Бахтияр Тунджай Письменное наследие Кавказских албан том 1 (На правах рукописи) баку 2012




НазваниеБахтияр Тунджай Письменное наследие Кавказских албан том 1 (На правах рукописи) баку 2012
страница5/34
Дата публикации14.06.2013
Размер3.59 Mb.
ТипДокументы
www.lit-yaz.ru > История > Документы
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   34

«Странные тексты», составленные «неизвестным доныне народом»
Впервые об уникальном письменном наследии кавказских албан, одной из исторических этнических подгрупп азербайджанцев христианского вероисповедования, мир узнал из книги выдающегося востоковеда, ученого с мировым именем академика Агатангела Ефимовича Крымского «Тюрки, їх мови та лiтератури» (1930). В 1894 году автор этой книги, молодой исследователь тюркских языков А.Е.Крымский был вовлечен в работу по предварительному исследованию странных текстов, составленных неизвестным доныне народом, примерно в XVl-XVll вв. письмом идентичным армянскому, но непонятном для армян языке, предположительно турецком (Гаркавец 2002: 5).

Спустя тридцать пять лет, в упомянутой выше книге академик А. Е. Крымский вслед за Дашияном (он же Fiedrich von Kraelitz-Greifenhorst), который в 1895 г. впервые издал тексты подобного рода и определил язык текстов как «армяно-кыпчакский», а народ, который говорил и писал на этом языке как армяне (Dashian 1895; Aynakulova 2009: 118) , написал следующее:

“…В наше время эти армянские колонисты уже перестали быть тюркоязычными: они говорят теперь так, как и все иное местное население,– по-украински, по-русски, по-польски. Но как именно говорили они раньше, об этом нам выразительно свидетельствуют их немалочисленные документы 16 и 17 вв., которые написаны языком тюркским, а буквами армянскими. Литература эта – преимущественно протоколы армянского суда; но встречаются и писания религиозные, есть и летописи и др. Целых 32 книги Каменец-Подольского Армянского суда, которые с 16 века сохранились до 19 в., были перевезены из Каменца в Киев, в Киевский архив древних актов, который находится в здании университета. Летом 1894 г. московское Археологическое общество командировало в Киев своего члена Х.И. Кучук Иоаннесова осмотреть эти судебные книги каменец-подольских армян. Он для пробы выписал оттуда с десяток таких тюркоязычных актов 16–17 вв., привез в Москву, и Археологическое общество поручило отдельной комиссии в составе Ф.Корша, С.Сакова и А.Крымского проанализировать привезенные документы. Результатом общей нашей работы стал лингвистический доклад Ф.Корша в 1896 г.; от себя Корш приводил немало параллелей, взятых из языка северокавказских степняков-кумыков, который он как раз в то время изучал. Ни проанализированные нами тексты из киевского архива, ни доклад Корша не были тогда опубликованы (теперь над киевскими документами работает моя Тюркологическая комиссия Украинской Академии наук). Раньше других опубликовал такой тюрко-армянский образец в Австрии Kraelitz_Greifenhorst [1912]; тут он подал тюрко-армянский перевод 50-го псалма. В Национальной библиотеке в Париже также имеются тюрко-армянские документы юридического характера конца 16 в. и отрывки из летописи за годы 1610–1612 армянской колонии в Каменец-Подольском” (Кримський 1974: 512-513).

Это ошибочное мнение вот уже несколько десятков лет прикочевывают из одной книги в другую. И в этом нет ничего странного, ведь, это мнение принадлежит ученому с мировым именем. К тому же сами авторы некоторых из этих рукописей называют себя армянами.

Дело в том, что мусульмане, как в Азербайджане, так и на Украине называли албан - христиан презрительно унизительным именем «ермени», т.е. армянин, так-как армяне спокон веков пользовались дурной славой среди других народов, особенно среди соседей. Их считали армянами и славяне, повторяя мусульман. Да и албаны сами постепенно привыкли к тому, как их называют, и стали тоже называть себя армянями, что послужило постепнной арменизации албанов христиан.

Но тут надо отметить один существенный момент. Этноним «армянин» не является самоназванием армян. Они называют себя «hай». Мусульмане чаше всего этим именем называли всех христиан – монофизитов, не обращая внимание на их этническую принадлежность, в том числе hайов, албан, удинов, татов – монофизитов, айсоров и древних сирийцев (арамейцев). Например, средневековые арабские авторы нарекли одного из албанских феодалов (Vlll в) Сахл ибн Смбата, внук которого впоследствии написал грамматику родного албанского (арранского) языка, «армянином» из-за его вероисповедания, параллельно называя его арранцем, т. е. албаном, принимая во внимание его этническую принадлежность. А впервые название «армянин» (arman) начали употреблять древние ассирийцы, так они называли арамейцев. Ассирийское и персидское название страны арамейцев было «Аrmana». Древние греки, приняв это название от персов, превратили его на свой лад в «Армению» (Дьяконов 1985: 336). А семиты - арамейцы, как известно к армянам – hайам никакого отношения не имели. После массового переселения hайов в эту страну, названием «армянини» начали именовать и их. Сегодня именно их и называют этим именем соседи, а они себя именуют, как и много веков назад, «hай»ами (Дьяконов 1983: 168-169). И страна, которую мы сегодня знаем под именем «Армянская Республика» к исторической Армении никакого отношения не имеет, сами же армяне (hайи) называют его на своем языке не Арменией а «Hayastan» (страна hайов).

Доказательством вышесказанному служит и тот факт, что в Российском императорском Указе от 11 марта 1836 г. имеется такое выражение как «Патриарх армяно-григорянской церкви и каталикос всего гайканского (hайского – Б. Т.) народа», где явно подчеркивается этническая принадлежность народа, который сегодня известен как «армяне» (hай) и название его веры (армяно-григорянство). До недавного времени в Азербайджане армянами называли и удинов, не подозревая, что удины в этническом плане не имеют с армянами, т. е. hайами ничего общего. А дагестанцы - мусульмане и по-ныне называют своих сородичей удин армянами из-за их вероисповедания (Гусейнова 2004). То же самое случилось и с татами-христианами Шемахинского уезда, которых царские чиновники во время переписи населения тоже переравняли армянам.

И так, название «армянини», пройдя эволюцию по схеме: арамеец → монофизит (григорян) → армянин (hай), в конце концов, приобрел нынешний смысл.

Сегодня большая часть потомков албан (кыпчаков – монофизитов), ныне живуших в Крыму и на Северном Кавказе, уже почти полностью перешли на армянский язык. Они постепенно превратились в этнических армян, а не в славян, как утверждает академик А. Крымский. Так как армяне (hайи) – монофизиты являлись единоверцами албан и были им ближе, чем славяне - католики или православные. Идентичность алфавитов тоже стимулировал сближение албан с армянами. Именно к изучению армянского языка они стремились, создавали многочисленные армяно – албанские (кыпчакские) словари, переводы делали тоже с армянского языка, а не с польского, или украинского. Ибо, знали армянский язык лучше, чем украинский и польский. А уже начиная с XVl в. многие украинские албаны начали постепенно отходить от своего родного языка, о чем говорит автор перевода Сборника Посланий Апостола Павла (Вен. № 446) Акоп (1562 г.):

«…Убедительно прошу всех, кто придет в этот мир после нас и сущих вместе с нами, отцов и братьев, в любые времена, исправить мои многочисленные ошибки, если обнаружите, читая это писание, и восполнить действительные недочеты, как мы объяснили выше. Ибо все мои ошибки и еще в большей степени вся их совокупность – прежде всего от пороков моей души, препятствующих благодеянию, затем от болезненности моего тела, отягощенного грехами, и, особенно, от общей необразованности, а также из-за недосуга, так как я взялся учительствовать, то есть принял школу, и от грубости моего письма, и от настойчивого вмешательства нечистой силы.

А если будете укорять за ошибки в собственной речи, не собираясь вносить исправления, то все же не упрекайте, приняв во внимание расеянность нашего народа по свету, и отход от своего языка, и мое несовершенство. А если, читая, благосклонно устраните обнаруженный недостаток, то получите награду от Господа нашего в жизни вечной, аминь.

Перевод писем Апостола Павла с армянского языка на кыпчакский выполнен собственноручно грешным и недостойным священником Микаелем, сыном Косты, по просьбе господина Ивашко, сына господина Миклаша, заказавшего написать это в память о его усопших родственниках и ради его души ради прощения их грехов».

И так, как видно из этой цитаты, перевод сделан с армянского языка, так как уже в то время украинские албаны владели армянским языком лучше, чем родным албанским. И чтобы молодое поколение не забыло свой родной албанский (кыпчакский), были сделаны подобные переводы. Сегодня их потомки, живущие в Крыму и на Северном Кавказе, уже полностью перешли на армянский язык и считают себя армянами, хотя носят тюркские гены.

То же самое произошло в Азербайджане после массового переселения армян русскими с территории Османской империи на Кавказ. Однако у себя на родине албаны до XlX в. продолжали называть себя албанами и имели свой каталикосат (Есай Хасан Джалал 1980: 29), пока царская Россия не упразднила его и не подчинила албанскую церковь армянской. Г. Гейбуллаев пишет по этому поводу:

«Как известно, со времени введения ислама в 866 г. князь Амам сын Артнерсеха стал царем албанских областей с христианским албанским населением, в том числе Сюника и Арцаха, и эта часть Албании находилась в союзе с Арменией. Это обстоятельство также ускорило процесс арменизации албанов христиан. Указанный процесс продолжался и во время существования Хаченского княжества в Карабахе в XIII в. Армянский язык стал языком богослужения, а албанский язык — языком общения. Появилась и общность культурного склада между армянами и албанами-христианами. Кроме того религиозная принадлежность обусловливает тот факт, что конфессиональная общность отдает предпочтение бракам с единоверцами, что также способствует ассимиляции. Под действием всех этих факторов христиане-албаны и мусульмане-албаны постепенно отчуждались, все дальше отходили друг от друга» (Гейбуллаев 1991: 231).

По мнению В. Гукасяна, албаны-христиане, лишившись своего письменного языка, пользовались армянской письменностью, тем более, что у них уже была григорианская церковь (Гукасян 1968: 131).

До наших дней дошли произведения таких величайших албанских мыслителей Xll-XlV вв., как Мхитар Гош, Вардапет Ванакан, Йовханнес Саргавак, Киракос Гянджинский, а также каталикоса Албании Нерсеса, которые писали на албанском языке. Во всяком случае албаны Украины вплоть до XVll века писали и творили на родном языке наряду с армянским.

Арменизация албан - христиан на Украине произошло намного веков раньше чем в самом Азербайджане. После упразднения Албанской Апостольской Автокефальной Церкви и ликвидации Албанского католикосата в 1836 г. албанские монастыри Азербайджана перестали быть центром духовно-культового единения албанского христианского населения страны. Будучи подведомственными с 1836 г. Армянской Эчмиадзинской Церкви, эти монастыри к концу XIX в. уже не имели никаких архивов и библиотек, все таинственно исчезло. Это было связано с тем, что сами монастыри физически уничтожались, разрушались, церковная служба в них не велась, практически прекратилась, а вся церковная, литература была ликвидирована (Гаджиева 2004: 19-20). Албанский епископ Бархударян, который жил в то время оставил ценную информацию относительно албанских евангелий, существовавших в Карабахе еще в конце XIX в. Источниками при составлении своего труда М.Бархударянц называет эпиграфику (надписи на стенах и притворах монастырей и церквей), памятные записи рукописных евангелий, приводимые им в тексте, а также указы азербайджанских шахов на имя албанских католикосов, грамоты албанских католикосов, тексты которых он, к сожалению, не приводит (Гаджиева 2004: 19). Примечательно, что епископ перечисляя известные ему албанские свяшенные книги, среди них упаминул и те, которые были переписаны в Крыму (Феодосия), т. е. евангелия на так называемом «армяно-кыпчакском языке» (Гаджиева 2004: 30).

После принятия ислама большинством населения Азербайджана, на территории Аррана // Албании, так же как по всей стране, началась консилидация азербайджанского народа, одним из основных компонентов которого были албаны-мусульманы.

Считается, что переход части албан (в широком смысле) в ислам был связан во многом с тем, что люди стремились как-то улучшить своё материальное положение, ибо арабы обложили данью представителей других религий. В «Истории албан» отмечено, что албанский царь Вараз Трдат говорил: «Эти подати, которыми обложило нас лютое племя тачиков, слишком уже тяготеют и теснят нас» (Моисей Калакантуйский, кн. II, гл.32). В ислам переходила в первую очередь албанская знать, а за ними и простые люди, а также торговцы и ремесленники, которым арабы предоставляли определённые льготы. Важную роль в ассимиляции албанских феодальных домов сыграл древний мусульманский институт бейт-ул-.мала. Мусульманские властители часто требовали от представителей албанских феодальных домов, владевших в пределах подвластной им территории обширными земельными пространствами, чтобы они переменили веру, угрожая, что в противном случае их земли будут объявлены собственностью бейт-ул-мала и конфискованы. Как в нарративных источниках, так и в памятных записях рукописей и в архивных документах сохранились свидетельства о насильственном омусульманивании албанских феодалов или, в случае неподчинения, о массовых захватах их земель.

Особенно острый характер это .приняло в последний период господства Идъханов, когда ислам был объявлен государственной религией и к жестокой налоговой политике добавилась религиозная нетерпимость. Именно тогда большая масса албан бала вынуждена покинуть родные земли и переселиться в Крым.

Таким образом, центром распространения ислама стали города, где жила знать, торговцы и ремесленники. Однако в крупных городах, по-видимому, население по вероисповеданию в течение некольких веков оставалось ещё смешанным. Например, уроженец Гянджи Мхитар Гош (XII в.), Киракос Гандзакеци ( XIV в.) были христианами, тогда как Низами Гянджеви ещё в XII в. был мусульманином. В литературе XIX в. отмечено, что старинная часть Гянджи называется Килисекенд. , т.е. «Церковное село». Город Гянджа в XII в., по сообщению Мхитара Гоша, имел своего архиепископа – Григора. В XII в. христианская часть населения Албании жила, по свидетельству того же автора, и в Колте, и в Шамхоре. В связи с этим З.М.Буниятов писал, что «процесс исламизации здесь был более длительным , чем в Южном Азербайджане» (Гейбуллаев 1991: 223).

Как эпиграфика Албанской Церкви, так и христианские храмы и святыни, на которых должна была быть эта эпиграфика, до 1828 г. были в полной сохранности в окружении мусульманского тюркского населения, благодаря его толерантности и благодаря действию Албанской Автокефальной Апостольской Церкви. Интересны фрагменты из труда М.Бархударянца относительно некоторых святынь и захоронений, которые характеризуют отношение мусульман Карабахского ханства к албанским христианским святыням. Источник пишет, что в округе Муханк или Муган в Арцахе «есть одна древность - крепость - развалина под названием «Эфрап-кала», на расстоянии 4-х милей ниже которой имеются украшенные крестами надгробные камни. Персиане соорудили близ кладбища мавзолей под названием «Пейгамбер», в котором находится пара могил, смежных одна с другой с надгробными камнями, имеющими тоже изображение креста. Для магометан - это известное место поклонения Богатые шииты хоронят своих покойников в окружности этого мавзолея» (Гаджиева 2004: 55).

В Шуше, по сведения М.Бархударянца, «в нижней части города в тюркском квартале имеется старинный каменный крест, называемый «Каму Хач» - это крест, изле- чивающий болезнь «ревматизм». Днем поклонения является страстной четверг. Паломники толпами приходят с утра до вечера» (Гаджиева 2004: 55-56).

В городе Партав-Барда «находится магометанская святыня под названием «Имам-заде». Приблизительно в середине здания находится крестообразное среднего размера помещение с куполом, похожее на комнату; посередине помещения погребены тела двух святых. Молельня «Имам-заде» была Соборной церковью Партава под названием св. Григория, в котором были погребены умершие мученической смертью 2 брата: Манник и Мердазат в 711 г. Мечеть ограждена стеной, в северной внутренней части которой построены комнаты, как для читающих мулл, так и для молящихся паломников» (Гаджиева 2004: 56).

Интересные данные сообщаются автором относительно албанской Соборной церкви св. Иоанна Крестителя XVII в. в Гяндже: «Передают, что Джавад-хан (гянджин-ский хан) каждое воскресенье приходил и присутствовал на обедне. Он обычно стоял у колонны, которая ныне называется «ханской» (Гаджиева 2004: 56).

Как сообщает источник, в Джебраильском округе Арцаха «в селе Мазан-нанэ имелись развалины кладбища и церкви, которую ныне магометане превратили в святыню и называют «Мазаннэнэ. Рядом находятся развалины села Чалаплар-Гаджи-Карам, где также есть развалины церкви, которую магометане тоже сделали святыней и называют ее «Чалаплар-Гаджи-Карам» (Гаджиева 2004: 56).

Имено албаны - мусульмане (кыпчаки) оставили свой след в азербайджанском языке, который относится к огузо – кыпчакской ветви тюркского языка, в формировании которого кроме тюрков – огузов, принимали участье и албаны – кыпчаки (Zeynalov 1981: 103-104; Əzizov 1991:119). Этот процесс охватывает период между Vll-Xll веками. А в Xll в. принявшая ислам албанская (кыпчакская) династия Ильдегизов (Ельденизов) объявила Азербайджан султанатом, т.е. империей (Azərbaycan tarixi 1995: 299-306).

Однако не все албаны приняли исламскую религию, и по сведанию арабских источников, продолжили оставаться христианами. Говорили и писали они, как и раньше на албанском (кыпчакском) языке (Велиханлы 1974: 169). Как известно из источников, в 866 г. князь Григорий Хамама из династии Араншахов объявил себя ханом (царем) албанских христианских областей, тех областей, которые были закреплены арабами за его дедом Сахл ибн Смбатом, который до этого был правителем земель около города Шеки. Григорий Хамама сразу же принялся за восстановление албанских школ, сам же написал «Грамматику албанского языка». Но после смерти Григория Хамама так называемое «Арранское царство» временно перекратило свое сушествование. В Xl-Xll вв., во времена албанских ханов Севада и его сына Сенекерима в Хачене была сделана попытка восстановления албанского ханства, которая закончилась неудачей.

Албанский (кыпчакский) язык, который оставил свой глубокий след в армянском и грузинском языках (Гукасян 1978: 25-26; Гукасян 1971), прекратило свое существование уже в XVlll в. Так как, уже с XVlll в. известно целая плеяда албанских поэтов и ащуков писавших на азербайджанском языке, но албанским (идентичным армянскому) шрифтом. Знали они, конечно же, кроме азербайджанского также и армянский язык. Еше Киракос Гянджинский (Xlll в.) в свое время писал, что что армянским языком владеет и на нем говорит большинство албанской знати (Гейбуллаев 1991: 238). Среди албанских поэтов XVll-XlX вв. были такие, которые писали сразу на двух языках. А Саят-Нова писал наряду с азербайджанским и армянским языками и на грузинском. К сожалению, все эти поэты остались в стороне от внимания азербайджанских исследователей, так же как и т. н. «армяно-кыпчакское» письменное наследие, чем и воспользовались армянские фальсификаторы, объявив их «культурным достоянием армянского народа».

Армяне считают своим и Мхитара Гоша, и вардапета Ванакана, и Йовханнеса Саргавака, и Киракоса Гянджинского, и вардапета Вардана. Армянскими учеными считают они так же Моисея Каганкатуйского, Григория Хамама, Есай Хасан Джалала и многих других. Так же албанские церкви и монастыри преподносятся ими как «шедевры армянского зодчества». И это не странно, народ, который не в состоянии создать культуру мирового значения, всегда стремится присвоить себе чужое. Мы, азербайджанцы привыкли к такому роду проявлениям со страны свох нежеланных соседей, которые без стыда и совести называют азербайджанские танцы, музыку, музыкальные инструменты, кухню, ковры, фрески, миниатюры и т. д. армянскими. По их мнению, территория Азербайджана, в том числе и Карабах тоже армянские земли.

А. Крымский является автором ошибочного мнения, укрепившего долгое время в научной мысли, будто албанский (арранский) язык являлся идентичным удинскому:

«По сохранившимся свидетельствам географов второй половины X в. масса арранского населения мусульманская ли, христианская ли, говорила на своем старинном особом языке «арранском» (он же «албанский», «агванский»). Язык этот принадлежал к восточной группе северокавказских языков. Исследователями северокавказской лингвистики выставлены соображения, что к нашим временам собственно арранский язык сохранил прямых потомков в речи аваро-андийской, речи самурской, тогда как родственная им речь нынешних удинов у Нухи происходит не от собственно албанского языка, а от одного из его диалектов». (Крымский. 1934: 390).

Нет ни одного свидетельства о том, что письменность и алфавит албан было создано на основе одного из указанных выше языков, в том числе и удинского языка, а наоборот, все источники, без исключения, указывают на язык гаргаров (хархаров, гергеров). А то, что гаргары были кыпчаками не вызывает никакого сомнения.

О сходстве так называемого «армяно-кыпчакского» (албанского) языка с языком памятника Xlll-XlV вв. «Codex Cumanicus», диалектом луцких караимов и кумыкским языком, то есть с теми западно-кыпчакскими языками, которые к тому времени уже были более-менее исследованными, в свое время писали Жан Дени (Deny 1921: 134-135) и Тадеуш Ковальский (Kowalski 1929: 59, 57). Однако, как верно отметил А. Н. Гаркавец (Гаркавец 2002: 6), за переделами внимания практически оказались, таким образом, кыпчакские говоры крымско-татарского, караимского, крымчаксого и урумского языков, то есть те живые тюркские языки, которые в силу своей архаичности наиболее близки к албанскому, или так называемому «армяно-кыпчакскому» языку по происхождению и по строю.

Исследованием «странных текстов», составленных «неизвестным доныне народом», в Тюркологической Комиссии Украинской Академии Наук занимался ученик А. Е. Крымского Т. И. Грунин, который некоторое время работал под его руководством и опубликовал сообщение о своих студиях (Грунiн 1930: 254). Он же позже уделил определенное внимание языку каменец-подольских книг в кандидатской диссертации 1944 года «Половецкий язык. Его место среди тюркских языков». Диссертация эта сейчас хранится в библиотеке Московского университета.

На материалах, изданных до Т. И. Грунина, построил свое краткое описание так называемого «армяно-кыпчакского» языка для трехтомных «Основ тюркской филологии» американский востоковед академик Омелян Йосипович Прицак (Pritsak 1959).

Неоценимую роль в исследовании письменного наследия албан сыграл А. Н. Гаркавец (Гаркавец 1979, 1980, 1981, 1987, 1988, 2002; Гаркавец, Хуршудян 2001; Гаркавец, Сапаргалиев 2002; Гаркавець 1993, 1999, 2000). Несмотря на то, что он так же, как и А.Е.Крымский, ошибся, назвав «странные тексты, составленные неизвестным доныне народом» армяно-кыпчакским и не догадался, кем же в действительности являлся этот «неизвестный доныне народ», надо отдать ему должное. Именно, он, верно отметил, «что свой родной кыпчакский язык переводчики иногда называют татарским – не только по сходству с языками собратьев-тюрков, которые после монголо-татарского нашествия повсеместно стали именоваться татарами, но и с целью отличить свой родной язык прежде всего от армянского языка». Однако, А. Н. Гаркавец считает, что авторами этих текстов являлись, якобы все таки армяне:

«Многие армяне, будучи вынуждены покинуть Армению, долгое время жили в соседстве с кыпчаками в Крыму и Бессарабии и там они усвоили их язык. И еще раньше у себя в Армении армяне тоже тесно общались с кыпчаками. В памятниках армяно-кыпчакского языка сам этот язык обозначается его носителями трояко: более старым термином хыпчах тiлi “кыпчакский язык, язык кыпчаков”, притяжательной конструкцией бiзiм тiл “наш язык” и более поздним сравнительным терминологически сочетанием, которое получило распространение благодаря переводчикам, знакомым с татарским языком Крыма,– татарча “по-татарски”.» (Гаркавец 2002: 6,7).

Далее ученый приводит примеры из текстов, типа этого: «...Tilindən ermenininq latingə çıxarğandır, latindən polskiygə, a polskiydən bizim tilgə ... Ne türlü ki bu bitiktə yazılıptır eki türlü til bilə nemiççə da tatarça». «С армянского языка были переведены на латынь, с латыни на польский, а с польского – на наш язык... Как написано в этой книге – двумя разными языками: по-польски и по-татарски». (Гаркавец 2002: 11).

Но существует и другая версия о происхождении «неизвестного доныне народа». «По данным эпиграфики, которые исследовали Г. Алишан, Р. Ачарян и Э. Хуршудян, современное село Арич Артикского района Ширакской области Армении, прежде носило название Кыпчагъ. А в Xll веке в этом селе возник даже монастырь, который был назван Хпчахаванк (хпчах “кыпчак"+ванк “монастырь, обитель") и который стоит до сих пор.» (Гаркавец 2002: 6,7).

То, что все древние церкви и монастыри, построенные до начала XlX века, т. е. до массового переселения армян (hайцев) Российской империей на территорию Эриванской губернии Азербайджана и до создания на этой территории так называемой “Республики Армения” (1918 г.), были построены местным тюрко-албанским народом, и принадлежали им, никакого сомнения не вызывает. Так как сами надписи, сохранившиеся на этих исторических памятниках, красноречиво говорят об их строителях и принадлежности. Как верно отметил Мурад Аджи в своей замечательной книге «Европа, тюрки, Великая Степь», первые храмы на территории нынешней Армении (территория нынешней Армении никак не совпадает с территорией исторической Армении, которая находилась на юго-востоке Турции, в районе озера Ван) были построены тюрками:

«Кто построил армянам их первые храмы? Почему их ориентировали на восток?... Ответы на эти вопросы… на стенах древних армянских храмов – там тюркские тамги! Знаки строителей. До двадцати трех знаков насчитывают на стенах разных храмов.

Рунические письмена найдены в Звартноце, Двине, Котаванке, Джвари и других поселениях! Камни буквально говорят, куда обратить взор. Все на виду! Армяне на них смотрят, сами публикуют их и… не видят их – они тюркские тамги! А если отбросить предвзятость и посмотреть строго, например, на известную надпись на стене древнего храма в Котаванке (она сохранилась лучше других), то древнетюркская руническая надпись представляет интерес не только для тюрков. При чтении с права налево фраза выглядит так: «Прими для общины монахов»… » (Аджи 1998:168).

Тот же автор говорит о многочисленных тюркских рукописных книгах и молитвенниках, написанных армянским письмом, вернее буквами, идентичными армянским:

«В Армении (имеется виду нынешняя Армения – Б.Т.) есть древние священные книги, написанные армянской графикой, но на тюркском языке. Похоже, не сирийский, а тюркский язык был при богослужениях у армян, раз на них писали молитвы в ранней Армении» (Аджи 1998:153).

Ясно, что тут речь идет об албанских (так называемых армяно-кыпчакских) текстах. О них поговорим позже. Что же касается храмов, которых можно встретить по всему Азербайджану, Армении, а так же Грузии, построенных албанами, одним из прямых предков азербайджанцев, на многих из них стоят надписи, сделанные так называемым «армяно-кыпчакским» письмом. Такие же надписи есть и на некоторых больших каменных крестах, которых армяне называют по-тюркски хачкарами. И эти надписи гласят, что их авторами являются именно албаны, а вовсе не армяне. Например, на мемориальной надписи Григора Артнерсеха (881 г.) на хачкаре села Мец-Мазра Варданесского района Армянской Республики написано:

«В 330 (801) году армянского летоисчисления я, Григора Артнерсех – князь Сюника и Агванка (Албании // Аррана), водрузил сей святой крест в помошь веруюшим. Поклонившие сему святому кресту Христа, поминайте меня в ваших молитвах» (Григорян. История Сюника: 303).

Мемориальная надпись Давида на Хачкаре села Кечут Вайкского района Армянской Республики гласит:

«В царствование Васака Владыка Бабкен – сын князя Сюника. Было лето 335 армянского летоисчисления (886 г.). Я, Давид, водрузил сей крест во спасение души… Поминайте в ваших молитвах» (Григорян. История Сюника: 303).

В Ктиторской надписи дочери царя Албании, царицы Сюника Шахандухт о построении церкви св. богородицы в монастыре Ваанванк читаем:

«В 535 (1086) году я, Шахандухт, дочь Севада-албанского (арранского - Б.Т.) царя и супруга царя Григора, сына Ашотика, поскольку у нас не было наследника по плоти, я и сестра моя Ката построили (сию церковь) Святой Богородицы взамен милости ее. Пока я жива, пусть для нее совершают святое таинство, а после (нашей смерти) и нас сделают соучастником бессмертной жертвы Христа» (Григорян. История Сюника: 307-308).

В эпитафии каталикоса Албании Степанноса в монастре Ваанванк (Xl в.) написано:

«Я, владыка Степанос, католикос Албании, притесненный таджиками (мусульманами – В.Т.), прибыл (в столицу Капан) и нашел свой покой (дословно: угаснул.—Г. Г.) в притворе церкви, построенной царицей Шахандухт и сестрой ее Катой. И удостоил Бог меня лавром и сим верхним этажом. Да сохранит Бог царя нашего (Сенекерима.—Г. Г.) со своими чадами. Аминь» (Григорян. История Сюника: 308).

И.А.Орбели исследовал албанскую эпиграфику Хачена, перевел одну из больших эпитафий внутри Гандсазарского Собора: «Я, Гасан Джалал…. Царь Албанский, построил Ганзарский собор по настоянию албанского патриарха — католикоса Нерсеса для моего албанского народа» (Орбели 1919). Однако, эта албанская надпись под именем реставрации Собора была уничтожена и заменена армянскими фальсификаторами следуюшим текстом на армянском языке, что стоит и по ныне:

  «Именем Святой Троицы, Отца и Сына и Святого Духа надпись свою повелел выбить я, слуга Божий Джалал Дола Хасан, сын Вахтанга, внук Великого Хасана, бнакавор властитель высокого и великого края Арцахского, царь Хоханаберда с обширными нахангами. Отец мой перед смертью своей (перед) безвозвратным уходом из мира сего завещал мне и матери моей Хоришап, дочери великого князя князей Саргиса построить церковь и кладбище отцов наших в Гандзасаре, (строительство) которой начали мы в 765 году армянского летосчисления (1216) с помощью Дарителя благ (Бога) и, когда возвели восточную стену выше окна, мать моя, отказавшись от светской жизни, в третий раз отправилась в Иерусалим, где, надев власяницу и проведя многие годы в отшельничестве у врат храма Воскресения, почила во Христе в день Пасхи, и там же была предана земле. Мы же, помня о многих напастях, подстерегающих (нас) в жизни, поспешили завершить постройку и закончили милостью и благословением Всемилосердного Бога в 1238 г.»

В жалованной грамоте (1085) царя Сенекерима о возвращении Татевской лавре поселка Арит сказано:

«Волею всемогущего Иисуса я, Сенекерим, царь Албании (Г. Григорян слово «Албании» заменил на «Армении») в краях Сисакана и Багка, прочитав неизменное писание прежних патриархов и князей, согласно моему сердцу, желая обновить вновь и возвратить (собственность церковную), написали сию грамоту по велению христолюбивых сестер моих—царицы Шахандухт и благопристойной девы Каты, которые, оставляя мирскую земную славу, шли по следу блаженного зова, с аскетической добродетельностью.

Пожаловал (поселок) Арит со всеми окружающими его границами: землей и водой, пашней и всеми принадлежащими ему—святым церквам Татева, патриаршему престолу, святым Апостолам и святому Григору, при патриаршестве владыки Григора, епископа Сюника, и его усыновленного владыке Степаносе.

Пожаловал (поселок) Арит без (каких-либо) счетов, не лишив кого-то, не отняв ни у кого, ни опечалив никого, поскольку он был собственностью нашей и ничьей. Пожаловал святому скиту Татева во спасение души моей и искупление грехов моих и сестер моих родных, за здравие и спасение чад моих Григора, Смбата и Севады, (а также) их матери и сестры.

И установил сорочины, что обязаны совершить в святых церквах ежегодно, пока мы живы—20 дней царю Григору—сыну Ашота и 20 дней моей матери—Софьи, а после нас 20 дней моей сестре Шахандухт и 20 дней мне—Сенекериму.

Отныне, если кто-либо вздумает противиться (сей грамоте), расторгнет или осмелится отобрать или натравливать кого-нибудь или же оклевещет, (стараясь) вымогать выделенный нами у святых церквей, пусть тот не найдет милости Бога в этом мире и в потустороннем, пусть подвергнется анафеме с похитителями и грешниками, примет на себя проклятие злодеев с Каином, Иудой, Арием, духоборцем Македоном, диофизитом Нестором, Леоном Римлянином и подобными ему. А утвердившие (сию грамоту) да будут благословлены Богом вседержателем и всеми святыми.

^ Написано собственноручно мною, Сенекеримом—сыном Севады, волею Божьей.

Я, Шахандухт, свидетельствую сему твердому решению моего брата Сенекерима, что пожаловал святым Апостолам Татева. Да поздравит Бог святым церквам. Кто вздумает расторгнуть (сию грамоту), да унаследует проклятие, утвердившие же будут благословлены.

Я, Григор, сын Сенекерима, и братья мои свидетели сим правдивым и нерушимым приношениям и повелениям, (скрепленных) в 534 (1085) году по милостивой воле добродетеля Отца-Бога, помазанного им Иисуса всевышнего и живительного Духа.

Я, Григор, покорнейший слуга Христа и милостью его епископ Сюника, с усыновленным мною Степаносом приняли сей Божий дар души у помазанного и венчанного царя Сенекерима, что креплено нерасторжимым и твердым решением в столице Татев, (у врат) святого Григора и животворного сего святого Знамения, цену их крови поселок Арит, в области Цхук.

^ И установили в память о нас, что обязаны совершать ежегодно сии святые церкви согласно их грамоте при (нашем) здравии и после упокоения во Христе.

Отныне, если мы и унаследуюшие за нами святой престол монахи, архииереи, церковники и иные распорядители поленятся совершить установленные сорочины и по каким-то причинам хотя бы один день уменьшат или расторгнут (дни службы и сию грамоту), да будут прокляты Христосом Богом, пусть вычеркнутся (их имена) из книги жизни и забудется их память перед святым алтарем... (дале следует анафема)» (Григорян. История Сюника: 306-307).

Ктиторская надпись княгины Сюника Шушан в монастыре Хотакерацванк гласит:

«С давних времен здесь был монастырь Хотакерац, где размещались скит духовных отцов и чистилище. В дальнейшем они были разрушены, и блаженный господин мой Ашот восстановил святые церкви и украсил строения священнослужителей. А когда скончался господин мой Ашот10, сыновья мои пожаловали святому скиту деревню Арастамух со всеми ее границами, чтобы ею питались члены братии вместе со своим предводителем и молились за спасение души блаженного князя моего и за мою душу—госпожи Сюника Шушан, а также за многоденствие чад наших. И поскольку вследствие землетрясения до основания разрушились святые церкви, желая сохранить память о моем господине Ашоте—князе Сюника, я восстановила церковь вечно пресвятой Девы Богородицы Мариам за долгоденствие сыновей наших Смбата и других, пожаловала на вечные времена Святой Богородице монастыря Хотакерац деревню Арастамух со всеми ее границами и, согласно желанию моих сыновей, сопричислялись со скитом по следующим

условиям.

Из пяти построенных здесь церквей пусть в Святой Богородице совершают службу—в году три сорочины—во имя господина моего Ашота и для меня, быть может найдем милость при страшном присутствии Христа. В остальных же четырех церквах пусть совершают обедню за долгоденствие душ сыновей моих…» (Григорян. История Сюника: 304).
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   34

Похожие:

Бахтияр Тунджай Письменное наследие Кавказских албан том 1 (На правах рукописи) баку 2012 iconЗемля ноа баку-Нахичевань-Ленкаран-Баку (3н/4д)
Вылет из Баку в Нахичевань. Прибытие в Нахичевань рейсом из Баку. Трансфер из аэропорта в город. Размещение в гостинице. Обзорная...

Бахтияр Тунджай Письменное наследие Кавказских албан том 1 (На правах рукописи) баку 2012 iconНациональная юридическая академия на правах рукописи Бехруз Хашматулла удк
Охватывают значительную часть человеческой жизни и практики, они отображаются в различных емких

Бахтияр Тунджай Письменное наследие Кавказских албан том 1 (На правах рукописи) баку 2012 icon«Синие горы Кавказа» в жизни и творчестве М. Ю. Лермонтова»
«кавказских» страниц биографии Лермонтова, произведений о Кавказе, причин войны России с горцами на Кавказе и ее затяжного характера,...

Бахтияр Тунджай Письменное наследие Кавказских албан том 1 (На правах рукописи) баку 2012 iconПравила подготовки рукописи к изданию самара
Самарском государственном техническом университете. Дана характеристика видов вузовских изданий. Представлены порядок прохождения...

Бахтияр Тунджай Письменное наследие Кавказских албан том 1 (На правах рукописи) баку 2012 iconТребования к компьютерному набору рукописи, представляемой в издательство
Рукопись на бумажном носителе должна строго соответствовать рукописи на магнитном носителе. В тексте не должно быть рукописных исправлений,...

Бахтияр Тунджай Письменное наследие Кавказских албан том 1 (На правах рукописи) баку 2012 iconАзербайджан
В главном управлении полиции города Баку сообщили, что в ходе оперативных мероприятий, проведенных сотрудниками полиции Сабунчинского...

Бахтияр Тунджай Письменное наследие Кавказских албан том 1 (На правах рукописи) баку 2012 iconМонография (на правах рукописи) Издание второе, переработанное и...
Ты ощущаешь её, когда работаешь, идёшь в церковь, когда платишь налоги. Целый мирок, надвинутый на глаза, чтобы спрятать правду

Бахтияр Тунджай Письменное наследие Кавказских албан том 1 (На правах рукописи) баку 2012 iconНаблюдения нло в СССР выпуск I на правах рукописи
Некоторые люди предпочитают оставаться в узком кругу уже существующих понятий, считая все новое парадоксальным. Так было во все времена:...

Бахтияр Тунджай Письменное наследие Кавказских албан том 1 (На правах рукописи) баку 2012 iconБюллетень новых поступлений за сентябрь-декабрь 2012 г
Что нам известно о грязевых вулканах? = What do we know about mud volcanoes? / Алиев Ад. А., И. С. Гулиев, А. А. Фейзуллаев; Нац...

Бахтияр Тунджай Письменное наследие Кавказских албан том 1 (На правах рукописи) баку 2012 iconМатюшина Елена Александровна мбдоу дс №15 «Брусничка» г. Полярный...
Знакомство детей на занятиях с правами, отражённых в Конвенции ООН о правах ребёнка



Образовательный материал



При копировании материала укажите ссылку © 2013
контакты
www.lit-yaz.ru
главная страница