Становление категории залога в английском языке дипломная работа




НазваниеСтановление категории залога в английском языке дипломная работа
страница2/7
Дата публикации25.01.2014
Размер0.58 Mb.
ТипДиплом
www.lit-yaz.ru > История > Диплом
1   2   3   4   5   6   7


По сравнению с развитой системой медиопассивных форм в греческом и латинском языках эта готская система была очень незначительной.

В древнеанглийском языке не существует такой системы хотя бы и в скромных размерах.

Древнеанглийские глагольные формы часто сопоставляются именно с готскими, поскольку готское евангелие IV в. представляет собой самый ранний связный текст на каком-либо германском языке. При этом, однако, следует иметь в виду, что готский язык не во всех отношениях отражает раннее историческое состояние германских языков, так как у него есть и свои специфические особенности.

При сопоставлении древнеанглийской системы глагола с системой готского текста Вульфилы становится очевидным, что в древнеанглийском произошли по сравнению с готским существенные изменения, свидетельствующие о сокращении флективной системы и о выдвижении новых способов выражения глагольных категорий.
^ 3.2. Средства выражения залоговых отношений

в древнеанглийском языке

Говорить о медиопассиве в применении к древнеанглийскому языку не приходится. Однако в этом языке сохранился изолированный пережиток системы медиопассива, которая, очевидно, существовала в эпоху, предшествующую древнейшим памятникам, дошедшим до нас. Этот единственный остаток – две формы от сильного глагола VII класса hatan “называть” — форма ед. ч. 1 и 3-го лица hatte и форма множественного числа hatton. Форма hatte, по-видимому, этимологически точно соответствует готской форме haitada, а форма hatton образована от неё по аналогии с формами множественного числа прошедшего времени слабых глаголов. [12;122] Эти формы встречаются в древнеанглийском языке в значении как настоящего, так и прошедшего времени наряду с активными формами того же глагола:

þa ea þa hatte Araxis (Мировая история Орозия) “та река, что называется Аракс”;

þa deor hīe hataþ hranas (Мировая история Орозия) “те олени, которых называют северными”.

Будучи изолированным остатком системы флективного медиопассива, формы hatte и hatton, конечно, не могут считаться органической составной частью системы глагола в древнеанглийском языке. Они стали особенностью одного единственного глагола, т. е. полностью лексикализовались.

В древнеанглийском не было особых пассивных форм глагола. Значение пассива передавалось синтаксически с помощью именного составного сказуемого, представлявшего собой сочетания глаголов-связок beon и weorþan с причастием II переходных глаголов. Как известно, значение пассивности свойственно самому причастию II от переходных глаголов, выступающему в функции предикативного члена. Именно это значение причастия и создавало специфическую пассивную окраску именного сказуемого, в состав которого оно входило.

Что касается различий между формами сказуемых с beon и weorþan, то они определяются различием в семантике этих глаголов-связок. Как известно, глаголы-связки лишь частично утрачивают своё лексическое значение и приобретают обобщённое грамматическое значение, однако их грамматическое значение не столь абстрагировано от лексического, как у вспомогательных глаголов, а потому и сохраняется различие в семантике этих сочетаний:

þær wearþ Ordheh cyninзes þeзn ofslæзen (Коттонская хроника) “там был убит Ордхех, слуга короля”;

hīe зedydon æt þāra Deniscan зeweorce, ond þær wurdon зeflīemde, and sume fēower cyninзes þeзnas ofslēanne (Паркерская хроника) “они достигли датской крепости и там были разбиты, четверо королевских солдат погибло”;

þæt зeweorc зeworct wæs (Паркерская хроника) “эта крепость была построена”;

Þās lytlan bōc… þe is зehāten Grammatica (Мировая история Орозия) “маленькая книга, называемая “Грамматика”.

Из этих двух форм, форма с weorþan передавала более чётко значение пассива. Этим, по-видимому, объяснялся количественный рост таких форм к концу древнеанглийского периода. Исследователи древнеанглийского пассива отмечают, что в начале периода употребление форм с weorþan составляло всего 10 — 13 %, а к концу периода — 35 — 40 %. [11 ;168]

Составное сказуемое с weorþan + прич. II передавало только значение пассивного действия. Составное сказуемое с wesan (beon) и причастием II передавало два значения: значение пассивного действия и значение состояния:

We synd āworpene hider on þās deopan dālo (Песнь о Беовульфе) “Мы были изгнаны сюда в эти глубокие долины”;

Đær wæron bollan steape boren (Песнь о Беовульфе) “Сюда были принесены высокие сосуды”.

Функционирование пассивных оборотов в древнеанглийском было относительно ограниченным: пассивный оборот с глаголом beon (wesan) употреблялся только от переходных глаголов, а с глаголом weorþan — только от переходных предельных:

his зestreon beoð eall āspended (Паркерская хроника) “всё его имущество израсходовано” (переходный предельный глагол);

lyft wæs onhrered (Песнь о Беовульфе) “воздух двигался” (переходный непредельный глагол);

on ðām dæзe wurden зearlīce tīda gesette (Церковная история Беды) “в тот день были установлены времена года” (переходный предельный глагол).

В. Н. Ярцева отмечает, что пассивные обороты в древнеанглийском в основном употребляются тогда, когда активно действующее лицо неизвестно или когда о нём предпочитают не говорить.[11;169] Агенс действия при пассивном обороте выражен в исключительно редких случаях. Если исполнитель действия представлен в предложении, то он выражается существительным или местоимением в дательном падеже с предлогом from или of:

him wære from drihtne sylfum heofonlīc зifu forзiven (Песнь о Беовульфе) “ему был подарен самим господином небесный дар”.

Как альтернатива пассивным оборотам в случаях, когда конкретный источник действия неизвестен или по каким-либо другим причинам не указывается, в древнеанглийском языке употребляется активная конструкция с неопределённо-личным местоимением man (men, me) в роли подлежащего:

his broþur Horsa man ofsloз (Коттонская хроника) “его брата Хорсу убили”.

В связи со спецификой значения и выражения пассивного значения в древнеанглийском встаёт вопрос о том, можно ли считать, что в древнеанглийском существуют особые формы для выражения пассива — аналитические залоговые формы глагола.

В англистике существуют два прямо противоположных мнения по этому вопросу.

Сторонники наличия аналитических залоговых форм в древнеанглийском строят свои рассуждения на том факте, что обе формы могли быть употреблены в условиях, характерных для современного пассива, а именно с показателями, подчёркивающими действие, процессуальность. Таких показателей отмечается обычно три: 1) наличие в предложении с пассивной формой глагола обстоятельств времени, места и образа действия; 2) наличие указания на исполнителя действия; 3) наличие соотносительных активных форм, выражающих действие.

Эти три критерия, конечно, свидетельствуют о несомненно пассивном характере значения всего сочетания, но не могут быть решающими в определении того, имеет ли оно морфологический (аналитическая форма глагола) или синтаксический (составное глагольное сказуемое) статус.

Для решения этого вопроса следует обратиться не только к анализу функционирования пассивной формы, сколько к анализу самой формы, ибо необходимо установить степень грамматической слитности её компонентов.

Анализ той конструкции, с помощью которой передаётся пассивное значение действия в древнеанглийском, убеждает нас, что аналитических залоговых форм в древнеанглийском ещё не было.

Во-первых, в целом для системы древнеанглийского глагола не характерно наличие аналитических форм. Древнеанглийский — это период по преимуществу синтетических средств выражения.

Во-вторых, формы с wesan (beon) и weorþan различались по своему значению из-за специфики значения wesan (beon) и weorþan, которые в древнеанглийском выступали как связки, а не как вспомогательные глаголы.

В-третьих, причастие II проявляет некоторую самостоятельность в пределах пассивной конструкции, что выражается в том, что предикативный член, как правило, согласуется в числе и роде с подлежащим:

we synd āworpene hider (Песнь о Беовульфе) “мы изгнаны сюда”.

В данном случае причастие II aworpene выступает в форме им.п. мн. ч., т.е. согласуется в числе с подлежащим we.

Возможность согласования предикативного члена с подлежащим свидетельствует о наличии между ними непосредственной синтаксической связи, а это, в свою очередь, подтверждает самостоятельный статус причастия II на уровне членов предложения.

Наконец, немаловажным аргументом в пользу синтаксического статуса пассивной конструкции в древнеанглийском является тот факт, что для членов пассивного оборота, как и для членов других словосочетаний в древнеанглийском, характерно дистантное расположение:

þāra heord him wæs þære neahte beboden (Паркерская хроника) “стадо которого было ему в ту ночь поручено”;

а также возможна препозиция предикативного члена по отношению к глаголу-связке:

hie þā ealle зeзaderode wæron (Паркерская хроника) “они все тогда собрались”;

syððan hē underзeat þæt eall folc him tō зeboзen wæs (Мировая история Орозия) “когда он понял, что весь народ ему покорился”.

Итак, анализ самого глагольного сочетания, состоящего из глаголов beon (wesan) и weorþan + прич. II показывает, что в древнеанглийском не было специальной аналитической формы для передачи залоговых отношений, а соответствующее значение передавалось составным именным сказуемым с более или менее чётко выраженными частями: глаголом-связкой и предикативным членом. [11;170]

Признавая отсутствие аналитической формы пассива как элемента глагольной системы древнеанглийского языка, нельзя не отметить, что в отдельных случаях пассивные обороты древнеанглийского очень близки по значению, форме и характеру функционирования к формам современного аналитического пассива. Например: þā wæs Hroðgare here-sped зyfen (Песнь о Беовульфе) “тогда Хротгару была дарована военная удача”.

Взятые изолированно, формы типа wæron boren могут рассматриваться как аналитические пассивные формы, так как причастие в них не согласуется с подлежащим. Однако примеры такого рода свидетельствуют лишь об определённой тенденции развития, о зарождении новой формы. Подобные формы малочисленны и не вступают в системные отношения с морфологическими глагольными формами.

Таким образом, древнеанглийская система глагола характеризуется отсутствием специальных форм залога. Значение пассивности передаётся в древнеанглийском при помощи свободных синтаксических сочетаний, которые не обладают достаточной слитностью компонентов и, следовательно, не являются аналитическими формами страдательного залога, соотносимыми с формами актива.
^ 3.3. Становление форм залога в среднеанглийский период

А. И. Смирницкий указывает, что в среднеанглийский период пассивная конструкция используется шире по сравнению с древнеанглийским, хотя, по его мнению, в среднеанглийском ещё рано говорить о наличии аналитического пассива, параллельного активу и входящего в систему спряжения глагола.[20;124] Аргументируется это тем, что в среднеанглийском в пассивных конструкциях ещё нет единообразного способа выражения деятеля, необходимого для того, чтобы пассив вошёл в систему спряжения глагола как одна из аналитических форм. В среднеанглийском, в отличие от современного языка, для выражения деятеля всё ещё употребляются различные предлоги — from, thurgh, of и др.

Однако вышеупомянутое обстоятельство не мешает нам утверждать, что именно в среднеанглийский период происходит становление аналитических пассивных форм глагола. Процесс морфологизации бывших синтаксических конструкций связан с целым рядом изменений в организации пассивных форм, которые происходили в это время.

Дальнейший процесс грамматизации приводит к полной утрате лексического значенеия глаголом-связкой и к превращению его во вспомогательный глагол. Этот процесс затрагивает как глагол wesen (ben), так и глагол wurthen (д. а. weorþan). Исчезает разграничение этих форм по значению, которое отмечалось в древнеанглийском.

Одновремено с окончательной утратой глаголами wesen (ben) и wurthen своего лексического значения исчезает и согласование бывшего предикативного члена с подлежащим. В среднеанглийском причастие теряет падежные окончания и становится неизменяемой формой.

Благодаря этим двум важнейшим изменениям в среднеанглийском возникает аналитическая форма пассива, характеризующаяся неразрывной слитностью её частей, из которых первая (т. е. вспомогательный глагол) полностью лишена своего лексического значения и которые в совокупности передают значение пассива:

and that was sayd in forme and reverence (Chaucer) “и это говорилось вежливо и почтительно”; noght was foryeten by th’ infortune (Chaucer) “ничто не было обойдено несчастьем”.

Как видно из приведённых примеров, для среднеанглийского в целом характерно контактное расположение членов аналитической глагольной формы. Это также рассматривается как одна из черт, свидетельствующих о появлении в этот период аналитической формы страдательного залога. Однако, постановка причастия II перед вспомогательным глаголом всё ещё возможна, но только в поэзии:

I wolde han told yow fulle the manere, How wonnen was the regne of Femenye by Theseus (Chaucer) “Я хотел бы рассказать вам подробно, как было завоёвано Тезеем королевство амазонок”.

Вновь возникшая аналитическая форма стремится занять своё место в системе глагольных форм. К концу периода появляются аналитические пассивные формы для всех времён группы Indefinite, для группы Perfect, а также пассивные формы инфинитивов этих групп:

The tresoun that to wommen hath ben do “измена, которая была сделана по отношению к женщинам”; with many a tempest, hadde his berd been shake “его борода была овеяна многими бурями”; He knew wel that Troye shoulde destroyed be “Он хорошо знал, что Троя будет разрушена”; I nolde to han be crowned quene of al the lond (Chaucer) “Я не хотела бы стать коронованной королевой всей земли”.

Итак, с самого начала среднеанглийского периода уже существуют две параллельные аналитические формы пассива: «wesen + прич. II» и «wurthen + прич. II». Однако вторая форма была недолговечной, ибо глагол wurthen в течение среднеанглийского периода вообще перестал употребляться, сначала на севере и на востоке, а к концу периода — на юго-западе. У Чосера форма с wurthen не употребляется. [11;172]

Исчезновение глагола wurthen в пассивных формах глагола связано, очевидно, с тем, что он перестаёт функционировать как самостоятельный полнозначный глагол. Исчезнув как полнозначный глагол, он не сохраняется и в своих служебных функциях: в качестве вспомогательного глагола для образования форм пассива и будущего времени. Таким образом, к концу среднеанглийского периода сохраняется только аналитическая пассивная форма глагола с вспомогательным глаголом wesen (ben).

На всём протяжении истории английского языка некоторые черты синтаксиса, характерные для германских языков в целом, оказываются устойчивыми. Такими неизменными чертами английского предложения являются номинативность и глагольность.

Номинативный строй предложения характерен для английского языка. В древнеанглийском подлежащее в предложении выделяется особым падежом — именительным — независимо от характера сказуемого.

В сказуемом основную роль играет глагол, без которого оно не может существовать; даже для именного сказуемого обязателен глагол-связка.

Несмотря на устойчивость указанных синтаксических черт, номинативность и глагольность предложения в среднеанглийский период испытывают некоторые изменения, благодаря которым значительно изменяется сочетаемость пассивной формы глагола.

Первое из этих изменений — исчезновение форм дательного и винительного падежей существительного, переход к двухпадежной системе. Второе изменение является непосредственным следствием первого: исчезновение чёткого различия между переходными и непереходными глаголами. В результате появляются предложения со сказуемым, выраженным пассивной формой глагола, в которых подлежащее соответствует беспредложному косвенному дополнению или предложному дополнению активных конструкций:

þe duke Mylon was geven hys lyff “герцогу Милону была дарована жизнь”; þes oþir wordis of þis bischop ouзte to be taken hede to (Chaucer) “и на другие слова этого епископа нужно обратить внимание”.

Возможность употребления беспредложного косвенного дополнения активных конструкций в качестве подлежащего при пассивной форме глагола объясняется двумя причинами. Во-первых, отсутствие окончаний у существительных сделало невозможным разграничение прямого и косвенного беспредложных дополнений по формальному признаку. Во-вторых, переход к прямому порядку слов создал предпосылки к восприятию слова, стоящего на первом месте в предложении (перед глаголом в личной форме), в качестве подлежащего.

Так, в предложении þe duke was geven hys lyff первое существительное не имело формальных признаков дополнения и было воспринято как подлежащее, так как оно стояло на первом месте в предложении, перед личной формой глагола.

Употребление предложного дополнения активных конструкций в качестве подлежащего при глаголе в пассивной форме объясняется не только установлением прямого порядка слов, но и возникшей в среднеанглийском и полностью развившейся в ранненовоанглийский период тенденцией к созданию глаголов с закреплёнными предлогами, у которых предлог больше связан с глаголом, чем с последующим существительным.

Тенденция употребления предлога в послеглагольной позиции

в отрыве от управляемого им существительного (или местоимения) проявлялась ещё в среднеанглийский период, однако только с глаголами в активном залоге. В ранненовоанглийском по аналогии с этими случаями предлог стал употребляться в дистантном по отношению к существительному положении и в предложениях с глаголом в пассивном залоге. Так возникли пассивные конструкции типа The doctor was sent for.

Для сравнения можно проанализировать сходные конструкции в немецком языке, где сохранилась четырёхграммемная категория падежа имён существительных. Для современного немецкого языка характерно использование так называемого одночленного (безличного) пассива, в котором не называется ни носитель, ни прямой объект действия, присутствует только само действие:

Für das Kind ist gesorgt. “О ребёнке позаботились”.

В данном предложении нет подлежащего; глагол sorgen (заботиться) является объектным непереходным, поэтому существительное das Kind, хотя и стоит в винительном падеже, выполняет роль косвенного дополнения, на это указывает и предлог — für. [17;304]

В английском же языке наличие подлежащего обязательно:

^ The child has been taken care of.

Причём статус слова of в подобной ситуации можно понимать двояко: то ли оно является предлогом косвенного дополнения в финальной позиции, то ли послелогом при глаголе.

В XV в. такое употребление встречается всё чаще, однако преимущественно в письмах, т.е. там, где меньше сказывается влияние литературного стиля. С XVI в. эти предложения начинают использоваться в художественных произведениях. У Шекспира обе модели предложений представлены уже очень широко:

I was given a boke.; This was look’d for at your hand.; Let this fellow be look’d to. (Shakespeare)

Одновременно с изменением содержания подлежащего в пассивной конструкции происходит и расширение правой сочетаемости пассивной формы: начиная с конца среднеанглийского периода глагол в пассивной форме может принимать прямое дополнение:

þe duke Mylon was geven hys lyff “герцогу Милону была дарована жизнь”.

Таким образом, ранненовоанглийский период характеризуется важнейшими изменениями в функционировании пассивных форм: они начинают образовываться не только от переходных, но и от косвенно-переходных и даже от непереходных глаголов, управляющих предложным дополнением.

В среднеанглийском резко возрастает количество случаев употребления “агенса” действия при глаголе в страдательном залоге. Расширяется и группа предлогов, вводящих “агенс” действия, — of, from, by, mid, through, with:

he was taught of a clerke “его обучал клерк”; he was with prestes shrive “он был монахами исповедован”; a lefdi was þet was mid hire moon biset al abouten “там была дама, которая была потрясена её рыданиями”. (Chaucer)

Самым распространённым предлогом в течение среднеанглийского периода был предлог of; с конца XIV в. он начинает вытесняться предлогом by. В ранненовоанглийском, однако, оба предлога представлены весьма широко [11;174]:

A lady, sir, though it was said she much resembled me, was yet of many accounted beautiful.; We are merely cheated of our lives by drunkards. (Shakespeare)

Полная замена предлога of предлогом by происходит лишь к концу этого периода и, по-видимому, связана с тем, что основным грамматическим значением предлога of становится значение атрибутивности. В результате предлог by получает право на монопольное выражение грамматического значения “агенса” действия при пассиве.

Совершенно очевидно, что в среднеанглийский период происходит значительная грамматикализация пассивных словосочетаний, т. е. за бывшими синтаксическими конструкциями wesen/wurthen (д.а.bēon/weorþan) + прич.II постепенно закрепляется статус аналитических глагольных форм. Коренная перестройка английского синтаксиса на данном этапе внесла существенные изменения в сами способы функционирования залоговых форм, тем самым ещё более интегрировав их в систему глагола.
1   2   3   4   5   6   7

Похожие:

Становление категории залога в английском языке дипломная работа iconУрок №03. 12. 12. Понедельник. Тема: Пассивный залог английских глаголов
Изучи теоретический материал об употреблении пассивного залога в английском языке. Запомни правила

Становление категории залога в английском языке дипломная работа iconАнглийский язык. Грамматика. Урок – изучение новой темы
Учитель: Давайте вспомним и сравним грамматические категории имен прилагательных в русском и английском языках. Вопрос первый. Есть...

Становление категории залога в английском языке дипломная работа iconГлагол в современном английском языке имеет такие категории, как...
М-во образования и науки Рос. Федерации. Федер агентство по образованию. Гос образоват учреждение высш проф образования «Помор гос...

Становление категории залога в английском языке дипломная работа iconВнеклассное мероприятие по английскому языку «день матери»
...

Становление категории залога в английском языке дипломная работа icon«Речевой этикет в русском и английском языке»
Авторы: преподаватель литературы и русского языка 1 квалификационной категории Ревунова Н. А

Становление категории залога в английском языке дипломная работа iconЛетний пришкольный лагерь мы изучаем английский язык
Она особая, так как ребята будут усиленно практиковать английский и немецкий язык. День начался с зарядки на английском языке. Во...

Становление категории залога в английском языке дипломная работа iconНаучно-исследовательская работа «Article: use or don’t use.»
Я с этим согласна. Но мне кажется, что это еще и язык артиклей. Если в русском языке артиклей нет, то в английском языке артикль...

Становление категории залога в английском языке дипломная работа iconКурсовая работа по лексикологии на тему: «Фразеологические единицы и идиомы в английском языке»
Федеральное агентство по образованию рростовский государственный экономический университет «ринх»

Становление категории залога в английском языке дипломная работа icon«Поворот винта» Опера в 2-х действиях с прологом. Музыка Бенджамина Бриттена
Исполняется на английском языке (сопровождается синхронными титрами на русском языке)

Становление категории залога в английском языке дипломная работа icon«Становление определенного и неопределенного артикля в английском языке»
Никитина. Увы, к сожалению, сам Михаил Васильевич ушел от нас 12 сентября, немного не дожив до юбилея. Однако масштаб подвижничества...



Образовательный материал



При копировании материала укажите ссылку © 2013
контакты
www.lit-yaz.ru
главная страница