающих. Такого страшного поражения русская армия никогда не знала и не могла даже предположить. Лишь десятая часть войска вернулась домой. Половецкое ханство было уничтожено. Оно вошло в состав монгольского государства.

В 1227 г. умер Чингисхан. В 1231 г. войско его третьего сына и преемника Угедея вторглось в Закавказье, которое вскоре оказалось в руках монголов. В 1236 г. другой наследник Чингисхана, его внук Вату (по русски – Батый), начал поход на русские земли. Он являлся предводителем общемонгольского похода в Восточную и Центральную Европу (1136 1143).

Перед тем, как напасть на самый восточный край Руси – Рязань, послы Батыя явились к рязанскому князю с требованиями дани: «Десятая часть всего вашего да будет наша». Князь ответил: «Когда нас никого в живых не останется, тогда возьмите всё».

Так оно и случилось. Правда, рязанский князь попытался обратиться во Владимир за помощью, чтобы вместе с владимирцами победить опасного для Руси врага. Великий князь Владимирский Юрий II Всеволодович не стал помогать рязанцам, помня прежние междоусобные раздоры. А с монголами надеялся справиться своими силами, если они придут во Владимирскую землю. Не предполагал князь, насколько сильна и беспощадна армия Батыя, не предвидел ни того, что это будет его последний, смертный бой, ни страшной участи своих родных и подданных, своего стольного города.

Рязанский же князь всё таки попробовал откупиться от монголов. По летописным источникам, он направил к Батыю сына Фёдора во главе посольства, которое принесло Батыю богатые дары. Но Батый узнал, что жена Фёдора княгиня Евпраксия – известная красавица. Он обратился к Фёдору: «Дай изведать красоту жены твоей». Получив отказ, Батый приказал умертвить всё княжеское посольство. А княгиня Евпраксия, оплакав смерть мужа, уже в осаждённом монголами городе бросилась с высоты крепостной стены вместе с грудным ребёнком. Так народное предание описывает смерть юной вдовы, подчёркивая трагизм этих событий.

Рязань взяли штурмом, разграбили и сожгли, почти всех жителей перебили. По словам летописца, «и не было ни стонущего, ни плачущего». В это время из Чернигова возвратился рязанский боярин, богатырь Евпатий Коловрат, и перед его взором предстало страшное зрелище. С небольшой дружиной в тысячу семьсот человек он догнал орду Батыя и врезался в их полчища. От неожиданности монголы оторопели. Батый послал против Евпатия монгольского богатыря Хостоврула, своего родственника. По русским преданиям, во время поединка этих двух богатырей Евпатий разрубил Хостоврула пополам. В неравной борьбе пала вся русская дружина, а с Евпатием всё ещё никак не могли справиться. Его убили, окружив пороками таранами (стенобитными орудиями). От старой Рязани ничего не осталось. Впоследствии она возродилась на новом месте.

Наконец великий князь Владимирский Юрий II понял, что по численности монгольское войско намного превосходит его дружину. Он пошёл собирать ополчение, оставив во Владимире своих сыновей. Пытаясь устоять против штурма города, они вывели дружину за его стены и боролись до последнего, пока все не погибли. Их отец, собрав удельных князей, встретил врага на берегу реки Сити. И всё равно монголов было значительно больше. Они победили. Едва отыскали потом тело князя среди убитых воинов и отвезли в Ростов, чтобы там похоронить с княжескими почестями, насколько тогда это было возможно.

До Новгорода монголо татары не смогли дойти – Новгородская земля была затронута полчищами Батыя лишь частично. Почему монголы не дошли до Новгорода? Это загадка истории. Возможно, они устали от сопротивления, оказанного русскими, и решили вернуться. По дороге оказался небольшой по сравнению с Новгородом город Козельск. В это время во главе Козельска был малолетний князь. Горожане, дружина дали клятву: «Наш князь младенец, но мы, как подобает русским людям, умрём за него, чтобы в мире оставить добрую славу, а за гробом принять бессмертие».

Семь недель Козельск держал осаду. Когда разбили стену, русские вышли на бой и все погибли «на телах мёртвых врагов», как уточняет летописец. Батый приказал уничтожить всё население города, вплоть до детей. Козельск монголы назвали «Злым городом».

Пришёл черёд и Киева. Батый прислал послов с предложением сдать город, который ему очень понравился. Киев на высоком берегу Днепра отражался в воде: среди голубизны неба – белые прекрасные стены Софийского собора, окружённые зеленью деревьев... Батый предложил сохранить жизнь киевлянам в обмен на их свободу. Татарские послы были убиты, и ждать пощады уже не приходилось. Киев защищался до последнего человека и был разрушен до основания. Долгие годы он оставался в запустении.

В результате двух походов монголов (1237 1238 и 1239 1240) почти все главные города, кроме Новгорода и Галича, куда по той или иной причине монголы не дошли, были разрушены и разграблены.

Разгромив Русь, монгольские орды направились в Европу. Разорению подверглись Польша, Венгрия, Чехия, балканские страны. Монголы дошли до границ Германии, побережья Адриатического моря. Ряд неудач, которые постигли монголов в Чехии и Венгрии, совпал по времени (1242) с получением ими известия о смерти сына Чингисхана – хана Угедея. Поход был прекращён. Батый повернул свои войска на восток.

Что же всё таки явилось главной причиной решительного поворота монгольских орд обратно на восток? Несомненно, монголы утратили былую наступательную мощь после похода на Русь. В жестоких боях на её территории погибла лучшая часть монгольского войска. Русь первой из стран Европы приняла его удар на себя и героически защищалась. А. С. Пушкин верно подметил: «России определено было великое предназначение: её необозримые равнины поглотили силу монголов и остановили их нашествие на самом краю Европы... образующееся просвещение было спасено растерзанной Россией».

^

Золотая Орда




В середине XIII в. один из внуков Чингисхана – Хубилай – перенёс свою ставку в Пекин. Он стал основателем династии Юань. Великому хану в Каракоруме подчинялась остальная часть Монгольской державы. Большую часть территории Средней Азии получил один из сыновей Чингисхана – Чагатай (Джагатай). В руках внука Чингисхана Хулагу оказался Иран, часть Передней и Средней Азии, Закавказья. Эта территория с 1625 г. называлась государством Хулагуидов. Другой внук Чингисхана (от старшего сына – Джуги), Батый, основал государство Золотая Орда. Он повелел всем своим подданным под страхом смертной казни повиноваться постановлениям Ясы. Ряд историков (например, Г. В. Вернадский, Л. Н. Гумилёв) считают, и не безосновательно, историю Золотой Орды частью истории России.

Золотая Орда простиралась от низовьев Дуная до верховьев Иртыша и Оби. Вначале она была в подчинении у великого хана Монголии, а затем окончательно стала независимым государством. Русь же платила дань победителю. Это продолжалось двести сорок лет.

Итак, к первой четверти XIII в. разразилась катастрофа: монголо татары пришли на Русскую землю. Летописец сообщал: «Батый, как лютый зверь, пожирал целые области... Матери плакали о детях, пред их глазами растоптанных конями татарскими. Живые завидовали мёртвым...»

Героическое сопротивление населения Руси не помогло одолеть врага: помешала феодальная раздробленность государства. Русь попала в экономическую и политическую зависимость от Золотой Орды. В русской историографии отмечалось, что великих князей назначал теперь хан. Русь ежегодно выплачивала завоевателям дань, которую собирали баскаки – чиновыики хана. Это сопровождалось убийствами, насилием, пожарами. Вывозилось всё лучшее: искусные мастера и их изделия, продукция промыслов. В Орду угоняли красивых женщин. Ослушаться было невозможно. Даже княжеские сыновья могли стать ханскими заложниками. Некогда цветущая Русь, успешно соперничавшая с Западной Европой, была опустошена и разграблена. Постепенно приходили в упадок когда то освоенные таким тяжким трудом старые земледельческие территории, ныне запустевшие. Они обезлюдели. Границы земледелия отодвинулись на север. А южные покинутые плодородные регионы стали называться «Дикое поле».

В Ипатьевской летописи под 1259 г. рассказывается о том, как князь Даниил Галицкий, собираясь строить город Холм, столкнулся с трудностями: не мог найти мастеров, «изо дня в день, собирая со всех окрестных земель ремесленников». Они становились самым ценным товаром на невольничьих рынках, куда привозили их монголы. В середине XIII в. исчезают даже некоторые виды ремёсел, замирает внешняя торговля. Уже в конце первой трети XIII в. в арабских источниках отмечается, что на международных рынках исчез мех черно бурых лис, который раньше привозили русские купцы: теперь его забирали баскаки. Династические браки западноевропейских монархов с русскими княжескими родами прекратились.

Завоеватели не поселились на территории Руси. В отличие от других покорённых народов, русские не поставляли воинов в татарское войско. Возможно, всё это явилось одной из причин сохранения русского языка – одного из важнейших элементов национальной культуры.

Пострадала от татар в период завоевания Руси и Русская православная церковь. Много погибло священников, пропал без вести митрополит Иосиф Грек. Очевидно, он погиб в развалинах покорённого врагом Киева. Но вместе с тем после победоносных походов монголы не устраивали гонения на христианскую веру. Историк русской церкви М. Ф. Толстой так объясняет это явление: «Чингис в "Ясе", принятой преемниками за основной закон государства, признал единого высочайшего Бога, но вместе с тем велел чтить всех богов... В ярлыках{85}, выдаваемых ханами русским святителям, запрещалось хулить веру русскую под страхом смертной казни». Историк добавил, сравнивая: «...Папы старались воспользоваться для своих целей общими бедствиями русской земли и поднимали на неё крестовые походы». Он имел в виду и те походы, которые с успехом отразит доблестный новгородский князь Александр Невский.

Русская церковь не платила дань в Орду и не собирала в её пользу никаких пошлин с духовенства и монастырских крестьян. Баскакам запрещалось становиться на постой в домах, принадлежавших церкви, или разрушать их. Подлежало возврату всё, что было беззаконно отнято у священнослужителя. Но русская церковь вынуждена была принять на себя обязанность молиться за хана и его род. В первых же строках ярлыка, который давали ханы русским митрополитам, оговаривалось это условие.

^

Оценки особенностей отношений Руси с монгольскими завоевателями




С самого начала, когда Русь находилась под властью Золотой Орды, можно было говорить о двух линиях в отношениях Русского государства с монголами. С одной стороны, в летописях татар называли «безбожными агарянами» и «окаянными кровопийцами», данническая зависимость от них была для народа тяжким бременем. С другой стороны, церковь и князья вынужденно подчинялись империи Чингисидов, и сотрудничество их с ханом носило прагматический характер.

Рязанские и владимирские князья пытались ещё в 1237 г. откупиться от татар дарами. Но татарам был нужен постоянный и регламентированный доход – дань, которую вынуждена была выплачивать Русь Золотой Орде. Одновременно уже с начала 40 х гг. XIII в. отношения между русскими князьями и монгольскими ханами строились на основе «даров» – подарков. Русский князь, приезжая в Орду, что то дарил хану. И татары тоже одаривали князей. Так было в 1247 г., когда Батый, «почтив» Александра Невского, «многои дары дасть ему». Но надо иметь в виду, что это было проявлением особого отношения к русскому полководцу, одержавшему блестящую победу над агрессорами – непобедимыми тогда шведами и Ливонским орденом. За это и уважал его Батый.

Разных мнений придерживаются историки по поводу ярлыка на великое княжение. Так, известный русский учёный В. О. Ключевский, как и многие другие исследователи, считал, что в Орде великокняжеский Владимирский стол был «предметом торга и переторжки; покупной ханский ярлык покрывал всяческую неправду». А вот мнение Л. Н. Гумилёва: «Ярлык – это пакт о дружбе и ненападении. Реальной зависимости он не предполагал. Батый посылал ярлыки к правителям Рима, Сирии и других стран, от него не зависимых». Но это трудно сейчас доказать, так как княжеские ярлыки сохранились в малом количестве, в отличие от «митрополичьих». Даже если и получали правители Рима, Сирии ярлыки от Батыя, это не имело никакого значения для них: ведь они действительно не зависели от хана, в отличие от русских князей. Но всё равно эта проблема ещё требует дальнейшего исследования.

Марксова характеристика монгольского ига: «Это иго не только давило, оно оскорбляло и иссушало саму душу народа», – стала хрестоматийной в советской литературе, тем более что она во многом совпадала с информацией, которую можно было почерпнуть из некоторых древнерусских источников, из дореволюционной и советской литературы, При этом, например, в учебной литературе почти не упоминались конкретные факты «военно дипломатического, политического союза» русских и татар, и это во многом искажало объективную действительность ушедшей эпохи. В течение двухсотсорокалетнего периода зависимости от монголо татар изменялись её степень и характер. Сотрудничество началось ещё при Александре Невском. Так называемая «челночная дипломатия» (поездки князя в Орду) осуществлялась при Иване Калите, при его сыне Семёне и других князьях, хотя эти поездки и сопровождались порою трагическими ситуациями. Так, сын московского князя Дмитрия Ивановича (Донского) был заложником у хана. Но, с другой стороны, Касимовское царство будет не раз выручать Русь.

Советским историкам трудно было согласиться с мнением Л. Н. Гумилёва, работы которого стали популярны в 80 х г. XX в., по поводу монгольских завоеваний XIII в. Он, в противовес устоявшимся, традиционным представлениям о монголо татарском нашествии, утверждал: «...Не подходит к монголам надетая на них маска патологических агрессоров и разрушителей культуры... Наивная монголофобия была лозунгом либерально буржуазной (модной) историографии»{86}. Однако если мы обратимся к летописным источникам, народным преданиям, фольклору, то увидим глазами людей того времени эти события как катастрофу космического масштаба. Методы сбора дани отражены, например, в русской народной песне об одном из баскаков хана Щелкана:

У кого денег нет,

У того дитя возьмёт,

У кого дитяти нет,

У того жену возьмёт,

У кого жены нет.

Того самого головой возьмёт.

А ведь древние источники, фольклор не принадлежат перу ни «модного» либерально буржуазного историка, ни марксиста. В них отражены реальные страдания людей, ввергнутых в водоворот страшных событий, а не холодный ретроспективный взгляд на явление далёкого прошлого.

Так были ли жестокими монголотатары? Да, были. Они просто не могли быть другими в определённой ситуации – захватнической войны. Они были жестокими потому, что иначе не победили бы. Чингисхан и его последователи были крайне безжалостны и к объекту своей агрессии, не желавшему ему подчиниться, и к собственным провинившимся воинам. Но справедливы ли упрёки в жестокости из современной реальности кочевому{87} народу, который находился в периоде «исторического детства» и только только перешёл от родового строя к государственному образованию? Оно, это государство, вошло в историю, озарённое яркой личностью Чингисхана. Тогда война была обычным способом разрешения международных проблем. Очевидно, под этим углом зрения нужно рассматривать и утверждения Л. Н. Гумилёва.

Задачей международного права монголов, отражённой в Ясе, являлось, как это ни странно сегодня звучит, установление вселенского мира. А одним из основных положений Ясы была определённая форма объявления войны – с гарантией безопасности населению враждебной страны в случае добровольного подчинения. Русь добровольно не подчинилась.

Монголо татары, пришедшие на Русь, были язычниками. Вот что писал в этой связи католический монах Карпини, побывавший у Батыя после его погрома русских земель: «Татары верили в одного Бога, но также делали идолов из войлока и шёлковой материи наподобие людей, ставили против дверей юрты и молились им, как покровителям скота. Они боготворили также своих умерших ханов и поклонялись солнцу, луне, воде и земле. Но, вообще, у них было много терпимости к вере, и христианские священники исполняли свою службу в часовне перед ставкою хана. Татары держались разных суеверий: считали за грех дотронуться ножом до огня, ловить и убивать молодых птиц, переломить кость о кость, пролить на землю молоко или другой напиток; но убивать людей было у них нипочем. Они сильно верили гаданиям и чарам, думали, что огонь все очищает, и потому послов проводили между двух огней, чтобы они не сделали вреда их хану; волхвы и гадатели имели у них большую власть». Потому и погибали в ханской ставке русские православные князья, не пожелавшие совершить языческие обряды.

В 1312 г. хан Узбек принуждал поволжских татар принять ислам. Некоторые отказались ему повиноваться. Часть из них погибла во внутренней войне (1312 1315). Те, кто уцелели, спаслись на территории Руси. Из них многие стали христианами. Христиан монголо татарского происхождения было, конечно, гораздо меньше, чем мусульман. По мнению Л. Н. Гумилёва, крещёные монголо татары стали «ядром московских ратей», которые разгромили войско Мамая в 1380 г., а также тех московских полков, которые остановили натиск Литвы в те же годы. Ещё и в XIX, и в XX вв. «добросовестные историки»

(как называл их Л. Н. Гумилёв): Н. М. Карамзин, С. М. Соловьёв, С. Ф. Платонов, А. Н. Насонов (его книга вышла в 1940 г. – О. Ф.) и др. – отмечали отсутствие «национальной» вражды между монголами и русскими. «Вражда началась лишь в XIV в., когда монголы растворились в массе поволжских мусульманских народов, т. е. через сто лет после смерти Батыя», – убеждал Л. Н. Гумилёв, но с этим не соглашаются большинство историков. Необходимо добавить, что в дальнейшем политика российского царизма была вполне лояльна и к исламу, и к народам, которые были ему привержены.

Крещёные татары знатных родов женились на русских девушках из боярских, дворянских семей. Потомки татар были и в семьях царствующих особ: Елена, мать Ивана IV; Ирина, жена Фёдора Иоанновича; царь Борис Годунов. Графы Шереметевы, графы Юсуповы, историк Н. М. Карамзин и др., судя по фамилиям, были явно татарского происхождения.

По поводу проблемы «отатаривания славян» Гумилёв уточняет: «А кто же, вообще говоря, отатарил славян? Женихи и невесты. Невест брали в Орде, женихи сами приезжали в Ростов (больше всего именно в Ростов) и там крестились и те и другие».

Итак, потомки крещёных татар иногда занимали довольно высокое положение в Русском государстве. Это были главным образом ханские родственники или родственники высокопоставленных чиновников хана. Однако идеализировать процесс «отатаривания славян» (как это благодушно называл Л. Н. Гумилёв), конечно, нельзя. Он не был безоблачным. Смешанные браки бывали и насильственными. Помимо ханских сборщиков податей, на Русскую землю приходили шайки татарских грабителей, которые уводили в плен молодых девушек, женщин, нередко становившихся татарскими жёнами. В одной из народных песен рассказывается подобная история. Пленная русская девушка стала женой татарина и родила сына. Вскоре попала в плен и её мать, которую сделали нянькой этого мальчика. Она поёт:

^ Ты баю, баю, моё дитятко, Ты по батюшке злой татарчоночек, Ты некрещёный, немолитвенный, А по матушке мил внучоночек, Мой внучоночек – русска косточка!

Южные и юго восточные русские области особенно страдали от нападений бродячих шаек татар, сопровождавшихся грабежом, пожарами, пленением беззащитных людей. Обнищавшие крестьяне вынуждены были покидать южные земли и идти в холопы к богатым людям. Селились они и в княжеских вотчинах, но особенно охотно – на монастырских землях. А монастырям земледельцы были нужны: рабочих рук для обработки земли не хватало. Возле монастырей появлялись и посёлки, где люди занимались не только земледелием, но и ремеслом, торговлей. Здесь они находили охрану от татарского насилия.

В работе К. Маркса «Разоблачения дипломатической истории XVIII в.», опубликованной на русском языке в 50 х г. XX в., утверждалось: «Установленный монгольскими ханами "режим систематического террора" развращающе действовал на феодальную верхушку завоёванных стран; представители последней заимствовали коварные и жестокие методы правления у своих монгольских повелителей»{88}. К. Маркс не вполне владел информацией о сути этих «взаимоотношений», так как тема «Монголы и Русь» не была в поле зрения европейской науки его времени. Нельзя, конечно, отрицать тот факт, что до монголо татар в законах Русского государства даже не упоминалась смертная казнь в качестве наказания за любое преступление, но она применялась и на

Западе. Высказывание Маркса о том, что «режим систематического террора» монголов «развращающе» действовал на правителей России, совершенно не давало точной, а значит, справедливой оценки политики русских князей. Слово «развращение» здесь не подходит. Нужно было сохранить русскую государственность в условиях порабощения сильным – и на долгие годы опасным – врагом. Что же касается «коварных и жестоких методов правления», то они были свойственны и некоторым главам стран Западной Европы, хотя их народы избежали участи порабощения монгольскими завоевателями,

В 1973 г. в СССР была опубликована книга «Кард Маркс. Биография». В ней отмечалось, что в работе Маркса «Разоблачения дипломатической истории XVIII в.», основанной на ограниченном круге источников и проникнутой «духом недоброжелательства к России», содержался «ряд тенденциозных положений, опровергнутых впоследствии наукой». А ведь прежде чем ряд тенденциозных положений » Маркса был опровергнут наукой (кстати, еще в советское время), подавляющее число авторов использовало их в качестве методологической базы для своих исследований.

Но в последнее время возникает ещё один ракурс видения взаимоотношений Руси с монголо татарами и их последствий. На это обращает внимание современный исследователь русской культуры Лев Аннинский в своей книге «Русские плюс...». Он указывает на мнение некоторых современных татарских авторов, которое можно было бы назвать продолжением процитированного выше высказывания К. Маркса о русско ордынских взаимоотношениях, но с прямо противоположной оценкой этого явления – об исключительно положительной роли Орды в становлении государственности в России. Вот их мнение (в пересказе Льва Аннинского): «...В 1991 г.

русские и украинцы разрушили то единое государство, начало которого было заложено Золотой Ордой. То государственное устройство, которое ещё сохранилось в России, по типу остаётся ордынским...» И далее, имея в виду факты националистических проявлений в постперестроечное время, Аннинский с горечью добавляет: «Мы наследуем всё то, что тысячу лет рождалось в муках и междоусобиях. Теперь уже дело в том, кто из нас и из под кого хочет вышибить табурет соседа». Это пессимистическое настроение имеет, к сожалению, повод к существованию. И автор, как бы вторя Л. Н. Гумилёву, убеждает читателя, что мы все потомки и «тогдашних славян», и «тогдашних татар», а «отпрыски» Батыевых воинов: калмыки, буряты, узбеки – кровно породнились с потомками других степняков. Не стоит раздувать «угли» национализма. Может случиться «пожар», предупреждает Лев Аннинский.

Заметный вклад в изучение темы «Монголы и Русь» сделал белоэмигрантский учёный Г. В. Вернадский, труды которого опубликованы теперь и в России. В чём то созвучные работам советских исследователей, они представили всё же несколько иное видение происходившего в далёком прошлом (во многом такое же, как у его более позднего единомышленника, но в СССР – Л. Н. Гумилёва), когда это касалось темы взаимоотношений Руси и монголо татар. В работах Г. В. Вернадского исторические события и их деятели оценивались не столь жёстко с политической и социологической точки зрения, как в советской науке. При этом в их основе лежит концепция, учитывающая и такой важный фактор, как ментальность современников этих давно прошедших событий, который оказывается практически вне поля зрения большей части исследователей.

Но Вернадский, как позже и Гумилёв, не только идеализировал роль «степи» и «кочевников» в прошлом Руси, он в своей книге «Монголы и Русь» так увлекся подробностями истории монгольской империи, что история Руси была представлена лишь фрагментами. Не уделялось должного внимания ее экономике, политике, культуре в период ее зависимости от монголо татар. Это конечно не могло не вызвать во многом справедливую критику со стороны советских ученых. А утверждение Вернадского, что «татарский» источник русской государственности является определяющим, не могло не стать дискуссионным.

Сегодня просто безграмотным было бы отрицать тот факт, что существовало военно политическое сотрудничество русских и татар, взаимовлияние культур этих и других народов России, и тем более однозначно оценивать этот сложный комплекс взаимоотношений. Главное сегодня не впасть в ту или иную крайность.

Современные исследователи указывают на восприятие некоторых элементов финансового, налогового, управленческого устройства Золотой Орды Российским централизованным государством, да и вообще на взаимовлияние культур российских народов.


1   ...   4   5   6   7   8   9   10   11   ...   31

Похожие:

О. П. Федорова Допетровская Русь. Исторические портреты iconПослесловие А. И. Федорова
Источник: Лоренц К. Оборотная сторона зеркала: Пер с нем. А. И. Федорова, Г. Ф. Швейника / Под ред. А. В. Гладкого; Сост. А. В. Гладкого,...

О. П. Федорова Допетровская Русь. Исторические портреты iconПослесловие А. И. Федорова
Источник: Лоренц К. Оборотная сторона зеркала: Пер с нем. А. И. Федорова, Г. Ф. Швейника / Под ред. А. В. Гладкого; Сост. А. В. Гладкого,...

О. П. Федорова Допетровская Русь. Исторические портреты iconУрока: Исторические события в произведении И. С. Никитина «Русь»
Учить анализировать литературное произведение во взаимосвязи с историческими событиями

О. П. Федорова Допетровская Русь. Исторические портреты iconI блок тестов – Методология, функции истории, исторические школы (14 тестов)
Древняя Русь, феодальная раздробленность и Русские княжества в период монгольского ига (27 тестов)

О. П. Федорова Допетровская Русь. Исторические портреты iconБюллетень новых поступлений
Ключевский, В. О. Афоризмы [Звукозапись]; Исторические портреты и этюды. Дневники / В. О. Ключевский; читает Л. С. Юрова. Кем б-ка...

О. П. Федорова Допетровская Русь. Исторические портреты iconВопросы: Большаков Н. М., Гурьева Л. А., Фёдорова Э. И., Хохлова Е. В
Боровушкин И. В., Гурьева Л. А., Кочергин С. М., Ладанов А. В., Ли Н. А., Мачурова Н. Н., Морозова Е. В., Опаницына Н. А., Пахучий...

О. П. Федорова Допетровская Русь. Исторические портреты iconКонтрольная работа по отечественной истории на тему «Древнерусское государство Киевская Русь»
«я» важна для каждого. Но это «я» зависит от того в какой культуре мы живем и воспитываемся. Мое «я» это русское «я». А это значит...

О. П. Федорова Допетровская Русь. Исторические портреты icon«В сердце светит Русь…» (115 лет со дня рождения С. А. Есенина)
Есенин, С. О русь, взмахни крылами: Стихотворения, поэмы / С. Есенин. М. Альпари, 1995. 653с

О. П. Федорова Допетровская Русь. Исторические портреты iconЭтап проектной или исследовательской деятельности
...

О. П. Федорова Допетровская Русь. Исторические портреты iconСтанция 1 «В темнице там царевна тужит»
Я поселилась здесь не случайно. Место действия пушкинских сказок – Древняя Русь, рубленная из столетних кряжей, сложенная из белого...



Образовательный материал



При копировании материала укажите ссылку © 2013
контакты
www.lit-yaz.ru
главная страница